УДК 165.23, 159.9.015.7

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ГНОСЕОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИИ. ( ЧАСТЬ 1)

Филиппов Леонид Иванович
Кисловодская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат№18 3 и 4 видов
Воспитатель

Аннотация
Статья акцентирует внимание на значимость и роль физиологии в деле научного становления и развития теории познания (гносеологии) и психологии. На основе разработок в теории познания и физиологии предлагается новый подход в разрешении проблем в психологической науке. Выдвинуты обоснованные гипотезы.

Ключевые слова: доминанта, информация, мышление, предмет изучения гносеологии, условные и безусловные рефлексы


PHYSIOLOGICAL ASPECT OF EPISTEMOLOGY AND PSYCHOLOGY. (PART 1)

Filippov Leonid Ivanovich
Kislovodsk special (correctional) boarding school number 18. 3 and 4 types
Educator

Abstract
Article focuses on the importance and role of physiology in the scientific establishment and development of the theory of knowledge (epistemology) and psychology. On the basis of developments in the theory of knowledge and physiology, a new approach to solving problems in psychological science. Put forward reasonable hypotheses.

Keywords: conditioned and unconditioned reflexes, dominant, information, subject matter of epistemology, thinking


Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Филиппов Л.И. Физиологический аспект гносеологии и психологии. ( Часть 1) // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/03/6177 (дата обращения: 29.09.2017).

Посвящается 150-летию со дня выхода

работы Ивана Михайловича Сеченова

«Рефлексы головного мозга» и

100-летию со дня написания

Владимиром Ильичом Лениным

конспекта «Философские тетради».

                                                                     Первая часть.

Теория познания, как раздел философии, начала формироваться в античные времена, хотя сам термин появился значительно позже.

На протяжении исторического развития этот раздел философии претерпевал разные изменения в своём статусе для разных философских систем: порой гносеология занимала центральное место, а порой сводилась на нет позитивистами и субъективными идеалистами в целом; в диалектическом материализме она совмещалась с онтологией, что и было отмечено в статье [1, Филиппов 2013]. Только после работ В.И.Ленина теория познания окончательно оформилась как наука, но в рамках диалектического материализма. В статье [1, Филиппов 2013] уже отмечалось, что в работе Ленина «Философские тетради» наиболее значимой фразой является: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – вот диалектический путь познания истины, познания объективной реальности». Эта цитата поражает своей простотой, точностью, исключительно глубоким смыслом. Пожалуй, эта фраза – одна из самых цитируемых фраз диалектического материализма. Вполне разумно было бы начинать изучение теории познания, да и всей в целом философии, со знакомства с этой цитатой и комментариев к ней. Здесь суть всей философии заключена в одном предложении! Внимательно разберём эту уникальную цитату Ленина и сравним её с выводами, полученными из работы Ивана Михайловича Сеченова «Рефлексы головного мозга», опубликованной в 1863 году.

В цитате Ленина явно и однозначно прослеживается три этапа «познания»:

  1. «живое созерцание»;
  2. «абстрактное мышление»;
  3. «практика».

В работе Сеченова также явно просматриваются те же три этапа [2, с. 22]. Для удобства назовём их «ступенями отражения». Если в первой главе рассматриваются непроизвольные движения – движения без участия головного мозга, то во второй главе рассматриваются произвольные движения, то есть психические, с участием головного мозга. Сопоставление произвольных и непроизвольных движений позволило Сеченову выявить некоторые важные функции мозга. Обратимся к первоисточнику. Здесь Сеченов ставит ключевую задачу: «Таким образом, нам нужно доказать: 1. Что такого рода деятельность человека дробится на рефлексы, которые начинаются чувственным возбуждением, продолжаются психическим актом и кончаются мышечным движением…» [2, с. 22].

В первую ступень отражения мы отнесём чувственное возбуждение, порождённое окружающей средой, во вторую ступень – психические акты, суть которых заключается в процессах возбуждения и торможения зон головного мозга, в третью ступень – мышечные движения. Сопоставим понятию «мышечное движение» понятие «поведение». Всякое мышечное движение – это поведение, и каждое поведение сопровождается мышечным движением. К такому пониманию вещей нас подводит и сам Сеченов в этой работе.

Сопоставим «три этапа» Ленина и «три ступени отражения» Сеченова.

  1. «Живое созерцание» в цитате Ленина полностью соответствует первой ступени у Сеченова – «чувственное возбуждение». Здесь подразумевается живое созерцание либо возбуждение -  проявление внешней среды в пяти органах чувств у человека (зрение, слух, обоняние, осязание и вкус).
  2. «Абстрактное мышление» в работе Ленина всё же частично соответствует «второй ступени» Сеченова – «психическим актам». На их основе (для «второй ступени» Сеченова) возникают психические явления (ощущения, представления, чувства, мышление и т.д.).
  3. «Практика» Ленина также частично соответствует «третьей ступени» Сеченова – «движению и действию человека, то есть его поведению». Ясно, что понятие «поведение» включает в себя понятие «практика». Практика предполагает взаимосвязь с мышлением, тогда как поведение бывает неосознанным, не связанным с мышлением – и это было показано у Сеченова в первой главе.

Сравнение ленинской и сеченовской положений показывает и ограничение, и резервы для развития самой теории познания, возможность уточнения функций всей философии. На самом деле, если обратиться ещё раз к рассматриваемой цитате Ленина, то в ней гармонично укладываются и объект изучения философии (объективная реальность), и предмет изучения, и основные функции философии и даже критерий истины!

К удивлению, сеченовская, чисто физиологическая теория, охватывает гносеологию! Здесь даже физиология может упрекнуть в редукционизме философию. На самом деле, физиология со своими выводами обобщила понятие «абстрактное мышление», всю поведенческую, в том числе и практическую деятельность человека, а для философии диалектического материализма практическая деятельность является критерием истины – важный обязательный атрибут и любой другой философской системы.

Физиология  является наукой о жизненных функциях целого организма, его отдельных органов и систем. В свою очередь,  предметом изучения гносеологии является мировоззренческая сущность объектов восприятия, изменчивые и устойчивые отношения  структур действительного мира, процессы развития и управления у сложных динамичных систем. (Здесь мы даём новое определение предмета гносеологии, которое следует отличать от предмета онтологии – общей философии). Изучая жизненные функции целого организма, физиология натолкнулась на механизм рефлекторной деятельности целого организма. Обобщая данные опытов, физиологи вторглись в компетенцию философов. Неслучайно интеллигентная публика России ценила статью Сеченова за то, что она решала «философскую проблему».

Надо отметить, что «рука философии» явно прослеживается в создании работы Сеченова. Во-первых, само название «рефлекс» взято из работ Рене Декарта, который пророчески довольно точно для своего времени описал механизм рефлекторной деятельности целого организма. Во-вторых, Сеченов познакомился с  Н.Г.Чернышевским ещё в 1859 году. Видимо, взаимное влияние  было настолько сильным, что прототипами главных героев романа Чернышевского «Что делать?» стали И.М.Сеченов и его жена М.А.Бокова.

Интересно и полезно будет проследить историю возникновения и дальнейшую судьбу книги Сеченова «Рефлексы головного мозга».

Когда И.М.Сеченов находился в Париже на стажировке, то получил заказ на написание статьи на тему о наиболее острых проблемах естествознания. По одной версии он получил заказ через письмо от своей будущей жены, которая передала просьбу от Н.А.Некрасова – редактора журнала «Современник». По другой версии тему для статьи предложил Н.Г.Чернышевский. В это время Чернышевский находился в Петропавловской крепости в заключении.

Из-за цензурных соображений в редакции журнала «Современник» название статьи «Попытка свести способы происхождения психических явлений на физиологические основы» (обратим внимание на это первоначальное название статьи, которое нам понадобится в дальнейшем) поменяли на «Рефлексы головного мозга». Эту статью  не разрешили напечатать. Труд учёного всё же удалось опубликовать в журнале «Медицинский вестник». «Рефлексы» вызвали сильный резонанс в обществе. Четверть века статья пользовалась особым вниманием интеллигентной публики потому, что она решала «философскую проблему».

Дух той эпохи хорошо так же отражён в романе Тургенева «Отцы и дети»: написана в 1862 году, теже опыты с лягушками, острота и откровенность суждений, нетерпимость к сентиментальности и косности, мистицизму, авторитетам, к общепринятым нормам поведения.

Например, все студенты того исторического периода считали необходимым знакомиться с «Рефлексами» для общего образования.

С большой долей вероятности можно заключить, что и В.И.Ленин, будучи гимназистом либо студентом, читал этот труд Сеченова. Со слов Ленина: «Роман Чернышевского «Что делать?» является зарядкой на всю жизнь».

В статье Сеченова довольно часто употребляется понятие «отражение» – это русский аналог латинского понятия «рефлексия». В работе Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», которая была написана в 1908 году, разработана теория отражения для общей философии. Здесь уже наоборот прослеживается расширение поля деятельности понятия «отражения» с сеченовского и декартовского в мозге животных и человека на ленинскую – способность к отражению всего материального мира.

Проследим за тем, какое влияние оказала статья Сеченова на становление психологической науки.

Во-первых, первоначальное название «Рефлексов» (выше уже обращалось внимание на этот факт) не даёт усомниться нам и в психологической направленности статьи. Во-вторых, все выдающиеся физиологи России, так или иначе, утверждали, что физиологические исследования должны составлять основной фундамент психологического знания. Неслучайно Ивана Михайловича Сеченова считают «отцом русской физиологии» и основоположником материалистической психологии в России. (Здесь вместо «материалистической психологии» следует понимать как естественнонаучное направление в психологии – рекомендации автора). Его работы явились отправными для Ивана Петровича Павлова в его теории психической деятельности животных и человека, и учения о высшей нервной деятельности. Известно, что на последнем курсе духовной семинарии И.П.Павлов прочитал небольшую книгу «Рефлексы головного мозга» профессора И.М.Сеченова, которая, по словам Павлова, «перевернула всю его жизнь».

Другой значимой личностью для России в физиологии и психологии был Алексей Алексеевич Ухтомский. По широте  охвата знаний – энциклопедист, тонкий исследователь сложнейших явлений психики человека, бескорыстный служитель науки, великолепный педагог и наставник для студентов и лиц, начинающих научную деятельность. Его идеи намного опередили то время, в котором они возникли. Сравнительно недавно к идеям Ухтомского обратились вновь.

Обратимся к работе Л.В.Соколовой. В этом издании излагаются основные идеи Ухтомского. Основная мысль Ухтомского заключена во введении понятия «доминанты» и использование его в научных целях. Он писал: «Доминанта есть не теория и даже не гипотеза, но преподносимый из опыта принцип очень широкого применения, эмпирический закон, вроде закона тяготения, который, может быть, сам по себе и не интересен, но который достаточно назойлив, чтобы было возможно с ним не считаться» [3, с.37].

«Способность возбуждённого центрального очага привлекать на себя слабые посторонние импульсы и усиливать по их поводу своё возбуждение обращали внимание не только физиологи, но и врачи-клиницисты, и психологи. Например, Н.Е.Введенским (наставник, учитель и сотрудник по научной деятельности Ухтомского, преемник Сеченова) это явление было отмечено ещё в 1881 году. И.П.Павлов в 1903 году объяснял установку временной связи тем, что возбуждённый центр является как бы пунктом притяжения для раздражений, идущих от других источников. Исследуя механизмы психической деятельности человека, В.М.Бехтерев предположил, что в основе их также лежит «рефлекс сосредоточения» возбуждений» [3, с.36].

Ухтомский впервые обратил своё внимание на это явление в 1904 году во время демонстрации эксперимента, результат которого имел существенные отклонения от намеченного и предполагаемого исхода.

В результате исследований удалось выявить и описать основные черты, характеризующие  состояние возбуждения в доминанте: 1) повышенная возбудимость, 2) стойкость возбуждения, 3) способность к суммированию возбуждений, 4) инерция [3, с. 34].

Проследим, как и почему возникают доминанты и условные рефлексы по книге Соколовой. «Вы знаете, что нормальная жизнедеятельность организма возможна лишь при поддержании постоянства физико-химических свойств его внутренней среды, за которым бдительно следит нервная система. Любое отклонение или сдвиг этого постоянного уровня тотчас вызывает в организме определённую потребность в чём-либо (например, голод, жажду). В этом случае в нервной системе группа нервных центров переходит в состояние повышенной, по сравнению с другими, активности и возбудимости. Это и будет началом складывания доминанты. Теперь эти нервные центры становятся особенно чувствительными и отзывчивыми на самые разнообразные раздражения, которые раньше могли не иметь к ним прямого отношения. Но, чтобы стать господствующей в нервной системе рефлексов, доминанта должна обладать не только способностью к повышенной возбудимости, но и способностью накапливать возбуждения и сохранять это состояние в течение более или менее продолжительного промежутка времени. Всё это обеспечивается благодаря тому, что одновременно происходит торможение, подавление наличной активности других нервных центров. В этом случае раздражения, приходящие в эти центры из внешней и внутренней среды, как бы отклоняются от своего прямого пути к «пункту назначения» и направляются к господствующей в данный момент группе нервных центров. Доминанта, как сильнейший магнит, притягивает их к себе, суммирует, направляет в одно русло, что в целом должно обеспечить усиление и подкрепление этой жизненно важной рефлекторной реакции. В результате происходит своеобразный сдвиг в ранее уравновешенных реакциях организма, активное устремление на разрешение лишь одной, доминирующей формы деятельности. Но только в ходе этого процесса идёт установление новых временных связей со средой, вырабатываются новые условные рефлексы. «С общебиологической точки зрения, – писал Ухтомский, – мы понимаем, что доминанты с их экспансией и влекли к упражнению, к обогащению организма новыми возможностями, они и лежат в основе образования новых рефлексов». Поэтому Ухтомский и называл доминанту «подпочвой» для образования временных связей (по сути – условных рефлексов – уточнение автора), «ключом» для объяснения механизмов их образования.

Подчёркивая глубокую взаимосвязь доминанты и условного рефлекса с точки зрения их биолого-приспособительной природы, Ухтомский считал их гранями одного и того же процесса существования и развития живого на Земле, лежащего в основе эволюции. Путь эволюционного развития всего живого на Земле – это путь постоянного прогрессивного развития, постоянного преодоления старых, утративших свой смысл форм и приобретения новых, путь постоянного продвижения вперёд. Активность доминант и адаптивность (условный рефлекс) организм есть два взаимосвязанных и взаимозависимых принципа жизнедеятельности живых существ на Земле, при этом именно активности принадлежит ведущая, определяющая роль в этом процессе. Установление новых условных рефлексов на основе действующих доминант играет определяющую роль в приспособлении организмов к постоянно меняющимся условиям внешней среды, расширяет диапазон свободы поведения организма. Этим и объясняется многообразие форм поведения в живой природе» [3, c.50].

«Доминанта! Ведь её проявления не ограничиваются деятельностью того или иного доминирующего местного рефлекса. За каждой естественной доминантой, указывал Ухтомский, кроется возбуждение целого созвездия (констелляции) центров. Возьмём, например, ситуацию, когда животное, ведомое чувством голода, бросается на поиски пищи. С определённостью можно сказать, что у данного животного сформировалась сильная пищевая доминанта. Но в реализации её участвует и зрение, и слух, и обоняние, и весь локомотивный аппарат, и целый ряд других центров, совместная деятельность которых и может обеспечивать успешное удовлетворение возникшей в организме потребности» [3, с.56].

Если теперь обратиться к сеченовской «третьей ступени», то поведение человека предопределяется на основе действующих доминант. Но почему-то, ни Павлов, ни В.М.Бехтерев в своих попытках создания психологических лабораторий по изучению человека не воспользовались наработками Ухтомского. Вот поэтому их попытки в данном научном аспекте оказались неудачными. В свою очередь, с помощью принципа доминанты, Ухтомским легко объяснялись самые сложные психические явления человека. Внимание, предметное мышление, процесс творчества, представление о доминирующей констелляции нервных центров, представление о застойных патологических очагах в нервной системе, учение об усвоении ритма в трудовой деятельности человека – вот не весь перечень тем, разработанных А.А.Ухтомским.

«Человек воспринимает реальность через посредство своих доминант, то есть главенствующих направлений его деятельности. Действующие в данный момент доминанты и определяют склад восприятия человеком окружающего мира. Каковы доминанты человека, таков и его субъективный интегральный образ мира, таково и его поведение, таково и лицо его для других людей. Из этого следует, что мы воспринимаем лишь то и тех, к чему и к кому подготовлены наши доминанты, то есть наше поведение» [3, с.86]. Ухтомский писал: «Каждую минуту нашей деятельности огромные области живой и неповторимой реальности проскакивает мимо нас только потому, что доминанты наши направлены в другую сторону. В этом смысле наши  доминанты стоят между нами и реальностью. Общий колорит, под которым рисуется нам мир и люди, в чрезвычайной степени определяется тем, каковы наши доминанты и каковы мы сами»[3, с.86].

Здесь важнейшие функции философии – мировоззрение и методология – косвенно объяснены через физиологическое понятие «доминанта». Разом открываются большие возможности для уточнения и развития многих научных дисциплин, и, в первую очередь, – самой философии, психологии и педагогики. С другой стороны выявляется выборочность и ограниченность «живого созерцания», поэтому повышается роль и значимость информационных подходов, математики! Часть этой работы уже проделана в статье [1, Филиппов 2013].


Библиографический список
  1. Филиппов Л.И.  Исследование философских категорий методами формальной логики. Основы метафилософии. Новые требования к критерию объективной истины. Информация и «слабая энергия». //Гуманитарные научные исследования. – № 5 Май 2013 [Электронный ресурс]. URL: human.snauka.ru/2013/05/3165
  2. Сеченов И.М.  Рефлексы головного мозга. С-Петербург: 1863. – 57 с.
  3. Соколова Л.В.  «А.А.Ухтомский» М.: Просвещение, 1991. – 96 с.
  4. Левитин К.Е.  Личностью не рождаются. М.: Наука, 1990. – 208 с.
  5. Гриншпун И.Б.  Введение в психологию. М.: Международная педагогическая академия, 1994. – 152 с.
  6. Фролов И.Т.  Философский словарь.  М.: ИПЛ, 1987. – 590 с.
  7. КарпенкоЛ.А. (составитель). Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Политиздат, 1990. – 494 с.


Все статьи автора «Филиппов Леонид Иванович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: