УДК 94

ОТ МОРЯ ВАРЯЖСКОГО ДО МОРЯ РУССКОГО

Федченко Олег Дмитриевич
независимый исследователь, Брянск, Россия

Аннотация
Статья посвящена лингвистическому анализу названию морей, упомянутых в древнерусских летописях. Пелагонимы рассматриваются во взаимосвязи и систематизированы. Названия морей этимологизируются из балтской языковой среды. Подтверждается вывод, что варяги – это жители Варяжского моря. Варяги русь, прибывшие с Рюриком, были родом с территории современной Калининградской области.

Ключевые слова: , , , , , , ,


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Федченко О.Д. От моря Варяжского до моря Русского // Гуманитарные научные исследования. 2018. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2018/12/25419 (дата обращения: 26.03.2019).

Варяжское море – как много в этом словосочетании для сердца русского слилось… Связь с варягами, которые приняли деятельное участие на первоначальном этапе русской государственности, до сих пор вызывает много споров в среде исследователей. С одной стороны, понятие «варяги» пытаются ограничить только скандинавскими народами [1, c. 159], с другой, – высказано мнение, что это географический атрибут жителей, сидящих по Варяжскому морю («по сему же морю сѣдѧть Варѧзи») [2, c. 46].

Странным выглядит попытка вывести происхождение древнерусского слова «варяги» и древнегреческого Βάραγγοι из скандинавского vaeringi, хотя эта версия и считается общепринятой [3, c. 230]. Указанные А. В. Назаренко трудности, вероятно, возникают, потому что телегу пытаются запрячь впереди лошади.
Очевидно, что понятия «варяги» и «Варяжское море», упоминаемые в древнерусских летописях, взаимосвязаны. Но их изучение, должно происходить без отрыва от других понятий и обстоятельств, изложенных в средневековых источниках. В частности, отдельного изучения заслуживает круг морей, которые встречаются в летописях и являются «русскими» по происхождению названиями.
Одним из первых в «Повести временных лет» упоминается «море Хвалıискоє» [4]. Ситуацию по этимологии данного водного объекта изложил М. Фасмер: «стар. название Каспийского моря, др.-русск. Хвалисьское море, Хвалийское, Хвалимское, в более поздних текстах — Хвалижское, Хвалынское. Производное от ср.-перс. Xvārēzm, авест. Xvāirizǝm-, др.-перс. Uvārazmiya- «Хорезм»; фонетические детали отчасти неясны» [5, т. 4, c. 229]. Похожую версию предложил Г. Е. Корнилов, «если исконной производящей основой является Хвал-, возможно, из *Хвар или *Свар, ср. Хвар-/Свар-: Хварезм / Хорезм «Солнечная земля / страна»)» [6, c. 444]. Однако фонетической ясности не прибавилось. Тогда нужно смотреть на проблему в другом аспекте – происхождение имеет древнерусские корни. Судя по тому, что днепровские «росские» названия порогов и гидронимия Руси (центральная Россия) имеют общую этимологию из балтской языковой среды, то в данную систему должны укладываться и пелагонимы.
Корень хвал- указывает, что в основе могло лежать švel-/svėl-, дающий группу однокоренных слов – глагола svėlti (в том числе, и svilti, опалять, загорать, теплиться) и прилагательных švelnus, svėlis, svėlna (-ma) и подобные со значением теплый, мягкий, обжигающий, в том числе семантически определяемый как овечья шерсть, мелкая волнистость, «барашки» [7]. Первичным звеном в данном случае является индоевропейский корень su̯el- (тлеть, теплиться) [8, c. 1045].
В целом, можно определить значение Хвалисского моря, как теплое, в южных краях, смуглое, загорелое, как и народ, обитающий на побережье. Стоит также отметить использование приведенных корней в литовской гидронимии [9, c. 322-323].
«Тепловую» семантику продолжает и море Русское, коим до XV – XVI вв. в древнерусских источниках именовали Черное море [10, c. 461]. Как отмечал автор ПВЛ, «Днепръ втечет̑ в Понтескоє море треми жералы иже море словеть Рускоє» [4].
Конечно, вряд ли можно согласиться с М. В. Ломоносовым, который высказывался, что Черное море называлось Русским “от частого россов по нему хождению”, поскольку лишено логики и аналогий. Надо полагать, что этимология пелагонима связана с rusė́ti, rùsa – тлеть, теплиться, медленно течь, дымить, бедствовать (как здесь не вспомнить описания: «…море было неприступным для плавания по причине мощных бурь» или «…случаются на нём жестокие бури, от коих корабли подвержены великой опасности; впрочем, вода в нём такого же цвета, как и в других морях, а соли содержит весьма мало» [11, c. 387], а также греческое значение «негостеприимное море» [10, c. 461]), rùsas – теплый [7]. Таким образом, значение морского названия можно определить, как теплое (в теплых краях) и опасное.
Неизменным «спутником» Черного моря выступает море Азовское. Древнерусские источники упоминали данное море, как Сурожское [11, c. 389]. Происхождение названия привязывают к черноморскому городу Судак, который в те далекие времена называли Сурож. Однако, «в ср.-греч. этот город назывался Σογδία, откуда ст.-слав. Соугъди Σουγδαία» [5, т. 3, с. 807]. Вместе с тем, как отмечает М. А. Салмина, в древних русских источниках Сурожа в понимании Сугдейи (Судака) нет, встречающееся же в летописях понятие «Сурожское море» подразумевает море Азовское, а не Черное, где, собственно, и находилась Сугдейя [12, c. 175].
Поэтому можно утверждать, что пелагоним Сурожское море является оригинальным древнерусским названием. Этимология может быть связана с балтским sū́ras, sūrùs (засоленный, трудный, суровый, дорогой) и sū́reti (становиться солёным, засоливаться) [13, c. 436-437; 7]. Индоевропейский корень sū-ro-, sou-ro-, кроме того, подчеркивает в значении «влажность, сырость» [8, c. 1039]. Мы же отметим, что и топоним Сурож (от sū́ras) имеет значение «дорогой, ценный», отсюда же русский термин сурога – купец, торгующий шелками, т. е. дорогими тканями, товарами.
Название моря отражает, прежде всего, особенность изменения пресных вод Таганрогского залива (устье Дона) с увеличением солености при движении к Керченскому проливу. В литовской гидронимии можно встретить корни rùs- и sūr- в названиях рек и озер [9, c. 284, 320].
Четвертым, а по существу – первым, в летописях можно выделить Варяжское море. Мы видим замкнутую цепочку, объединяющую морские походы русов, – Варяжское–Хвалиское–Русское–Сурожское, что соответствует известным маршрутам – Волго-Окскому, Днепровскому и Донскому. Все перечисленные моря имеют оригинальные русские названия. Тогда свою этимологию должно иметь и Варяжское море, которое нигде, кроме древнерусских источников, не упоминается. Происхождение названия может быть связано с varingas (большой, могучий, увеличивающийся в объеме, суровый, требующий усилий [7]) и первичным глаголом virti (пениться, набухать, кипеть, крутить [13, c. 506-507; 7]), при этом интересным видится проведенная И. Дуридановым связь с индоевропейским корнем *u̯er – vanduo (вода) [14, c. 32]. Таким образом, имеем значение «большая вода, могучее («къ вьстоку до предѣла Симова къ западу до земли Агарѧньски и до Волошьс̑кыє») море, требующее усилий». Кстати, у финикийцев и в библейских текстах Средиземное море также носило название Великое, Большое [10, c. 394], а значение Персидский залив семантически соответствует понятию «могучий, широкий» (от индоиранского *parś- [15, c. 196]), что указывает на схожее восприятие древних жителей, лежащих перед ними бескрайних водных пространств. Т. е. мы имеем дело с архаичным пелагонимом. Корень var- достаточно широко представлен в прибалтийской гидронимии [9, c. 362-363].
Очевидна семантическая связь некоторых характеристик с выше рассмотренными морями – суровый, трудный, нагревающийся (теплый), включая связь с водой и цветоопределением (смуглый, дымчатый, бурый). Здесь также отметим, что значение varingas определяется словом galingas, которое знакомо исторической науке связью с названием известного балтского племени galindas (голядь). Древнебалтский суффикс -ing [16, c. 104] можно встретить в слове kūni̇̀ngas (kūnùs, возвышенный, большой человек, столп), от которого произошел древнерусский термин «князь». Характерная особенность отражена и в глаголе, с которым соотносится корень kūn-, – kauti (kauna), заключающем «военные» значения «рубить, резать, колотить» [17, c. 34].
Можно сделать вывод, что этимология морей, первыми попавшими в сферу интересов древнерусского государства, связана с балтской языковой средой (картину дополняют и названия днепровских порогов «по-росски» [17, c. 31-34]. Подтверждается выдвинутый ранее тезис, что варяги – это географическое определение жителей Варяжского моря («по сему же морю сѣдѧть Варѧзи сѣмо къ вьстоку до предѣла Симова по тому же морю сѣдѧть къ западу до земли Агарѧньски и до Волошьс̑кыє», здесь обратим на ключевое – по морю сидят, но не присѣдѧть к морю) [2, c. 43-44]. При этом, данное понятие является более широким, чем только скандинавы, сюда же включаются и жители с территории современной Прибалтики (часть которых в средние веека считавшиеся островными), собственно, и давшие название Варяжское. В древнерусских источниках прослеживается четкое разделение варягов и свеев, на что и указывает факт первичного названия моря Варяжское, лишь затем (когда варяги сошли с исторической сцены) оно стало именоваться Свейским. Кроме того, в древнескандинавских текстах Варяжское море носило название Eystrasalt или austan haf (Восточное море) [18]. Т. е. мы в очередной раз убеждаемся, что варяги вышли из балтской языковой среды, но отнюдь не из Скандинавии. Вновь правым оказывается в своем предположении известный российский археолог В. И. Кулаков: «скорее всего, располагавшая многочисленной дружиной – Самбия – дала в начале второй половины IX в. вооруженный контингент для стабилизации общественного положения и, соответственно, торговых путей на прилегающих к восточной оконечности Балтики землях» [19, c. 191]. Причем, такое развитие ситуации стало следствием ранее произошедших событий. Как отмечает В. И. Кулаков, начало было положено прусскими купцами (не от того ли на Руси варяг – коробейник, прасол, торговец? – прим. О.Ф.); так раскопанные в 1940 году девять погребений в Старой Ладоге по деталям погребального обряда (остатки проведенного на стороне трупосожжения, рассеянные в могиле среди обожжённой земли) и по инвентарю (керамика и украшения) находят достаточно убедительные аналогии в прусских древностях конца VII века [20, c. 167]. Вскоре появились западные славяне, готы и затем присоединились скандинавы, которые потеснили остальных, но их хищническая деятельность, с одной стороны, нарушила торговый баланс на пути – поток диргем, как указывает В. И. Кулаков, в 830-е годы перестал поступать на Рюген, Самбию и Готланд, а с другой, – повлекла известный бунт местных племен и изгнание варягов за море. После возникших неурядиц и отправились послы к варягам, к руси, т. е. к тем, которые были известны и обеспечивали порядок, поэтому с 860-х годов драгоценные монеты вновь пошли заинтересованным сторонам. Именно в таком контексте становится понятна миссия послов народа rhos в Византию в 839 году [21]. Достаточно точным местоположение русов – ruzzi – определяется в трактате «Баварский географ» – район побережья от Самбийского полуострова до устья Немана [2, c. 51].

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Мельникова Е. А. Варяги, варанги, вэринги: скандинавы на Руси и в Византии // Византийский временник. – М.: Наука, 1998. – Т. 55. – С. 159-164.
  2. Федченко О. Д. Русь, варяги и «Баварский географ» // Вопросы исторической науки: материалы V Междунар. науч. конф.— Казань: Бук, 2017. — С. 45-53. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/289/13244/
  3. Назаренко А. В. Ίγγωρ, βάραγγοι и др.: О вероятных следах ассимилятивных процессов в языке восточноевропейских скандинавов в Х в. // Πολύτροπος: Сборник научных статей памяти А. А. Молчанова (1947–2010). М., 2014. С. 223–236.
  4. Полное собрание русских летописей. Т. 2: Ипатьевская летопись / Под ред. А. А. Шахматова. СПб.: Типография М. А. Александрова, 1908. Стлб. 21–35. [Электронный ресурс]. URL: http://litopys.org.ua/ipatlet/ipat.htm
  5. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: “Прогресс”, 1986, в 4 томах.
  6. Корнилов Г. Е. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XI: А-анлаутные географические названия // Вестник Чувашского университета. – 2006. – № 4. – С. 438-448.
  7. LKZ – Lietuvių kalbos žodynas (t. I–XX, 1941–2002). Vilnius: Lietuvių kalbos institutas, 2005. [Электронный ресурс]. URL: http://lkz.lt/
  8. Pokorny J. Indogermanisches Etymologisches Wörterbuch, Bern & München, 1959. 1183 p.
  9. Vanagas A. Lietuvių hidronimų etimologinis žodynas. (“Etymological Dictionary of Lithuanian Hydronyms”). Vilnius, “Mokslas”, 1981. 408 р.
  10. Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь: Ок. 5000 единиц / отв. ред. Р. А. Агеева. — 2-е изд. — М.: Русские словари; Астрель; АСТ, 2002. — 512 с.
  11. Гордеев А. Ю. Топонимия побережья Чёрного и Азовского морей на картах-портоланах XIV-XVII веков — Киев: Academia.edu, 2014 – 479 с.
  12. Салмина М. А. Корсунь, Сурож и «Слово о полку Игореве» // Труды Отдела древнерусской литературы. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. — Т. LV. — С. 173—177.
  13. Derksen R. Etymological dictionary of the Baltic inherited lexicon. Brill. Leiden•Boston, 2015. 684 р.
  14. Duridanov I. Thrakisch-dakische studien. Erster teil. Die thrakisch-und dakisch-baltischen Sprachbeziehungen – Sofia: Verlag der bulgarischen akademie der wissenschaften, 1969. – 104 s
  15. Грантовский Э. А. Ранняя история иранских племен Передней Азии / отв. ред. М. А. Дандамаев; Институт Востоковедения РАН. — М.: Восточная литература, 2007. – 510 с.
  16. Кузьменко Ю. К. Ранние германцы и их соседи: Лингвистика, археология, генетика /отв. редактор Н. Н. Казанский. – СПб.: Нестор-История, 2011. – 266 с.
  17. Федченко О. Д. Днепр, «росские» и «славянские» пороги (этимология названий) // Актуальные вопросы филологических наук: материалы V Междунар. науч. конф.— Казань: Бук, 2017. — С. 30-36. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/257/12841/
  18. Джаксон Т. Н. «Восток» в картине мира древних скандинавов. [Электронный ресурс]. URL: http://norroen.info/articles/jackson/vostok.html
  19. Кулаков В.И. Погребальный обряд пруссов в эпоху раннего средневековья // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Погребальный обряд. М., 1990. – с. 182-196
  20. Кулаков В. И. Начало «Восточного пути» // Балтийский альманах. Юбилейный выпуск. Калининград, 2005. С.165-169.
  21. Федченко О.Д. Миф о русском каганате // Гуманитарные научные исследования. 2018. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2018/01/24793


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Федченко Олег Дмитриевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация