УДК 159.923:159.98

НЕДОВЕРИЕ КАК ПРОТЕКТОР ВИКТИМНОСТИ

Федосова Екатерина Денисовна
Оренбургский государственный университет
студентка факультета Гуманитарных наук

Аннотация
Данная статья посвящена рассмотрению взаимосвязи феномена недоверия и виктимности. В данной статье мы ищем подтверждение гипотезы: чем выше недоверие, тем ниже виктимность. Проведенное исследование позволяет утверждать, что между виктимностью и недоверием существует обратная корреляция.

Ключевые слова: , , , , ,


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Федосова Е.Д. Недоверие как протектор виктимности // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/06/24075 (дата обращения: 08.06.2017).

Феномен виктимности в последнее время стал популярным предметом исследования в криминологии и психологии. Вероятно, обусловлено это во многом запросами современной жизни, вниманием к проблемам безопасности социально-психологического функционирования человека. Именно феномен виктимности рассматривается в настоящее время как сублимация новых подходов в объяснении событий и явлений, возникающих в связи с совершением преступлений и объективно регистрируемой склонности некоторых людей становится жертвами преступлений, противоправного поведения чаще, чем другие.

Существуют различные трактовки виктимности, в общем виде её определение звучит как «способность живой материи  становиться  жертвой преступления». Также виктимность может быть индивидуальной, групповой, массовой, таким образом это изучение жертв разных типов. Виктимология изучает так же характерные свойства человека, который регулярно становится жертвой в той или иной ситуации.

В контексте психологии первым использовал понятие «виктимности» Л.В. Франк. [9] Он трактует виктимность как потенциальную способность стать преступной жертвой при наличии реальной возможности этого избежать. А.Л Смирнов, также изучавший эту проблему, связывает способность виктимности с правовым статусом гражданина. Но исследователи Т.В. Варчук и К.В. Вишневецкий противопоставляют свою точку зрения, которая заключается в отсутствии связи между свойством виктимности и социально-правовым статусом. Зато они выделяют социально-психологический аспект, который по их мнению очень влияет на виктимность человека. В.И. Полубинский также считает, что на виктимность существенно влияют внутренние, психические качества человека.[6]

О.О. Андронникова говорит о существовании трех уровней виктимности. Нормальный уровень характеризуется адекватной адаптацией к окружающей среде, средний уровень основывается на условиях социума и соответствующей норме виктимности, а высокий уровень строится на качествах индивида, особенностях его личности, которые провоцируют включение индивида в ситуацию в качестве жертвы. Уровень недоверия имманентно включён в категорию виктимности, недоверие рассматривается как одна из особенностей личности , которая либо помогает либо избежать, либо, наоборот, оказаться  непосредственно в ситуации противоправного деяния. Однако специальных исследований на тему влияния недоверия на виктимность личности не проводилось. [10]

Основной  гипотезой нашего исследования выступило предположение: чем выше недоверие, тем ниже виктимность. С цель доказательства выдвинутой гипотезы был использован корреляционный анализ данными по психодиагностическим методиками, позволяющим выявить с одной стороны, склонность к виктимности, а с другой – выраженность недоверия у респондента. В качсетве психодиагностического были выбраны: методика О.О. Адронниковой «Диагностика склонности к виктимному поведению», методиками Т.А.Болдыревой «Анкета самооценки доверчивости», «Семантический дифференциал».[4,10]

Исследуемая группа состояла из 22 человек. В состав группы вошли 11 судебно-медицинских экспертов женского пола в возрасте 32-50 лет и 11 спасателей мужского пола в возрасте 24-55 лет.

Согласно результатам корреляционного анализа по параметрам оценки виктимности (методика Андронниковой О.О.) и коннотативному значению понятий, предложенных к оцениванию, было выявлено, агрессивная виктимность обладает прямыми тесными корреляционными связями  с понятиями «другие люди» (фактор силы) и «успех» (фактор активности). Результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1 – Значимые корреляционные связи параметров оценки виктимности по методике Андронниковой и данным по методике «Семантический дифференциал”

 

 

1.Социальная желательность ответов 2.Агрессивная виктимность 3.Самоповреждающая виктимность 4.Гиперсоциальная виктимность 5.Беспомощность 6.Некритичное поведение 7.Реализованная виктимность
Я (оценка)

0,756

Я (активность)

-0,767

0,767

Другие люди (сила)

0,897

Агрессия (сила)

0,796

Агрессия (активность)

-0,840

0,840

Моя работа (активнсть)

0,879

Успех (активность)

0,860

Корреляция между критерием Я(активность) и шкалой беспомощного поведения прямая и говорит нам о том, что если человек активен, то он может оказать сопротивление при нападении, он бдителен и может противодействовать преступнику. Так же этот же критерий коррелирует обратной связью со шкалой гиперсоциальной виктимности, то есть повышенная активность человека, понижает потребность вмешательства в конфликты, так же если у человека высокая активность в агрессии, то он не будет вести себя как жертва в различных конфликтах. На виктимность также влияют прямо активность на работе, потому что усталость, как фактор делает человека неустойчивым к нападениям. [3]

Таблица 2 – Значимые корреляционные связи параметров оценки виктимности по методике Андронниковой и данным по «Анкете самооценки доверчивости»

 

 

1.Социальная желательность ответов 2.Агрессивная виктимность 3.Самоповреждающая виктимность 4.Гиперсоциальная виктимность 5.Беспомощность 6.Некритичное поведение 7.Реализованная виктимность

0,838

-0,962

0,771

-0,800

-0,805

-0,800

0,836

-0,922

-0,890

0,775

-0,854

-0,882

Сн

-0,849

0,854

-0,912

Сс

0,826

0,934

-0,906

КН

0,842

-0,927

0,954

-0,898

Примечание к таблице 1: 1д-детерминирующий симптом, 5н-симптом негативного фона настроения, КН-коэффициент недоверия,3и-симптом избирательности общения.

Как видно из таблицы 2, обнаружились обратные  корреляции между шкалой агрессивного виктимного поведения и симптомами 1Д и 5Н. Так, между шкалой склонности к агрессивному виктимному поведению и симптомом негативного фона настроения(5Н) коэффициент корреляции составил   -0,854.  Значит ,чем выше негативный фон настроения, тем в меньшей степени проявляется склонность к агрессивному виктимному поведению. Чем у человека больше доминирует негативный фон в процессе общения, тем меньше у него возможности стать жертвой в результате проявления агрессии в форме нападения или намеренного создания конфликтных ситуаций.  В то же время, между шкалой склонности к агрессивному виктимному поведению и симптомом детерминирования (1Д) коэффициент корреляции составил   -0,962. Следовательно, если условия работы сильно ограничивают или исключают возможность общения с людьми, то склонность в агрессивному виктимному поведению ниже.[11]

Обратные зависимости шкалы самоповреждающей виктимности наблюдаются с симптомом 3И,  со специфическими симптомами и с неспецифическими симптомами, а так же с коэффициентом недоверия. Получается ,что между КН и самоповреждающим поведением коэффициент корреляции составил -0,927. Значит, чем выше коэффициент недоверия, тем в меньшей  степени человек склонен провоцировать  ситуацию виктимности своей просьбой или обращением, к подстреканию.

Также обратная корреляция наблюдается между избирательностью общения (3И) и самоповреждающейся виктимностью. Значит, чем выше избегание общения с людьми с высокой эмпатией и с выраженной готовностью дать совет, оказать помощь, тем ниже склонность к самоповреждающему и саморазруши­тельному  виктимному поведению, к подстреканию.

В шкале гиперсоциальной виктимности наблюдаются тесные прямые связи с симптомами 2У,3И,СС,СН и КН. Так корреляция между симптомом 2у и гиперсоциальной виктимностью равен 0,771. Следовательно чем больше  у человека установок и убеждений характерных для недоверчивых людей, тем выше жертвенное поведение, соци­ально одобряемое и зачастую ожидаемое.

Симптом 3И(избирательность общения) так же коррелирует с данной шкалой, поэтому чем выше симптом избирательности общения, чем выше гиперсоциальное поведение человека. Следовательно,  такая корреляция говорит нам о том, что люди, которые избегают общения с людьми с высокой эмпатией, являются наименее инициативны к виктимному поведению, что подтверждает нашу гипотезу. Исходя из данных корреляций, чем  выше коэффициент недоверия, тем выше склонность к инициативному виктимному поведению.

Многочисленные обратные корреляции наблюдаются со шкалой беспомощного виктимного поведения. Следовательно , если коэффициент недоверия у человека выше ,то беспомощность в поведении уменьшается, что непосредственно подтверждает выдвинутую нами гипотезу. Недоверие к миру, таким образом,  увеличивает возможность оказания сопротивления при нападении. Также симптом 3И(избирательность общения) с этой же шкалой дает возможность увидеть, что, чем больше человек избегает общения с людьми с высокой эмпатией, тем меньше проявляется беспомощность в его поведении.

Важно отметить шкалу реализованной виктимности, которая отрицательно коррелирует с общими установками(2У). Это означает, что, чем больше общих установок и убеждений связанных с недоверием, тем меньше проявляется реализованная виктимность, тем меньше человек склонен попадать в критические ситуации. Иными словами, недоверие выступает скорее протекторным протекторным механизмом по отношении к виктимности.


Библиографический список
  1. Варчук Т.В., Вишневецкий К.В. Виктимологические нюансы криминологической ситуации в России // Криминологический журнал. 2007. № 1 (11).
  2. Вишневецкий К.В. Развитие понятий виктимности и виктимизации в Российской криминологии // Криминологический журнал. 2007. № 1 (11).
  3. Болдырева, Т.А., Тхоржевская, Л.В. О возможностях применения метода семантического дифференциала в исследовании личности. // Актуальные проблемы психологии и педагогики в современном мире: сборник научных трудов участников Международной конференции. / Под общей редакцией Н.Б. Карабущенко. – 2013. – с. 80-85.
  4. Коновалов В.П. Виктимность и ее профилактика // Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. — Иркутск, 1992.
  5. Полубинский В.И. Жертва в контексте виктимологических исследований // Научный портал МВД России. 2008. № 2.
  6. Ривман Д.В. Криминальная виктимология. – СПб.: Питер, 2002. – С. 84-85.
  7. Смирнов А.Л. Потерпевший от преступления: уголовно-правовое исследование. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007.
  8. Фаргиев И.А. Уголовно-правовые и криминологические основы учения о потерпевшем. Ростов-на-Дону, 2005.
  9. Франк Л.В. Виктимология и виктимность. — Душанбе, 1972. — С. 112.
  10. Андронникова О.О. Методика исследования склонности к виктимному поведению. // Актуальные проблемы специальной психологии в образовании Материалы III Межрегиональной научно-практической конференции. Новосибирский государственный педагогический университет, Новосибирский гуманитарный институт. 2004. С. 5-17.
  11. Болдырев А.В., Болдырева Т.А., Тхоржевская Л.В. Психодиагностические маркеры феномена недоверия у сотрудников уголовно-исполнительной системы. // Прикладная юридическая психология. – 2016. – № 1 (34). С. 88-94.
  12. Щербинина, О.А. Содержательная характеристика внутренней позиции и направленности личности. // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2006. – №9. – с. 79-86.


Все статьи автора «Федосова Екатерина Денисовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: