УДК 324

РЕФЕРЕНДУМ 17 МАРТА 1991 Г.: ЦЕЛИ И РЕЗУЛЬТАТЫ. ПО МАТЕРИАЛАМ КАРЕЛЬСКОЙ АССР

Савицкий Алексей Александрович
Карельский научный центр Российской академии наук
кандидат исторических наук, научный сотрудник Института языка, литературы и истории

Аннотация
Статья посвящена референдуму 17 марта 1991 года в Карельской АССР. Рассматривается подготовка, ход референдума, его итоги. Существенное внимание уделяется общественной дискуссии, развернувшейся в марте 1991 года на страницах газеты Ленинская правда.

Ключевые слова: Карельская АССР, общественная дискуссия в печати, референдум, СССР, сторонники и противники сохранения СССР


REFERENDUM 17 MARCH 1991: OBJECTIVES AND RESULTS. ACCORDING TO THE MATERIALS OF THE KARELIAN ASSR

avitskiy Aleksey Aleksandrovich
Karelian Research Centre of the Russian Academy of Sciences
Candidate of Historical Sciences, Researched of the Institute of Language, Literature and History

Abstract
The article is devoted to the referendum 17 March 1991 in the Karelian ASSR. Explains how to prepare, the referendum, its outcome. Considerable attention is given to the public debate that unfolded in March 1991, the newspaper Lenin's true.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Савицкий А.А. Референдум 17 марта 1991 г.: цели и результаты. По материалам Карельской АССР // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/03/2524 (дата обращения: 28.05.2017).

Референдум – непременный элемент демократии. Ведь посредством него люди напрямую выражают свою волю по важнейшим вопросам жизни страны, выступая в роли арбитра по важнейшему вопросу внешней или внутренней политики. Сущность референдарной демократии заключается именно в выявлении и последующего претворения в жизнь воли граждан.

Результаты всенародного волеизъявления надлежит неукоснительно претворять в жизнь. Ибо трактовка его итогов, или их игнорирование является жестом крайнего неуважения к народу, выразившему свою волю.  Разумеется, итоги голосования по вопросам, вынесенным на референдум, не отражают в полной мере чаяния и устремления населения, поскольку сама формулировка вопросов, вносимых в бюллетень, совершается не всенародно. Гражданин ставится перед выбором из перечня вопросов, повлиять на  процесс составления которых он не имел ни возможностей, ни права.

Политическое поведение народа определяется степенью его зрелости, способностью осознавать собственные интересы и добиваться их претворения в жизнь. Данные черты проявляются наиболее явно в моменты общественных мобилизаций. Референдум относится к их числу. Итоги голосования, равно как и предшествующая дискуссия дают представление о логике, в соответствии с которой население принимает важнейшие решения.

Для трезвой оценки политической реальности крайне желателен опыт гражданского участия в общественно-политической жизни страны. Референдум же не относился к 1991 г. к числу привычных форм участия населения в жизни государства. Советские Конституции допускали проведение референдума. Среди ученых-гуманитариев распространено мнение о декларативном характере данных пунктов законодательства. Убедительным доказательством представленной точки зрения может служить отсутствие законодательного регламентирования проведения референдума, исключавшего референдумы из политической практики «доперестроечного» СССР.

Нарастание демократических тенденций в общественно-политической жизни СССР поставило к 1990 г. на повестку дня вопрос введения референдума в политическую практику. На тот момент в СССР центробежные силы преобладали над центростремительными. Достаточно вспомнить, что на протяжении второй половины 1990 г. союзными республиками, среди них и РСФСР, принимались декларации о государственном суверенитете [1]. Да и руководство страны, во главе с М. Горбачевым активно обсуждало проект создания ССГ – содружества суверенных государств. В такой атмосфере республики чувствовали негласное дозволение расширять собственные полномочия.

Нельзя обойти вниманием и принятый 3 апреля 1990 г. Верховным Советом СССР Закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Его вторая статья гласила: «Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования)»[2]. Решение о выходе в случае народного волеизъявления на референдуме признавалось легитимным, а вот сама нормативно-правовая база для проведения референдума отсутствовала. Выходило, что право есть, а воспользоваться им нельзя.

Власти РСФСР исправили эту «оплошность». 16 октября 1990 г. принят закон «О референдуме РСФСР» [3].  Разработка и утверждение РСФСР собственных правовых норм свидетельствует не только о демократической направленности политического курса российских властей, но, пожалуй, в первую очередь о конфликте интересов между центральной властью СССР и руководством РСФСР. Равно как и об ослаблении позиций союзных властей, коль скоро на местах столь явно демонстрируют независимость.

Игнорировать подобный шаг российских властей союзное руководство не могло. Каковы же его дальнейшие действия? С одной стороны РСФСР обозначило стремление приводить законодательство в соответствие с политической практикой, шедшей в русле политических преобразований, обозначенных когда-то центром. И вместе с тем, оставляло за собой право инициативы, не согласованной с союзным руководством. По сути, заявила претензии на больший объем полномочий, право определять границы которых оставляла за собой. Ответом стал принятый 27 декабря, Закон СССР «О всенародном голосовании (референдуме СССР)» [4, С. 351–363].

Формально власти РСФСР продемонстрировали готовность продолжать демократическое развитие общественных и государственных институтов, и получили поддержку центральных властей. Действительно, протест против разработки и утверждения законодательства, определяющего порядок проведения процедуры, имеющей статус одной из неотъемлемых черт демократического государства, выглядел бы реакционным и не добавил популярности союзным властям. А их авторитет на тот момент уже и без того заметно пошатнулся. Во взаимоотношениях центр-регионы инициативу постепенно перехватили последние.

Закрепленный законодательно пункт о референдуме вскоре нашел практическое применение. Всенародное голосование состоялось 17 марта 1991 г. Вопрос, вынесенный на всенародное голосование назвать иначе как судьбоносным нельзя. Это вопрос о сохранении СССР. Во всяком случае, именно так он преподносился и трактовался большинством советских граждан главный вопрос избирательного бюллетеня.  Избиратели РСФСР также голосовали по вопросу  введения поста Президента России.

Сам факт проведения референдума по вопросу сохранения СССР свидетельствует о масштабном внутриполитическом кризисе. Вопрос о целесообразности сохранения государства в благополучные времена не стоит. В «Декларации об образовании Союза ССР», принятой делегатами I общесоюзного Съезда Советов, состоявшегося в Москве 30 декабря 1922 г., за всеми республиками признавалось право выхода из состава Советского Союза [5]. На практике же попытки воспользоваться предоставленным правом выхода из Союза отсутствовали. Напротив, утверждалась крепость и монолитность государства. Именно так страна и воспринималась большинством советских людей. Не являлись исключением и жители КАССР.

Письма  читателей в периодические издания, выходившие на территории Карельской АССР, свидетельствуют о нежелании или неготовности большинства граждан воспринимать крушение Советского Союза в качестве реальной перспективы. Желание сохранить Союз объясняют различными соображениями.

Часть публикаторов не видели смысла рушить жизнеспособное государство со сложившимися хозяйственными связями и достаточно высоким уровнем жизни [6].  Немало и убежденных в аморальности самой постановки вопроса о возможном разрушении страны. Они составляли подавляющее большинство граждан, опубликовавших свое мнение в прессе. Единство СССР – аксиома, незыблемая истина, не нуждающаяся в доказательстве. Сам факт проведения референдума о сохранении Союза стал для этих людей сильным раздражителем, поскольку допускал, пусть и в теории, как они полагали, вариант распада страны. Упомянутая часть писем часто содержит критику проводимого курса преобразований. Под огнем критики и такие реалии перестроечной жизни как ослабление государственной власти, падение авторитета КПСС. Заметна и доля читателей, встревоженных последствиями распада государства. Сохранение Союза выступает для них главным образом как единственный способ гарантировать согласие в обществе.

Дискуссия, предварявшая референдум, возымела еще и психопрограммирующий эффект, поскольку подрывалась вера людей в нерушимость Советского Союза. Если до 1991 г. большинству мысль о возможном распаде страны не приходила в голову, то теперь после вынесения вопроса на всенародное голосование, всем уже стало очевидно – дальнейшее существование СССР – вопрос дискуссионный. Даже те, кто не верил в возможный распад страны, теперь приучались к мысли о свободном характере споров на эту тему, их публичном характере. Еще совсем незадолго до этого подобные диспуты не возникали, а сама их тематика находилась за границами менталитета большинства граждан.

А дискуссия состоялась. Нашлись и противники сохранения Союза. Их недовольство концентрировалось вокруг проблем социально-экономического развития (не в последнюю очередь применительно к насыщению рынка товарами народного потребления) и межнациональных отношений. Ряд публикаторов, идентифицирующих себя с социал-демократами, отождествляли недостатки политической системы СССР с самим фактом его существования. Коммунистическая идеология называется в таких заметках утопической, виновной в «подавлении личности, ее закрепощении бюрократическими структурами». Выражается несогласие с отсутствием института частной собственности, свободы предпринимательства [7].

Ответить «да» на вопрос бюллетеня призывали своих сторонников большинство политических и общественных организаций республики. Среди них Карельский областной комитет КПСС, профсоюзные организации, общество национальных культур карелов, общество национальных культур вепсов, Союз ингерманландцев, ветеранские организации. Их оппоненты принадлежали к демократическому лагерю – это Народный фронт Карелии, социал-демократическая партия и региональное отделение «Демократической России» [8, 65]. Председатель Верховного Совета КАССР В. Степанов не скрывал своей позиции: «Считаю, что в обновленном Союзе все мы будем чувствовать себя увереннее и сможем реально выйти из того сложного положения, в котором сейчас находимся. Очень хочется надеяться, что на референдуме в Карелии большинство моих земляков проявят мудрость и проголосуют за сохранение Союза» [9].

Следует признать, что участники дискуссии в прессе, склонные ответить «нет» на главный вопрос референдума, в основной своей массе отнюдь не противники СССР. Они часто делятся сомнениями о положительном влиянии референдума независимо от исхода голосования. Основной акцент в таких заметках делается на предшествующих всенародных  выборах депутатов. «Помните, на каком энтузиазме выбирали мы депутатов советов. Время прошло, а где результат их работы?» [6]. Избирая своих представителей в советы, многие избиратели надеялись решить основную часть волновавших их проблем. Прошел год, ситуация не претерпела изменений к лучшему и у них созрел вопрос: «А что толку в этих демократических выборах?»

Ряд противников голосования выражали недовольство туманностью формулировки вопроса, посвященного сохранению Союза: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?» [10].

Среди них в основном сторонники сохранения территориальной целостности страны. «С одной стороны осознаю, что ни в коем случае нельзя растаскивать государство по отдельным княжествам. С другой – что подразумевается под обновленным Союзом?» [6]. Сей пункт, судя по откликам в печати, вызвал возмущение многих граждан, полагавших наилучшей примерно следующую формулировку вопроса: «Считаете ли необходимым сохранить Союз Советских Социалистических Республик?». Люди делились впечатлением о наличии подтекста в вопросе. Их ответ в таком случае мог подвергнуться интерпретации, что вынуждало избирателей чувствовать себя пешками в политической игре. Недовольство адресовалось и без того непопулярному союзному руководству. Часть авторов критиковала саму идею проведения референдума, приписывая ее руководству КПСС, ее стремлению укрепить свою власть.

Между тем, содержание бюллетеня сформулировано вполне четко. Речь открытым текстом идет об обновленной федерации СУВЕРЕННЫХ ГОСУДАРСТВ. Республики Советского Союза не являлись суверенными государствами, а значит обновление, за которое предлагали голосовать сторонникам сохранения СССР, не являлось сохранением того Союза, который существовал до 1991 г. Обновленному Союзу отводилась роль конфедерации. По сути, речь шла о создании СНГ (Содружество независимых государств), учрежденное 21 декабря 1991 г. Алма-Атинской декларацией. В СНГ вошли одиннадцать республик бывшего СССР [11].

Посему сомнения, вызванные формулировкой, возникли у части жителей Карельской АССР вполне обоснованно. Никто из жителей Карельской АССР, высказавшихся в прессе, не указывал на грядущий переход Союза к конфедеративному устройству, если большинство скажет «да» на первый вопрос.  Или данный блок писем не дошел до читателей?

Речь в газетных заметках идет только о туманности формулировки. Предполагая, что идея проведения референдума исходит от руководства КПСС, часть граждан делает следующий вывод. «Одно «за» означает одобрение всего остального, обеспечивая центру сохранение СССР в его устаревшей форме. В таком случае страна будет представлять не добровольное объединение республик, а некое окружение всемогущего наднационального субъекта, считающего себя равновеликой стране, всем ее союзным и автономным республикам, вместе взятым» [7].

В Карельской АССР референдум 17 марта 1991 г., вернее дискуссия ему предшествовавшая, показала ряд противоречивых тенденций в настроениях населения республики. Сам факт существования общественных организаций, выступавших против существования СССР, иллюстрирует коренные перемены в жизни государства и общества. До недавнего времени такая дискуссия не могла вестись в прессе.

Противоречивость общественных настроений, отношение части электората к референдуму как к процедуре, чей результат предрешен или зависит не от воли голосующих, поставили на повестку дня вопрос активности избирателей.  Состояться референдум мог при условии явки не менее половины всего списочного состава граждан, обладавших правом голоса. Иначе результаты не могли бы быть признаны действительными [8, С. 114].

Голосование 17 марта 1991 г. прошло при высокой явке избирателей. На избирательные участки пришли 80% советских избирателей, 76,4% из них проголосовали за сохранение обновленного Союза. В РСФСР проголосовали более 75%, 71,34  сказали «да». В Карелии при явке 75,79% положительно ответили на вопрос референдума 88,6% [8, С. 115].

Не соответствовали общему фону итоги голосования в столице Карельской АССР – Петрозаводске, где «да» ответили только 48% голосовавших и Костомукше, там данный показатель составил лишь треть от общего числа голосовавших [8, С. 115].  В этих же городах зафиксированы и самые низкие показатели явки избирателей. Вероятно, среди отказавшихся от участия во всенародном голосовании присутствовала значительная доля граждан осознанно бойкотировавших референдум по причине несогласия с формулировкой вопроса, влекущего за собой обновление Союза в конфедерацию суверенных республик. Равно как и среди голосовавших «против». Поскольку срыв референдума являлся для них наиболее предпочтительным исходом.

Большинство же жителей Карельской АССР, как это следует из дискуссии, предшествовавшей референдуму, ставили отметку в графе «за», являясь сторонниками существования именного того Союза, в котором родились и проживали на момент голосования.


Библиографический список
  1. Референдум о сохранении СССР 17 марта 1991 года. Справка. Электронный источник [Режимдоступа]:http://ria.ru/history_spravki/20110315/354060265.html#13623988246813&message=resize&relto=register&action=addClass&value=registration
  2. Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» № 1409-1 от 3 апреля 1990 года. Электронный источник. [Режим доступа]: http://sevkrimrus.narod.ru/ZAKON/1990.htm
  3. Закон РСФСР от 16.10.90 № 241-10 О Референдуме РСФСР. Электронный источник. [Режим доступа]: http://law7.ru/base29/part9/d29ru9934.htm
  4. Четвертый съезд народных депутатов СССР. 17-27 декабря 1990 г. Стенографический отчет. Т. 3. М., 1991.
  5. Декларация об образовании СССР. Электронный источник. [Режим доступа]: http://cccp.narod.ru/work/book/deklar_sssr.html
  6. Ленинская правда. 1991. 9 марта.
  7. Ленинская правда. 1991. 5 марта.
  8. Цыганков А.М. Пришествие избирателя: из истории выборных кампаний Карелии. 1989-1996. П.: Карелия.
  9. Ленинская правда. 1991. 16 марта.
  10. Бюллетень с референдума. Электронный источник. [Режим доступа]: http://20th.su/2009/07/01/byulleten-s-referenduma/
  11. Возникновение СНГ. Электронный источник. [Режим доступа]: http://cng-vozniknovenie.ru/readarticle.php?article_id=1


Все статьи автора «Савицкий Алексей Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: