УДК 343.8

ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРАВОНАРУШЕНИЙ СРЕДИ ЛИЦ, СКЛОННЫХ К СОВЕРШЕНИЮ СУИЦИДА И ЧЛЕНОВРЕДИТЕЛЬСТВУ

Сорокин Михаил Владимирович1, Сорокина Ольга Евгеньевна2
1Владимирский юридический институт ФСИН России, кандидат юридических наук заместитель начальника кафедры организации режима и надзора
2Владимирский государственный университет, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права

Аннотация
В рамках деятельности уголовно-исполнительной системы работа по профилактике правонарушений является одним из приоритетных направлений ежедневной оперативно-служебной деятельности. Задача по недопущению всех составов противоправной деятельности стоит перед всеми структурными подразделениями исправительных учреждений. Одним из видов профилактического учета являются акты членовредительства и суицида. Приведенный в статье анализ динамики совершаемых актов суицида и членовредительства лицами, содержащимися в исправительных учреждениях и следственных изоляторах, свидетельствуют об отрицательной тенденции роста указанных составов и необходимости выработки дополнительных мер по их профилактике.

Ключевые слова: , ,


Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Сорокин М.В., Сорокина О.Е. Организация работы по профилактике правонарушений среди лиц, склонных к совершению суицида и членовредительству // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/10/24438 (дата обращения: 05.10.2017).

Анализ статистических данных ФСИН России, о количестве лиц состоящих на учете с психическими расстройствами и расстройствами поведения свидетельствует о значительном количестве потенциальных лиц, склонных к совершению суицида и членовредительству, так в 2015 г. на учетах состояло 53143 человека, в 2016 г. их численность составила 49784 человека. Данные о количестве умерших в результате суицида, свидетельствует о наличии небольшой положительной динамики их снижения (в 2015 г. – 392 человека умерло в результате совершения суицида, в 2016 г. – 335 человек[1]), однако в ряде территориальных органах по-прежнему не уделяют должного внимания по обеспечению усиленного наблюдения за указанной категорией осужденных, особенно состоящих на профилактических и медицинских учетах.

Одна треть суицидов совершается в период содержания под стражей в СИЗО УИС, так в 2016 году в указанных учреждениях было совершено 135 суицидов (2015 г. – 141). Самоубийства были допущены в 55 территориальных органах ФСИН России. Основная часть (123 факта – более 91,7%) актов аутоагрессии были совершены с использованием для этих целей постельных принадлежностей и предметов одежды. Из них: в 9 случаях использовались шнурки от спортивных брюк, шорт, обуви; в 1 случае электрический удлинитель заводского изготовления; в 2 случаях – ручки от сумок. 8 суицидов, совершены путем нанесения себе порезов с использованием лезвий от одноразовых бритвенных станков, заточенных металлических пластин.

Так, в СИЗО-1 (г. Калуга) Коркин А.А.,1984 г.р., осужденный по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы, скончался от потери крови в результате многократного срывания повязок и вскрытия ранее нанесенных порезов. При этом он состоял на профилактическом учете учреждения как склонный к совершению суицида и членовредительству.

В2016 г. зафиксированы 2 факта совершения суицидов «нестандартными» способами: путем проглатывания инородного тела (СИЗО-1 УФСИН России по Республике Башкортостан) и проглатывания языка (СИЗО-1 УФСИН России по Хабаровскому краю).

Более 37,2% лиц, совершивших суициды (50 чел.), привлекались за совершение преступлений, предусмотренных ст. 105 и ст. 111 УК РФ; 20,1% (27 чел.)  по ст. 158-163 УК РФ; 11,1% (15 чел.) по ст. 228 и 228.1 УК РФ.

За совершение преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы привлекались 26 или 19,4% лиц, содержащихся в СИЗО, совершивших суициды (2015 г. – 30).

Более 55,9% подозреваемых, обвиняемых и осужденных в момент совершения самоубийства, содержались в камерах одни (75 случаев). При этом, в ходе проводимых проверок выявлены факты нарушения правил одиночного содержания в отношении 35 лиц (или 46,6%), состоявших на профилактическом учете как «склонные к суициду, членовредительству».

Только 37,4% (51 человек) подозреваемых, обвиняемых и осужденных, совершивших суицид в СИЗО, состояли на профилактическом учете, в том числе как лица, склонные к суициду и членовредительству. По итогам 2015 года эта цифра составляла 28,3% (40 человек). Данный факт свидетельствует об улучшении контроля со стороны администраций СИЗО за организацией профилактической работы с лицами, поставленные в учреждениях на профилактический учет.

Основное количество самоубийств совершено в камерах режимных корпусов – 114 фактов или 85%. При этом, в текущем году отмечен рост в 1,5 раза количества суицидов, совершенных в кабинах санузлов. Допущено 66 таких случаев или 49,2% от общего количества правонарушений (2015 г. – 35 случаев или 24,8%).

Отмечены недостатки в организации работы карантинных отделений, в которых зарегистрировано 26 случаев суицидов (2015 г. – 36), что составляет 19,4% от их общего количества. В течение первых суток (и даже часов) совершено 6 самоубийств (23%), в период от 2 до 5 дней – 15 суицидов (57,7%). При этом в 13 случаях (50%) камеры карантинных отделений были оборудованы видеонаблюдением[2].

Причинами совершения суицидов среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных в учреждениях УИС являются:

1. Личностные проблемы (негативная информация, полученная из семьи; утрата смысла жизни или внутренний конфликт, вызванный разрывом отношений с близкими людьми, их смертью или тяжелой болезнью);

2. Обострение психических заболеваний, депрессивные состояния;

3. Состояние алкогольной и наркотической абстиненции, тяжелые соматические заболевания.

С целью своевременного реагирования, сотрудникам важно знать общие симптомы абстинентный синдрома:

нарушение общего состояния, снижение работоспособности, подавленность, вялость;

нарушение настроения. Человек впадает в состояние депрессии, становится раздражительным. Все происходящее вокруг доставляет ему лишь отрицательные эмоции;

все сознание полностью занято мыслями о том, где достать новую дозу психоактивного вещества. Это желание переходит в разряд жизненно важных потребностей и способно вытеснить чувство голода, половое влечение и пр.;

нарушения работы внутренних органов и систем. Чаще всего это усиленное и учащенное сердцебиение, одышка, повышенная потливость, мышечная дрожь, тошнота и др.

4. Аффективные суициды, совершенные в состоянии повышенной эмоциональной возбудимости (вследствие острых психотравмирующих событий)[3].

В связи с вышесказанным большое значение, в вопросах профилактики суицидов, имеет практическое изучение и знания сотрудниками признаков поведения подозреваемых, обвиняемых, осужденных с высоким риском суицидальных действий, которыми являются:

  1. Открытые высказывания о желании покончить с собой (другим осужденным, представителям администрации, высказывания в письмах или телефонных переговорах и т.д.).
  2. Косвенные «намеки» на возможность суицидальных действий – «репетиция самоубийства» (публичная демонстрация орудий совершения самоубийства или членовредительства).
  3. Активная предварительная подготовка, целенаправленный поиск средств покончить с собой и создание соответствующих условий (накапливание сильнодействующих лекарственных препаратов; поиск и хранение отравляющих жидкостей, используемых на производственных объектах и т.д.).
  4. Фиксация на примерах самоубийства (повышенный интерес, частые разговоры о самоубийстве).
  5. Нарушение межличностных отношений, сужение круга контактов, стремление к уединению.
  6. Чрезвычайно настойчивые просьбы о переводе в другое ИУ (камеру, отряд, отделение), о госпитализации и т.д.
  7. Изменившийся стереотип поведения: несвойственная замкнутость и снижение двигательной активности у подвижных, общительных («зловещее спокойствие» и собранность, возбужденное поведение, повышенная активность и общительность у малоподвижных и молчаливых).
  8. Внезапное проявление несвойственных ранее осужденному (подозреваемому, обвиняемому) черт аккуратности, откровенности, щедрости (раздача личных вещей, которая зачастую сопровождается символическим прощанием).
  9. Утрата интереса к окружающему (вплоть до полной отрешенности).
  10. «Художественное оформление» размышлений на тему самоубийства: в записной книжке изображаются рисунки, иллюстрирующие депрессивное состояние (например: гробы, виселицы, надгробные плиты или кресты и т.п.).

С целью повышение эффективности оперативно-служебной деятельности по профилактике суицидов и членовредительства необходимо:

в рамках служебной подготовки организовать проведение занятий с последующим принятием зачетов с сотрудниками учреждений, непосредственно работающих с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, по практическому изучению признаков поведения, указывающих на риск суицидов;

исключить одиночное содержание лиц, склонных к суицидам и аутоагрессии, кроме случаев при которых невозможно иным способом обеспечить соблюдение требований законодательства;

перед заступлением на службу доводить под роспись до операторов постов видеонаблюдения информацию об осуществлении усиленного надзора за лицами, склонными к суициду и аутоагрессии.

В заключении необходимо отметить, что при организации и осуществлении оперативно-служебной деятельности по профилактике суицидов необходима организация взаимодействия оперативно-режимных, воспитательных, психологических и медицинских служб исправительного учреждения по обобщению сведений о наличии суицидальных высказываний осужденных, выявленных при цензуре корреспонденции, контроле телефонных разговоров, проведении свиданий и т.д., данные сведения использовать в профилактической работе с указанной категорией лиц.


[1]Итоги деятельности учреждений, органов и предприятий уголовно-исполнительной системы. Раздел 6. Сведения об отдельных социально значимых заболеваниях среди подозреваемых, обвиняемых осужденных, зарегистрированных в период их содержания в учреждениях УИС, и количестве умерших: отчет за декабрь 2015-2016 г.г. (Форма  ФСИН-1) (документ опубликован не был).

[2] О недостатках в организации режима и надзора в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы: обзор ФСИН России от 01.03.2017 № исх-03-12511 (документ опубликован не был).

[3] О недостатках в организации надзора за осужденными: указание ФСИН России от 05.07.2016 № исх-03-38263 (документ опубликован не был).


Библиографический список
  1. О недостатках в организации режима и надзора в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы: обзор ФСИН России от 01.03.2017 № исх-03-12511 (документ опубликован не был).
  2. О недостатках в организации надзора за осужденными: указание ФСИН России от 05.07.2016 № исх-03-38263 (документ опубликован не был).


Все статьи автора «Сорокин Михаил Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: