УДК 316.74:2

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ ПРОТЕСТАНТСКИХ ОБЩИН В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Буга Евгений Валериевич
Черновицкий национальный университет им. Юрия Федьковича, г. Черновцы, Украина
ассистент кафедры социологии, философско-теологического факультета

Аннотация
В данной статье проведен анализ социального учения и социального служения традиционных протестантских конфессий современности. Показаны основные тенденции развития социального служения протестантских организаций. Представлена роль общины в развитии благотворительности в условиях современности.

Ключевые слова: благотворительность, община, протестантизм, социальное служение, социальное учение


FEATURES OF SOCIAL SERVICE OF THE PROTESTANT COMMUNITY IN MODERN SOCIETY

Buga Eugene Valeriyovych
Chernivtsi National University. Yuri Fedkovych Chernivtsi, Ukraine
Assistant Professor of Sociology, philosophical-theological faculty

Abstract
This article analyzes the social teaching of the social service and traditional Protestant denominations today. The basic trends of social service organizations Protestant. Presents the role of the community in the development of philanthropy in terms of modernity.

Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Буга Е.В. Особенности социального служения протестантских общин в современном обществе // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/08/3686 (дата обращения: 30.09.2017).

Протестантизм является одной из традиционных конфессий во многих современных странах, и его нельзя рассматривать вне истории государственности и культуры. Современные протестанты внесли большой вклад в экономическое, социальное и нравственное развитие своего Отечества.

Стоит отметить, что на протяжении многих столетий протестантизм существовал как официально (в досоветский период), так и подпольно (при тоталитарном режиме). Однако, уже на переломе ХХ века он значительно укрепил свои позиции, зарекомендовав себя как самостоятельная христианская конфессия. На протяжении последних лет протестантизм достаточно динамично развивается и функционирует и в таких моноконфесиональних странах как Франция, Италия, Польша, таких континентах как Азия и Африка.

Сегодня с каждым днем все больше актуализируется вопрос о роли протестантизма в социальной и духовной жизни общества. Этот вопрос на протяжении многих лет остается дискуссионным. Надо сказать, что место протестантизма в истории до сих пор в полной мере не определено [1,10-13]. В современных условиях различные течения протестантизма получили широкое распространение. Хотя искажения христианской веры (ереси) начали появляться еще с апостольских времен и еще тогда представляли собой проблему для Церкви, однако, некоторые из современных лжеучений являются особенно опасными из-за своей агрессивности и огромных материальных ресурсов, которые они тратят на распространение своих догматов.

Социальное учение протестантских организаций в основном представлено в программных документах – доктрине, концепции, позиции той или иной организации. Как правило, все программные документы конфессий направлены на определение отношений Церкви и других социальных институтов общества, прежде всего властных. Поэтому общим для всех представленных концепций и программ является блок понимания прав человека, а также трактовка участия конфессиональных объединений в организации помощи нуждающимся [7].

Одним из главных программных документов современного протестантизма в постмодерном обществе является документ под названием «Социальная позиция протестантских церквей России», который подготовили российские протестантские церкви в 2003 году в соответствии с решением Консультативного совета глав протестантских церквей. В настоящее время в Консультативный совет входят Евразийская федерация союзов евангельских христиан-баптистов стран Содружества, Евро-Азиатское отделение Церкви христиан адвентистов седьмого дня, Западно-Российский союз Церкви христиан адвентистов седьмого дня, Российский объединенный союз христиан веры Евангельской, Российский союз Евангельских христиан-баптистов и Союз христиан веры Евангельской пятидесятников России [9].

В этом документе коллектив авторов уделяет большое внимание представлению позиции протестантских деноминаций России по вопросам прав и свобод человека. Кроме того, в документе определены сферы взаимодействия церквей и государства. Перечень сфер сотрудничества включает в себя, в частности, поддержку института семьи, материнства и детства; служение милосердия и благотворительность; посильную деятельность в профилактике правонарушений, попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы.

Очень важным шагом в определении социального служения протестантских церквей России является включение в Позицию четырнадцатой главы под названием «Социальное служение церквей».

Прежде всего, согласно Священному Писанию, определяется внеконфессиональный и вненациональный характер помощи: ближний тот, кто нуждается в помощи. В тексте утверждается, что социальные проблемы и физические страдания людей берут начало в проблемах духовного характера. Именно поэтому, как определено в документе, церкви помогают преодолевать не только последствия греха, но и трудятся над устранением их причин. По мнению авторов, сюда следует отнести помощь в воспитании детей в детских домах, интернатах, «детей улицы», опеку над немощными, оказание помощи людям, входящим в группы риска.

Социальное служение протестантских церквей весьма тесным образом связано с понятием социальной справедливости. Как записано в документе, основа социальной справедливости заключается во всеобщем предназначении земных благ. Очень важным, по мнению авторов, является то, что социальное служение церквей не ограничивается только восстановлением справедливости там, где она попрана, но включает и борьбу за достоинство человеческой личности средствами милосердия и любви [9].

Важным условием глубокого понимания социокультурной деятельности протестантских общин в постмодерном пространстве является знание факторов, влияющих на динамику протестантской активности. Основа социальной доктрины протестантских течений предусматривает в основном два направления деятельности:

• Основополагающие социальные основы протестантов основываются на учении о конце света (эсхатологизм);

• Требования оправдания веры делами реализуют на практике – служение обществу.

Стоит отметить, что в социальных доктринах современных протестантских церквей разработаны принципы сотрудничества с обществом и выполнением каждого из верующих своих гражданских обязанностей.

Для того чтобы понять принципы социального служения протестантов, предлагаем в качестве примера рассмотреть социальную сферу деятельности Церкви Адвентистов седьмого дня (АСД), которая призывает всех к открытости и развития ответственной инициативы во имя общего блага [2, с.55]. Кроме того, адвентисты видят свою социальную миссию в духовном оздоровлении общества через работу с лицами, которых относят к так называемым группам риска: наркоманами, алкоголиками, лицами без определенного места жительства, “тяжелыми” подростками, деятельность ассоциации служения заключенным, формирование духа толерантности, межконфессионального сотрудничества, укрепление мира и согласия в обществе [2, с. 62-72]. Также представители АСД предлагают обществу образовательные технологии и методики по профилактике и борьбе с пагубными привычками, формирования здорового образа жизни, которые наработаны в данном сообществе [2, с.82-90].

В ответ на потребности общества, свое социальное служение адвентисты строят придерживаясь двух основных принципов:
• Достоинство человека (помощь людям реализовать свой потенциал);
• Всеобщее назначения земных благ (обеспечение принципа социальной справедливости).

Эти принципы определяют решения ряда социальных проблем: накормить голодного, одеть раздетого, посещать больных, утешить страдающих и т.д.

Исходя из условий современности, взвесив социологические исследования, видно, что подавляющее большинство общества чрезвычайно болезненно переживает переход к новым реалиям, сопровождаемый такими социальными травмами, как радикальная экономическая реформа, разоблачение коррупции, правительственные скандалы, правда о прошлом, ревизия героической традиции нации. И как результат: цивилизационная некомпетентность, кризис идентичности и легитимности, культурная пропасть. Каким был социальный отклик на повседневность, которую мы с вами непосредственно проживаем? Этим ответом была апелляция к базовым ценностям культуры, как защитная реакция на опасные изменения, в том числе интерес к религиозной конфессиональной, что в частности позволяет осознать свою личность. Для человека, который пытается достичь целостности, современность стала миром суеты, который не позволяет ощутить трансцендентальные основы бытия [6]. В этой ситуации одним из источников обращения к религии становится стремление вернуть себе самоценность, найти референтную группу. Личность, утерянная в сложной структуре социальных диспозиций, испытывает трудности в поиске «своих», поэтому она пытается найти конкретную группу, которая гарантировала бы ей солидаристскую практику.

Стоит отметить, что в настоящее время социальное служение протестантских организаций развивается достаточно быстро, становясь все более высокоорганизованным и структурированным. В современной литературе уже достаточно прочно укоренилось понятие диаконии в качестве иностранного аналога категории «социальное служение». Правда, авторы, ориентированные на исследование существующего опыта протестантской диаконии, используют это понятие как синоним термина «социальная работа церкви» [5]. Российские исследователи в научных публикациях последних пяти лет противопоставляют хаотичную благотворительность системному социальному служению различных конфессиональных организаций, например, говоря о профессионализации того или иного вида социальной работы. Изучение развития практик социального служения позволяет, на наш взгляд, выделить конфессиональную социальную работу как наиболее высокоорганизованный из всех возможных видов социального служения протестантских организаций.

Однако, во всяком случае, подводя итог специфики функционирования протестантских общин в постмодерном обществе, мы, прежде всего, должны отметить, что лицо протестантизма изменилось, и весьма существенно. Главными направлениями изменений стали: последовательная институализация; дальнейшее разнообразие деноминационной палитры; уточнения вероучительной доктрины, формулировка «доктринального минимума», формирование собственного богословия, повышение социального статуса протестантов, их активное включение в самый широкий спектр общественно-политических и экономических процессов; выравнивания социально-демографического состава протестантских общин, их быстрая «десектанизация» и достижения все более заметного места на религиозной карте мира [1, с. 35-36].

Кроме того, с уверенностью можно утверждать, что современный протестантизм вышел на качественно новый идеологический уровень, на котором происходит переход от формирования и систематизации идей к концептуализации как целостного религиозно-социального феномена. Это обусловлено прежде всего бурным развитием реформаторских проектов, а соответственно и протестантских общин. Так или иначе протестантизм, как реформаторское и духовное движение, не только сохранил, но и усилил свое влияние, как на отдельного верующего, так и на общество в целом.

Итак, анализ и тенденция процессов, которые сегодня можно увидеть в  протестантизме, свидетельствуют, что наряду со сложными проблемами богословского, организационного характера в конфессиональной жизни имеются достаточно эффективные динамические средства, формы и методы внешней и внутренней жизнедеятельности, в частности образовательные, воспитательные, предпринимательские. Таким образом, почти все течения протестантизма в условиях гарантированной свободы совести начали активно «входить в мир».


Библиографический список
  1. Докаш В. Соціальна діяльність протестантських церков як форма реалізації легітимізуючої функції релігії // Релігія та соціум. – 2008. – №1. – с. 52-57.
  2. Жукалюк Н., Любащенко В. История Церкви христиан Адвентистов седьмого дня в Украине. – К., 2003. 320с.
  3. Коваленко Л. Облако свидетелей Христовых (для народов России в ХІХ — ХХ вв.) / Л. Коваленко. – К.: Издательство Центра Христианского сотрудничества, 1997. 274 с.
  4. Компендиум социального учения церкви. – М., Паолине, 2006. 640 с.
  5.  Крючкова М. Марфо-Мариинская обитель милосердия: история и современность диаконической работы / Милосердие и благотворительность Диакония [online/доступ через http://www.hoffnung"fuer"osteuropa.de/downloads/brot.fuer.die.welt.pdf].
  6. Лютер Мартин. Время молчания прошло: Избранные произведения 1520-1526 гг. – Х.,1994.
  7. Петрова И.Э. Социальное учение и социальное служение конфесиональных организаций в России // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. –  2009. –  №3. –  С.289-293.
  8. Савинский С.Н. История Русско-Украинского Баптизма: Одеская Богословская Семинария, Богомыслие, 1995. 125с.
  9. Социальная позиция протестантских церквей России [online / доступ через http:// bibleapologet.narod.ru/doctrine.htm].
  10.  Филатов С.Б. Христианские религиозные сообщества России как субъект гражданского общества // Отечественные записки. 2005. No.6 [online / доступ через http://www.stranaoz.ru/?article1187&numid=27].


Все статьи автора «BugaEugene»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: