УДК 81

К ВОПРОСУ О СИНКРЕТИЗМЕ ВТОРОСТЕПЕННЫХ ЧЛЕНОВ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Лапина Елена Владимировна
Кубанский государственный университет (филиал в г. Славянск-на-Кубани)
Магистрант 2 курса направления 050100.68 "Педагогическое образование" магистерская программа "Филология"

Аннотация
Данная статья посвящена анализу конструкций с синкретичными компонентами. Рассмотрев лингвистический потенциал текстов Б. Акунина, мы выделили конструкции с синкретичными компонентами по обстоятельственной семантике и выявили специфику их функционирования в речи.

Ключевые слова: полифункциональность., синкретизм, языковая семантика конструкции с синкретичными компонентами


TO THE QUESTION OF SYNCRETISM OF THE SECONDARY PARTS OF THE SENTENCE

Lapina Elena Vladimirovna
Kuban state University's (branch in the town of Slavyansk-on-Kuban)
Postgraduate student of the 2d course Direction 050100.68 "Pedagogical education" The Master's programme "Philology"

Abstract
This article is devoted to the analysis of constructions with syncretiс components. Having considered the linguistic potential of B. Akunin’s texts, the author picked out the constructions with syncretiс components by their adverbial semantics and revealed their specific functioning in а speech.

Keywords: construction’s language semantics with syncretiс components, polyfunctionality., syncretism


Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Лапина Е.В. К вопросу о синкретизме второстепенных членов предложения // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/04/2727 (дата обращения: 28.09.2017).

Определением сущности, природы, характера синкретизма как явления, изучением его разновидностей занимались многие русские языковеды. Для отечественного языкознания характерно смещение акцентов в сторону изучения синкретизма на уровне синтаксиса.

Одной из сложностей, вытекающих из неопределённости лингвистических позиций относительно вопроса об объективном содержании понятия синкретизм, является неоднозначность самого понятия и отсутствие единой терминологии. В лингвистике термином «синкретизм» обозначаются: 1) упрощённые различия падежных форм (Б.Дельбрюк, Н.Н. Дурново, P.O. Якобсон); 2) языковая категория, устанавливаемая совпадением (И. Ельмслев) в парадигматике и синтагматике; 3) нейтрализация противопоставления (О.Ахманова); 4) совмещение свойств, противопоставленных единиц языка, связанных между собой явлениями переходности (В.В. Бабайцева).

Синкретизм как лингвистическое явление является комплексным явлением, совмещающим в себе свойства полисемии и переходности, омонимии и нейтрализации, и реализующееся в языке и речи как самостоятельное явление на всех уровнях языка. Являясь смежным с такими явлениями как переходность, омонимия, полисемия, нейтрализация, полифункциональность и другие, синкретизм занимает промежуточную позицию в системе языковых средств, обеспечивая тем самым развитие и подвижность языковой системы.

Синкретизм – 1) «совпадение в процессе развития языка функционально различных грамматических форм и категорий в одной форме»; 2) «совмещение (синтез) дифференциальных структурных и семантических признаков единиц языка (некоторых разрядов слов, значений предложения, членов предложения и др.), противопоставленных друг другу в системе языка и связанных явлениями переходности» [БЭС. Языкознание. Ярцева, 1998].

Синтаксический синкретизм обнаруживается, прежде всего, в системе членов предложения. Причиной появления синкретичных членов предложения является 1) тенденция к языковой экономии речевых усилий; 2) потребность в выражении более сложной семантики.

Вопросом о синкретизме членов предложения занимались такие ученые, как В. В. Бабайцева, Л. Д. Чеснокова, Л. А. Чернова и др.

По мнению Л.Д. Чесноковой, синкретичные члены предложения образуют целую систему, центром которой следует признать особый тип синкретичных членов предложения – дуплексив, т. к. в семантическом плане дуплексив выражает одновременно два синтаксических отношения к двум грамматически разным словам – к имени и к глаголу: по отношению к имени дуплексив выражает атрибутивные отношения, по отношению к глаголу – обстоятельственные или объектные.

Л.А. Чернова к синкретичным относит 7 групп второстепенных членов предложения: 1) дуплексивы; 2) составные именные члены предложения; 3) различные обособленные члены предложения (определения, приложения, обстоятельства), включающие полупредикативное значение; 4) необособленные определения, связанные с двумя членами предложения; 5) второстепенные члены предложения, выраженные инфинитивом; 6) второстепенные члены предложения, выраженные именами существительными с предлогами, с двумя связями.

В. В. Бабайцева выводит определение синкретизма членов предложения – совмещение (синтез) в одном члене предложения дифференциальных признаков разных членов предложения, разных их функций, и выделяет основные факторы, обусловливающие синкретизм членов предложения:

1) несоответствие формы и содержания;

2) категориальные, лексико-грамматические и лексические значения сочетающихся словоформ;

3) синтаксические связи и отношения;

4) эллипсис подчиняющей словоформы.

Языковая семантика оборотов синкретична: в ней сочетаются компоненты семантики сказуемого и второстепенных членов предложения (определения и обстоятельства). Предикативные семы заключены в семантике стержневых слов [Бабайцева, 2000, с. 432]. Обороты делятся на 2 группы: обстоятельственные (деепричастный, инфинитивный и сравнительный) и атрибутивные (причастный и адъективный) [Бабайцева, 2000, с. 433].

Анализируя конструкции с синкретичными компонентами, стало очевидным, что предикативные семы в стержневых словах позволяют заменить оборот придаточным предложением, например: «Варя собиралась согласиться, выдвинув некоторые принципиальные условия» [Акунин «Турецкий гамбит», с. 57]. Данное предложение можно трансформировать в сложноподчиненное, в котором обособленное обстоятельство выступит в роли придаточной части СПП: Варя собиралась согласиться, если выдвинет некоторые принципиальные условия.

Мы проанализировали конструкции с синкретичными компонентами по обстоятельственной семантике (деепричастный, инфинитивный и сравнительный обороты) в произведениях Б. Акунина «Турецкий гамбит», «Азазель».

В романе Б.Акунина чаще всего используются обособленные обстоятельства, которые являются полупредикативными синтаксическими единицами, включающими деепричастие и его распространители: Раскрыв кожаную обложку, Иван Прокофьевич извлек один-единственный листок… [Акунин «Азазель», с. 15]. Деепричастие раскрыв совмещает в себе признаки глагола и наречия, является структурным и семантическим центром оборота, распространители - кожаную обложку, которые уточняют, что именно раскрыл Иван Прокофьевич. Данную полупредикативную синтаксическую единицу можно трансформировать в придаточную часть сложного предложения: Иван Прокофьевич извлек один-единственный листок, когда раскрыл кожаную обложку (придаточное обстоятельственное предложение со значением времени). Таким образом, языковая семантика оборота синкретична: в ней сочетаются компоненты семантики сказуемого и второстепенного члена предложения (обстоятельства). Синкретизм деепричастия обуславливает специфику его функционирования в речи: оно играет роль добавочного (второстепенного) сказуемого и содержит его обстоятельственную характеристику. В деепричастии заключено значение действия и основное значение обстоятельства.

Семантика деепричастных оборотов в произведениях Б.Акунина очень разнообразна. Вся конструкция работает на раскрытие семантики, но основным носителем ее является деепричастие, которое выполняет различные функции обстоятельства: образа действия, времени, причины, условия, уступки.

В предложении: Промурлыкал Грушин, скучающе перелистывая «Полицейскую сводку городских происшествий» за истекшие сутки [Акунин «Азазель», с. 16], деепричастие (перелистывая) выполняет функцию обстоятельства образа действия: промурлыкал (как?), скучающе перелистывая.

Сидел (как?) спиной какой-то понурый, уткнувшись носом в кружку с виномУсадив ее на складной стул, француз принялся объяснять (как?). Я привык не жалеть собственной жизни (каким образом?)ставя ее на кон в интересных делах[Акунин «Турецкий гамбит», с. 8, 132, 218]. …Ахтырцев, проявляя все более заметную нервозность, прохаживался (как?) у фигурных дубовых дверей. Эраст Петрович встал и на непослушных ногах двинулся (каким образом?) к окну, не отводя глаз от страшного темного пятна. Миледи участливо наблюдала (как?) за телодвижениями молодого человека, время от времени покачивая головой [Акунин «Азазель», с. 34, 112, 170].

Во всех предложениях основным носителем семантики деепричастного оборота является деепричастие, выполняющее функцию обстоятельства образа действия, которые дают качественную характеристику действию или указывают на способ его осуществления («образ действия»).

В предложениях: Прощаясь с бедным мальчиком, миледи улыбнулась [Акунин «Азазель», с.16]; …собирая эту растительность в букет, Митя Гриднев изорвал шипами новенькие перчатки [Акунин «Турецкий гамбит», с.186], деепричастия (прощаясь, собирая) выполняют функции обстоятельства времени. Улыбнулась (когда?), прощаясь; изорвал (когда?), собирая. В данных примерах деепричастия уточняют время, когда происходит основное действие.

Она испугалась (когда?), увидев перед собой Фандорина. Варя моментально проголодалась (когда?)посмотрев на французские сыры, фрукты, копченую лососину, розовую ветчину…[ Акунин «Турецкий гамбит», с. 78, 100-101].

Синкретизм анализируемых конструкций заключается в том, что деепричастия совмещают в себе признаки глагола (сказуемого) и наречия (обстоятельства времени).

Конструкции с синкретичными компонентами по обстоятельственной семантике причины в романах Б. Акунина встречаются, но не так часто, как конструкции по обстоятельственной семантике образа действия. Потеряв от нетерпения всякое представление о приличиях и чинопочитании, Эраст Петрович выхватил (почему?) у старшего по званию листок и прочел следующее…[Акунин «Азазель», с. 15]. Лучшие из образованной молодежи уходят (по какой причине?)задохнувшись от нехватки духовного кислорода, а вы, отцы общества, уроков для себя ничуть не извлекаете! [Акунин «Азазель», с. 17].Варя закусила губу, чтобы не вскрикнуть, и, не выдержав безнадежности…, опустила (почему?) глаза [Акунин «Турецкий гамбит», с. 22]. Варя метнулась за ним (по какой причине?), не желая оставаться в этом грязном, темном и зловонном вертепе [Акунин «Турецкий гамбит», с. 6].

Деепричастные обороты в данных примерах объясняют причину действия. Автору важно подчеркнуть не только главное действие, но и указать на причину произошедшего, пояснить, почему оно произошло, с чем это связано.

Также в рассматриваемых нами текстах встречаются конструкции с синкретичными компонентами по обстоятельственной семантике условия, но крайне редко. Например, в предложениях: Полюбив, не отрекайтесь! [Акунин «Азазель», с. 14]; Варя согласилась, хотя собиралась согласиться не сразу, а лишь после долгого и серьезного разговора, выдвинув некоторые принципиальные условия[Акунин «Турецкий гамбит», с. 57]. Деепричастия обозначают условия, которые могут вызвать определённое следствие: не отрекайтесь (при каком условии?) полюбив, собиралась согласиться (при каком условии?) выдвинув условия.

Таким образом, конструкции с синкретичными компонентами по обстоятельственной семантике (деепричастный оборот), в которых деепричастие имеет обстоятельственные значения образа действия, времени, причины, условия, используются автором в большом количестве. В ходе анализа, мы обнаружили, что наиболее часто встречаются деепричастия, выполняющие функцию обстоятельства образа действия. Именно от деепричастных оборотов зависит речевая, семантическая емкость и выразительность.


Библиографический список
  1. Акунин. Б. Азазель [Текст].// [Электронный ресурс] /Изд.: Захаров, М., 2000. Подготовка е-текста: Евгений Морозов. – Режим доступа: Официальная страница Бориса Акунина: http://akunin.ru/
  2. Акунин. Б. Турецкий гамбит [Текст].// [Электронный ресурс] /Изд.: Захаров, М., 2000. Spellcheck: Анатолий Мукосеев. – Режим доступа: Официальная страница Бориса Акунина: http://akunin.ru/
  3. Бабайцева. В.В. Зона синкретизма в системе частей речи современного русского языка [Текст] / В.В. Бабайцева // НДВШ Филологические науки. – 1983. – № 5. – С. 35– 42.
  4. Бабайцева. В.В. Явления переходности в грамматике русского языка. Монография. / В.В. Бабайцева. – М. – 2000. – 640 с.
  5. Большой энциклопедический словарь. Языкознание [Текст] / Гл. ред. В. Н. Ярцева. – М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1998.
  6. Чернова. Л. А. Обстоятельство или определение? Основные типы синкретичных членов предложения [Текст] / Л. А. Чернова // Русская словесность. – 2003. – №8.
  7. Чеснокова. Л. Д. Синкретизм в сфере членов предложения [Текст] / Л. Д. Чеснокова // Филологические науки. – 1988. – № 4.


Все статьи автора «Elena78»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: