РЕФОРМЫ ИЛИ «РАСКАЗАЧИВАНИЕ». ОТКЛИК НА СТАТЬЮ В. ШАМБАРОВА

Васильев М.В.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Васильев М.В. Реформы или «расказачивание». Отклик на статью В. Шамбарова // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/02/2281 (дата обращения: 28.05.2017).

Сам  термин «расказачивание», использованный Валерием Шамбаровым в публикации «Первое “расказачивание”»[1] по отношению к описываемым событиям XIX в. совершенно не приемлем и ошибочен, так как под этим понятием в исторической науке утвердилась целенаправленная политика уничтожения казачества как сословия. Стоит только обратиться к секретному циркулярному письму ЦК РКП(б) от 24 января 1919 г. в котором намечалась тактика непосредственных действий относительно казаков: «Поголовно истребить всех богатых казаков», а затем «провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо косвенное или прямое участие в борьбе с Советской властью»[2]. Этому же был посвящен призыв Л.Д. Троцкого к поголовному физическому истреблению казаков, как единственной силы, способной к объединению. В публикации В. Шамбарова мы видим всего лишь отдельные стороны естественных изменений административного и сословного положения казачества, которые были продиктованы самим ходом времени и изменения геополитического положения Российской империи. Сами же аргументы, отобранные автором для доказательства своей точки зрения крайне фрагментарны и выглядят убедительными только при поверхностном прочтении статьи.  Так, например, автор указывает, что: «по проектам А.П. Ермолова и генерала от инфантерии Н.И. Евдокимова Северный Кавказ предполагалось сделать единым казачьим краем. И если для этого не хватало потомственных казаков, широко практиковалась приписка. Казаками стали дружественные горцы – часть осетин, кабардинцев. Ермолов поверстал в казаки крестьян Кавказской губернии, отставных солдат, потом осуществлялись переселения с Украины, из Центральной России». Сам процесс вливания новых социальных и даже этнических сил в ряды казачества являлся исторически естественным, когда с XV – XVII вв. казачество формировалось из различных представителей вольных, гулящих людей, а с момента усиления крепостного права на Руси область Войска Донского активно пополняли беглые крестьяне из различных губерний[3]. В данном случае уместно вспомнить старинный казачий лозунг: «С Дона выдачи нет». А городовое казачество XVI – XVII постоянно версталось из числа добровольцев – охочих людей проживающих в данной местности и не принадлежащих к казачьему сословию[4]. Главным и единственным критерием для принятия в казаки любого желающего являлось православное вероисповедание. В связи с чем, принятие православных осетин в ряды казачества, пусть даже в результате административного вмешательства не является нарушением казачьих традиций и принципов. Сложнее дело обстоит с кабардинцами, исповедующими мусульманство. Но Шамбаров, к сожалению, не описывает ни самого процесса принятия магометан в казачество, ни называет количества таковых, что принципиально важно для отстаивания авторской идеи расказачивания XIX в. Хотя далее, автор пишет, что фактически: «размывания казачества это (вливание инородного элемента) не вызывало». Расширение прав иногородних на казачьих землях и их участие в общественной жизни и решении хозяйственных вопросов (по “Положению об общественном управлении в Казачьих Войсках”) следует рассматривать как последствие отмены крепостного права в империи и развития общинного самоуправления. Покупка же земель казаков пришлыми – это естественный процесс развития института частной собственности, капитализма и рыночных отношений, которые постепенно складывались в Российской империи во второй половине XIX в. Аналогичным образом земли разоряющегося дворянства также переходили в руки наиболее предприимчивых крестьян и купцов, а многие родовые усадьбы были заложены в кредитных организациях. Административно территориальные изменения, производимые в казачьих областях, прирезки или отрезки земель так же не могут считаться примером террора и искоренения казачества. Отечественная история имеет более наглядный пример фактически насильственного переселения запорожских казаков в район Кубани во времена Екатерины Великой, но ведь это не считается в историографии попытками расказачивания. В целом, преобразования, проводимые в казачьих областях, о которых упоминает В. Шамбаров, являются ни чем иным, как естественным ответом государственного аппарата на вызовы времени и последствиями целого цикла великих реформ Александра II, затронувших практически все сферы жизни общества и имевших отдаленные  последствия для всех сословий и групп и русское казачество в данном случае не являлось исключением.


[1] Шамбаров В.Е. Первое «расказачивание» // Сайт писателя историка // http://www.shambarov.ru/ index.php/stati/80-45.html (дата обращения: 02.01.2013 г.).

[2] Трут В. П. Казачий излом: казачество Юго-Востока России в начале XX века и в период революции 1917 года. Ростов-на-Дону, 1997. С. 210 – 216; Футорянский Л.И. Проблемы казачества: расказачивание // Вестник ОГУ.  2002.  В. 2.  С. 43 – 53.

[3] Безотосный В. Кто такие казаки? // Родина. 2004. № 5. С. 7 – 13.

[4] Васильев М.В. Из истории городового казачества // Казаки: Общественно-политический и литературно-художественный журнал. 2011. № 4. С. 55 – 57.



Все статьи автора «Васильев Максим Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: