БРАУН В.Б. ИНСТАНЦИЯ НАРРАТОРА В ТЕКСТАХ ТОЛКИНОВСКОГО ЛЕГЕНДАРИУМА


БРАУН В.Б. ИНСТАНЦИЯ НАРРАТОРА В ТЕКСТАХ ТОЛКИНОВСКОГО ЛЕГЕНДАРИУМА


Рубрика: Литературоведение

Библиографическая ссылка на статью:
// Гуманитарные научные исследования. 2012. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/08/1585 (дата обращения: 30.05.2017).

Произведения английского писателя и филолога Дж. Р. Р. Толкина, несмотря на неослабевающую популярность, остаются в недостаточной мере исследованными. Критики и литературоведы раз за разом обращаются к рассмотрению одних и тех же аспектов творчества писателя: его религиозные взгляды, отношение к так называемому жанру фэнтези, мифотворчество,  создание искусственных языков. Формальная же сторона произведений Толкина, многообразие применяемых им приемов, структура создаваемого им нарратива – эти и другие проблемы остаются малоизученными. В ситуации подобного превалирования смыслового подхода по отношению к формальному, имеет смысл взглянуть на произведения Толкина, а именно на его тексты о вымышленном мире Средиземья (корпус этих текстов также известен под названием «легендариум») с  точки зрения нарратологии.

Если принимать во внимание, что к зоне нарратологического внимания относятся пути реализации различных интенций, то случай с Толкиновскими текстами представляется уникальным вдвойне. Известно, что отправной точкой для главного труда Толкина послужило его желание создать искусственную мифологию, которую он мог бы посвятить любимой родине – Англии. Толкин, безусловно, был далеко не единственным в этот период, кого посещали подобные мысли. Э.М. Форстер в романе «Говардс Энд» вкладывает в уста своей героини следующие слова:

«Why has not England a great mythology? <…> England still waits for the supreme moment of her literature- for the great poet who shall voice her, or, better still, for the thousand little poets whose voices shall pass into our common talk» [1].

Неизвестно, был ли Толкин знаком с этим романом Форстера, однако эти слова на удивление точно определяют не только авторскую интенцию создателя Средиземья (стать этим великим поэтом, голосом родины), но и особую нарративную стратегию, к которой Толкин прибегнул (или же вынужден был прибегнуть) при создании основных текстов легендариума, прежде всего – «Сильмариллиона».

Может ли один человек создать целую мифологию? Иногда нам известны имена реальных людей, объединявших отрывки сказаний, передававшихся из уст в уста, в цельные тексты – к примеру, Элиас Лённрот или Снорри Стурлусон. Тем не менее, они были лишь компиляторами, но не авторами. Существует огромное количество определений понятия «мифология», но есть что-то, что о ней можно утверждать наверняка, так этот тот факт, что мифология – всегда совокупность, совокупность письменных памятников и бесписьменных свидетельств, преданий, песен и т.д. Настоящая мифология не имеет одного автора, но создается хором множества малых голосов. Отсюда, по всей видимости, жанровое многообразие толкиновских текстов. Отсюда же – стремление замаскировать фигуру нарратора.

Как автор может скрыть собственное авторство? Литературная мистификация – метод не новый,  и явно не чуждый Толкину: малоизвестный текст «Записки клуба «Мнение»» (The Notion Club Papers [2]) представлен Толкином как второе (расширенное и дополненное) издание неких записок, обнаруженных в 2012 году сотрудниками Оксфорда, снабженное комментариями столь же выдуманных исследователей. Тем не менее, ни в одной, даже в самой ранней версии того же «Сильмариллиона» мы не обнаружим признаний автора, обнаружившего этот текст где-то на чердаке или в любом другом месте. Толкиновский «Сильмариллион» позиционируется как правдивое повествование.

Уже при поверхностном взгляде на творчество Толкина можно заметить, как сильно отличаются друг от друга три основных текста его легендариума – «Сильмариллион», «Хоббит» и «Властелин Колец» соответственно. Среди самых очевидных различий, как правило, выделяют такой эфемерный признак, как «тон повествования». Но что такое тон повествования? Отчасти, это подбор лексем, смешение стилей и регистров в определенных пропорциях, но на более общем уровне, безусловно, это разные типы нарраторов.

Проще всего определить тип нарратора в «Хоббите». Роль сказочника предусматривает наличие у автора человеческих качеств, точно также как дает ему право вмешиваться в ход повествования. Нарратор в «Хоббите» знает, чем кончится его рассказ, имеет определенные симпатии в отношении персонажей, а главное – может обращаться к читателям «напрямую»:

«This is a story of how a Baggins had an adventure, and found himself doing and saying things altogether unexpected. He may have lost the neighbors’ respect, but he gained – well, you will see whether he gained anything in the end» [3].

Чем ближе к концу повествования, тем меньше мы видим подобных «обращений», а во «Властелине Колец» их нет вовсе. Это, безусловно, не случайность.

«Властелин колец» уже не обычная литературная сказка, нарратор во «Властелине колец» скрывает свое присутствие, и повествование в целом ведется в традиционной для современного романа манере. Хоббиты, являющиеся своего рода связующим звеном между миром Толкина и читателями, остаются своего рода фокализаторами – в первых книгах мы знаем только то, что Фродо видел, при чем присутствовал, или рассказ о чем слышал от других персонажей. После того, как Содружество распадается, читатель ненадолго остается один на один с Леголасом, Гимли и Арагорном, но в остальном, как правило, с героями путешествует хотя бы один хоббит. Вероятно, отчасти именно с этой целью Толкин «разлучает» хоббитов Мери и Пиппина – чтобы они, а через них читатель, увидели конфликт с разных точек.

Какой тип нарратора соответствует «Сильмариллиону? Наиболее очевидный ответ – библейский. Действительно, кто еще может описывать создание мира – очевидно, процесс, при котором рассказывающий – кем бы он ни был – присутствовать не мог. Тем не менее, «Сильмариллион» сам по себе текст неоднородный. Не секрет, что книга, известная читателям как «Сильмариллион» – просто компиляция, составленная сыном Толкина Кристофером. «Сильмариллион» – это разрозненные отрывки из истории вымышленного мира, где, наряду с космогоническим мифом о творении мира, присутствуют и истории любви, дружбы, предательства. К тому же, в сам «Сильмариллион» не включены, но существуют на равных правах с ним песни, отрывки и стихотворения – такие, как «Лэ о Берене и Лютиэн». Конечно, не стоит забывать, что и сама «Библия» – текст неоднородный, состоящий главным образом из евангелий, приписываемых разным авторам. И все же, вероятно, «Сильмариллион» – не эльфийская библия.

Если вглядеться ближе, станет ясно, что способы, при помощи которых Толкин маскировал свое авторство, на самом деле весьма изощрены и разнообразны. Теперь, когда исследователи располагают черновиками писателя и другими дополнительными материалами, стало известно о существовании в ранних версиях текстов любопытной фигуры – персонажа, известного как Эльфвин, или Эриол. Эльфвин – человек-мореплаватель, родом, предположительно, из «реального» мира, прибывший к берегам эльфов. Именно ему эльфы рассказывают фрагменты из истории собственного мира.

В качестве яркого примера можно рассматривать т.н. «Книгу утраченных сказаний» (The Book of Lost Tales [4]) – раннюю версию «Сильмариллиона», изданную также Кристофером Толкином. Итак, «Книга утраченных сказаний» начинается с прибытия Эриола к берегам Тол Эрессеа, одинокого острова, – в главе «The Cottage of Lost Play». Содержание дальнейших глав, где повествуется о творении мира, восстании Мелькора (в этой версии известного как Мелько), исходе Нолдор, сокрытии Валинора и пр. и пр., представлено как следующие друг за другом рассказы жителей Тол Эрессеа, слушателем которых является собственно Эриол. Большую часть историй рассказывает некий Линдо, но есть и другие рассказчики – Румиль (создатель одного из алфавитов в Толкиновском мире) говорит о творении мира, а «некий Элтас» рассказывает о судьбе Турина.

В более поздних версиях текста это обрамление повествования было вполне сознательно удалено Толкином, но сами «рассказчики», а также их вымышленные тексты по-прежнему существовали в толкиновской нарративной вселенной.

Толкин  представляет читателю целую череду фиктивных нарраторов самого разного плана – это и эльфийские мудрецы, и люди, и даже хоббит-садовник, так же как нашему вниманию представлены вымышленные рукописи и книги, якобы существующие во вторичном мире. Книжной традиции в Средиземье уделено достаточно много места в произведениях Толкина. Известно, что в Средиземье Третьей Эпохи существует как минимум два библиотеки – в Минас-Тирите и Шире.

В определенном смысле, «Властелин Колец» может быть прочитан как история о том, как писалась книга – «Красная книга Западных Уделов». Этот вымышленный фолиант, являющийся воспоминаниями Бильбо и его «переводами с эльфийского», упоминается в тексте несколько раз: Бильбо говорит, что продолжает работу над книгой, обсуждает с Фродо варианты возможных окончаний, а в конце книга переходит к Сэму, который должен завершить ее. Именно для этого нужны были Мерри и Пиппин – они своеобразные агенты повествования, которые должны были вернуться домой и рассказать о произошедшем для того, чтобы их рассказы смогли стать частью Красной Книги.

Интересен в этом плане тот момент, что практически все значимые положительные персонажи у Толкина являются рассказчиками. Их мелкие нарративы вплетаются в общую историю – будь то истории, основанные на «личном опыте», или зачитываемые наизусть стихотворения, сочиненные кем-то другим. Это сложное устройство нарратива, состоящего из все более и более мелких нарративов, от Красной Книги до стихотворения в несколько строчек про Олифанта, придает «Властелину колец» редкую глубину и многомерность.

Таким образом, можно сказать, что труд Толкина по изобретению вторичных и третичных нарраторов, а также вымышленных текстов и свидетельств – не просто прихоть филологического ума, но часть сложной авторской стратегии, направленной на углубление собственного художественного мира, а также придание ему большей правдоподобности.

 Литература

1. Flieger V.  Interrupted Music: the making of Tolkien’s Mythology. The Kent State University Press, 2005.

2. Tolkien J.R.R. Sauron Defeated. HarperCollins, 2002.

3. Tolkien J.R.R. The Annotated Hobbit. HarperCollins, 2003.

4. Tolkien J.R.R. The Book of Lost Tales, part one. HarperCollins, 2002.



Все статьи автора «vbbraun»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: