УДК 94(470.342)

КРЕДИТНАЯ КООПЕРАЦИЯ В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ И ЕЁ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ (1861-1917)

Чиркин Сергей Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье даётся обзор развития кредитной кооперации среди широких слоёв сельского населения царской России во второй половине XIX – начале XX вв. Особое внимание уделяется темпам её развития, наиболее распространённым формам и созданию центральных координирующих органов. Исследуется вопрос о попытках создания законодательной базы для более эффективного развития «народного кредита». Отмечаются трудности политического характера в реализации этих планов.

Ключевые слова: кредитная кооперация, народный кредит, царская Россия


CREDIT COOPERATION IN RUSSIA AND ITS JURIDICAL REGULATION IN THE YEARS 1861-1917

Chirkin Sergei Alexandrovich
Vyatka State Agricultural Academy
candidate of historical sciences, associate Professor of History and Philosophy chair

Abstract
The article gives a review of development of credit cooperation among Russian peasantry during second half of XIX – beginning of XX centuries. Special attention is paid to the rate of its development, most typical forms of organization and creation of central bodies. The author investigates attempts of creation of juridical base for more efficient development of ‘folk credit’. All political barriers that occurred on this way are also marked.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Чиркин С.А. Кредитная кооперация в пореформенной России и её законодательное регулирование (1861-1917) // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/01/5446 (дата обращения: 27.05.2017).

Особую роль в преодолении общинного менталитета российской деревни и в становлении крепких крестьянских хозяйств царское правительство придавало кредитной кооперации, развитию так называемого народного (мелкого) кредита.

Известно, что кооперативное движение зародилось в России ещё в ходе реформ 1860-х гг., однако массовый характер приобрело лишь с окончанием революции 1905-1907 гг. В этот период демократическая природа кооперации становится не только материальной, но и культурной силой, особой социальной категорией тогдашней жизни.

В 1915 г. С. Прокопович отмечал: «Наша кооперация по преимуществу крестьянская: гораздо более 99% всего числа её членов принадлежит к числу мелких земледельцев, продающих на рынке продукты своего хозяйства, покупающих предметы своего потребления и нуждающихся в займах для ведения своего хозяйства» [1, с. 14].

Число членов, охваченных разными видами кооперации в России, приближалось в 1912 г. к 5,5 млн. чел. «Это уже не армия! Это целое обширное государство с населением в 25-30 млн. чел. (с семьями)», – писал земский деятель А. Меркулов в 1912 г. [1, с. 17].

Ведущее место в кооперативной деятельности до 1916 г. принадлежало кредитной кооперации.

Общее число кредитных кооперативов на 1 апреля 1917 г. составляло 16573, число участников – более 10 млн. чел., а капиталы достигали 815,6 млн. руб. По количеству кредитных кооперативов Российская Империя находилась на втором месте в мире после Германской Империи.

Кредитная кооперация и её союзы, помимо основного своего назначения (кредитования мелкого крестьянина-собственника), занималась продажей хлеба и прочих видов сельскохозяйственной продукции [2, с. 67].

Мобилизуя начальный капитал, основу для развития аграрной сферы, кредитная кооперация расширяла и поддерживала хозяйственную деятельность мелких собственников, крестьян, кустарей, ремесленников.

Сельскохозяйственный кредит в России стал возникать после 1861 г. Его центрами были Государственный банк, Крестьянский банк (1882), Дворянский банк (1885), Народный банк мелкого кредита сельскохозяйственного населения (1895). Возникшие позже Бердянский (1901) и Мелитопольский (1903) союзы ссудо-сберегательных и кредитных товариществ не представляли собой ещё крупных организаций. В дальнейшем создаётся Московский народный банк.

Оборот этого банка, как кредитного центра русской кооперации, образованного в 1912 г., составлял за 1917 г. – 5 823 578 394 руб.

Положение от 7 июля 1904 г., дополнившее закон 1895 г., ускорило темп развития народного кредита. Дополнение предполагало содействие государства и земств в создании Народных банков.

Развитие кредитных учреждений проходило в следующих темпах. В то время как на 1 января 1905 г. в России действовало 537 кредитных общества, 894 ссудных кассы и 5382 местных кассы, то на 1 января 1912 г. – 7300 кредитных обществ, 2859 ссудных касс, 5178 местных касс и 131 земская касса.

Число учреждений мелкого кредита на 1 января 1913 г. составило 17 802.

Прирост числа членов кредитных учреждений с 1905 г. по 1912 г. был следующим. Если в 1905 г. в кредитных товариществах состояло 181 300 чел., в ссудных кассах – 382 900 чел. и в местных  кассах – 1 776 200 чел., то в 1912 г. в кредитных товариществах состояло 4 384 300 чел., в ссудных кассах – 1 553 300 чел. и в местных  кассах – 2 129 200 чел.

Рост вкладчиков на 1 января 1913 г. свыше 9 млн. чел.

Рост оборота за период 1905-1913 гг. был следующим. В 1905 г. оборот кредитных товариществ составлял 5 531 тыс. руб., ссудных касс – 55 411 тыс. руб., местных  касс – 51 597 тыс. руб. В 1912 г. оборот кредитных товариществ составлял 218 790 тыс. руб., ссудных касс – 249 995 тыс. руб., местных  касс – 74 847 тыс. руб. и земских касс – 38 754 тыс. руб.

Итак, за 7 лет (1905-1912 гг.) количество кредитных учреждений практически удвоилось, а вкладчиков – учетверилось [3, с. 119].

Кредитные товарищества были беспаевыми объединениями, получавшими основной капитал от государства и земств. Их прибыль направлялась на образование запасного капитала, составлявшего основной, собственный и специальный капиталы. Кредитные товарищества в России совмещали в себе черты райфайзеновских и шульце-делических товариществ. Они не довольствовались лишь ролью «сельского банка», а ставили себе более широкие цели. Ссуды имели производительное назначение, направлялись на ведение хозяйства. В этом смысле влияние на отдельное хозяйство кредитных товариществ было велико.

Число кредитных кооперативов (товариществ и ссудо-сберегательных касс) в 1913 г. составляло 13 015, число членов – 8 000 261. В 1915 г. – 15 000 кооперативов, число членов – 10 000 000. На 1 января 1918 г. количество участников кредитных кооперативов достигло 10 478 000. С 1914 г. наблюдалось падение темпа роста кредитной кооперации.

С началом падения темпа роста правительство на 1 января 1917 г. ассигновало на нужды мелкого кредита 398 млн. руб., на 1 ноября 1917 г. – 474 млн. руб. [3, с. 211]

Кредитные кооперативы, в том виде, в котором они сложились к концу 1917 г., с центральными кассами и другими союзными объединениями, являлись тем звеном, которое соединяло деревню с общим денежным рынком. Кредитные кооперативы выполняли задачу, предопределённую для них ходом новейшего экономического развития, вовлекая деревню в общий круговорот денежного рынка, привлекая к сельскохозяйственному производству необходимые для его полнокровной жизни средства.

Кредитная кооперация способствовала интенсификации сельскохозяйственного производства, одновременно открыв для банковского капитала новую область финансовой деятельности. Интерес здесь был взаимный. Денежный капитал тесно спаял деревню, вовлекая её всё более в общую экономическую жизнь. Замкнутое крестьянское хозяйство включалось в процесс обобществления экономических отношений [4, с. 32].

Московский народный банк являлся представительным и организационным центром кредитной кооперации, а также общим финансовым центром для всех видов кредитования российской кооперации. Товарный отдел банка объединял посредническую работу кредитной кооперации по сбыту и закупке. Сбытом российского хлеба занимались кредитные кооперативы и союзы. К 1 января 1918 г. Центральное товарищество объединяло 47 союзов, 132 товарищества, а всего 15 477 кредитных ячеек [5, с. 24].

Бурное развитие мелкого (народного) кредита в Российской Империи начала XX в. привело к необходимости его чёткого законодательного регулирования.

Уже в 1860-70-е гг., на заре кооперации в России, действовали как государственные установления, так и документы кооперативных организаций, в которых закреплялись определённые нормы функционирования кредитных кооперативов.

Так, в 1871 г., когда общее число кредитных кооперативов едва превышало двадцать, был впервые разработан «образцовый» устав ссудо-сберегательного товарищества, который войдёт в историю как «комитетский устав» и прослужит четверть века.

В 1882 г. издаётся Положение о благотворительных обществах, внесшее дополнение в Устав.

Существенное влияние на кооперативное движение страны оказало приятое правительством 1 июня 1895 г. «Положение об учреждениях мелкого кредита». Устанавливалось, что наряду с развивавшимися в России ссудо-сберегательными товариществами, допускаются ещё два вида заведений мелкого кредита – кредитные товарищества, а также сельские (волостные, станичные) кассы.

Положение определяло принципиальные основы их функционирования. Целью всех этих форм провозглашалось предоставление «малодостаточным лицам» и их объединениям возможность: а) получить на приемлемых условиях ссуды для ведения хозяйства; б) помещать сбережения для приращивания процентов. Регламентировались также принципы их функционирования и формы контроля над ними со стороны государства. На основе этого положения в 1896 г. был разработан и одобрен властями «образцовый устав» кредитного товарищества, а также новый устав ссудо-сберегательного товарищества, заменивший комитетский устав 1871 г. [7, с. 29].

Важные рекомендации были приняты и на прошедшем в марте 1898 г. в Москве съезде представителей ссудо-сберегательных товариществ. В его работе приняли участие 356 делегатов, в том числе 268 представителей товариществ. Организатором съезда выступил Московский комитет о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах. Участвовали и представители Министерства земледелия и финансов, Госбанка и Госимущества. Были приняты рекомендации о необходимости создания кредитных союзов (их реализация началась в 1900-е гг., когда был создан первый из серии таких союзов – Бердянский), а также о создании центрального банка для кредитных кооперативов. Последнее было реализовано лишь много лет спустя в виде Московского народного банка.

Новой вехой на пути юридического оформления кооперативного движения в России стало принятие правительством 1 июня 1904 г. «Положения об организации мелкого кредита». На основе него создавался и специальный государственный орган – управление по делам мелкого кредита. В 1905-1906 гг. были приняты и новые редакции «нормальных» уставов ссудо-сберегательных и кредитных учреждений [6, с. 17].

Отражением более высокого уровня сплочённости кооперативного движения стали всероссийские кооперативные съезды, которые характеризуются, в отличие от форумов 1890-х гг., значительным представительством и широким охватом всех видов кооперации и большинства регионов. Для съездов этой поры была характерна попытка (неудачная) выработки единых принципов и правовых норм деятельности кооперативов и их законодательного регулирования.

Первый такой съезд прошёл в апреле 1908 г. в Москве. В нём участвовало около тысячи человек, в т.ч. 700 делегатов, направленных на съезд кооперативными организациями страны.

На съезде было признано необходимым разработать и вынести на одобрение властей проект общего для всей страны закона о кооперации, гарантирующего ей независимое и демократическое развитие. Для этого был образован особый комитет по кооперативному законодательству. Имелось в виду, что первый вариант такого закона будет обсуждаться уже на самом съезде. Однако сделать этого не удалось, поскольку по распоряжению властей съезд был закрыт до исчерпания повестки дня. Комитет всё-таки решено было сохранить, чтобы затем вновь продолжить работу над подготовкой проекта закона[3, с. 48].

В августе 1913 г. в Киеве состоялся Второй Всероссийский кооперативный съезд, на котором было около 1400 представителей 900 организаций. Съезд обсудил вопрос о разработке кооперативного закона, первое обсуждение состоялось за год до этого на Всероссийском съезде по мелкому кредиту и сельской кооперации. После тщательного обсуждения в секциях и на пленарных заседаниях был принят текст «Положения о кооперативных товариществах и их союзах». Этим завершился пятилетний этап работы коллективной творческой мысли кооператоров над законом, вобравшим в себя всё лучшее, что накопила практика кооперативного движения в мире, и особенно в России. Большой вклад в его разработку внесли теоретики и организаторы кооперативного движения С.Н. Прокопович, М.И. Туган-Барановский, В.Ф. Тотомианц, А.Н. Анцыферов и др.

Теперь предстояла упорная работа за его прохождение в государственных инстанциях. Наиболее ожесточённое сопротивление встретил предусмотренный проектом закона явочный порядок образования кооперативов и особенно союзов. Занимавшийся хлопотами по данному вопросу Центральный кооперативный комитет, образованный при военно-промышленном комитете летом 1915 г., был вскоре распущен царскими властями «как не предусмотренный законом». Только в 1916 г. закон удалось провести через Государственную думу, но Сенатом он был отклонён и так и не вступил в силу. Как писал по этому поводу С.Н. Прокопович, необходимы «реформы в области политического и административного строя, которые бы обеспечили полный простор развитию этой формы народной самодеятельности» [1, с. 39].

Принятие давно подготовленного и давно ожидаемого многомиллионной кооперативной общественностью законы стало реальностью сразу вскоре после торжества Февральской революции. 20 марта 1917 г. Временное правительство одобряет предложенное кооперацией «Положение о кооперативных товариществах и их союзах». Вскоре, 21 июня 1917 г., – «Положение о регистрации товариществ, обществ и союзов», а 1 августа 1917 г. – «Положение о съездах представителей кооперативных учреждений».

Таким образом, развиваясь и окрепнув, сельская кредитная кооперация заполняла место, недоступное для банковского капитала. Наступила новая эра в сельскохозяйственном производстве – обобществление экономических отношений. Оставаясь «королевой», кредитная кооперация не была единственным средством вспомоществования в крестьянской среде. Развивались и другие виды кооперативных объединений (сельскохозяйственные, кустарные и др.). Однако именно она выступала регулятором привлечения в крестьянскую среду финансового капитала из крупных экономических центров страны. В результате длившейся почти полвека творческой работы деятелей кооперативного движения получилось выработать и зафиксировать в законодательных актах принципы функционирования кооперации, в т.ч. кредитной. При этом, ряд норм стал реальностью на практике гораздо раньше, хотя принятие соответствующих правовых актов каждый раз открывало всё новые просторы для практической кооперативной деятельности.


Библиографический список
  1. Файн Л.Е. Отечественная кооперация. Исторический опыт. М., 1991.
  2. Казьмин М.А. Земельные реформы в России XIX – XX вв. Уроки пройденного пути. М., 2012.
  3. Кооперация. Страницы истории. Вып. III. М., 1993.
  4. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. СПб, 1913.
  5. Козлов С.А. Аграрная модернизация Центрально-Нечерноземной России в конце XIX – начале XX вв. М., 2010.
  6. Мелкий кредит. Волостные кассы. Хлебные ломбарды. Вятский кустарный банк. Вятка, 1928.
  7. Пешехонов А.В. Покупательные силы крестьянства. СПб, 1900.


Все статьи автора «Чиркин Сергей Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: