УДК 316.774

МЕДИА КАК СРЕДА ВОЗНИКНОВЕНИЯ УГРОЗ ЧЕЛОВЕКУ

Федорова Екатерина Денисовна
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
студентка третьего курса бакалавриата ОП «Медиакоммуникации», факультета коммуникаций, медиа и дизайна

Аннотация
Данная статья посвящена понятию медиа как среде, в которой возникают разнообразные угрозы человеку. В статье было выделено и рассмотрено тринадцать медиаугроз: информационно-коммуникационная безопасность, свобода слова, доступ к информации, сохранность данных, защита персональных данных, социальная ответственность традиционных и новых медиа, медиаграмотность, виртуализация действительности, киберпреступность, коммуникационное неравенство, повышение зависимости людей от СМИ и Интернета, психологический разрыв поколений, распад человеческой идентичности. Кроме того, была предоставлена развернутая трактовка понятию медиа. Данная проблематика имеет многогранный характер.

Ключевые слова: , , , , , , ,


Рубрика: Журналистика

Библиографическая ссылка на статью:
Федорова Е.Д. Медиа как среда возникновения угроз человеку // Гуманитарные научные исследования. 2018. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2018/08/25229 (дата обращения: 04.10.2018).

В условиях технического прогресса средства массовых коммуникаций непрерывно совершенствуются. Количество информации возрастает в геометрической прогрессии. У людей появляется все больше возможностей приобретения гаджетов, а также упрощается технология их использования, тем самым позволяя людям выбирать неограниченное количество источников получения информации. Все чаще современный человек зарегистрирован в нескольких социальных сетях, в каждой из которых имеет новостную ленту, публикации «друзей», а также энное количество активных диалогов, удерживающих человека в потоке непрекращающейся коммуникации. Однако зачастую человеку бывает трудно справиться с нарастающем потоком информации. От этого появляются новые или трансформируются старые психологические проблемы и заболевания. Кроме того, погружаясь в информационное пространство человек «теряет бдительность», доверяет Интернету и, к сожалению, рискует попасть в ловушки от хакеров и вирусов до массовых кибератак и утечки личной информации. Не следует говорить об угрозах, не изучив среду, в которой они возникают. Поэтому необходимо предоставить точную дефиницию понятия медиа, что сделать довольно непросто. До сих пор ученые спорят, что принимать за медиа. Существует как минимум шесть определений:

1)     «Медиа как сообщение». Наука ушла далеко вперед, но отрицать имя Маршалла Маклюэна, рассуждая об определении медиа, было бы моветоном. Ученый первым установил неразрывную связь между контентом и способом его передачи, обозначив технологии и средства передачи информации как медиа. В его подходе медиа предшествует контенту. Важно сказать, что для Маклюэна медиа воздействуют на людей не самим контентом, содержанием сообщения, а способом его передачи («media affect individuals and society not by the content delivered but primarily by their modalities» [1]). В этом смысле роль содержания отходит на второй план, о чем важно помнить для нашего исследования.

2)    Медиа как социальный институт. Институт – это «исторически сложившаяся или созданная целенаправленными усилиями форма организации совместной жизнедеятельности людей, существование которой диктуется необходимостью удовлетворения социальных, экономических, политических, культурных или иных потребностей общества в целом или его части» [2]. Из чего следует, «институт» – это нормы, правила, символы, идеология и механизмы одновременно. Получается, мы сталкиваемся с многофункциональной системой, складывающейся в результате необходимости структурирования взаимодействий, имеющей пространственный, географический, и культурный характер, «кодексы поведения», «культурные символы». Разные ученые по-разному производили ветвление этого понятия, типизировали его. Существует институциональный подход, с точки зрения которого коммуникация может выступать самостоятельным институтом, в который входят СМИ как множество организаций и коллективов. Важно также помнить, что в этом институте, как и в любом другом, действует строгая система правил и норм, которые должны исполняться, чтобы оправдать общественные ожидания [3].

3)    В качестве медиа также можно обозначить технические средства, как телефон, камера, компьютер и т.д. Это не противоречит первому определению, а скорее дополняет его, относя к медиа материальные средства передачи информации.

4)    Многие сужают понятие медиа до значений «конкретное СМИ» или «медиахолдинг». Однако стоит сделать несколько оговорок. И.М. Дзялошинский пишет о том, что понятие СМИ было сформировано в 70-е годы 20 века в СССР и олицетворяет авторитарное отношение к человеку. В этом смысле человек должен получать определенную информацию, не имея возможности с ней взаимодействовать, каким-то образом на нее реагировать, оставляя обратную связь. В книге Уилбура Шрама, Теодора Петерсона, Фреда Сиберта, американских теоретиков и историков печати, «Четыре теории прессы» (1956) [4] описываются четыре подхода к пониманию прессы. Один из них отражает тоталитарную теорию, которая вполне подходит для объяснения понятия «СМИ». Поэтому нам стоит называть редакции, организации по распространению тех или иных сообщений в любой подаче и обработке «масс-медиа», а термин средства массовой информации заменить на средства массовой коммуникации (СМК).

5)    Также в качестве медиа можно понимать любой тип непрямой коммуникации, как Интернет, телевидение, радио или книга.

6)    В последнем, довольно абстрактном понимании, медиа означает все, что несет хоть какой-либо смысл. Будь то книга или рисунок на бумажном пакете, татуировка, прическа и т.д.

И.М. Дзялошинский в книге «Экология медиасреды: этические аспекты» [5] выделил три уровня смыслов в понимании медиа: абстрактный (медиа синоним коммуникациям), конкретный (медиа как матрицы оформления смыслов, обусловленные современными инструментально-технологическими системами) и эмпирический (система технических устройств для передачи смыслов). Все вышеперечисленные трактовки можно легко распределить по этим трем уровням. Нас же интересует возникновение угроз в медиа. На этот счет Дзялошинский предлагает разделить угрозы по объекту, который им подвергается. По его мнению, существует два подхода: технократический и социально-психологический. Согласно первому подходу угрозам подвергаются общегосударственные и корпоративные информационные и телекоммуникационные системы. Из второго подхода следует, что безопасность личности в информационной сфере зависит от психологических воздействий медиа на человека. Трудно сказать, какие проблемы возникли первыми, какие позже, какие стали следствиями или причинами других. К настоящему времени накопилось множество проблем, требующих решения не в долгосрочном периоде.

Существует как минимум 33 угрозы медиа, решение которым необходимо незамедлительно найти. Нами было выбрано 13 основных медиаугроз: информационно-коммуникационная безопасность, свобода слова, доступ к информации, сохранность данных, защита персональных данных, социальная ответственность традиционных и новых медиа, медиаграмотность, виртуализация действительности, киберпреступность, коммуникационное неравенство, повышение зависимости людей от СМИ и Интернета, психологический разрыв поколений, распад человеческой идентичности.

Несмотря на то, что всех их можно отнести к социально-психологическому уровню проблем, так или иначе одни имеют более технологических характер, другие менее, некоторые из них политизированы, когда другие имеют исключительно психологический характер. К примеру, такие угрозы, как распад человеческой идентичности, психологический разрыв поколений, повышение зависимости людей от СМИ и Интернета, коммуникационное неравенство – имеют прямое психологическое воздействие на личность. К угрозам, тесно связанным с технологическими средствами, относятся киберпреступность, виртуализация действительности, доступ к информации, сохранность данных, защита персональных данных, информационно-коммуникационная безопасность. К политизированным можно отнести свободу слова и социальную ответственность традиционных и новых медиа (говоря «политизированные», мы имеем в виду любую политику, будь то политика государства или политика редакции). Медиаграмотность, как компетентность в сфере медиа не только в технологическом смысле (умение пользоваться гаджетами), но и в психологическом (умение анализировать, сравнивать, делать выводы, быть активным в своей позиции, различать «хорошее» и «плохое»), сложно определить в конкретную группу. Проблемы из-за отсутствия медиаграмотности могут возникнуть в любой области. К примеру, низкая социальная ответственность определенного медиа вполне может быть следствием отсутствия грамотности в этой сфере. Следует подробнее описать каждую из анализируемых угроз медиа, чтобы в дальнейшем качественнее охарактеризовать психологическую оценку каждой среди представителей различных социальных групп.

Информационно-коммуникационная безопасность

Информационно-коммуникационная безопасность понимается на двух уровнях. Во-первых, это безопасность государственных информационных ресурсов. Во-вторых, сохранность личных данных пользователей, взаимодействующих в информационном пространстве [6]. Понятие информационно-коммуникационной безопасности было подробно описано в монографии [7] Владимира Василенко. Однако этот труд прямо ориентирован на государство и информационно-коммуникационную безопасность личности трактует с точки зрения государства, опираясь на социально-правовой подход. Ученый выделяет права и свободы человека в информационной сфере, а также тесно связывает информационную безопасность личности с информационной безопасностью всего государства. Совпадение национальных интересов со стремлением поддерживать национальную безопасность, конвергенция интересов государства, общества и конкретного гражданина – гарант всеобщей информационно-коммуникационной безопасности. Значимой представляется статья Мамедова Руслана Нураддина оглы [8]. Автор предлагает собственную трактовку понятию: «состояние социума, при котором обеспечена надежная и всесторонняя защита личности, общества и государства от воздействия на них особого вида угроз, выступающих в форме организованных либо стихийно возникающих информационных потоков, осуществляемых в интересах регрессивных, реакционных или эктремистски настроенных политических и социальных сил и направленных на осознанную деформацию общественного и индивидуального сознания, следствием чего выступает девиантное поведение личности, усиление социально-политических, экономических и духовных коллизий, нарастает, развивается и закрепляется психологическая и психическая напряженность социума». Кроме того, Маметов утверждает, что сегодня в «гиперкоммуникациях» самую значимую роль играет не тот, кто передает информацию (как в модели Лассуэла [9]), а тот, кто отбирает и перерабатывает информацию. Однако автор отмечает, что таким субъектам сложно осуществлять контроль из-за усиления нелинейности информационных процессов. В качестве решения Маметов предлагает увеличение компетенции государственных служащих в информационной сфере, а также формирование у личности особой информационной культуры. Это, на наш взгляд, более гибкий подход к решению проблем информационно-коммуникационной безопасности.

Свобода слова

В разные исторические периоды свобода слова воспринималась по-разному. Надо понимать, что сейчас мы говорим о свободе слова как самостоятельной теории. Восприятие свободы слова как общественного блага или как общественного порока зависит от времени и места, в котором находится общество. Ограничение свободы слова никогда не представлялось особой сложностью для государства. Особенно если в нем господствует тоталитарный или авторитарный строй. Для демократической власти также существуют механизмы по ограничению свободы слова, пусть и менее очевидные. Однако с появлением Интернета как свободного, никем не регулируемого и самостоятельного пространства, власти государств переосмыслили существующие механизмы и попытались применить их в среде Интернет. К сожалению, все чаще встречаются примеры, заставляющие считать идею абсолютно свободного Интернета устаревшей. Достаточно вспомнить историю с Интернетом в Китайской Народной Республике, блокировки сайтов (например, LinkedIn) Роскомнадзором [10], суд за «репост» [11] и т.д. Безусловно, ограничение Интернета имеет положительные стороны: поддержка авторского права, безопасность от вирусов и кибератак, родительский контроль. Но бывает, запрет на определенный контент переходит границы разумного, превращая действия властей в абсурд. Известно, что Роскомнадзор одобрил запрет анонимности в мессенджерах [12], а активиста «Открытой России» оштрафовали за репост новости о том, как его осудили за репост [13]. Нельзя не вспомнить дело воспитательницы Евгении Чудновец. Все вышеперечисленное – частные случаи, произошедшие с конкретными физическими лицами. Политику государства касательно свободы слова в масс-медиа также можно охарактеризовать довольно твердой. Все это намекает на необходимость, во-первых, узнать мнение самих граждан относительно свободы слова в России, во-вторых, отыскать противоречия в необходимом, желательном и недопустимом ограничении свободы слова в глазах жителей государства.

Доступ к информации

Все чаще, говоря о доступе к информации, люди рассуждают об информационном неравенстве. Речь идет не о правомерных запретах на экстремистские материалы или об ограничениях по возрасту, а также о доступе к материалам, запрещенным авторским правом. Здесь впору вспомнить опрос ФОМ, где более половины респондентов на вопрос «По закону об авторском праве, авторы имеют право получать денежное вознаграждение за прочтение, прослушивание или просмотр их произведений в Интернете. Как вы считаете, пользователи должны или не должны лично платить за прочтение, прослушивание или просмотр произведения в Интернете?» ответили отрицательно («не должны») [14]. Очевидно, даже в области доступа к авторским материалам рождаются споры. Важно сказать, что большой процент полезной информации (в сети Интернет) скрывается в том или ином государстве намеренно (из-за санкций или разногласий с другими государствами). В то время как Интернет, по мнению ЮНЕСКО, считается службой общественной информации. В рекомендации, адресованной государствам, ЮНЕСКО подчеркивает, что властям следует принять ту политику, которая будет поддерживать развитие многоязычия и всеобщего доступа, а не развивать дискриминацию информации по географическому, социальному или экономическому признакам [15].

Сохранность данных

Существует известное выражение: «СМИ – четвертая власть». Именно обладание той или иной информацией делает одних сильнее, для других же губительным может оказаться отсутствие или утечка определенных данных. Сейчас взлом аккаунта в социальной сети может оказаться страшнее ограбления квартиры. При этом многие пользователи, не задумываясь, отправляют важные данные о себе в информационное пространство. Известно, что социальная сеть «Вконтакте» позволяет получить доступ к документам, загружаемым пользователями в личных диалогах, всего лишь воспользовавшись поиском. 554.454.942 – эта цифра, согласно данным Индекса критичности утечек данных (Breach Level Index, BLI), показывает количество потерянных или похищенных записей данных в первой половине 2016 года. Однако эксперты говорят, что это всего лишь «вершина айсберга» [16]. 70% утечек произошло по вине посторонних мошенников. Печальный факт – самые крупные утечки происходят в сфере здравоохранения (27% от всех утечек). Эксперты в области информационных технологий предлагают способы поддержки сохранности данных. В частности, Андрей Грачев, консультант «Informix» в России, предлагает технологию постоянного дублирования и технологию архивации данных [17]. Однако во многом как раз этот факт может стать причиной утечки. Если провокационная информация утекла в сеть и была опубликована, не остается смысла в продублированных данных.

Защита персональных данных

Угроза защите персональных данных тесно связана с предыдущей угрозой сохранности данных. Стоит отметить лишь прилагательное «персональные». Здесь нужно говорить о данных пользователей: банковские данные, данные в магазинах, социальных сетях и т.д. В России существует Федеральный закон РФ «О персональных данных» (152-ФЗ) с последней поправкой в январе 2017 года [18]. Согласно ему прежде, чем обрабатывать персональные данные человека, обязательно следует получить от него письменное соглашение. Также положены штрафы (весьма скромные) за нарушение в хранении, сборе и обработке информации. Несмотря на это происходят курьезные ситуации, и даже не в пространстве Интернета. Об этом свидетельствуют сотни выкинутых бумажных анкет с персональными данными клиентов Сбербанка [19]. О низких информационных барьерах некоторых фирм в случае кибератак говорить не приходится. Далее будет сказано о недавней и разрушительной кибератаке вирусом «WannaCry».

Социальная ответственность традиционных и новых медиа

Концепция социальной ответственности означает учет интересов общества, а также обязательство отвечать за влияние собственной деятельности на общество. Говоря о социальной ответственности медиа, мы подразумеваем масс-медиа, традиционные или новые. Это означает, что политика редакции должна понимать, что влечет за собой та или иная информация, ее оформление и способ подачи. В идеале это без предубеждений, лжи или клеветы, «чернухи» или «желтизны» переданные сведения. Масс-медиа должны нести ответственность за тот контент, который предлагают людям.

Медиаграмотность

Потребность в понятиях медиаграмотности и медиаобразования возникла в двадцатом веке как реакция на успешную и стремительно развивающуюся сферу аудиовизуальных медиа. Многие исследователи стали замечать «культурно-пессимистическую» [20] тенденцию среди пользователей медиа, в частности, в 1895 году Нейл Постман выпустил книгу с угрожающим названием «Amusing Ourselves to Death», в которой раскритиковал телевидение. Основными тезисами Постмана были отрицательное влияние просмотра телевизора на мозговую деятельность людей, порождение сверхидеологии развлечения, а также сравнение «общества телесмотрения» с обществом чрезмерного потребления О. Хаксли (в нашем мире «сому» заменяет телевидение). Ученый пришел к выводу, что новости также являются развлечением и отрицательно влияют на способность человека к аналитике, вдумчивому восприятию информации, различать противоречия и обнаруживать ложь, лицемерие, предубеждения. Для новостей характерен приоритет картинки, музыкальный вставки и «отбивки», встроенная в контекст или прямая реклама и т.д. Более радикальным видением новостей поделился в 2016 году швейцарский писатель Рольф Добелли в эссе «News Diet». Он нашел 16 причин избегать просмотра и чтения новостей. Среди них когнитивное искажение в новостях, развитие фрагментарного сознания, ограничение понимания и т.п. «News makes us into shallow thinkers. But its worse than that. News severely affects memory» [21]. Важно понимать, что понятие «медиаграмотность» не ограничивается исключительно навыками использования новых технологий. Оно основано на критическом, активном и креативном отношении и оценке, которые образуют мотивацию человека находить плюсы, минусы и возможности медиа, а также различать риски и угрозы.

Виртуализация действительности

В современном мире практически любая сфера жизнедеятельности человека может также осуществляться в виртуальном пространстве. Речь идет не только о политике, экономике или культурной сфере. Сейчас можно говорить уже о виртуализации сознания. В своей работе «От виртуальной реальности к виртуализации действительности» Славой Жижек, словенский культуролог и социальный философ, пишет: «Instead of the computer as model for the human brain, we conceive of the brain itself as a ‘computer made of flesh and blood» [22]. Действительно, если изначально компьютер создавался, основываясь на прототипе человеческого мозга, то сейчас человеческий мозг все больше сравнивают с компьютером. Компьютер выступает первым звеном в этой цепи.

Киберпреступность

Термин киберпреступность относится не только к Интернету, он затрагивает другие компьютерные сети и девайсы в сфере информационных технологий. Учитывая разнообразие доступных услуг, предоставляемых информационно-коммуникационными технологиями и их постоянно растущей пользовательской базой, киберпреступность представляет собой особую проблему для современного уголовного права и криминологических наук. Источниками информации о киберпреступности, совершенной во всем мире, являются ежегодные отчеты Центра жалоб на Интернет-преступность (IC3) [23]. Киберпреступления сейчас волнуют целые государства, заставляя их властей вступать в вынужденную или союзническую коммуникацию [24]. На сайте информационного агентства «РИА Новости» совсем недавно был создан сюжет, в который вошли 99 информационных заметок о массивных кибератаках вирусом «WannaCry». Из-за этого прервали работу некоторые госпитали, а также другие общественные учреждения, пострадали сотовые операторы и правительственные службы [25]. Необходимо также указать, что общественное мнение по этому вопросу не исследуется ни Левада-Центром, ни ФОМ, а на ВЦИОМ последний опрос в этой теме проводился, когда полиция еще называлась милицией.

Коммуникационное неравенство

Понятие коммуникационное неравенство относится к различиям в ценностях поколений, манипуляциям, распределению информации среди социальных групп также, как оно относится к неравенству в доступе и использовании информационных каналов, медиа и т.д. Поначалу считалось, что выгоду от ограниченного доступа к информации получают люди с более высоким социально-экономическим статусом, когда люди с более низким социально-экономическим статусом страдают от нехватки сообщений [26]. Однако с течением времени ученые выяснили, что неравный доступ к Интернету имеют более разнородные и выделенные не обязательно по доходу социальные группы. Появился термин «digital divide», отражающий расширение существующих между социальными группами пробелов.

Психологический разрыв поколений                                              

Данный феномен описывается огромной разницей между культурными ценностями поколения «отцов» и поколения «детей». О психологическом разрыве поколений (generation gap) можно говорить, когда дети и родители воспринимают друг друга как представителей совершенно других культур [27]. Опросы ФОМ доказывают, что люди в возрасте от 18 до 30 лет доверяют совершенно иным источникам информации, в отличие от тех, кому от 46 до 60 лет [28]. Юрий Левада отмечает: «пока в современном российском обществе отсутствуют институты «взросления», социальной зрелости, «никакие, сколь угодно обстоятельные данные о настроениях, ценностях, установках сегодняшних молодых людей не могут приоткрыть нам картину “завтрашнего” общества» [29]. В условиях стремительного развития информационных технологий практически невозможно предугадать, какими ценностями будет обладать поколение будущего (сейчас одни ценности все быстрее и чаще сменяются другими).

Распад человеческой идентичности

Зигмунт Бауман, британский социолог и профессор Лидского университета, а также наследник критической теории, одним из первых задумался над проблемой идентичности человека в виртуальном мире. Человеческая идентичность находится в кризисе из-за давления «общественного» на «частное». Из-за информационных технологий человек будто отходит от собственного «Я», заполняя информационное пространство вокруг себя новостными передачами, радио, компьютерными играми и т.д. Его не заботит будущее, вернее, ему сложно и неприятно думать о будущем, когда сейчас и в данный момент он спокойно может отвлечь себя чем-то более простым [30].

Повышение зависимости людей от СМИ и Интернета

В книге Бэрона и Дэвиса «Теория массовых коммуникаций» медиазависимость объясняется следующей цепочкой: чем больше человек нуждается в том, чтобы его потребности были удовлетворены за счет использования различных медиа, тем больше он зависим от последних. Следовательно, медиазависимость – это особого рода отношения человека и медиасреды, в условиях которых он все менее способен самостоятельно без нее существовать. Важно также отметить, что, по мнению авторов упомянутой книги, количество зависимых прямо пропорционально степени влияния медиа на людей. «С макроскопической социальной точки зрения, если все большее количество людей станет зависимым от средств массовой информации, структуры медиа необходимо будет пересмотреть, общее влияние СМИ вырастет, а роль медиа в обществе станет центральной» [31]. В качестве примера приводились глобальные мировые кризисы и катастрофы, информацию о которых человек мог почерпнуть только из СМИ (во многом характеризующихся субъективной подачей новостей). Естественно, что в подобные времена человек сильнее зависит от медиа как от основного инструмента, рисующего его картину мира. Добавим, что первые исследователи зависимости людей от медиа (media system dependency), М. Л. де Флер и С. Болл-Рокешо (1976) [32], выделили три важных аспекта, приводящих человека к подчинению СМК, а именно использование медиа:

  • для понимания окружающего мира;
  • для конструктивного и эффективного взаимодействия в обществе;
  • для освобождения от социальной реальности.

Получается, что медиа буквально с самого начала своего существования имеют способность навязывать человеку новые потребности, он же, в свою очередь, стремится качественнее их удовлетворить, создавая для этого новые и новые средства. Во многом люди «приходят» к медиазависимости благодаря широкому диапазону доступных им технологических носителей информации.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Patti M. Valkenburg, Jochen Peter, Joseph B. Walther. Media Effects: Theory and Research. Annu. Rev. Psychol. 67:315–38. 2016.
  2. Social Institutions. Stanford Encyclopaedia of Philosophy [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://plato.stanford.edu/entries/social-institutions/, свободный. – Загл. с экрана.
  3. Дзялошинский, И.М. Коммуникационные процессы в обществе: институты и субъекты. Монография / И.М. Дзялошинский. – М.: Издательство АПК и ППРО, 2012. – 592 с.
  4. Сиберт, Ф., Петерсон Т., Шрамм В. Четыре теории прессы / Сиберт. и др. – М. : Вагриус, 1998. – 224 c.
  5. Дзялошинский И. М. Экология медиасреды: этические аспекты. М. : Издательство АПК и ППРО, 2016.
  6. Безопасность: теория, парадигма, концепция, культура. Словарь-справочник (недоступная ссылка с 14-06-2016 [339 дней]) / Автор-сост. профессор В. Ф. Пилипенко. 2-е изд., доп. и перераб. — М.: ПЕР СЭ-Пресс, 2005.
  7. Владимир, Василенко. Массмедиа в условиях глобализации. Информационно-коммуникационная безопасность. Монография / Василенко. . Владимир. и др. – М. : Проспект, 2015. – 176 c.
  8. Мамедов Руслан Нураддин оглы. Обеспечение информационно-коммуникационной безопасности медиасреды: проблемы и перспективы // Вестник ЮУрГУ. Серия: Социально-гуманитарные науки. 2015. №3 С.70-73
  9. Lasswell, H. Propaganda Technique in the World War. The MIT Press. 1971.
  10. Роскомнадзор заблокировал LinkedIn [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.interfax.ru/russia/537383, свободный. – Загл. с экрана.
  11. В Чувашии активиста оштрафовали за репост новости о том, как его оправдали за репост [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://meduza.io/news/2017/03/28/v-cheboksarah-aktivista-oshtrafovali-za-repost-novosti-ob-opravdanii-po-delu-o-reposte, свободный. – Загл. с экрана.
  12. «Наступления на свободу слова нет». Роскомнадзор одобрил запрет анонимности в мессенджерах [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://meduza.io/news/2017/05/25/nastupleniya-na-svobodu-slova-net-roskomnadzor-odobril-zapret-anonimnosti-v-messendzherah, свободный. – Загл. с экрана.
  13. Активиста «Открытой России» оштрафовали за репост новости о том, как его судили за репост [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://meduza.io/news/2017/03/16/aktivista-otkrytoy-rossii-oshtrafovali-za-repost-novosti-o-tom-kak-ego-sudili-za-repost, свободный. – Загл. с экрана.
  14. Интернет: авторское право или открытый доступ? [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://fom.ru/SMI-i-internet/12503, свободный. – Загл. с экрана.
  15. Доступ к информации [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://ru.unesco.org/themes/dostup-k-informacii, свободный. – Загл. с экрана.
  16. Утечки данных в 2016 году – предварительные итоги года [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://habrahabr.ru/company/gemaltorussia/blog/314352/, свободный. – Загл. с экрана.
  17. Сохранность данных: обзор подходов [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.informix.com.ua/articles/datasave/datasave.htm, свободный. – Загл. с экрана.
  18. Путин подписал закон о персональных данных [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://ria.ru/society/20170207/1487378476.html, свободный. – Загл. с экрана.
  19. В Москве Сбербанк выкинул анкеты с личными данными клиентов [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://meduza.io/news/2016/06/09/v-moskve-otdelenie-sberbanka-vykinulo-ankety-s-lichnymi-dannymi-klientov, свободный. – Загл. с экрана.
  20. THOMAS, PFEFFER. MEDIA LITERACY / PFEFFER. THOMAS. – Krems, Austria : Perspectives of Innovations, Economics & Business, Volume 14, Issue 2, 2014. – 83-93 c.
  21. Avoid News Towards a Healthy News Diet by Rolf Dobelli, 2012 [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.dobelli.com/en/essays/news-diet/, свободный. – Загл. с экрана.
  22. Zizek, Slavoj. “From Virtual Reality to the Virtualization of Reality.” In Electronic Culture: Technology and Visual Representation. Ed. Tim Druckrey. New York: Aperture, 1996.
  23. Filing a Complaint with the IC3 [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://www.ic3.gov/default.aspx, свободный. – Загл. с экрана.
  24. Россия призвала США наладить диалог для борьбы с киберпреступностью [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://ria.ru/politics/20170517/1494452070.html, свободный. – Загл. с экрана.
  25. Сюжет. Массированная кибератака на компьютеры в Европе и Азии [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://ria.ru/trend/cyberattack-world-12052017/, свободный. – Загл. с экрана.
  26. Tichenor. Knowledge Gap Effects. 1970
  27. Мид М. Культура и преемственность. Исследование конфликта между поколениями// Мид М. Культура и мир детства. М.: Наука; Главная редакция восточной литературы, 1988, с.322-361
  28. Источники информации: мониторинг [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://fom.ru/SMI-i-internet/13323, свободный. – Загл. с экрана.
  29. От молодости к молодости (Отцы и дети: Поколенческий анализ современной России) [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.strana-oz.ru/2005/3/ot-molodosti-k-molodosti-otcy-i-deti-pokolencheskiy-analiz-sovremennoy-rossii, свободный. – Загл. с экрана.
  30. Бауман, Зигмунт. Индивидуализированное общество. – М.: Логос, 2005. – 390 с.
  31. Stanley J. Baran, Dennis K. Davis. Mass communication theory: foundations, ferment, and future // Boston, USA: Wadsworth Cengage Learning, 2009 – C. 273-276
  32. Ball-Rokeach, S.J., DeFleur, M.L. (1976). A dependency model of mass-media effects. Communication Research, 1, 3-21.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Федорова Екатерина Денисовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация