УДК 340.152

ОБЩЕСТВЕННЫЙ, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА ШУМЕРА

Филимонова Ирина Владимировна
Пятигорский государственный лингвистический университет
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права

Аннотация
Статья посвящена малоисследованным в российской юридической науке проблемам общественного, государственного и правового устройства Шумера. Анализируются структура шумерского общества, особенности государственного аппарата, специфика шумерского права. Делаются выводы о том, что понятие восточной деспотии к Шумеру применимо не в полной мере; право Шумера для своего времени было довольно развитым.

Ключевые слова: дитилла, Законы Липит-Иштара, Законы Уруинимгины, Законы Шульги, лугаль, нубанда, Шумер, энси


PUBLIC, POLITICAL SYSTEM AND LEGAL SYSTEM OF SUMER

Filimonova Irina Vladimirovna
Pyatigorsk state linguistic University
candidate of legal Sciences, Professor of Department of theory and history of state and law

Abstract
The article is devoted to the underexplored in the Russian legal science to the public, the state and the legal system in Sumer. Analyzes the structure of Sumerian society, especially the state apparatus, the specificity of Sumerian law. Conclusions are made about the fact that the concept of Oriental despotism to Sumer applicable not fully; the right of Sumer for its time it was pretty developed.

Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Филимонова И.В. Общественный, государственный строй и правовая система Шумера // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/09/7753 (дата обращения: 26.03.2019).

Государство и право Шумера – первой известной человечеству цивилизации – являются малоисследованными. Это объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, достоверно известно о существовании самого народа – шумеров – и шумерского государства стало всего около полутора веков назад. Во-вторых, ученые столкнулись с большими трудностями при расшифровке клинописного шумерского языка. В-третьих,  если об истории, экономике, архитектуре, литературе Шумера известно хоть что-то, то о государственном и правовом устройстве – очень немного. Отчасти это потому, что писаное право в Шумере появилось где-то около 2400г. до н.э. (все даты весьма приблизительны); отчасти в связи с тем, что сохранившиеся памятники истории в виде глиняных табличек в основном посвящены неюридической тематике. В-четвертых, фрагментарная изученность государственных и правовых явлений Шумера объясняется традициями отечественной юридической науки, в которой повышенное влияние уделялось не государству и праву Древнего Востока, а государству и праву античного мира (в частности, Древнего Рима). Шумер в основном интересовал историков, а не юристов: И.М. Дьяконова, В.В. Емельянова, С.Н. Крамера, В.А. Якобсона и др. Среди юристов проблематикой Шумера интересовались (да и то, как правило, лишь отдельными вопросами) немногие авторы – помимо авторов учебников по истории государства и права зарубежных стран, это А.А. Клименко, А.Д. Никитина, Е.Н. Трикоз, С.Ф Ударцев и др. Диссертационные работы, посвященные государству и праву Шумера, отсутствуют. В-пятых, государственная и правовая история Шумера весьма интересна современному исследователю, поскольку достижения шумерского народа поистине велики (письменность, литература, техника, идеи, идеалы и ценности) и сыграли огромную роль в государственном и правовом строительстве не только стран Древнего Востока и античного мира, но в последующем, в средние века. Данными обстоятельствами и объясняется актуальность темы настоящей статьи.

Шумер занимал южную часть Месопотамии и географически примерно совпадал с современным Ираком, простираясь от Багдада на севере до Персидского залива на юге. По своему характеру шумерская цивилизация была преимущественно городской, хотя и основывалась на сельском хозяйстве, развитию которого способствовали не столько природные условия, которые никак нельзя было назвать благоприятными, сколько трудолюбие шумерского народа, который создал сложнейшую ирригационную систему. Примерно с середины IV тысячелетия до н.э. в Южном Двуречье появились первые надобщинные политические структуры в форме городов-протогосударств (номов) – Ашшур, Киш, Лагаш, Ларса, Ниппур, Сиппар, Умма, Ур, Урук, Шуруппак, Эриду, Эшнунна [1, с. 7].

Общественным и хозяйственным центром каждого города был храм. Как отмечает Л.С. Васильев, поначалу жрецы храма исполняли функции правителей во главе с верховным жрецом [2, http://www.twirpx.com]. Храм владел частью земли, которая сдавалась в аренду испольщикам. Эта земля могла также продаваться. Храмовые земли делились на три категории: 1) нигенна – земля для нужд храма (урожай с нее предназначался для сакральных нужд, торгового обмена, страховых и экстраординарных выдач); 2) курра – наделы землевладельцев, обрабатывающих нигенну, а также ремесленников и административного штата храма, получаемые в качестве платы за службу, не наследуемые, и которые в любое время могли быть отняты по решению храмового руководства; 3) урулаль – земля, предоставлявшаяся в обмен на часть урожая (1/6–1/8) различным лицам (обычно это был храмовый персонал) [3, с. 49-50].

Интересно, что шумерская экономика была довольно свободной и основывалась на частной собственности. Это подтверждает множество документов из Лагаша и других шумерских городов с четким указанием на то, что граждане городов-государств могли покупать и продавать свои земельные участки и дома, не говоря уже о движимом имуществе. Даже представители бедных сословий имели в собственности дома, сады и пруды с рыбой. Распоряжался недвижимостью не обязательно глава семейства. Впрочем, обычно другие члены семьи участвовали в передаче земельного участка в качестве свидетелей, тем самым подтверждая свое согласие на сделку. Свидетели получали символическую плату. Иногда в сделках принимали участие представители государственных органов.

Безусловно, немалой частью земли владела знать (энси, их семьи, администрация двора, главные жрецы). Обработка их земельных участков велась клиентами или иждивенцами. Клиенты были представлены тремя категориями лиц: 1) зажиточные храмовые иждивенцы, к примеру, храмовые администраторы или наиболее ценные ремесленники; 2) основная часть храмового персонала; 3) иждивенцы знати. Клиенты первых двух категорий получали во временное пользование небольшие храмовые земельные участки, но некоторым предоставлялись только продовольственный паек и шерсть [4, с. 63].

Торговля, как внутренняя, так и внешняя, была довольно хорошо развита. Как отмечается в литературе, тамкары – торговые агенты – отправлялись на груженных зерном судах в далекие экспедиции, включая морские, с целью выменять зерно на столь необходимые в скудных полезными ископаемыми районах Шумера металлы, камень, строительный лес и т.п. [5, с. 23]. В глубочайшей древности в качестве денежной единицы фигурировали скот и зерно. Впоследствии значение денег приобрели слитки металлов. Однако эти слитки ещё не снабжены чеканом, который мог бы гарантировать точность веса и чистоту сплава. Поэтому при каждой торговой операции необходимо было проверять вес слитка меди или серебра [2, http://www.twirpx.com].

Также в структуру шумерского общества входили рабы (саги). Источниками рабства были: военный плен, совершение преступления, продажа в рабство детей родителями в случае нужды, самопродажа за долги (но не более чем на три года). Раб был собственностью хозяина. Его могли клеймить, продать (стоимость раба была довольно высока и составляла 14-20 шекелей серебром – 112-160 г серебра) и наказывать, но, как правило, с рабами обращались хорошо. Рабы были частично дееспособны: они могли совершать сделки и даже выкупиться на свободу. Если раб вступал в брак со свободным человеком, дети от такого союза считались свободными. К рабам из числа соплеменников относились весьма мягко, примерно как к младшим членам семьи. Позднее на начальном этапе правления III династии Ура все храмовые и государственные хозяйства были слиты в одно. Работники такого хозяйства именовались гурушами, а работницы – нгеме, т.е. рабынями. Все они работали за стандартный паек, семей не имели. Рабочая сила пополнялась за счет пленных. Положение частных рабов – неполноправных членов семьи рабовладельцев – было значительно лучше. Они могли выступать в суде, даже против рабовладельца, оспорить свое рабское положение [3, с. 51, 63].

Все горожане объединялись в большие патриархальные семьи, кланы и общины. Семья была основной единицей общества. Брак организовывали родители, и помолвка считалась состоявшейся, как только жених подносил отцу невесты свадебный порядок. Помолвка часто подтверждалась контрактом, записанным на табличке. Женщина наделялась довольно существенным объемом правоспособности и дееспособности: она могла иметь имущество на праве собственности, участвовать в сделках, выступать свидетелем. Муж мог довольно легко развестись с супругой. Если же она оказывалась бесплодной, он мог привести в дом вторую жену. Дети полностью подчинялись родителям. Был известен институт усыновления. Усыновитель платил отцу усыновлённого некоторую сумму в качестве платы [6, с. 95]. Таким образом, это усыновление было скрытой формой продажи ребёнка.

Теперь обратимся к структуре государственного аппарата Шумера. Со второй трети III тысячелетия до н.э. в большинстве городов-государств (Киш, Лагаш, Ур, Урук и др.) население исчислялось десятками тысяч, а количество общинных деревень – многими десятками. Происходило отделение общинных полей от полей храма. Общинники обрабатывали свои земли и выплачивали ренту-налог, тогда как в обработке храмовой земли они переставали принимать участие, что, впрочем, не исключало их участия в общественных работах, строительстве каналов, дамб, храмовых или дворцовых сооружений, дорог и т.п. с обеспечением их питанием и выдачей необходимых орудий труда из храмовых амбаров и складов [7, с. 39]. Отделение храмового хозяйства от общинного сыграло важную роль в укреплении экономических, а затем и политических позиций жреческой администрации во главе с энси (городским главой). Опираясь на такого рода хозяйства, энси  отдалялся от коллектива общинников, приобретал в их глазах сакральные признаки отмеченного покровительством богов правителя и становился во главе заметно возраставшего бюрократического аппарата [В древности политическая власть сосредоточивалась в руках граждан, и городской глава (энси) был равным среди равных. Также известно о существовании ассамблеи, состоявшей из двух палат – верхней, которая включала в свой состав старейшин, и нижней, представленной «мужами» (представителями общин). В связи с борьбой за лидерство между городами и давлением со стороны варварских племен на западе и востоке военное руководство стало необходимостью, и царь (дословно «большой человек») занял ведущую позицию]. Вначале выборная [Царя выбирало собрание свободных взрослых мужчин, число которых в различных текстах варьи­руется, но всегда кратно 60 (3600, 36 000, 216 000). В надписях упоминается обряд передачи избраннику богами всех лучших качеств, атрибутов власти и, кроме того, нового имени. Все имена шумерских правителей, известные из надписей, являются их тронными именами, должность энси со временем стала превращаться в наследственную, что и стало нормой после объединения всего Шумера Саргоном Аккадским в XXIV в. до н.э. [2, http://www.twirpx.com]. Ранее, когда Шумер еще не представлял собой единого государства, связи между городами больше походили на военный союз. Энси отдельных городов-государств выполняли и культовые, и военные функции; отдельные из них принимали титул лугаля (военного вождя общины, но не жреца), что означало некую претензию на гегемонию среди всех городов [Между шумерскими городами постоянно шла борьба за первенство. Так, в XXVIII-XXVII вв. до н.э. успех был на стороне Киша, правители которого первыми приняли титул лугаля. Затем возвысился Урук, имя правителя которого, Гильгамеша, впоследствии вошло в легенду и оказалось в центре шумерского эпоса. Урук при Гильгамеше подчинил себе Лагаш, Ниппур и некоторые другие города. В XXV в. верховенства и титула лугаля добились правители Ура, на рубеже XXV-XXIV вв. первым стал Лагаш]. Со временем правитель стал обожествляться, что прослеживается с Шульги, сына основателя третьей династии Ура Ур-Намму. Как считалось, царь был царем от рождения, боги специально создавали его для «царской судьбы». С этого времени власть правителя была в высокой степени централизована; региональные подразделения – бывшие города-государства – управлялись назначаемыми из центра наместниками, которые по традиции именовались энси.

Верховный чиновник Шумера носил титул «нубанда». Это должностное лицо, сведения о котором встречаются в надписях, происходящих из Лагаша, и относящихся к XXIV в. до н.э. Нубанда сосредоточивал в своих руках управление всей хозяйственной жизнью страны. Его полномочия были весьма широкими: он ведал земледельческими работами, в частности теми, которые были связаны с ирригационными системами, раздавал земельные участки, заведовал выдачей сельскохозяйственных орудий и сдачей их в ремонт, управлял продовольственными складами и царской казной. Наконец, нубанда стоял во главе государственного архива и гражданской палаты, которая ведала заключением договоров. Также известно о существовании хозяйственного ведомства, в состав которого входили тамкары – особые агенты, ведавшие торговыми операциями. Среди них выделялся «великий тамкар патэси», очевидно, возглавлявший ведомство. Отдельными амбарами или продовольственными складами ведали чиновники, называвшиеся «дуггур». В состав финансово-податного ведомства входили сборщики податей, называвшиеся «машким». Наконец, существовали должности военных командиров («галь-уку»), что указывает на развитие военного дела.

Таким образом, шумерский государственный аппарат был достаточно развит. Налицо наличие трех важнейших государственных ведомств: хозяйственного, финансового, военного.

Право шумерских городов-государств заслуживает особого внимания. «Закон и правосудие, – писал известный шумеролог С.Н. Крамер, – были основополагающими понятиями для древних шумеров как в теории, так и на практике… археологи обнаружили тысячи глиняных табличек со всевозможными юридическими текстами: договоры, соглашения, завещания, векселя, расписки, судебные постановления. В Древнем Шумере ученики старших классов посвящали немало времени изучению законов и усердно осваивали трудные и специфические юридические формулы, а также переписывали своды законов и судебные решения» [6, с. 254].

Мировоззренческой основой права в Шумере были категории ни-ги-на («истинность, постоянст­во») и ни-си-са («справедливость, равенство»). Эти ка­тегории возникли в общине и рассматривались как неотъемлемые атрибуты мироздания, без ко­торых невозможен мировой порядок. В целом издание законов и вообще правовое регулирование, исходящее от правителей, стало обычным явлением в 2400г. до н.э., а может, и раньше. Видимо, поэтому в течение трех последующих столетий многим приходила в голову мысль фиксировать текущие и ранее созданные правовые нормы и прецеденты с целью ссылок на них, в том числе и для обучения. Но пока таких компиляций не было обнаружено за весь период с правления Уруинимгины и до Ур-Намму, который пришел к власти приблизительно в 2050г. до н.э.

Известно, что в результате борьбы за власть различных политических сил около 2500г. до н.э. жители Лагаша были лишены многих политических и экономических свобод. Существенно повысились налоги и пошлины; было введено много новых. Это привело к обнищанию одной части населения и обогащению другой. Ситуация стала меняться только с приходом к власти правителя Уруинимгины (XXIVв. до н.э.). Его Законы – самые древние из известных истории права. Сам текст до нас не дошел, встречаются только упоминания о нем. Содержащиеся в Законах нормы в основном еще нельзя назвать чисто правовыми – так, большинство правил устанавливало неюридического характера порядки в государственно-храмовом хозяйстве Лагаша, упорядочивало содержание жрецов и других слуг правителя, гарантировало держателям храмовых и государственных наделов их права на будущее на основе справедливости. Уруинимгина возвратил земли божеств Нингирсу, Бабы и др. из собственности правителя в собственность храмов, запретил отбирать имущество у горожан и взимание многочисленных поборов чиновниками. Гильдиям ремесленников и некоторым другим категориям населения в качестве социальной помощи предоставлялся продовольственный паек. Была проведена масштабная амнистия, в результате которой были освобождены из рабства должники и те, кто отбывал наказание по сфабрикованным обвинениям. Осуществлялась социальная  поддержка вдов и сирот. В Законах упоминались преступления против личности и имущественные; в качестве наказаний в основном фигурировали штрафы. Были внесены изменения в судопроизводство. Оно должно было осуществляться письменно с обязательным указанием вины, за которую человек понес наказание [8, http://www.twirpx.com].

Следующий известный нам правовой свод – это Законы Шульги (конец III тыс. до н. э.), которые были, без сомнения, когда-то выбиты на каменной стеле.  Частично содержание данных Законов было восстановлено по глиняной табличке. Правитель провозглашался представителем богов на земле. Указывалось, что Шульги обеспечил политическую и военную безопасность своего города, установил стандарты мер и весов, предписал оказывать социальную поддержку вдовам, сиротам и неимущим. Сохранилось 29 параграфов, касавшихся главным образом охраны брачно-семейных устоев: так, мужу разрешалось беспрепятственно убить любовника неверной жены, допускался развод, о чем составлялся особый договор. Впервые упоминалось о приниженном социальном статусе рабов: так, за попытку рабыни «равняться с госпожой» следовало весьма своеобразное наказание – промывание рта килограммом соли. Также Законы перечисляли известные в то время составы преступлений. Установлено, что карались лжесвидетельство в суде, членовредительство в драке, разного рода оскорбления, колдовство. Основным наказанием был штраф. Некоторые правила регулировали вопросы охраны частных земледельческих хозяйств [9, с. 104-119].

Очевидно, что задачами Законов Шульги стали установление правовых ограничений для богатых собственников, строгое определение цены наемного труда, установление размеров ростовщических процентов, закрепление права пострадавшей стороны на материальную компенсацию, т.е., говоря в общем, целью Законов являлось поддержание существующего статуса основной части населения [10, с. 23].

С этого времени также сохранились несколько сотен судебных записей, которые достаточно красноречиво свидетельствовали о правовой практике и судебной процедуре шумерских городов-государств. Большинство этих судебных архивов было раскопано в Лагаше. Судебная запись называлась дитиллой (буквально – «завершенный судебный процесс»). Установлено, что основную массу рассматриваемых дел составляли дела, касающиеся браков, разводов, наследования, статуса рабов, найма кораблей, различного рода претензий, закладов, краж, повреждения имущества, противоправных действий на службе. Должность судьи не была про­фессиональной; большинство судей одновременно являлись жрецами, крупными чиновниками и т.п. Иногда споры разрешал правитель города, порой его первый заместитель. В судебном заседании также участ­вовал чиновник машким, получавший обязательный судебный сбор. Суды обычно состояли из трех судей. Существовал также особый царский суд, состоявший из семи сановников (возможно, он выступал последней инстанцией). Однако дела общины по-прежнему рассматривала са­ма община, а именно собрание ее старейшин или всех взрослых мужчин. Процесс возбуждался или по инициативе одной из сторон, или государственной администрацией. Он был состязательным: истец и ответчик в присутствии судей должны были доказать свою правоту. В качестве доказательств выступали показания свидетелей, истца и ответчика, письменные документы, акты экспертизы. Вердикт был краток; основание решения указывалось далеко не всегда; порой перечислялись причины отклонения иска. Если истину было невоз­можно установить, прибегали к испы­танию ответчика, проходившему в двух основных формах: либо его погружали в реку, и если бог ре­ки «отпускал» его – освобождали; либо заставляли клясться перед статуей бога в храме, и это уж бы­ло самым серьезным испытанием. Все жители Шу­мера, безусловно, были люди верующие и знали, что за ложную клятву их постигнет кара божия. Если ответчик клялся в своей невиновности именем бога – сомнений в его невиновности быть не мог­ло. Если же отказывался – тем более не возникало сомнений в его виновности в совершении преступлении [6, с. 105].

Спустя два столетия правитель Липит-Иштар (XXI-XX в. до н.э.) издал Свод законов, который частично дошел до наших дней. По указу правителя их высекли на каменной стеле, чтобы все прониклись идеей всеобщей справедливости, о которой гласил Пролог. Сохранилось 43 статьи-правила, большая часть которых посвящалась отношениям собственности, правовому статусу царских людей и найму ими рабочих. Частная собственность стала охраняться весьма строго: за кражу со взломом предписывалось зарыть вора в землю на месте преступления. Среди составов преступлений также упоминаются уничтожение и повреждение имущества, неиспользование земельного участка по назначению, укрытие чужого раба. Специальный раздел (ст.ст. 25-37) заключал в себе новые правила, которыми следовало руководствоваться царским судьям в брачно-семейной сфере. Разрешалось иметь двух жен, причем личные и имущественные права жены были значительными; так, ее приданое наследовали только ее дети. Впрочем, дочери не могли наследовать за отцом, если только не были храмовыми жрицами. Развод допускался, но только через суд. Дети от рабыни после смерти господина получали свободу. Охранялась честь женщин: за ложное обвинение в отсутствии невинности при вступлении в брак полагалось наказание в виде штрафа; также наказывалось изнасилование (правда, оговаривалось, что лишь в том случае, если женщина «не могла дозваться на помощь»; если она этого не делала, то считалась виновной сама). Также в законах регламентировались аренда судов, продажа недвижимости, рабов, заем, основания снижения налогов. Определялись условия отпуска раба на свободу, последствия принуждения к совершению деяния, в котором принуждаемый ничего не смыслил; последствия уплаты налога за другое лицо. Впервые упоминалось наказание по принципу талиона: за ложное обвинение обвинитель подвергался тому же наказанию, которому подвергся бы обвиненный [6, с. 374-378].

Подводя итог обзорному исследованию государства и права Шумера, следует отметить следующее.

1. История Шумера иллюстрирует процесс эволюции государственного образования от городов-протогосударств до единого государства Шумер.

2. К сожалению, как единое государство Шумер оказался весьма неустойчивым. Не один раз это государство распадалось на части ввиду недостаточной централизации и слабости власти правителя-лугаля.

3. Если к Шумеру и применимо понятие восточной деспотии, то с определенными оговорками. В частности, несмотря на существенную роль общины в жизни отдельного человека, последний достаточно рано стал осознавать себя как личность, наделенную неотъемлемыми правами и свободами, а не исключительно обязанностями. Хотя шумерский правитель и приравнивался к богам, он никогда не обладал абсолютной властью. Ввиду децентрализованности государства роль лугаля переходила к правителям различных городов-государств Шумера, к тому же у каждого города был свой бог-покровитель. По-видимому, богатый пантеон богов сыграл негативную роль в деле создания централизованного единого государства, ибо каждый город в наибольшей степени почитал своего бога-покровителя. Доля рабов в хозяйстве Шумера была незначительной – основную массу работ выполняли свободные общинники, которые в том числе поддерживали в должном состоянии сложные ирригационные системы своего государства.

4. Право Шумера стало писаным около 2400г. до н.э. и было синкретичным. Другими словами, далеко не сразу правовые нормы стали отделяться от религиозных, этических, корпоративных и т.п. Несмотря на то, что шумеры не различали публичное и частное право, найденные правовые памятники доказывают, что можно достаточно четко выделить такие отрасли права, как государственное, административное, уголовное, процессуальное, семейное, наследственное, гражданское. Любопытно, что достаточно развитым было шумерское гражданское право и в особенности договорное право. Так, шумеры составляли типовые формы договоров. Таким образом, право Шумера на тот период времени было весьма развитым, поскольку обе его сферы – публичное и частное – развивались довольно равномерно и предоставляли свободной личности (а большинство шумеров были свободными людьми) достаточные возможности для реализации своих способностей.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Кучма В.В. Государство и право Древнего мира и средних веков. Волгоград: ВолГУ, 2001. 548 с.
  2. Васильев Л.С. История Востока. М.: Высшая школа, 1994. 495 с.
  3. История Востока. В 6 т. Т. 1. Восток в древности /Отв. ред. В.А. Якобсон. М.: Вост. лит., 2002. 688 с.
  4. История древнего мира. Т. 1. Ранняя древность. Изд. 2. /Ред. И.М. Дьяконова, В.Д. Нероновой, И.С. Свенцицкой. М.: Наука, 1983. 572 с.
  5. Кузнецов С.А. Историко-правовые источники по организации судоходства Древней Месопотамии (Лагаш, III тыс. до н.э.) // Актуальные проблемы государства и права. 2006. № 4. С. 22-27.
  6. Крамер С. Шумеры. Первая цивилизация на Земле. М.: ЗАО Центрполиграф, 2012. 383 с.
  7. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов в 2 ч. Ч. 1. /Под общ. ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинниковой. М.: Норма, 2004. 624 с.
  8. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М.: Юрист, 1996. 573 с.
  9. Акимов В.В. Правовые памятники Древней Месопотамии и Библия // Труды Минской духовной академии. 2006. № 4. С. 104-119.
  10. Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник в 2 т. Т. 1. М.: ТОН-Остожье, 2000. 528 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Филимонова Ирина Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация