УДК 130.2

МАССОВОЕ И ЭЛИТАРНОЕ: К ВОПРОСУ О «НЕЗАМЕТНОМ УБИЙСТВЕ ЭЛИТАРНОЙ КУЛЬТУРЫ»

Каткова Яна Андреевна1, Пятилетова Людмила Владимировна2
1Уральский государственный университет путей сообщения, студент
2Уральский государственный университет путей сообщения, кандидат философских наук, доцент кафедры философии и истории

Аннотация
Ещё в недавнем прошлом воспринимаемые как содержательно «устойчивые» понятия «массовое» и «элитарное», во многом облегчавшие понимание и классификацию явлений культуры, на первый взгляд, сегодня кажутся неработающими, утратившими свои методологический вес и актуальность. Однако, на наш взгляд, подход, предложенный К. Манхеймом, посвятившим работу причинам и следствиям культурного кризиса ХХ века, проблеме трансформации общества в массовое, имеет серьёзный гносеологический потенциал для понимания сущности тотальной «массовизации» общества и, как следствие, упадка элитарной культуры.

Ключевые слова: , , , , , ,


Рубрика: Культурология

Библиографическая ссылка на статью:
Каткова Я.А., Пятилетова Л.В. Массовое и элитарное: к вопросу о «незаметном убийстве элитарной культуры» // Гуманитарные научные исследования. 2018. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2018/05/25031 (дата обращения: 23.09.2018).

Худшее в развитии демократизации – то, что ничтожный человек, который является символом диспропорциональности в развитии духа и души, узнаёт, как пользоваться прессой, радиовещанием и всеми остальными техническими средствами для господства над душами людей, которое предоставило ему демократическое общество; с помощью этих технических средств он придаёт людям свой образ и тем самым увеличивает этот тип человека в миллионы раз.

К. Манхейм

Тема «массовой» и «элитарной» культуры в аспекте содержательного наполнения понятий становится сегодня как никогда актуальной: «Проблема не в том, что эти термины и понятия потеряли смысл – они его просто не имели. Никогда. Гуманитарный дискурс всегда был сложнее технического, потому что определить понятия, да еще и так, чтобы они хотя бы какое-то отношение имели к реальности – очень сложно. Поэтому любое структурное измерение понятийного аппарата культурологии и разделов философии, связанных с культурой, будет вызывать ретроспективный сдвиг, требующий немедленного переосмысления всей системы. Так и сейчас – кросс-полинация форм и жанров произведений культуры усугубленная развитием коммуникаций, диверсификации субкультур и ниш, привела к тому, что дырки и неувязки понятийного аппарата прошлого стали очевидными» [1].

Устарела ли данная классификация, или – каковы критерии такой типологии культуры? В настоящее время в литературе и актуальных дискуссиях по этой теме нет (методологического) единодушия, поскольку текущий период развития общества и культуры, демонстрируя «противоречивую реальность», указывает на необходимость трансформации понятий: «Массовость» подразумевает принадлежность к значительной доле некой массы. Но действительно ли книги Дарьи Донцовой нужно считать массовыми при двухмиллионных тиражах в год на 140-миллионное население России? Действительно ли каждый монитор нашей страны регулярно показывает «Игру престолов», а в каждой паре наушников играет «Пошлая Молли» или Oxxxymiron? Да, продукция эта популярна, но где та граница, перейдя которую можно сказать: «Э-э нет, теперь это массовая культура»? То, что домохозяйки являются основным потребителем российского книжного рынка, ещё не значит, что к Донцовой надо применять термин «массовая литература». Все же прекрасно понимают, что мужское население России не читает Донцову и «50 оттенков серого». Так почему эти книги следует причислять к «массовой литературе?» [2].

Во многом разобраться в «размывании» содержательного поля понятий помогает работа К. Манхейма «Человек и общество в эпоху преобразований», где рассмотрены в первую очередь социологические причины кризиса культуры ХХ века.

К. Манхейм проводит непрямые аналогии между изменениями социального порядка либерального общества (с трансформациями «свободного рынка») и сопутствующими им изменениями в области культуры.

Исходный пункт размышлений К. Манхейма – положение интеллигенции и её роль в обществе, поскольку она – «производитель культуры» [3, 4].

Главная тенденция ХХ века, касающаяся интеллигенции – это, во-первых, процесс её «пролетаризации» как отражение текущих социальных трансформаций, общим эффектом которых является «массовизация» общества: рынок труда в какой-то момент времени стал переполнен работниками умственного труда, то есть предложение превысило спрос. Таким образом, сыграла роль закономерность, и стоимость товара упала.

Следствие стало для духовной жизни общества крайне опасным: обесценивание духа в общественном мнении. «Между тем существует социологический закон, согласно которому социальная ценность духа зависит от социальной значимости его творцов и носителей. Чтобы дух как таковой получил в качестве ценности общее призвание, потребовалось не только длительное развитие; решающее значение в этом процессе всегда имело положение его творцов» [3, с. 183].

Во-вторых, как отмечает К. Манхейм, изменилось положение интеллигенции в обществе: она оказалась некоторым образом «между социальными слоями» [3, с.  185].

Соответственно, отбор в этот «промежуточный» слой, можно назвать, по К. Манхейму, негативным. «Если в обществе, которое может предоставить социальным слоям различные жизненный уровень и досуг и соответственно обеспечить различное душевное и духовное развитие, если в таком обществе доступ в сферу духовного лидерства будет открыт всё большему числу людей, то средняя ментальность обойдённых судьбой групп неизбежно получит репрезентативное значение» [3, с. 185].

Таким образом, в массовом обществе интеллигенция теряет свою способность быть «элитной», этот слой общества становится аксиологически «размытым»: он насыщается типом людей, ограниченных по своей человеческой сущности.

Социальные последствия изменений с культурным слоем интеллигенции (её положение и качество) для общества, ставшего массовым, могут быть фатальны: утверждаются новые «массовые» ценности; в душе «типичного» индивида данного общества начинает доминировать «бесформенная сторона души».

Деление на массовое и элитарное, таким образом, становится бессмысленным, поскольку «элитарное» стало «массовым». Соответственно, эта тенденция отражена в положении всех типов социальных элит: в области политики, организации, знания, искусства, религии.

Поэтому правомерно говорить, скорее, о незамеченном убийстве элитарной культуры.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Седнин А. Незамеченное убийство массовой культуры. Комментарии [Электронный ресурс]. URL: https://newtonew.com/culture/nezamechennoe-ubiystvo-massovoy-kultury (дата обращения: 26.05.2018).
  2. Седнин А. Незамеченное убийство массовой культуры. [Электронный ресурс]. URL: https://newtonew.com/culture/nezamechennoe-ubiystvo-massovoy-kultury (дата обращения: 26.05.2018).
  3. Манхейм К. Социологические причины культурного кризиса наших дней // Кризис сознания. – М., 2009. – 272 с.
  4. Грибак А.Ю., Пятилетова Л.В. Социологические причины упадка культуры: торжество масс, размывание элит и усреднённая культура большинства // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/12/24624 (дата обращения: 12.01.2018).


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Пятилетова Людмила Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация