УДК 347.65/.68

ИСТОРИЧЕСКОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ИМУЩЕСТВА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ В НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ РОССИИ

Люлина Виктория Юрьевна
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
Волгоградский институт управления, студент

Аннотация
Институт наследования прошел достаточно долгий путь становления и развития в России. В статье анализируются эволюция и историческое становление имущества индивидуального предпринимателя участвовавшее в наследственном праве России. Рассматривая действующие правовые нормы, регулирующие переход предприятий по наследству, можно отследить, что законодателем учитывался лишь опыт российского дореволюционного законодательства, т.к. с особенностями экономического развития страны в советский период не рассматривалось предприятие в качестве объектов права собственности и соответственно норм по наследование не существовало.

Ключевые слова: , ,


Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Люлина В.Ю. Историческое становление имущества предпринимателя в наследственном праве России // Гуманитарные научные исследования. 2020. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2020/01/26386 (дата обращения: 15.09.2020).

Уже в первобытнообщинном строе можно встретить отголоски наследственного права, где по племенной принадлежности возникало имущественное обособление людей, которое регулировалось родовыми и племенными обычаями, а наследниками могли быть только лица, принадлежащее этому роду.

Исторически первым объектом русского гражданского права, который можно охарактеризовать как прообраз имущества, используемого в производственной деятельности, являлось семейное хозяйство, включающее в себя дом, двор, скот, товар, а также право пользования земельным участком. Подобно имуществу семьи, известному римскому частному праву в различное время под именами familia pecuniaque, patrimonium, bona и означавшему всю совокупность принадлежавшего семье –   paterfamilias, семейное хозяйство («двор») в Русской Правде рассматривалось как единое целое, имущество каждого из членов семьи не было обособлено друг от друга, и ответственность по долгам каждого члена несла вся семья. Деления имущества на движимое и недвижимое Русская Правда не знала, все имущество считалось движимым. Такое обстоятельство означало, что состав «двора» являлся именным, входящие в него вещь, могла быть продана главой семьи или быть пополнено за счет приданного приносимого женой в дом мужа.

Наследование по Русской Правде осуществлялось по мужской линии, а незамужним женщинам полагался лишь имущественный выдел, размер которого отдавался на усмотрение братьев. В случае отсутствия сыновей имущество поступало в распоряжение князя. Исключение составляло имущество бояр, наследовать которое могли и дочери при отсутствии сыновей боярина. Вдова, которая вновь не вышла замуж, получала часть из наследственного имущества. Кроме того, ей подлежала часть имущества выделенного ей при жизни мужем в пользование[10, С. 22-23].

Все это свидетельствует о том, что ценность имущества проявлялась лишь в общности пользования им всеми членами семьи при жизни её Главы, а состав «двора» образовывали лишь вещи. Таким образом, можно сделать вывод, что обозначенные выше признаки общности и единства имущества явились платформой возникновения имущественных комплексов, а потому велико его значение для зарождения и становления предприятия как объекта производственной деятельности.

В период XV-XVI вв. имущество, объединяемое понятием «двор», трансформировалось от вещей, принадлежащих членам одной семьи, к «складству», т.е. совокупности имущества, принадлежащего совместно использовавшим его товарищам, не находившимся в родственных связях[2, С. 521.].

Рассматривая складство, М.Ф. Владимирский-Буданов отмечал, что это понятие характерно для договорных отношений, «однако применяется и к явлениям семейного быта: так, приданное (древнее складство) есть вступление в товарищество одного лица (жены) с другим (мужем), в примачестве из имущества зятя и тестя составляется складной живот, откуда и сделки получили название складных. Если полноправный член семьи отчуждает свою (идеальную) долю общесемейного имущества стороннему, то этот последний становится складником семьи взамен продавца … таким образом, как семья превращается в товарищество, так договорное товарищество подчиняется формам  семьи»[2, С. 521.].

Отсюда, можно говорить, что совместное использование соответствующего имущества товарищами имело цель получения выгоды от такого использования, это свидетельствует о постепенном формировании отношения к имуществу как к средству ведения предпринимательской деятельности и подчеркивает связь складчины и предприятия, основным признаком которого является стремление к извлечению прибыли.

Следующей этапом исторического развития можно считать вотчину, ставшей с развитием феодальных отношений и возникновением прав на землю.

По своему происхождению термин вотчина (от древнерусского «отчита») означает наследство (преимущественно недвижимое), доставшееся от отца или деда[3, С. 724]. Если рассматривать вотчину с юридической стороны, то в первую очередь она закреплялась как форма землевладения. Собственник имел достаточно обширный объем прав, где помимо прав на землю и имущества на ней, также осуществлял судебную и административную власть над жившим на его земле населением.

Вотчина являлась наследуемым земельным владением и находилась в свободном распоряжении ее собственника (вотчинника), который мог ей продать, обменять, подарить, завещать либо распорядиться иным образом[2, С.538]. Феодал, распоряжаясь вотчиной, мог передать новому собственнику и весь круг своих полномочий в отношении такой вотчины. Указанные  обстоятельства говорят о том, что вотчина являлась объектом гражданских прав, основной признак которого – единство и неделимость, – включал в себя также права и обязанности связанные с полномочиями по управлению и использованию вотчиной.

В эпоху феодальной раздробленности (с конца XI в.) в княжествах происходил бурный рост городов (к концу XII в. на Руси насчитывалось уже 224 города, хотя в XI в. их было только 89), обозначились успехи в сельском хозяйстве и ремесле[1, С. 23]. Ремесло возникло в патриархальных семьях в качестве домашнего промысла для обслуживания себя и своих родственников в простейших изделиях обихода: льняных тканях, коже, посуде, обуви и др. Эти изделия не выходили за рамки семьи и не поступали в продажу. В процессе дальнейшего общественного разделения труда домашние промыслы выделялись в отдельную отрасль народного хозяйства – ремесленное производство. Ремесленники обслуживали потребности не только патриархальной семьи, но и производили товары для обмена. Они все меньше занимались земледелием и, теряя связь с сельским хозяйством, перебирались в городские поселения. Происходило постепенное обособление хозяйственного предприятия от семейного союза. В XII в. насчитывалось более 60 ремесленных специальностей. Производились ювелирные, стеклянные, кожаные, деревянные изделия, одежда, обувь и т.д. Происходил торговый обмен между княжествами. Появилась профессия купца, начали формироваться торговые предприятия[1, С. 24].

Из изложенного можно сделать вывод, что вотчина является первым звеном в исторической цепочке возникновения наследования имущества приближенного к предпринимательской деятельности, т.к. сохраняет свои признаки и при переходе в порядке наследства.

Любопытно выделить, что Псковская судная грамота 1467 г. определяет два порядка в отношении наследственного имущества. Первый порядок – наследие, переходящее в порядке завещания (приказное), второй порядок – наследие, переходящее на основании закона (отморшина). Согласно  Псковской судной грамоте «поряная» или «рукописание» (завещание) обязательно составлялось в письменной форме и подлежало государственному утверждению, устанавливались взаимные наследственные права в отношении мужа и жены, применяясь к любому имуществу. Это правило не касалось земли, т.к. она не входила в состав объекта прав частной собственности и не подлежала наследованию.

Кроме того, Сборное уложение 1649 г., полностью ввело закрепощение крестьян и закрепило наследственное и потомственное прикрепление крестьян к земле, которых с другим имуществом также могли передать по наследству.

Следующим этапом исторического развития наследования имущественных прав, можно считать период царствования Петра I, который можно охарактеризовать как грандиозное социально-экономическое преобразование в России.

Петр I Указом «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» (более известным как Указ о единонаследии) от 23.03.1714 г. повелел «всех недвижимых вещей, т.е. родовых, выслуженных и купленных вотчин и поместий, также и дворов, лавок не продавать и  не  закладывать, но обращаться оным в род»[10, С. 152].

На основании положений названого акта все наследственное имущество передавалось одному сыну. Нормы Указа имели отношение не только к дворянам, а распространялись на всех граждан государства, включая купцов, а также лиц, имеющих один двор. Рассматриваемый документ установил единый правовой режим в отношении поместий и вотчин, уравняв и объединив их в единой категории недвижимых вещей, к которым были отнесены также дворы и лавки. При этом собственники недвижимого имущества не имели законного права распорядиться им по собственному усмотрению. Поэтому был установлен запрет на ее продажу, передачу в залог или дарение[1, С. 9.].

В XVII-XVIII вв. в России появились первые заводы, фабрики и мануфактуры. Сначала право частной собственности на промышленные заведения было неограниченно. Затем Петр I Указом от 1704 г. объявил все частные мельницы «казенными оборочными статьями» и наложил обязательство по уплате в казну 1/4 части дохода, несмотря на то, что следить за ними и ремонтировать в случае необходимости обязаны были владельцы мельниц.

Право собственности на предприятия могло быть не только ограничено, но и прекращено (при их нерациональном использовании). Поэтому в случае, если обнаруживалось, что частные заводы, фабрики и мануфактуры находились в «запущении», они изымались у собственников и поступали в казну.

Помимо казенных и вотчинных стали появляться так называемые посессионные или условные мануфактуры. По указу Петра I с 1721 г. разрешалось покупать крепостных крестьян и не дворянам (купцам, богатым горожанам из числа ремесленников). В таком случае, крестьяне приписывались к предприятию и составляли единое целое. Этих крестьян уже нельзя было продать отдельно, т.е. такие мануфактуры покупались и продавались только на определенных условиях. Указом Петра III от 20 апреля 1762 г. дворы, заводы и фабрики с различными строениями были отнесены к недвижимому имуществу.

Накопившиеся в течение продолжительного периода правила о наследовании были подвергнуты в 1832-1833 гг. систематизации в Своде Законов Российской Империи и просуществовали в таком виде с небольшими изменениями до 1917 г.

Фабрика, завод, лавка признавались недвижимым, а также нераздельным имуществом и могли быть объектом наследования. Д.И. Мейер указывал, что, согласно законодательству, «нераздельность имущества имеет то значение, что оно подлежит единому праву: отчуждается и приобретается такое имущество как единое целое, не подлежит разделу и при открытии по нему права наследования». Так, фабрика не может перейти по наследству иначе как единое целое, поэтому она переходит одному из наследников либо поступает в общую собственность сонаследников[5, С 140.]. В состав фабрики и завода входили все заводские строения, инструменты, посуда, приписные деревни и крестьяне, земли, леса, покосы, трубы, руды и другие ископаемые. Деревни и крестьяне, купленные и приписанные к заводам и фабрикам, не могли быть отделены от них при отчуждении (продаже, мене, наследовании)[7].

Что касается посессионных деревень, можно предположить, что зарождение понимания предприятия (в представленном случае фабрик и заводов) пошло именно отсюда, т.к. цель правителей было стимулирование развития промышленности, а деревни с рабочей силой являлись дополнительным источником дохода для такого развития. Безусловно, это не предпринимательская деятельность в смысле единства прав и обязанностей, как понимается в наше время, но уже имущество, объединенное единой целью, т.е. составное осуществление экономической деятельностью. Поэтому можно сказать, что современные предприятия как объекты прав с полным правом можно назвать «потомками» фабрик и заводов XVI-XVIII вв. с прикрепленными за ними посессионными деревнями.

Благодаря реформам Александра II в стране стремительно начали развиваться торгово-промышленная деятельность.  В это время ученые выделили такой объект предпринимательской деятельности, как торговое предприятие, под которым понималось «организованное на частных началах соединение личных и имущественных средств, которое направлено на извлечение прибыли путем планомерной хозяйственной деятельности»[11, С. 158, 164].

Рассматриваемый исторический этап характеризуется не только формированием абстрактного представления предприятия в различных научных трудах, но и законодательным закреплением порядка передачи прав на имущество, среди которых был и порядок наследования.

Вошедший в Свод законов Российской империи и действовавший до революции 1917 г. Свод законов гражданских прав является актом, не имевшим вплоть до начала XXI в. аналогов среди законодательных актов России по вопросу о природе предприятия и порядке его наследования. В ст. 388 Свода законов в состав предприятия были включены все заводские строения, инструменты, посуда, приписные деревни и крестьяне, земли, леса, покосы, трубы, руды и другие ископаемые. При этом купленные и приписанные к заводам и фабрикам деревни и крестьяне не могли быть отделены от них при продаже, мене, наследовании[6, С. 17-18].

Таким образом, основной характерной особенностью закрепленных в Своде законов гражданских правовых норм о наследовании предприятия являлась их нацеленность на его сохранение в наследственных правоотношениях как действующего имущественного комплекса, т.е. без возможности его раздела. После смерти собственника торгового предприятия наследниками являлись совершеннолетние лиц, спор о праве на наследство отсутствовал, все входящее в состав торгового предприятия имущество поступало в полное распоряжение наследников. В случае же наличия в числе наследников одного или нескольких лиц, не достигших совершеннолетия, оно оставалось под управлением компетентного лица до достижения совершеннолетия наследникам либо до вынесения решения суда, разрешавшего спор о праве на наследство. Тем временем на специально уполномоченных должностных лиц возлагалась обязанность, не останавливая действия предприятия , произвести опись всего входящего в состав последнего имущества и документов, а также осуществлять надзор за действиями управляющего предприятием.

При определении наследодателем управляющего наследственным имуществом (душеприказчика) на последнего Сводом законов гражданских возлагалась обязанность в течение трех дней со дня смерти наследодателя объявить суду о состоянии торговых книг купца. Если указанные книги находились в порядке, суд был обязан «немедленно предоставить душеприказчику безостановочное продолжение хода торгового предприятия» под надзором совершеннолетнего наследника или ближайшего родственника умершего. При этом безостановочное продолжение хода торгового предприятия заключалось, согласно названной статье, в «безостановочном отправлении текущих дел, ликвидационных, производя и принимая текущие платежи, но отнюдь не входя в новые спекуляции». При наличии же совершеннолетних наследников последние вступали в права хозяина «на основании общих узаконений и наследстве»[7, Статья 20] (Приложения 1 к статье 1238. Положение от 19 февраля 1861 г. о крестьянах вышедших из крепостной зависимости).

Меры на безостановочное ведение предприятия, должны были быть приняты в течении трех дней. В случае, когда наследников не оказывалось, суд публиковал в печати сообщение о смерти торгового лица, производил опись и опечатывание имущества и делал вызов наследников. Объявившиеся наследники должны были в течении месяца ознакомиться с положением дел торгового предприятия и объявить суду о своем решении принимать или не принимать наследство. Если наследник вступал в наследство, то он был письменно обязан перед кредиторами выплатить все долги предприятия. За кредиторами было право верить или нет такому наследнику, в том, что он выплатит долги, в случае отказа в доверии, открывалось конкурсное производство, при этом имущество торгового предприятия не сливалось имуществом наследников, а выделялось в торговую массу.

Приведенные способы при открытии наследования, осуществляемые  в отношении торговых предприятий, показывают их большую значимость в жизнедеятельности страны. В тоже время, государство защищало интересы частных собственников, согласно сохранения нормальной работы предприятия и получении прибыли. Вместе с этим государство было нацелено укрепить экономику и решать социальные и другие задачи, важные для общества.

В эпоху советской власти было существенно пересмотрено законодательство о наследовании. Согласно статье 1 Декрета  ВЦИК «Об отмене наследования»  от 27 апреля 1918 г. «Наследование, как по закону, так и по духовному завещанию отменяется. После смерти владельца имущество, ему принадлежавшее становится достоянием Российской советской Федеративной социалистической Республикой».  Данный декрет явился одним из мероприятий по ограничению частной собственности [4, Ст. 456].

Государство не было заинтересовано в управлении мелким имуществом, поэтому право наследования разрешалось, но с ограничением в переходе по закону и по завещанию в пределах 10 000 рублей[8, С. 161].

С переходом к новой экономической политике связано возрождение в законодательстве понятия «предприятие». Постановлением о частных имущественных правах гражданам было предоставлено право организовывать промышленные и торговые предприятия.

В советском законодательстве не было сформулировано понятия о торговом или промышленном предприятии и о характере его юридической природы, но Государственные предприятия в Гражданском кодекса РСФСР от 1922 года были признаны юридическими лицами.

Что касается наследования предприятия, оно переходило к наследникам в составе общей массы наследства, при этом Гражданский кодекс РСФСР не выделял предприятие в отдельное обособленное имущество. Не было и отдельных правил перехода предприятия по наследству, поэтому такое наследование переходило по общим правилам Гражданского кодекса РСФСР.

В порядке исключения, предприятие передавалось по наследству в полном составе, если его стоимость не превышала 10 000 золотых монет, при превышении такой стоимости между наследниками и государством (в лице Наркомфина РСФСР) либо происходил раздел такого имущественного комплекса, либо превышающая стоимости часть наследства ликвидировалась и поступала в пользу государству. В случаях, когда раздел предприятия считался не выгодным, наследнику мог быть предложен выкуп остальной части этого объекта, также и наоборот государство могло произвести выкуп у наследника.

Для обеспечения непрерывной деятельности предприятия, ст. 261 ГК РСФСР от 1922 года устанавливалось, что в случае смерти собственника, незаконный доверитель управляет промышленным или торговым предприятием, пока не будет отменено правопреемником. Из этого следует, что со смертью собственника, доверенность выданная управляющему не прекращается, также как и ст. 44 Кодекса законов о труде РСФСР не прекращала действия трудового договора при переходе предприятия от одного владельца к другому.

Законодательством тех времен устанавливается и ряд мер по охране промышленных и торговых предприятий, входящих в состав наследства, до времени явки всех наследников, но не более шести месяце со дня принятия этих мер. Согласно Инструкции о наследственных пошлинах и о наследственных имуществах, переходящих государству, принятой Постановлением СНК РСФСР от 18 мая 1923 г., губфинотдел, не останавливая действие предприятия, обнародовал его баланс и производил опись и оценку его строений, машин, сырых и обработанных материалов и товаров, а также связанных с предприятием денежных средств[1, С.32.].

В соответствии с указанной Инструкцией, губфинотдел, по договоренности с наследниками и государственным учреждением, ведающим предприятием соответствующего рода, назначал лицо, в качестве ответственного попечителя, которое при жизни наследодателя было руководителем предприятия, ближайшим помощником по его руководству, либо товарищем, в случае, когда предприятие принадлежало товариществу. Попечитель также мог быть назначен по закону.

Согласно ст. 432 ГК РСФСР от 1922 года при отсутствии наличных наследников предприятия, находящегося на ходу, суд назначает особого ответственного попечителя по представлению государственного органа, ведающего соответственными предприятиями или заведениями. Это же правило применялось, если наследником являлся несовершеннолетний.

Попечитель получал вознаграждение за свою деятельность из средств предприятия в том размере, котором установит губфинотдел. В случаях, когда попечитель недобросовестно исполнял свои обязанности или его действия приносили ущерб предприятию, его отстраняли и назначали нового попечителя.

В дальнейшем в истории нашей страны был период, когда предпринимательство запрещалось, а общественно значимое имущество не могло находиться в собственности граждан. Поэтому в законодательстве о наследовании отсутствовало положение о переход предприятия по наследству. В социалистическом обществе сущность наследования определялось тем, что средства производства обобществлены, и по наследству могло переходить лишь право частной собственности на предметы потребления. Предприятие как объект частной собственности было полностью исключено из советского законодательства.

Принятием в 1994 г. первой части ГК РФ ознаменован новый этап в развитии предприятия как объекта гражданских прав. С принятием в 2002 году части III Гражданского кодекса РФ появились специальные нормы о переходе предприятий к новому собственнику в порядке наследственного правопреемства имущества индивидуального


Библиографический список
  1. Бегичев А.В. Наследование предприятия. – М.: Волтерс Клувер. 2006.
  2. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории права. – Ростов н/Д, 2005.
  3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В. 4 т. Т.2. – М., 1998.
  4. Декрет  ВЦИК от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования» // СУ рсфср. – 1918. – № 34.
  5. Мейер Д.И. Русское Гражданское право. В. 2 ч. Ч. 1. – М.: Статут, 1997 (по изд. 1902).
  6. Романов О.Е. Предприятие и иные имущественные комплексы как объекты гражданских прав. – СПб., 2004.
  7. Свод Законов Российской Империи. Т. Х. Ч. 1. 1990. – Ст. 388.
  8. Серебровский В.И. История развития советского наследственного права// Вопросы гражданского права. – М.: Из-во Академии наук СССР, 1945.
  9. Приложения 1 к статье 1238. Положение от 19 февраля 1861 г. о крестьянах вышедших из крепостной зависимости //  Свод Законов Российской Империи. Т. Х. Ч. 1. 1990.
  10. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. – М., 2000.
  11. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. Введение. Торговые деятели. 4-е изд. – СПб.: Издание Бр. Башмаковых, 1908.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Люлина Виктория Юрьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация