УДК 32: 330.88: 338.2: 336.051

ВЗЛОМ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ: ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Ямилов Рамиль Могатович
кандидат экономических наук

Аннотация
В статье рассмотрены теоретические основы социальной системы, которые являются основой взлома социальной системы.

Ключевые слова: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Рубрика: Экономика

Библиографическая ссылка на статью:
Ямилов Р.М. Взлом социальной системы: основные теоретические положения // Гуманитарные научные исследования. 2019. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2019/02/25654 (дата обращения: 26.03.2019).

Все может быть взломано?

Все может быть взломано!

Предисловие

Данная статья посвящена теоретическим основаниям взлома социальной системы, как таковой.

Для чего нужны знания взлома социальной системы?

В-первых, это возможность и способы создания конкурентных преимуществ, например, через тот же перехват управления конкурентов, ибо истина «Победителей не судят» не опровергнута, хотя бы по причине того, что судят победители.

Во-вторых, необходимо знать, где и как могут взломать вашу организацию, знать методы взлома социальной организации и т. д., дабы предпринять превентивные меры по защите своей организации, пока она еще Ваша.

В-третьих, существует необходимость систематизировать знания в данной области, представляющей на данный момент не совокупность знаний, а разрозненные, неупорядоченные, информационные массивы, разбросанные по различным областям общественных отношений, в большей части скрытые от общества, ибо «знание – сила», особенно в нашу цифровую эпоху, в частности, по причине того, что главное условие сохранения конкурентного преимущества в условиях глобального мира – это ограничение распространения определенного знания рамками экономического субъекта в течение максимально возможного времени [1].

Частичная работа по исследованию взлома социальных систем была проделана автором в рамках  менеджмента деформаций [2-11], ибо идеальную, точнее оптимальную, социальную систему взломать сложнее, чем реальную, имеющие различные деформации: управленческие, структурные и т. д.

Отметим сразу, что знания, изложенные здесь достаточно абстрактны, поэтому применение в определенной ситуации требует конкретизации с учетом контекста сложившихся обстоятельств, контекста внешней среды, контекста внутренней среды, самой внутренней среды и иных факторов, влияющих на траекторию осуществления взлома социальной системы, т. е. кейс взлома определенной социальной системы требует конкретизации абстрактных конструкций и схем взлома социальной системы.

Контекст, для целей данной статьи, – это все, что находится за некоторой, чаще всего предполагаемой, границей определенной социальной системы. Мы исходим  из того, что на социальную систему влияет абсолютно все, даже на первый, да и на последующие взгляды, отсутствует видимая (исчисляемая) связь между некоторым фактором и социальной системой. Отметим, что исчисляемость связи – вопрос технологии. Верно и то, что социальная система влияет на все. Стоит помнить как изречение Гермеса Трисмегиста: «То, что внизу, подобно тому, что вверху, а то, что вверху, подобно тому, что внизу», так и эффект бабочки Рэя Бредберри, научно подтвержденные квантовой физикой. Следует отличать контекст социальной системы  от внешней среды социальной системы, что будет показано в дальнейшем.

Вопрос влияния контекста социальной системы требует отдельных научных исследований, и, в нашем цикле статей контекст социальной системы затронем в пределах разрабатываемой темы. Отметим что Э. Гидденс считал, что  что социетальные общности существуют только в контексте интерсоциенталъных систем, рассредоточенных вдоль пространственно-временных  пределов [12, с. 241]. Данный перевод [12] вызывает определенные вопросы: что такое социентальная общность, что такое интерсоциальная система и как социентальная общность соотносится с социальной системой? С определенной проблематикой научного перевода автор статьи сталкивается постоянно, например [13, с. 113], поэтому обратимся к первоисточнику: «societal totalities  are found only within the context of intersocietal systems· distributed along time-space  edges [14, p.164], т. е.  «общественные совокупности встречаются только в контексте межобщественных  систем, распределенных по пространственно-временым границам». Таким образом, Э. Гидденс рассматривает контекст в отношении общественной совокупности, отличающейся от социальной системы.

Отметим, что термин «социентальная общность» породил значительный пласт научных исследований в российской науке.

В силу некоторой ограниченности человеческого мышления (человеческий мозг потенциально безграничен, но человеческое мышление построено в достаточно узких рамках, задаваемых, в-первую очередь, сенсорными ограничениями, а так же  системами мышления, в частности, языковой ограниченностью, межъязыковыми коммуникациями, средой воспитания и т. д.), человек может одномоментно оперировать крайне ограниченным  объемом информации, что следует из закона Миллера [15]. Отметим, что данное ограничение верно для кратковременной человеческой памяти, и, следовательно, данный предел может быть преодолен, что будет показано в дальнейшем.

Следовательно, необходимо учитывать следующее ограничение в отношении, как воздействия (взлома), так и противодействия взлому социальной системы: человек может одномоментно учитывать семь факторов. Для получения запланированного результата необходимо желательно и уметь выбирать из множества факторов семь факторов, наиболее влияющих на взлом или противодействие взлому социальной системы в выбранный  темпоральный интервал. При этом матрица определяющих факторов взлома социальной системы в силу темпоральности является динамической, поэтому она, матрица, меняется в ходе взлома социальной системы, например, по причине изменения социальной системы, но стоит отметить, что само изменение социальной системы затруднительно по причине ее гомеостаза [17-18], что в частности облегчает, взлом социальной системы, ибо дает возможность прогнозирования поведения социальной системы.

Следует отметить, что изменение матрицы взлома социальной системы зависит от скорости данного взлома.

Основные теоретические положения взлома социальной системы

Для понимания феномена «взлом социальной системы» необходимо построить теоретическую модель социальной системы.

Для начала определимся с феноменом «социальная система».

Социальная система, в основном, исследовалась социологами.

Т. Парсонс считал (в простейшем случае), что социальная система -  это множество индивидуальных действующих лиц, взаимодействующих друг с другом в ситуации, которая обладает по меньшей мере физическим аспектом, т. е. находится в некоторой среде действующих лиц, мотивация которых определяются тенденцией к оптимизации удовлетворения, а их отношения к ситуации, включая также отношения друг к другу, определяются и опосредствуются системой общепринятых символов, являющихся элементами культуры. [19, С. 77].

Обратимся к первоисточнику:  «a social system consists in a plurality of individual actors interacting with each other in a situation which has at least a physical or environmental aspect, actors who are motivated in terms of a tendency to the “optimization of gratification” and whose relation to their situations, including each other, is defined and mediated in terms of a system of culturally structured and shared symbols». [20, p. 5], т. е. «социальная система состоит из множества отдельных субъектов, взаимодействующих друг с другом в ситуации, имеющей, по крайней мере, физический или экологический аспект, субъектов, мотивированных в рамках тенденции “оптимизации удовлетворения” и чье отношение к их ситуациям, в том числе друг к другу, определяется и опосредуется в условиях системы культурно структурированных и общих символов».

Тем самым, по  Т. Парсонсу, социальная система – это, прежде всего, ограниченное и определяемое определенной культурой ситуативное взаимодействие субъектов, стремящихся к оптимизации удовлетворения.

По рассуждению Э. Гидденса,  система (system) – выстраивание по определенному образцу  через пространство и время социальных отношений, понимаемых как воспроизводимые практики  [11, c. 501].

Обратимся к первоисточнику: «system – the pattering of social relations across time-space, understood as reproduced practices [14, p.  377], т. е. «система – это копирование (репликация) социальных отношений во времени-пространстве, понимаемое как воспроизводимые практики».

Таким образом, по Э. Гидденсу, социальная система – это воспроизводство (репликация) социальных систем.

Следует отметить, что если по Т. Парсонсу социальная система – это дальнейшее развитие физических и биологических систем, то Э. Гидденс социальную систему противопоставляет физическим и биологическим системам.

По мнению  Н. Лумана социальная система состоит «из коммуникаций и из их отнесения в качестве действий. Ни один из этих моментов не был бы способен к эволюции без другого» [21].

По первоисточнику: «Auf die Frage, woraus soziale Systeme bestehen, geben wir mithin die Doppelantwort: aus Kommunikationen und aus deren Zurechnung als Handlung. Kein Moment wäre ohne das andere evolutionsfähig gewesen» [22, s. 240], т. е.  «На вопрос о том, из чего состоят социальные системы, мы даем двойной ответ: из коммуникаций и из их отнесения в качестве действия. Ни один фактор не был бы способен на эволюцию без другого».

Соответственно, по Н. Луману, социальная система – это действующая коммуникация.

Ремарка. При конструировании понятия какого-либо феномена необходимо стараться обходиться минимально возможным набором характеристик данного явления, т. е. надобно отсекать лишние характеристики, коих может быть бесконечное множество, до тех пор, пока не останется то минимальное количество характеристик, без которых понятие данного феномена исчезнет. Тем самым мы получим опорное понятие феномена, которое можно разворачивать через присвоение дополнительных характеристик, позволяющих получить новое знание о феномене.

Покажем опорное понятие феномена «социальная система»:

социальная система – это социальное целенаправленное темпорально-пространственное субъектно-объектное взаимодействие.

Социальность предполагает, что социальная система возможна только при наличии общественных отношений, однозначно включающих в себя людей. Без людей социальная система не существует, хотя, например, с позиции этологии, этологической экономики сие не бесспорно, т. к. существуют социальные системы муравьев или пчел и т. д. Различие между ними в степени их детерминированности. Но в рамках данного исследования примем, что социальная система однозначно включает в себя людей, минимальное количество которых должно составлять двух людей. Возможно существование социальной системы, включающей только одного человека, который может взаимодействовать с самим собой в различных ипостасях и различными аспектами, что особенно выпукло проявляется с развитием электронных коммуникаций. Изучение данного явления требует отдельных исследований и выходит за рамки данной статьи.

Тем самым существует человеческий предел социальной системы, который равен 2:

                                                                    (1)

где,

SS – социальная система (social system)

р – человек (person)

При этом необходимо учитывать, что человек включает себя в социальную систему при условии, если данное включение влечет за собой выгоду для данного человека [23-25], тем самым существует предел выгоды человека от включения человека в социальную систему:

                                                             (2)

где

b – выгода (benefit);

- выгода человека от включения в данную социальную систему;

- выгода человека от включения в иные социальные системы.

 

Верно так же утверждение, что социальная система включает человека, если это включение человека в социальную систему выгодно социальной системе – предел выгоды социальной системы от включения человека в социальную систему:

 

                                                      (3)

где

- выгода социальной системы от включения человека в данную социальную систему;

- выгода других социальных систем от включения человека в данные социальные системы.

Целенаправленность предполагает, что у любой социальной системы есть цель (смысл) ради которой и сформировалась социальная система, будь то получение прибыли или завоевание мира. Одним из эффектов достижения цели является последующее разрушение социальной системы, ибо достижение поставленной цели лишает  смысла дальнейшего существование социальной системы.

Поэтому, декларируемая российским государством и наукой цель экономических систем  – получение прибыли, заведомо проигрышна для российских экономических систем по сравнению социальными системами, достигающих более абстрактные, возвышенные цели, ибо при достижении прибыли экономическая система начинает разрушаться.

Таким образом, социальная система, достигающая более абстрактную, идейную цель, заведомо сильнее, в перспективе, социальной системы, преследующей приземленную цель, что и показывает исторический опыт.

Социальная система с более высокой идейной  целью  использует социальные системы с менее идейной целью в качестве инструмента достижения своей цели по причине большей вариативности своих реакций, коридор которых создает цель.

Так образом, конституционно декларируемое отсутствие цели, которая формализуется в идеологию, чревато разрушением российского этноса и государства, отсрочиваемое только массивностью, следовательно, достаточно большой инерционностью российской социальной системы.

Таким образом, можно выделить целевой предел социальной системы:

                                                      (4)

где,

d – цель (destination).

Постцелевое существование социальной системы можно выразить следующим образом:

                                                                                       (5)

Темпорально-пространственность – это ограничение социальной системы бытийными условиями существования. Если темпоральный лимит жестко детерминирован, т. к., подразумевает однонаправленность времени, то пространственный лимит зависит от множества факторов и может быть изменен самой социальной системой в достаточно широких пределах, особенно в современную цифровую эпоху, позволяющую быть одномоментно в нескольких пространственных точках, тем самым наблюдается определенный отрыв пространства действия от времени действия.

Покажем развитие действия социальной системы в темпорально-пространственном измерении (рис. 1).

В данной модели (рис. 1) выделены три стадии развития социальной системы:

- досоциальная стадия, когда человек (р) не включен в социальную систему, следовательно, любое действие человека одномоментно во времени и происходит в одной точке пространства, т. е. существует одна темпорально-пространственная точка действия;

- стадия доцифровой социальной системы (SS), когда человек включен в некоторую социальную систему и может использовать ее в качестве инструмента, тем самым некоторое действие человек может быть одномоментным во времени и происходить в нескольких пространственных точках, например через делегирование полномочий;

- стадия цифровой социальной системы, в которой происходит увеличение пространственных точек действия человека за счет цифровизации общественных отношений. Данная стадия выделена по причине того, что из-за цифровизации общественных отношений произошел качественный скачок общественного развития.

Следовательно, на стадии социальной системы действие может происходить в  темпорально-полипространственной точке, растянутой в пространстве.

Можно выделить темпорально-пространственный предел социальной системы, выраженной следующей системой уравнений:

                                                             (6)

где,

са – коммуникационная доступность  (communication accessibility) социальной системы, представляющей собой в случае экономических отношений экономически эффективное расстояние хозяйственной деятельности[26-27], в нашем случае, для социальной системы – эффективное расстояние действия социальной системы. Измеримость эффективности коммуникационной доступности социальной системы рассмотрим в последующих публикациях.

Субъектно-объектность – это элементное наполнение социальной системы, состоящей из активных элементов, воздействующих на другие элементы социальной системы, и пассивных элементов, подвергающихся воздействию.

Активными элементами могут быть как люди, так и идеи (смыслы), например религии, бренды, даже здания, например храмы.

Любой элемент социальной системы может быть:

- активным, т. е. субъектом;

-  пассивным, т. е. объектом;

- активно-пассивным, т. е. субъект-объектом.

Субъектно-объектность элементов социальной системы зависит от «жесткости» самой социальной системы, например для поселений автором была предложена системная конструкция, в которой активными элементами являются люди, пассивными элементами – здания [29].

Возможно выделение субъектно-объектного предела социальной системы. Предварительно можно отметить, что данный передел, скорее всего, занимает подчиненное положение по отношению к вышеуказанным пределам социальной системы. Так же отметим, что низший субъектно-объектный предел равен  человеческому пределу социальной системы, таким образом, стоит задача по определению верхнего субъектно-объектного предела социальной системы, что требуют дальнейших исследований, которые будут представлены в дальнейших публикациях.

Покажем простейшую модель социальной системы (рис. 2), которая будет опорной в дальнейших рассуждениях.

В данной модели выделены IE – внутренняя среда (internal environment) и EE – внешняя среда   (external environment), которые разделяет BSS – граница социальной системы (border of the social system)

Во внутренней среде выделены три взаимосвязанных составляющих:

- MP – управленческий процесс (management process), в который входят  MR – управленческая реакция (management response) и MD – управленческое решение (managerial decision)

- SM – орган (субъект) управления (subject of management)

- MO – объект управления (management object).

На основе опорной модели социальной системы (рис. 2) можно выделить следующие места взлома социальной системы:

- взлом внешней среды;

- взлом внутренней среды в т. ч.:

- взлом субъекта внутренней среды;

- взлом объекта внутренней среды;

- взлом управленческого процесса, в т. ч.:

- взлом управленческого решения;

- взлом управленческой реакции;

- взлом границы внутренней среды.

На основе сконструированного понятия «социальная система» можно предложить следующие точки взлома социальной системы через взлом пределов социальной системы:

-  взлом через человеческий предел социальной системы;

- взлом через целевой предел социальной системы;

- взлом через темпорально-пространственный предел социальной системы;

- взлом через субъектно-объектный предел социальной системы.

Определимся с применением понятия «взлом» для целей настоящего исследования.

Отметим, что современная человеческая цивилизация – это цивилизация взлома, а взлом успешнее, если применяются более мощные инструменты взлома, чем у конкурирующих социальных систем.

Bellum omnium contra omnes (войну всех против всех) не отменено, ибо это имманентное состояние существующей человеческой цивилизации, умело задрапированной гуманитарными одеждами и прикрытой, точнее временно ограниченной, общественным договором в трактовке Т. Гоббса. Драпировка и гуманитарные одежды чаще всего слетают в кризисных ситуациях.

В условиях гуманизации общественных отношений, возникшей, по мнению автора, по причине преодоление экономических дефицитов и возникновением экономики переполненности [31, 32], «война всех против всех» стала глубинным фактором общественных отношениях.

Люди, объединяются в социальные системы, чтобы увеличить свою выгоду, при этом существует двойственная, дуальная, системная кольцевая причинность, т. к.  социальная система для индивидуума является средством увеличения своих возможностей, а также индивидуум для социальной системы, является средством увеличения ее возможностей – человек порождает социальную систему, но и социальная система порождает человека. В качестве аналогии можно привести соотношение труда и средств труда, которые автором были объединены в труд, в широком смысле,  по причине того, что средства труда являются продолжением труда, в узком смысле, например [30]. Соответственно, сейчас, в условиях цифровой экономики, хотя в более широком смысле, в условиях цифрового социума, формируется кольцевая причинность труда, в узком смысле, и средств труда.

Любое взаимодействие двух (и более) социальных систем приводит к следующим состояниям:

- временный паритет социальных систем;

- поглощение, в той или иной форме, социальной системы другой социальной системой. Одной из форм поглощения является взлом социальной системы;

- уничтожение системы другой социальной системой.

Социальная система максимизирует свою выгоду, выраженную в присвоении ресурсов, для достижения цели своего существования, поэтому по причине неопределенности качественного и количественного объема необходимых ресурсов для достижения цели, социальная система пытается захватить все ресурсы, что порождает противодействие других социальных систем.

Наиболее оптимальным, с позиции минимизации  затрат ресурсов, для социальной системы является поглощение другой социальной системы через ее взлом.

Взлом – это проникновение социальной системы или отдельного индивидуума  в другую социальную систему с целью превращения ее в ресурс  для достижения своей цели.

Формы и способы взлома социальной системы будут рассмотрены в дальнейших публикациях.

Заключение

Социальная система – это социальное целенаправленное темпорально-пространственное субъектно-объектное взаимодействие.

Выявлены следующие пределы социальной системы:

- человеческий предел социальной системы, в т. ч.:

- предел выгоды человека от включения человека в социальную систему;

- предел выгоды социальной системы от включения человека в социальную систему;

- целевой предел социальной системы;

- темпорально-пространственный предел социальной системы;

- субъектно-объектный предел социальной системы.

В рамках модели развития действия социальной системы в темпорально-пространственном измерении (рис. 1) выделены три стадии развития социальной системы:

- досоциальная стадия, когда человек не включен в социальную систему, следовательно, любое действие человека одномоментно во времени и происходит в одной точке пространства, т. е. существует одна темпорально-пространственная точка действия;

- стадия доцифровой социальной системы, когда человек включен в некоторую социальную систему и может использовать ее в качестве инструмента, тем самым некоторое действие человек может быть одномоментным во времени и происходить в нескольких пространственных точках, например через делегирование полномочий;

- стадия цифровой социальной системы, в которой происходит увеличение пространственных точек действия человека за счет цифровизации общественных отношений. Данная стадия выделена по причине того, что из-за цифровизации общественных отношений произошел качественный скачок общественного развития.

Следовательно, на стадии социальной системы действие может происходить в  темпорально-полипространственной точке, растянутой в пространстве.

На основе опорной модели социальной системы (рис. 2) о выделены  следующие места взлома социальной системы:

- взлом внешней среды;

- взлом внутренней среды в т. ч.:

- взлом субъекта внутренней среды;

- взлом объекта внутренней среды;

- взлом управленческого процесса, в т. ч.:

- взлом управленческого решения;

- взлом управленческой реакции;

На основе сконструированного понятия «социальная система» можно предложить следующие точки взлома социальной системы через взлом пределов социальной системы:

-  взлом через человеческий предел социальной системы;

- взлом через целевой предел социальной системы;

- взлом через темпорально-пространственный предел социальной системы;

- взлом через субъектно-объектный предел социальной системы.

Любое взаимодействие двух (и более) социальных систем приводит к следующим состояниям:

- временный паритет социальных систем;

- поглощение, в той или иной форме, социальной системы другой социальной системой. Одной из форм поглощения является взлом социальной системы;

- уничтожение системы другой социальной системой.

Взлом – это проникновение социальной системы или отдельного индивидуума  в другую социальную систему с целью превращения ее в ресурс  для достижения своей цели.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Ямилов Р.М. Когнитивный потенциал экономического субъекта как фактор экономического развития и конкурентного преимущества. Вестник Удмуртского университета. 2015. Т. 25. № 2-3. С. 78-85.
  2. Ямилов Р.М. Кластерное управление экономическим субъектом как способ преодоления отклонений и искажений управленческого процесса: выявление, характеристика, применение. Современные научные исследования и инновации. 2016. № 6. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/06/69222 (дата обращения: 28.01.2019).
  3. Ямилов Р.М. Методология исследований отклонений и искажений управленческого процесса: производственный подход. Современные научные исследования и инновации. 2016. № 7 . URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/07/69953 (дата обращения: 02.02.2019).
  4. Ямилов Р.М. Менеджмент деформаций как основание изучения отклонений и искажений управления и управленческого процесса. Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 7. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2016/07/12244 (дата обращения: 03.02.2019).
  5. Ямилов Р. М. Менеджмент деформаций: структурный подход методологии исследований отклонений и искажений управленческого процесса. Иннов: электронный научный журнал, 2016. №3 (28). URL: http://www.innov.ru/science/economy/menedzhment-deformatsiy-strukturnyy/. (дата обращения: 03.02.2019).
  6. Ямилов Р.М. Менеджмент деформаций: макросистемный подход методологии изучения отклонений и искажений управленческого процесса // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 10. URL: http://human.snauka.ru/2016/10/16663 (дата обращения: 19.10.2016).
  7. Ямилов Р.М. Менеджмент деформаций: маркетинговый подход в методологии исследований отклонений и искажений управленческого процесса. Практический маркетинг. 2016. № 10 (236). С. 11-19.
  8. Ямилов Р.М. Менеджмент деформаций: средовой подход в методологии исследований отклонений и искажений управленческой процесса // Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» Том 8, №5 (2016) URL: http://naukovedenie.ru/PDF/96EVN516.pdf. (дата обращения: 03.02.2019).
  9. Ямилов Р.М. Пространственная деформация управленческого процесса (на примере Удмуртской Республики).  Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Номер статьи: 4837. Дата публикации:2016-12-15 . URL:: http://eee-region.ru/article/4837/. (дата обращения: 03.02.2019).
  10. Ямилов Р.М. Менеджмент деформаций: структурный подход методологии исследований отклонений и искажений управленческого процесса (часть 2). Иннов: электронный научный журнал, 2016. №4 (29). URL: http://www.innov.ru/science/economy/menedzhment-deformatsiy-strukturnyy-2/ (дата обращения: 03.02.2019).
  11. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. 2-е изд. М.: Академический Проект. 2005. 528 с. («Концепции»).
  12. Ямилов Р.М Понятие кластера как субъекта рыночных отношений. Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право. 2015. Т. 25. № 1. С. 110-118.
  13. Giddens A. The Constitution  of Society: Outline of the Theory of Structuration.  First published 1984 by  Polity Press.Cambridge, in association with Basil Blackwell.Oxford.  Reprinted 1985. First paperback edition 1986.
  14. George A. Miller. The Magical Number Seven, Plus or Minus Two. The Psychological Review, 1956. vol. 63. pp. 81—97.
  15. Ямилов Р.М., Сухих Д.С. Репликация системы при реинжиниринге экономического субъекта: проблемный аспектЭкономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 2 (53). С. 111-114.
  16. Ямилов Р.М Организационное преобразование экономического субъекта: проблемные аспектыГуманитарные научные исследования. 2016. № 6 (58). С. 361-366.
  17. Ямилов Р.М. Дилемма: “нужно меняться и невозможно меняться” при организационных преобразованияхМетодология устойчивого экономического развития в условиях новой индустриализации сборник трудов международной научной конференции. Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского. 2016. С. 118-123. 607с.
  18. Парсонс Т. О социальных системах / Под ред. В. Ф. Чесноковой и С. А. Белановского. М.: Академический проект. 2002. 832с.
  19. Parsons Talcott The social system. The free press of Glencoe Collier-Macmillan limited, London.1951. 577p.
  20. Луман Н. Социальные системы: очерк общей теории / Перевод с немецкого И. Д. Газиева Под редакцией Н. А. Головина. Санкт-Петербург. «Наука» 2007. URL: http://yanko.lib.ru/books/sociology/luman-soc%2Bsist_ocherk-2007-1984-a.htm#_Toc194172407  (дата обращения: 23.02.2019).
  21. Luhmann N. Soziale Systeme: Grundriß einer  allgemeinen Theorie. Taschenbuch Wissenschaft; 666. 1991. 675s.
  22. Ямилов Р. М. Этологическая экономика или этологические основания экономических отношенийЭкономика и менеджмент инновационных технологий. 2015. № 1 (40). С. 50-54.
  23. Ямилов Р. М. Этологическое управление: иерархии экономического субъектаЭкономика и менеджмент инновационных технологий. 2015. № 3 (42). С. 172-179.
  24. Ямилов Р. М. Иерархия экономического субъекта с позиции этологической экономикиНаучный альманах. 2015. № 1 (3). С. 45-52.
  25. Ямилов Р. М. Коммуникационная доступность экономического субъекта в сельском хозяйстве. Экономика сельского хозяйства России. 2015. № 8. С. 74-80.
  26. Ямилов Р.М. Комплексный экономический субъект: генезис структурных преобразований // Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право. 2016. Т. 26. № 5. С. 73-82. 21. Ямилов Р.М. Формирование территориально-сельскохозяйственного комплекса на примере Удмуртской Республики. Экономика, управление и инвестиции. 2016. № 1(11); URL: http://euii-journal.ru/31-93 (дата обращения: 14.02.2019)
  27. Ямилов Р. М. Сельскохозяйственные агломерационные процессы: ответ на глобальные вызовыАэкономика: экономика и сельское хозяйство. 2018. № 2 (26). С. 7.
  28. Ямилов Р.М. Сельскохозяйственные агломерационные процессы: идентификация явления. Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2018. № 7. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2018/07/16137 (дата обращения: 07.02.2019).
  29. Ямилов Р.М.  базовая модель производства товара.  Математические модели и информационные технологии в организации производства. 2016. № 1. С. 25.
  30. Ямилов Р. М Комбинаторный маркетинг как основа эффективных стратегий экономического субъектаПрактический маркетинг. 2016. № 1 (227). С. 3-10.
  31. Ямилов Р. М Комбинаторный маркетинг в этологической экономике на основе субститутного обмена: построение эффективных маркетинговых стратегийЭкономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 6 (57). С. 192-200.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Ямилов Рамиль Могатович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация