УДК 321.011

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ: ЭВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

Плавинский Вадим Борисович
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
соискатель кафедры политологии и политического управления

Аннотация
В статье рассматриваются особенности внешнеполитического курса Приднестровской Молдавской Республики на различных этапах её существования. Показано, как менялись приоритеты внешней политики Приднестровья в зависимости от внешних факторов и внутренних потребностей приднестровского общества. Республика прошла путь от идеи существования в статусе федеративной единицы в общем с Молдовой государстве к идее полного суверенитета и признания её легитимности международным сообществом.

Ключевые слова: , , , , , ,


Рубрика: Политология

Библиографическая ссылка на статью:
Плавинский В.Б. Внешняя политика Приднестровской Молдавской Республики: эволюция, современные тенденции // Гуманитарные научные исследования. 2019. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2019/03/25694 (дата обращения: 26.03.2019).

В жизни непризнанных государств постсоветских территорий прошло значительное количество времени с момента их самоопределения. Тем не менее молдово- приднестровское противостояние, как и другие подобные ему конфликты, не может приблизиться к своему разрешению. По определению американского Института мира, те конфликты, которые существуют длительное время в условиях отсутствия попыток их политического решения тем или иным путём – при посредничестве третьих сторон, или путем прямых переговоров конфликтующих сторон, попадают в разряд трудноразрешимых[1,5].

Применительно к Приднестровской Молдавской Республике и Республике Молдова в данное определение можно внести поправку: посредники у ПМР и РМ всегда были, но стороны уже более четверти века не могут прийти к взаимоприемлемому соглашению. Важно отметить, что в Приднестровье уже к 2010-му году в целом завершился процесс формирования институтов государственной власти. За этот период институты власти, организованные с нуля в условиях жесткого противостояния с Республикой Молдова, получили достаточный практический опыт самостоятельного функционирования, преодолели разного рода перекосы, были приведены в единую сбалансированную систему.

Когда завершился период военного противостояния с Молдовой и создания государственных институтов, особую актуальность для ПМР приобрел вопрос определения дальнейших внешнеполитических векторов государства.

Для его понимания отметим важное обстоятельство: до 2010 годов участники молдавско-приднестровского урегулирования рассматривали в качестве ключевой парадигмы сосуществование Приднестровья и Молдовы в рамках единого государства. В этот период руководство ПМР последовательно принимало участие в разработке и реализации различных проектов «реинтеграции» с Молдовой. Назовём некоторые из них:

- Меморандум «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем» от 8 мая 1997 года [2];

- Совместная Конституционная комиссия, которая приступила к работе в начале 2000-х годов с целью определения параметров государственного устройства будущей единой республики;

- на этот период приходится появление еще целого ряда проектов общего государства – плана ОБСЕ о федерализации Республики Молдова в 2001 году, и «плана Кучмы» годом позднее;

- «Меморандум Козака» о федеративном устройстве общего государства в 2003 году – приемлемый для обеих сторон проект урегулирования приднестровского конфликта, который мог бы осуществиться, но не состоялся из-за отказа, под давлением ЕС, президента Республики Молдова В. Воронина подписать уже парафированный документ [3] .

- «План Ющенко» от 2005 года, предлагавший решение вопроса через усиление демократических институтов, также не состоялся, и даже не привлёк серьёзного внимания [4].

Затем наступил длительный период переговоров, сопровождавшийся

усилением давления на республику со стороны Кишинева, а затем и Киева [5].

В 2006 году в ПМР был проведен референдум «о независимости и вхождении в состав РФ», который продемонстрировал категорическое неприятие гражданами Приднестровья идей воссоединения с Молдовой – 94,6 % против [6].

Однако политических ресурсов для реализации воли граждан не было и последующее время во внешней политике Приднестровья можно было охарактеризовать как период неопределённости и разновекторности движения.

Время от времени озвучивались планы по разрешению молдово-приднестровского противостояния, предполагающие территориальную целостность РМ, такие как, «Мезебергский меморандум» Медведева и Меркель, или совместное заявление президентов РФ и Украины Дмитрия Медведева и Виктора Януковича, но существенного влияния они не имели. Видимо вследствие такой неэффективности появилась потребность в определении внешней политики ПМР, которая при сохранении своей принципиальной основы приобрела бы более отчётливые и последовательные очертания.

Новые, отвечающие требованиям времени цели, задачи и формы реализации внешнеполитической линии Приднестровья были зафиксированы в « Концепции внешней политики Приднестровской Молдавской Республики», принятой 20 ноября 2012 года в период президентства Е. Шевчука [7].

В качестве основных приоритетов, призванных отразить итоги референдума 2006 года в документе обозначалась евразийская интеграция в её практическом воплощении, а также необходимость возврата к диалогу и возрождение переговорного процесса с Республикой Молдова..

Согласно Концепции, вопросы евразийской интеграции Приднестровской Молдавской Республики через участие в евразийских интеграционных проектах рассматриваются как одна из основ современной национальной идеи Приднестровья.

При этом среди приоритетных задач были обозначены:

-  укрепление суверенитета и независимости республики;

- обеспечение гарантий сохранения приднестровской модели поликультурной и языковой идентичности;

- обеспечение социально- экономической безопасности через устойчивое и динамичное развитие экономики;

- развитие взаимовыгодного партнерства и укрепление торгово-экономических связей;

- наращивание инвестиционного, инфраструктурного, транзитного, транспортно-коммуникационного потенциала.

Новая концепция внешней политики Приднестровья оставляла неизменными принципы и цели переговорного процесса между ПМР и РМ, которые предполагали равноправие двух сторон и поиск в мирном переговорном процессе решений, приемлемых для обеих сторон по полному спектру двусторонних отношений. Подтверждался принцип опоры на существующую международную практику мирного урегулирования и учёта результатов прямого волеизъявления народа Приднестровья.

Фактически, руководством ПМР был предложен новый подход к внешнеполитическому курсу республики, особенность которого заключалась в практической направленности и повышении результативности в отношениях с постоянными участниками приднестровского внешнеполитического процесса – Российской Федерацией, и Республикой Молдова.

В 2013 году был подписан протокол, создавший правовые рамки для заключения целого ряда новых договоренностей. Так, в 2014-2016 годах между Приднестровьем и Россией было подписано более 15 межведомственных меморандумов, открывших возможности для прямого взаимодействия органов власти ПМР и РФ. В результате на базе сотрудничества с РФ в ПМР началось строительство разнообразных социальных объектов. Произошёл переход Москвы к устойчивым системным взаимоотношениям с ПМР, свидетельствующим о повышении уровня признания состоятельности республики со стороны РФ.

В 2014 году был возобновлён а затем и значительно расширен свернутый в 2011 году упрощенный порядок получения приднестровцами гражданства РФ.

При этом с 2012 года возросло присутствие России в республике. Примером может служить значительное для республики событие – открытие в Тирасполе филиала крупнейшего аналитического центра Администрации Президента России, Российского института стратегических исследований – РИСИ, чьи исследования привлекают большое внимание научной общественности, и находят практическое применение в решении политических, социальных, экономических задач. Ещё пример – создание в 2012 г. Автономной некоммерческой организации «Евразийская интеграция» (АНО), которая успешно функционирует и уже построила несколько важных социальных объектов: инфраструктурных, образовательных и культурных, при общем объёме инвестиций свыше $60 млн.

Следует отметить, что при проводимом руководством Приднестровья курсе на сближение с Москвой и евразийским пространством, республике также удалось сохранить прагматичный уровень контактов с Европейским союзом, от которых по объективно сложившимся экономическим обстоятельствам сегодня зависит функционирование целого ряда приднестровских предприятий легкой промышленности. В частности, несмотря на то, что ПМР не рассматривает возможность вхождения вместе с РМ в Зону свободной торговли с Евросоюзом, Тирасполю в ходе долгих переговоров удалось сохранить европейский рынок для приднестровского экспорта.

У властей Приднестровья определился новый политический курс, направленный на отстаивание своего суверенитета и полной независимости от РМ. К этому периоду относятся апелляции к примерам Южной Абхазии, Косово и Южной Осетии 2008 года, а также предложение руководству РМ «цивилизованно разойтись», как это сделали Сербия и Черногория, а также Чехия и Словакия, получившие в результате международное признание [8, 171] . Итоги референдума 2006 года прочно вошли в повестку политического процесса и исключали любые дискуссии противоречащие идеям суверенитета и независимости ПМР.

Предложенная ПМР «тактика малых шагов» – решение конкретных проблем во взаимоотношениях с внешними акторами в условиях любых, даже противоположных взглядов на вопросы политического урегулирования, отражала намерение придать переговорному процессу практическую социально ориентированную направленность.

На протяжении ряда лет такой подход, поддержанный всеми участниками переговоров, позволял достигать продвижения по ряду вопросов социально-экономической направленности, решение которых представляло объективную значимость для населения и экономики.

Вместе с тем ухудшение региональной ситуации в связи с кризисом в российско-украинских отношениях, значительно подорвало усилия России и Приднестровья по наращиванию позитивного потенциала в переговорном процессе.

В результате публичной поддержки Приднестровьем возвращения Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации, Украиной были введены ограничения свободы передвижения на границе с Приднестровьем, значительно изменившие региональную ситуацию.

В новой ситуации Республика Молдова нашла точки соприкосновения с Украиной на почве мнимой «российской угрозы», что дало ей новые возможности давления на Приднестровье.

Со стороны Молдовы интерес к приднестровскому вопросу значительно возрос в связи с инициативами президента РМ И. Додона. Его вариант решения данного вопроса в конечном итоге сводится к предоставлению ПМР некой расширенной автономии, но при этом принцип федеративного устройства даже не рассматривается. Как считает приднестровский эксперт, эти предложения имеют антироссийскую направленность и выдают намерения выдавливания России из региона, что непосредственно связано со сворачиванием российского миротворческого присутствия, и лишением России статуса посредника и гаранта в переговорном процессе. Это даст возможность Молдавской Республике беспрепятственно продолжать проевропейский и проатлантический курс [9] .

В существующих условиях, внешняя политика властей ПМР опирается с одной стороны, на волеизъявление своего народа, (выборы и референдумы), с другой – на необходимость повышения самодостаточности в решении политических, социальных, экономических вопросов.

Наряду с этим приднестровская внешняя политика последних лет демонстрирует преемственность и идеологическую приверженность основным составляющим «приднестровской идеи», при этом ей свойственно критическое переосмысление методов достижения поставленных целей. В этом смысле внешнюю политику Приднестровья можно считать примером эффективного использования непризнанным государством политико-дипломатического инструментария в условиях недружественного внешнего окружения и отсутствия благоприятных условий для быстрого достижения международного признания.

Обе стороны молдово-приднестровского противостояния хотят мира — но на собственных условиях. Этот конфликт носит затяжной характер, он длится более двух десятков лет – в результате его участники, ещё не теряя надежды на его разрешение, уже не ожидают, что оно произойдет в ближайшие сроки, и адаптировались к такой ситуации. В результате переговорный процесс воспринимается обеими сторонами, не только, как возможность разрешения ситуации, но и как средство получения непосредственных политических выигрышей относительно оппонента.

Для урегулирования ситуации необходим компромисс с обеих сторон, но вместо того, чтобы принять риски ради достижения цели, политики с той и другой стороны закрепили законодательно свои максималистские требования. Для них приемлема лишь безоговорочная победа над противоположной стороной. И каждая из них разработала такую стратегию переговоров, которая вовлекает третью сторону и ставит обеспечение желанной победы в зависимость от внешних союзников.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Crocker Ch., Hampson F.O., Aall P. Grasping the Nettle: Analyzing Cases of Intractable Conflict. Washington D.C.: United States Institute of Peace Press, 2005.
  2. Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем.  URL:  https://polit.ru/article/2006/03/23/memorand/ (дата обращения: 15.03.2019).
  3. «Меморандум Козака». REGNUM.  23 мая 2005. URL:  https://regnum.ru/news/458547.html (дата обращения: 15.03.2019).
  4. В плане Ющенко, в отличие от  меморандума Козака, нет упоминания о федеративном статусе Молдавии, тогда как в плане Козака это было одной из главных составляющих –  и сама страна должна была официально называться «Федеративной республикой Молдова». План Ющенко в случае его реализации мог  привести к расширенной автономии Приднестровья, но не более того. План Козака включал в себя право Приднестровья выйти из состава Молдавии, если она решит присоединиться  к другому государству (имелась в виду Румыния). У автономии такого права не было.
  5. Переговорный процесс между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова в документах. Издание второе, переработанное, дополненное / Под ред. Н.В. Штански (на русском и английском языках) — Бендеры: Полиграфист, 2014.  482с.
  6. Волкова А. З. Референдумы в Приднестровской Молдавской Республике (1989-2006 гг.).  – Тирасполь: Типар, 2006. 392 с.
  7. Указ Президента ПМР от 20 ноября 2012 г. № 766 «Об утверждении Концепции внешней политики Приднестровской Молдавской Республики».
  8. Выступление президента Е. Шевчука  на Конференции по мерам укрепления доверия в 2013 г.: Приднестровская Молдавская Республика – государство в центре Европы. Сб. статей и выступлений 2007-2013 гг. М.: Международный Институт Новейших Государств, 2014.  208 с.
  9. Артеменко С.  Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй: Додон, ПМР и выборы в Молдавии. REGNUM  9 марта 2019. URL:  https://regnum.ru/news/polit/2587713.html (дата обращения: 15.03.2019).


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Плавинский Вадим Борисович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация