УДК 332.1

ИСТОРИЯ И ТРАДИЦИИ РОДНОГО КРАЯ

Антамошкина Елена Николаевна1, Антамошкина Зинаида Семеновна2
1Волгоградский государственный аграрный университет, кандидат экономических наук, доцент
2МБОУ Алексеевская СОШ Алексеевского муниципального района Волгоградской области, учитель русского языка и литературы высшей категории

Аннотация
Статья посвящена анализу исторических аспектов развития Алексеевского района Волгоградской области. Рассматриваются традиции и история казачества, особенности появления первых и наиболее крупных станиц района.

Ключевые слова: Волгоградская область, история края, казачество, станицы Алексеевского района


HISTORY AND TRADITIONS OF THE NATIVE LAND

Antamoshkina E. N.1, Antamoshkina Z.S.2
1Volgograd State Agrarian UniversityUniversity, сandidate of Economic Sciences, assistant professor
2Municipal budget educational institution of secondary school Alekseevskaya Alekseevskogo municipal district of Volgograd region, teacher of Russian language and literature of the highest category

Abstract
This article analyzes the historical aspects of the development Alekseevskogo region Volgograd region. Are considered traditions and history of the Cossacks, features the appearance of the firsts and largest stanitsy.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Антамошкина Е.Н., Антамошкина З.С. История и традиции родного края // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/05/6357 (дата обращения: 26.03.2019).

Алексеевский район Волгоградской области – это жемчужина казачьего  края, население – свыше шестнадцати тысяч человек, более половины  из них считают себя казаками; в последние годы  уделяется особое внимание изучению истории казачества, что способствует в итоге  дальнейшему вкладу в возрождение нашей малой родины. Туристам, посещающим наш край, наверное, интересно будет знать обычаи и традиции казаков, способствующие формированию моральных и нравственных ценностей [1].

Хоперский край имеет богатую историю, сохранен до наших дней самобытный этнос донского и хоперского казачества.   Вспомним наши истоки. Шестнадцатый век… Дикая  просторная  степь раскинулась на сотни километров вдоль красивейших и чистейших рек России – Хопра и Бузулука. Здесь, на этом месте, обосновались наши предки. Это были люди пришлые, которые бежали от  тяжкого непосильного труда и гнета и произвола помещиков. Дикая привольная степь  с лесами сманили их сюда, укрывая от преследователей.  Раньше все жили и  кормились  дарами природы: рыбачили, охотились, собирали мед диких пчел и … воевали.

Дикое поле своим изобилием притягивало кочевников с их бесчисленными стадами, здесь шли дороги их набегов на Русь. Да и местных жителей  кочевники не жаловали. Если удавалось, били, грабили и уводили в полон. Война была основной работой наших пращуров, поэтому на Тихом Дону и на Седом  Хопре  уживались и выживали люди сильные, смелые и умелые в деле ратном.  Их жильем долгое время оставались землянки, полуземлянки и утепленные шалаши, огороженные от внешнего мира земляными валами да терновыми палисадами. Такие  городки ставились в лесах, на берегу  рек, на островах, в местах, труднодоступных для конницы кочевников. Несмотря на эти предосторожности, городки  часто разорялись. Сначала  татарами и ногайцами, а позже – калмыками. Из – за этого до наших дней почти не дошло никаких материальных предметов былого. Кое – где в займищах, в местах, затопляемых вешними водами, еще можно найти остатки ям и бугорков, именуемых городищами. Практически  возле каждой хоперской станицы есть одно, а то и два – три  городища – мест, где стояли прежде городки. Не очень много и письменных источников дошло до нашего времени.  Самое раннее, что мы можем прочитать, так это «Список городов русских дальних и ближних», составленный во времена с 1390 по 1415 годы. В нем можно найти название только городка на Хопре – Урюпеска – Урюписка – пограничной крепости Рязанского княжества. Из найденных же на настоящий момент самых ранних документов о заселенности Хопра считается список городков, подвергшихся разорению калмыков зимой 1673-74 г.г. Жалобу на калмыков привез на Москву в феврале 1674 года атаман посольской станицы А. Наумов. Из 62 городков, сожженных калмыками,   двадцать было  хоперских: Беляевской, Пристанской, Тишанской, Бурацкой, Провоторовской, Луковкин, Тепикин, Бесплемянный, Одинилский, Котов, Косоркинский, Добрый, Григорьевской, Федосеевской, Курепин (Урюпин), Бубков, Остроухов, Акишевской, Белуковской (Усть – Бузулукской) и станица Зотовская.

Второй документ семидесятых годов XVII века (около 1678 г.) не только перечисляет сохранившиеся или возродившиеся после калмыцкого  набега городки, но и дает представление об их приблизительных размерах.  Это «Роспись боевых казаков в городках по Дону, Бузулуку и Хопру». В четырнадцати городках верхнего Дона  (от Донецкого до Качалинского) тогда проживало 1130 боевых казаков,  1235 казаков было в двадцати городках Хопра. По Бузулуку в «Роспись» попало четыре городка: Усть – Бузулукский – 43 казака; Алексеевской – 102 казака; Осиновской – 20 казаков; Яминской – 41 казак, всего по Бузулуку – 206 казаков.

         Современные станицы Алексеевская, Усть – Бузулукская, Зотовская и Аржановская появились в конце XVI – начале XVII веков.  И по праву можно считать, что станица Алексеевская – одно из древнейших поселений нашей области. Первоначально это был небольшой городок донских казаков, возникший в первую четверть XVII столетия. О времени его основания и основания других станиц, которые в настоящее время входят в состав Алексеевского района, – Усть-Бузулукской, Аржановской, Зотовской, Яминской, Карповской – до нас дошли  также сведения из показаний атамана Зимовой станицы Пахома Сергеева. Он, будучи в Москве в 1700 году, сообщил, что «…по Хопру и по Медведице и по Бузулуку рекам старожилых и казацких 59 городков, в том числе хоперских 26, медведицких 17, бузулукских 16. Поселились лет со сто, а по иным по семидесяти и по осьмидесяти, людей в них жилых домами тысяч з десять» [2, с. 56].

Когда Пахом Сергеев находился в Москве, в бассейнах рек Хопер, Медведица, Бузулук и Северный Донец по приказанию Петра I проводилось описание лесов с целью выявления массивов, годных для кораблестроения. В связи с быстрым ростом населения и хищническим уничтожением лесов, в XVIII веке они быстро поредели, а к началу XIX в. сохранились лишь кое-где.  В книге под названием «Краткое топографическое описание земли Войска Донского за 1806  год» написано, что если лес по Хопру и Бузулуку в XVII веке имел деревья, годные для кораблестроения, то лес XIX века  был низкого качества, даже «годного к домовому строению было мало».

Об Алексеевском городке сказано: «Алексеевский городок стоит на правой стороне реки Бузулук, где Бузулук устьем впал, на пять верст и больше в поперечены, на устье реки Бузулук лес на полверсты». Война оставалась основным занятием казаков, но на смену охоте, рыболовству и бортничеству, как основным источникам пополнения продовольственных запасов, пришли скотоводство и земледелие, с последней четверти XVII века – хлебопашество.   Казакам приходилось в то время не раз выдерживать набеги кочевников, грабивших их, а захваченных в плен людей – мужчин и женщин – угоняли для продажи на восточные рынки – в Персию и Турцию.

Об одном из набегов Донское войсковое правительство доносило в Москву царскому правительству, что 15 апреля1691 г. калмыцкий хан Аюк  «верховые наши казачьи городки разорил многие: казаков поколол и в полон побрал многое число: коней и всякого скота отогнал тысяч за двадцать и больше».  Лишь после сооружения укрепленных линий между  реками Волгой и Доном разорительные и опустошительные набеги кочевников сначала сократились, а затем и прекратились.

Число проживающих по Хопру и Бузулуку из года в год прибавлялось. Ряды казачества пополнялись недовольными элементами. Царское правительство по требованию помещиков все более и более устраивало на беглецов погони. Такая охота продолжалась в течение  20 лет. До 1675 года донские казаки не допускали в своих землях розыск  беглецов, они придерживались правила: «Мы никогда не выдавали людей с Дона».

В 1682 году первый раз последовало запрещение принимать в верховных городах свободных помещичьих людей. А во время царствования Петра I все более и более усиливалось требование от казаков  не только прекратить прием беглых в казаки, но и вернуть на прежние места всех прибежавших на Дон, зашедших в него после 1695 года.  Притеснение вызвало протест. Борьба приняла острые формы и разгорелась до восстания, которое возглавил Кондрат Булавин. Были приняты еще более крутые меры. В 1708 году Петр I предписывал князю Василию Долгорукову, командовавшему войсками: «…все городки казачьи по Дону, Медведице, Хопру, Бузулуку, Иловле сжечь и разорить до основания, людей рубить, а заводчиков сажать на кол и колесовать». Тогда было уничтожено более 40 городков [3, с. 404].

Алексеевская после подавления восстания подверглась жестокому наказанию, -  выкуривая мятежный дух, казаков переселили на более худшие места, а постройки сожгли дотла. В 1740 году от наводнения станица Алексеевская переселилась на настоящее место. Первоначально же она находилась на правой стороне реки Бузулук, на песчаном бугру против настоящего поселения.  По сохранившимся данным, в 1745 году в станице было дворов 101 и жителей мужчин и женщин 253, в 1785 году – дворов 210 и в 1800 году – дворов 191 и жителей мужчин 663, женщин – 834.

С1765 г. станица Алексеевская – административный центр Бузулукского сыскного начальства; с 1802 по 1857 гг. – административный центр Хоперского Округа. В 1805-1806 г. в станице Алексеевской открывается первое церковно-приходское училище, в котором училось 53 человека. Немалое число казаков станицы Алексеевской участвовало в войне1812 г. и в заграничных походах 1813-1814 гг. в составе казачьего корпуса генерала Платова.   С1815 г. начинает формироваться Алексеевский казачий юрт. В1859 г. у станицы Алексеевская в юрте было 15 хуторов: Помалин, Ивкин, Яминский, Шубин, Поляков, Баландин, Полянский, Ермолаев, Жибров, Жарков, Мельников, Поляков, Муром, Таволжанский, Андреев (Горбунов), Чикунов.

В 1859 году в Алексеевской имелась почтовая станция. Через Алексеевскую пролегал так называемый Астраханский шлях – один из древнейших самых коротких сухопутных путей из Астрахани в Москву. Он был известен еще в XV веке.  По переписи населения, проведенной в 1897 году казаки Алексеевской и ее хуторов (а их было 15) на 80% были неграмотными. Этот процент неграмотности сохранился сплошь до Великой Октябрьской социалистической революции.

Многое пришлось пережить на это время. Крупные пожары в станице были в 1837, 1858, 1872, 1887 гг.  Эпидемия холеры в 1830 и 1842 гг. Но несмотря ни на что, к1860 г. станица имела юрт земли, принадлежащей для обработки казакам 44045 десятин; в станице в 321 хозяйстве проживало 1565 человек. С 1912 по1917 г. атаманом в станице был Путилин Андрей Иванович. В1913 г. в станице был открыт маслозавод. После революции1917 г. на казачьей земле установилась народная Советская власть. Первоначальной датой установления Советской власти непосредственно в станице Алексеевской можно считать апрель 1918 года.

Известно, что  отличительными чертами казачества как сословия в  Российской Империи были следующие: особый порядок отбывания воинской повинности, освобождение от подушной подати, от рекрутской повинности и от государственного земского сбора,   казачество имело право беспошлинной торговли в пределах войсковых территорий и особые права на пользование государственными землями. По законодательству, казаки считались представителями других сословий (обычно крестьян, однако среди казаков были представители всех сословий), и даже в законах часто встречались термины “казачье сословие и казачье состояние”. Для развития торговли и промышленности были учреждены торговые общества казаков.

Сильнейший удар по казачеству нанесла Октябрьская революция и Гражданская война. В период Гражданской войны Дон, будучи центром белого движения, стал ареной кровопролитных боёв. Окончательный удар по донским казакам, оставшимся после Гражданской войны в СССР, нанесли расказачивание и голодомор.

Существовали  права и обязанности казаков, которые следовало неукоснительно соблюдать, исполнять  и чтить их. Они были, к примеру,  следующими: «Защита Отечества есть священная обязанность каждого казака и гражданина Всевеликого войска Донского» и «Казаки и граждане Войска обязаны платить установленные законом налоги и пошлины, а также отбывать повинности согласно постановлениям закона» и другие [4, с. 12].

Существуют особые войсковые знаки или атрибуты казачьей власти, а также символы: знамя (хоругвъ) — символ войскового  объединения, чаще всего  хранилось в Войсковом храме и выносилось в особо важных случаях; бунчук – знак ставки, символ атамана на походе, принадлежал войсковому соединению, в мирное время хранился в храме.  А булава – символ военной власти, которой наделён атаман (гетман). Символ гражданской власти атаманов всех степеней это насе́ка – посох с металлическим навершием, на котором первоначально насекались имена атаманов. Палица, украшенная серебряными кольцами, – символ войскового судьи. Пернач –  символ власти полковника. Войсковая печать в Войске Запорожском  - символ полномочий писаря, в войске Донском  - атрибут атамана. Кроме перечисленного были также  литавры, пушки, значки, по́сохи (трости), и другое [5, с. 28].

Интересны обычаи и традиции, связанные с  историей   казачьих  атрибутов: шашек и  нагаек, погонов и лампасов.  Шашка вручалась казаку в  семнадцать лет, а в 21 год при отправке на службу казак получал темляк к ней. Шашка хранилась дома на видном месте (на ковре), передавалась от деда к внуку Решением круга казак мог быть лишён права ношения шашки на определённый срок. Следующим наказанием было исключение из казачества.

Нагайка – короткая конская плеть в повседневной жизни – знак власти у полноправного строевого женатого казака. Нагайка использовалась как оружие в схватке, для телесных наказаний к провинившимся казакам по решению круга и совета старейшин. Офицерам погоны, галуны и шевроны разрешалось носить пожизненно. Лампасы – часть казачьей одежды, полосы контрастного цвета на брюках, входящих в комплект повседневного и парадного военного обмундирования,  неотъемлемая часть формы казака, даже в мирное время. Был у казаков Всевеликого Войска Донского с 1918 года  и Гимн, слова написаны  Гиляревским:

Всколыхнулся, взволновался православный тихий Дон,

И послушно отозвался на призыв свободы он…

Каждый казак старался свято чтить казачьи заповеди. Воспитание казаков начиналось с детства, с их рождения. Как правило, в семье детей было много и никому не отдавалось предпочтение – все были на равных, т.е., не было «маменькиных сынков». Коллективизм, строгость, даже некоторая суровость  накладывали свой отпечаток. Недаром до наших дней дошла такая поговорка: «Приучай, когда дите лежит поперек лавки, а не тогда, когда лежит вдоль».

И главным воспитанием являлся труд.  Старшие братья и сестры   ухаживали за малышами, нянчили их, качали в зыбке. Начиная с  пяти- шести лет, приучались помогать по хозяйству. Девочки обычно выполняли работы в огороде, в саду, занимались рукоделием – вязали, вышивали, собирали ягоды и грибы. А мальчики  приучались  к коню и быкам, к топору и косе. И в любом деле, то ли давая наказ и проверяя работу, то ли  отчитывая за нерадивость – всегда к месту -  приводились поговорки.

А их, отражающих необходимость труда, было много : «Кто раньше встает, тому Бог дает», «Весенний день год кормит», «Что потопаешь, то и полопаешь», «Труд от всех болезней лечит», «Сделал дело – гуляй смело», «Работящим рукам – цены нет», «У казака доход не живет без хлопот» и многие другие пословицы. В труде ковались выносливость, упорство, сила, ловкость. Труд рождал достаток, радость, удовлетворение.

Наряду с этим юношей приучали к  смелости, стойкости, выносливости. В понятиях прошлых веков казак рождался воином, в семье его не называли мальчиком, а  казаком, казачьим сыном. Новорожденному все друзья и знакомые приносили что-либо «на зубок». Этот подарок непременно был военный: патрон, порох, стрела, лук или  пуля. Дед дарил шашку или ружье. Даренные гостями вещи развешивались в горнице [6, с. 367].

А в трехлетнем возрасте  казачата сами ездили по двору верхом на лошади, в пять лет уже скакали, отгоняя лошадь в табун. С этого времени мать почти не видела сына и только терпела одни страхи за него. В детстве мальчики  играли в разные игры, отрабатывая ловкость, глазомер, точность. Приучались владеть саблей, шашкой, сначала деревянной, а потом и настоящей, учились ползать на животе так тихо, чтобы не вспугнуть животное или птицу.

С двенадцати лет  и даже раньше устраивались игры-сражения, в которых одна сторона изображает казаков, другая – их противников. Зимой такие игры проводились на мокром снегу при строительстве снежной крепости. По праздникам проводилась джигитовка, в которых казаки  демонстрировали  свое удальство, показывали, чему научились за  это время: стреляли из ружей, шашкой рубили лозу и делали другие всевозможные военные упражнения.   В более взрослом возрасте нередко устраивались кулачные бои: один край станицы на другой или одна станица  против другой. С малолетства казачата умели плавать, а к семи-восьми годам легко управлялись с лодкой. Зачастую раньше малолетки зарабатывали копейку на  перевозе при  весеннем разливе рек.

В этой работе перечислены только некоторые общие вопросы формирования мировоззрения и воспитания казаков. Огромное влияние на этот процесс оказывало православие. Интенсивное строительство церквей приходится на первую половину восемнадцатого века. Для подготовки священников в 1748 году в Черкасске была основана войсковая латинская  духовная семинария. К подготовке к священному званию привлекали казачьих детей.  Православные храмы, монастыри и их священнослужители, безусловно, сыграли положительную роль в становлении образования, в формировании у людей  моральных и нравственных ценностей.

Сейчас наблюдается возрождение истинных традиций казаков, основанных на их казачьих заповедях: «Люби Россию, ибо она мать твоя, и ничто не заменит тебе её», «Люби правду, ибо она единственный маяк в жизни человека», «Люби всё, что с ранних лет ты впитал в кровь и плоть в вольных степях твоей Родины» [5, с. 43] и другие заповеди, с которыми трудно не согласиться.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Антамошкина Е.Н., Антамошкина З.С. Туристско-рекреационный потенциал Алексеевского района Волгоградской области // Гуманитарные научные исследования. – Март 2014. – № 3 [Электронный ресурс]. URL:http://human.snauka.ru /2014/03/6298 (дата обращения: 24.03.2014)
  2. Пронштейн А.П. Земля Донская в 18 веке. Пост. Университет, 1961, С. 56.
  3. Савельев И. История казачества. Т.3 стр. 404.
  4. Воробьев В. А. Поселения Волгоградской области, 2-е издание. Нижнее-Волжское книжное издательство. Волгоград, 2001.
  5. Гордеев А.А. История казаков. Нижнее-Волжское книжное издательство, Волгорад, 1992.
  6. История казачества. Нижнее-Волжское книжное издательство. Волгоград. «Ведо»,1986. стр.367


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Антамошкина Елена Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация