УДК 316.4.063 : 27.011-027.511

ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ВЫСШИМИ УЧЕБНЫМИ ЗАВЕДЕНИЯМИ: СУБЪЕКТЫ, МОРФОЛОГИЯ И ФУНКЦИОНАЛ

Михайличенко Николай Васильевич
Национальный педагогический университет имени М.П.Драгоманова
кандидат педагогических наук, докторант, г.Киев, Украина

Аннотация
В статье анализируются изменения, которые претерпевает система высшего образования в эпоху глобализации, информатизации и коммерциализации; уточняются возможности участия государства, бизнеса, гражданского общества, рынка, общественных организаций, студенчества в процессе интегративного принятия управленческих решений относительно учебно-воспитательной работы в университете; обосновывается перспективность идеи государственно-частного партнерства (управления) в системе высшего образования; рассматриваются морфология такой модели управления и ее функционал; предлагается для вовлечения в организационно-распорядительскую деятельность новых субъектов из числа внешнего и внутреннего окружения вуза на основании управленческого цикла; обращается особое внимание на необходимость и возможность делегирования части административных функций ректората студенчеству и органам его самоуправления; обосновывается наличие мультипликационного эффекта, в процессе которого студенческая самоорганизация и управленческая деятельность ректората вуза ведут к образованию системы ценностно-смысловой детерминации управления учебным заведением.

Ключевые слова: , , , , , , , , , , , ,


Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Михайличенко Н.В. Децентрализация управления государственными высшими учебными заведениями: субъекты, морфология и функционал // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/09/24381 (дата обращения: 29.09.2017).

Современный этап функционирования государственного университета как основного звена системы высшего образования определяется двумя противоположными тенденциями. С одной стороны, государство прекращает патронировать университеты, поскольку больше не рассматривает их в качестве носителей национальной культуры и системообразующего элемента обустройства и жизнеобеспечения населения отдельной страны, а с другой – решение Всемирной организации торговли (англ. World Trade Organization, WTO) о том, что образование – это услуга и за нее следует платить тем, кто стремится ее получить, что превращает университеты в коммерческие структуры, которые напрямую зависят от конъюнктуры современного рынка.

Это обстоятельство в конечном счете определяет модернизацию системы управления современным университетом с целью оптимизации управления им. Еще совсем недавно считалось, что существовало три основных направления повышения эффективности функционирования вузов  системы образования: оптимизации организационной деятельности  органов государственного управления образованием (фактор внешней среды); повышение квалификации профессорско-преподавательского состава (фактор внутренней среды) активное развитие студента (фактор внутренней среды) [8, с. 231].

При этом отмечалось, что как иронично замечает С. Чернышева, университетские профессора учат своих студентов современным концепциям маркетинга и менеджмента, но часто сами университеты не используют этих концепций в своей административной деятельности [9, с. 4].

Эту же мысль подчеркивает и европейский ученый Т. Купе, исследуя организации и фирмы, подавляющее большинство экономистов обращается к примерам крупных корпораций, однако пока мало изучают организации, где они сами работают, а именно – университеты [10, с. 21].

Таким образом, проблема отношений университета и государства лежит в нескольких плоскостях. Как показывает практика многих стран, необходимым условием повышения качества высшего образования является усиление ответственности высших учебных заведений за результаты своей деятельности, расширение и углубление университетской автономии.

Поэтому приходится соглашаться с известным мнением Л. Кондрашовой о том, что модернизация профессиональной подготовки в высшей школе невозможна без обновления ее структурных элементов и системы управления образовательным процессом в целом [4, с. 41].

В результате практически во всех государствах, которые возникли в ходе самораспада СССР, начался интенсивный поиск новой организационной модели функционирования высших учебных заведений в условиях реальной автономии, что открывает их новые организационные возможности для реализации в масштабах национального, мирового и евразийского рынков.

Основополагающим в этой ситуации является расширение прав университетов по самостоятельному принятию управленческих решений, распределению финансовых ресурсов, прозрачности и доступности для общественно-государственного контроля всей их академической и финансовой деятельности.

Учитывая традиции и правовую практику детальной регламентации деятельности университета, вполне естественно, что теперь на пути становления качественно новых взаимоотношений между университетом и государством возникают очевидные препятствия, например действующее налоговое законодательство, статус университета как неприбыльной организации, что не позволяет должным образом осуществлять инновационную деятельность, предоставлять научно-технические, сервисные и хозяйственные платные услуги внешним организациям.

В результате имеем парадоксальную ситуацию: с одной стороны, государство не выделяет достаточно средств для нужд высших учебных заведений, а с другой – заведения не могут сами для себя зарабатывать деньги, реализуя собственные научные разработки или консультативные услуги.

Становится вполне очевидным, что фокус современных реформ управления вузами должен быть прежде всего направлен на утверждение университетской автономии. Главной целью введения настоящей, а не показной университетской автономии является не получение каких-то привилегий для определенной группы вузов в форме исключения из существующей системы правил и норм, а стратегический настрой академического сообщества на изменение самой системы управления, профессиональных академических отношений, законодательного поля в системе высшего образования.

Упорядочение университетской жизни согласно основным принципам университетской автономии должно восприниматься не столько как самоцель реформирования высшей школы, а как необходимое условие реализации надлежащего высшим учебным заведением своей цели: эффективного сохранения и распространения знаний через учебный процесс, научного развития, воспитания образованного человека и ответственного гражданина.

Решение данного противоречия сохраняется за системой корпоративного управления вузами. Поэтому в области дальнейшего совершенствования системы управления университетами настойчиво прокладывает себе дорогу идея государственно-частного партнерства (управления) высшим учебным заведением.

И поэтому далеко не случайно, что именно ей в современной литературе отводится достаточно большое внимание как со стороны кадров, занимающихся разработкой теоретических проблем управления вузами, так и со стороны – практиков, то есть, менеджеров образования, которые заняты повседневным оперативным управлением учебно-воспитательной работой и организацией научно-исследовательской деятельности факультетов, институтов, НИС, стартапов, профильных кафедр, специализированных  лабораторий и временных творческих групп в сфере образования.

Обратим внимание на тот факт, что теоретическое осознание и практическое воплощение на практике  системы государственно-частного партнерства (управления) в сфере образования должно отражать как минимум два аспекта: первый – определение морфологического субстрата, на который возлагается реализация согласованных между государством и вузом функций; второй – четкое разграничение этапов управленческого цикла, в реализации которых могут принимать те или иные субъекты данного организационного взаимодействия с определением степени ответственности за качество вносимых ими предложений и степень реализации принятых по их инициативе управленческих решений. Рассмотрим эти моменты более подробно.

В морфологическом отношении система государственно-частного партнерства (управления) – виртуальная структура, которая состоит из представителей государства, университета, бизнеса, общественных организаций, гражданского общества, наконец, самих студентов и их органов самоуправления. Здесь наблюдается в каждом регионе своеобразная комбинация субъектов, готовых на практике участвовать в управлении вузами. Поэтому нет смысла здесь их перечислять, поскольку они представлены достаточно известными представителями организационного потенциала региона, академической среды, бизнеса, гражданского общества, студенчества.

Обращает на себя внимание тот факт, что анализ морфологии данной виртуальной системы государственно-частного партнерства (управления), ограничивается, как правило, перечислением субъектов и предложениями, которые следует от них ожидать. Это далеко не исчерпывающий анализ данной организационной структуры. Дело в том, что, несмотря на свой виртуальный характер, данная система должна иметь три, а то и больше, подструктуры.

Первая из них – маркетинговая, то есть отлеживающая потребности региона; вторая – аналитическая, то есть обобщающая маркетинговую информацию в горизонте современных мировых тенденций в профессиональном  образовании;  третья – юридическая, то есть оформляющая требования (потребности) национального, регионального и мирового рынков рабочей силы в нормативно-правовые документы для подачи их в органы государственной власти и корпоративного управления вузов; четвертая – инициативная или лоббистская, на которую возлагается функция внесения предложений в сферу управления образованием, сопровождения на период обсуждения, принятия и реализации с последующей оценкой экономической эффективности, политической целесообразности и культурологической результативности.

В функциональном отношении тоже есть смысл вычленить критерий или определить меру участия социальных партнеров в разработке, принятии, реализации и коррекции управленческих решений в сфере профессионального образования.  Мы считаем, что таким критерием может быть так называемый управленческий цикл.

Напомним, что управленческий цикл (management cycle) – это в самом общем виде завершенная последовательность повторяющихся действий, направленных на достижение поставленных целей. Управленческий цикл начинается с уяснения задачи или проблемы и заканчивается достижением определенного результата. После этого цикл управления повторяется. Частота его повторения определяется конкретным типом и природой управляемой системы. В социальных системах этот цикл повторяется непрерывно. Конечная цель управления системой может достигаться одним или несколькими циклами управления. Циклическая реализация процессов позволяет устанавливать и фиксировать характерные черты, общие зависимости, единые закономерности процессов и обеспечивать на этой основе их рациональную процессуализацию и предвидение. 

Для системы управления высшим образованием считаем слишком упрощенным рассматривать управленческий цикл как широко известные четыре элементарные функции управления, а именно: планирование, организация, мотивация и контроль. Здесь ясно, что каждым отдельным вузом нарабатывается «своя» схема, «свой» алгоритм принятия управленческих решений. Иногда он формализуется в соответствующих нормативно-правовых документах или регламентах подготовки и принятия решений, например, ректоратом или Ученым советом учебного заведения.

Обзор многочисленных литературных источников позволяет выделить следующий перечень функций управления учебным заведением: планирование, руководство, организация, координация, контроль, принятие решений, объединение и сплочение коллектива, мотивация, оценка, коммуникация, представительство, ведение переговоров, заключение соглашений и тому подобное.

По данным исследования Г. Ельниковой, в проанализированных ею исследованиях выделения функций управления общеобразовательным учебным заведением распределилось следующим образом: функцию планирования выделяют 78% авторов (в том числе 40% из них к этой функции относят предсказания и программирования); функцию подготовки и принятия управленческого решения – 40%; организации – 93%; мотивации или стимулирования – 36%; регулирования – 46%; координации – 36%; контроля, учета и анализа – 93%; функцию анализа выделяют в отдельную специфическую деятельность 22% исследователей [см.:3, c. 75-77].

Учитывая определенную сложность уточнения функций управления учебным заведением, полезно также обратиться к исследованию Л. Онищук, в котором на основе анализа существующих классификаций управленческих функций в ретроспективе их развития делается вывод о существующей тенденции осложнения управленческой деятельности руководителей разных уровней и разных систем, а также содержания управления под влиянием внутренних и внешних факторов [6, с. 10, 17].

Если внимательно подойти к формированию системы государственно-частного партнерства (управления) в образовании, то окажется, что самым слабым звеном здесь окажется участие студентов в управлении учебно-воспитательным процессом. И для объяснения определенных трудностей делегирования части властных полномочий ректората вуза отдельно уполномоченным студентам или органам студенческого самоуправления с опорой на процесс принятия управленческих решений есть своя аргументация.

В ходе отдельного исследования Е. Невмержицкой было установлено, что юноши и девушки вполне способны принимать участие в построении системы государственно-частного партнерства (управления), поскольку в структуре их организма возникают и функционируют соответствующие знания, умения и навыки, обслуживаемые организационным сознанием [5].

К тому же, в структуре личности будущего выпускника именно в этот период интенсивно формируются соответствующие механизмы, обслуживающие этот процесс, а именно: механизмы смыслопорождения, целеполагания, самоопределения, самоактуализации и самореализации. Формированию у студента знаний, умений и навыков управления способствуют педагогический менеджмент, личностное самоуправления и две его распространенные формы: тайм-менеджмент и лайф-менеджмент.

Такая личность формирует у себя особый вид сознания, а именно – организационное сознание, что делает ее самодостаточной, а системы, в которые она вовлечена – самоорганизованными и способными к саморазвитию при любых обстоятельствах. Результатом определенной зрелости организационного сознания студенческого контингента есть приобретение вузами фазы гомеореза, то есть саморазвёртывания с сохранением исходных параметров социальной системы.

Обращение именно к студенчеству далеко не случайное, поскольку информационный этап развития планетарного сообщества ведет к тому, что старые формы взаимоотношений вуза и студента по принципу «субъект-объектных» канут в лету, а рождающиеся новые – «субъект-субъектные» настоятельно требуют личного участия юношей и девушек в самоопределении и самоорганизации в сфере высшего образования. Поэтому остановимся на этом моменте и рассмотрим его более детально, поскольку он в будущем будет играть принципиально новую роль в управлении сферы университетского образования.

Исследование Е. Невмержицкой показало, что для реализации идеи социального партнерства существует главное условие или внешний фактор возможности делегирования части властных полномочий, принадлежащих органу административного управления – ректорату вуза – органам студенческого самоуправления и выяснилось, что не все фазы управленческого цикла возможно передать студенчеству. Наиболее реально уже сегодня привлечь органы студенческого самоуправления к планированию, организации учебно-воспитательного процесса и включить его в мониторинг качества образования [5].

Тем самым заложена технологическая карта участия системы студенческого самоуправления в процессе принятия управленческих решений относительно организации и корректировки учебно-воспитательной деятельности, что значительно усиливает эффективность данного процесса, поскольку появляется устойчивая обратная связь в системе управления вузом.

Университет как социальная система благодаря этому приобретает режим гомеостата, что означает постоянство и консервативность, поскольку в качестве управленческого инструментария здесь выступают, во-первых, корпоративная идеология и система корпоративных ценностей, а во-вторых, здесь на полную мощность работают легенды, мифы, архетипы, исторические прецеденты, обряды, ритуалы и традиции высшего учебного заведения, сложившиеся в течение прошлого периода его существования.

Таким образом, построение корпоративной системы государственно-частного партнерства (управления) на практике имеет специфическую форму демократизации управления путем делегирования ректоратом высшего учебного заведения части своих административных полномочий представителям студенчества, бизнеса, рынка, гражданского общества, общественным организациям, что неминуемо ведет к децентрализации власти государственного образца в сфере  высшего образования.

Главный признак системного или мультипликационного эффекта заключается в том, что студенческая самоорганизация и управленческая деятельность ректората вуза ведут к образованию системы ценностно-смысловой детерминации управления учебным заведением образования [1]. Это значительная прибавка в сфере саморазвертывания атрибутивных свойств социальной системы, поскольку она приобретает важные качества, а именно качеств целостности и саморегуляции, присущие так называемым простым социальным организмам[2].

Подводя итоги, выделим следующие идеи. Во-первых, информационная фаза развития современного общества остро ставит вопрос о демократизации управления государственными вузами за счет делегирования части своих административных полномочий другим участникам социального процесса – бизнесу, гражданскому обществу, общественным организациям, наконец, студенчеству, поскольку в будущем юноши и девушки призваны будут самостоятельно формировать направления собственного развития.

Во-вторых, перспективной просматривается модель государственно-частного партнерства (управления) на основе вовлечения в организационно-административную деятельность новых субъектов как с внешней среды, так и из числа участников внутрикорпоративной жизни – преподавателей и студентов.

В-третьих, такая система для обеспечения качественного исполнения делегированных ректоратом части  административных полномочий обязана иметь виртуальную структуру, которая должна иметь, как минимум,  несколько подструктур, а именно: маркетинговую для отлеживающая потребности региона; аналитическую для обобщения маркетинговой информации в горизонте современных мировых тенденций в профессиональном  образовании; юридическую для нормативно-правового оформления требований (потребностей) национального, регионального и мирового рынков рабочей силы в нормативно-правовые документы, с целью  подачи их в органы государственной власти и корпоративного управления вузов;  инициативную или лоббистскую, на которую возлагается функция внесения предложений в сферу управления образованием, сопровождения на период обсуждения, принятия и реализации с последующей оценкой экономической эффективности, политической целесообразности и культурологической результативности.

В-четвертых, функционал системы государственно-частного партнерства (управления) есть смысл определять на основании содержания управленческого цикла, что позволяет разложить алгоритм принятия управленческих решений на вполне определенные этапы и определить на какие из них возможно привлекать общественность и какие именно ей следует передать полномочия из арсенала государственного управления вузом.

В-пятых, поскольку управленческий цикл для системы образования является неопределенным, то мы считаем, что демократизация высшего образования являются: во-первых, длительный во времени процесс, во-вторых, его следует вводить в жизнедеятельность вузов поэтапно; в-третьих, ведущим каналом или формой демократизации высшего образования здесь должен быть образовательный менеджмент в отличие от педагогического менеджмента, поскольку именно он играет  решающую роль в формировании саморегуляционного комплекса социального организма вуза.

В-шестых, особое внимание следует уделить участию в децентрализации управления университетом студенчеству, поскольку оно по своим атрибутивным возможностям, вполне готово для принятию на себя части организационно-распорядительных функций администрации высшего учебного заведения, с одной стороны, а с другой – информационная цивилизация несет в себе принципиально новую технологию образования, которая отправляет в утиль конвейерное обучение технократической цивилизации и ставит юношей и девушек перед свободным выбором жизненной траектории, то есть ее планированием, проектированием, организацией  и управлением.


Библиографический список
  1. Бех В.П., Семененко Л.М. Саморегуляція соціального організму навчального закладу. – К.: Вид-во НПУ імені М.П.Драгоманова, 2009. – 330 с.
  2. Бех В.П. Державно-громадське управління університетом: український контекст / В.П. Бех // Феномен університету в контексті «суспільства знань»: монографія (рукопис) / В.П. Андрущенко, І.М. Предборська, Є.А. Пінчук, І.В. Степаненко та ін.]. – К., 2014. – 256 с., с. 228-230.
  3. Єльникова Г.В. Наукові основи розвитку управління загальною середньою освітою в регіоні. – Харків: Крок, 1999. – 303 с.
  4. Кондрашова Л. Проблеми вищої школи у світлі національної доктрини розвитку освіти України / Л. Кондрашова // Вища освіта України. – 2003. – №1. – С. 39-43.
  5. Невмержицька О.О. Студентське самоуправління у контексті демократизації вищої освіти України [Текст] : дис. … канд. філос. наук : 09.00.10 / Невмержицька Олена Олександрівна ; АПН України, Ін-т вищ. освіти. – К., 2009. – 226 арк.
  6. Онищук Л.А. Гуманізація управління загальноосвітньою школою першого ступеня: теорія і практика. – К., 2001. – 327 с.
  7. Про затвердження Примірного положення про студентське самоврядування у вищих навчальних закладах України // Наказ МОН № 1010 від 15.11.07 року [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://osvita.ua/legislation/Vishya_osvita/3141/.
  8. Равновесие в экономической системе переходного типа: предпосылки, механизмы, управление. / Под ред. О.Л. Яременко. – Х.:НУА, 2004. – 416 с.
  9. Chernyshova S. Are We in Business? / S. Chernyshova // Busines Management in Ukraine Reporter. – 2003. – Issue 2.
  10. Coupe T. Economic forces at work in Academia / T. Coupe // Магістреріум. – №14 (Економічні студії). – 2004. – С. 17–21.


Все статьи автора «ksenia072007»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: