УДК 340 (477.75) (091)

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ КРЫМСКИХ ТАТАР (1917 – 1928 ГГ.)

Хаяли Рустем Изеттович
Крымский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации
д.и.н., доцент, заведующий кафедрой общегуманитарных и социально-экономических дисциплин

Аннотация
В статье анализируется процесс становления и развития политических партий в Крыму. Пристальное внимание уделяется краеугольным моментам истории политических партий Крыма.

Ключевые слова: Милли фирка, партия, Татарская партия


POLITICAL PARTIES OF THE CRIMEAN TATARS (1917 – 1928)

Khayali Rustem Izettovich
Crimean Law Institute (branch) of the Academy of General Prosecutor's Office of the Russian Federation
Dr Sc., Associate Professor, Head of the Department of humanities and socio¬economic disciplines

Abstract
The article examines and analyzes the process of formation and development of political parties in the Crimea. Close attention is paid to the cornerstones of the history of the political parties in the Crimea.

Keywords: party, Tatar party


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Хаяли Р.И. Политические партии крымских татар (1917 – 1928 гг.) // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/03/23009 (дата обращения: 23.03.2017).

История возникновения и деятельность политических партий крымских татар изучена недостаточно. Это обусловлено рядом причин. С одной стороны, на протяжении минувших десятилетий указанная тема была под запретом, с другой, та путаница, которую внесли исследователи 1920 – 1930-х годов. Среди них в первую очередь необходимо отметить работы советских партийных идеологов регионального уровня В. Елагина[1. С. 74-117], и А. Бочагова[2. С. 37], которые добросовестно выполняли конкретный политический заказ – «вскрыть» контрреволюционную сущность буржуазно-национального движения в Крыму. Авторы, навешивая ярлыки на своих политических и идеологических оппонентов, «мастерски» разоблачали классовых врагов пролетариата. Они в своих работах обосновали тезис о том, что Милли фирка возникла в1917 г. и тем самым на долгие десятилетия ввели в заблуждение научный мир и широкую общественность.

В частности, А. Бочагов пишет: «В марте месяце 1917 года, когда в Симферополе был созван Всекрымский мусульманский съезд, партии еще не существовало. И все же партия в полной мере ответственна за деятельность Мусульманского исполнительного комитета, который создан этим съездом» [2. С. 37]. По  мнению А. Бочагова, партия организационно оформилась в июле1917 г. Однако каких-либо серьезных веских аргументов, подтверждающих факт возникновения партии, автор не приводит. В состав ЦК, как утверждает А. Бочагов, вошли Н. Ч. Джихан, Дж. Сейдамет, С. Хаттатов, А. Х. Ариф-заде, А. Озенбашлы, А. С. Айвазов[2. С. 34].

А. Бочагов, ведя полемику с Б. Чобан-заде, считавшего, что партия возникла в1913 г., заверяет, «точно установлено, что партия возникла в 1917 г» [2. С. 72]. При этом А. Бочагов в своей работе, ведя речь о Милли фирка, без тени сомнения, использует программные документы Татарской партии. При этом он отмечает, что авторами первой программы партии, относящейся к июлю 1917 года, были Н. Челеби Джихан, Дж. Сейдамет, С. Хаттатов, А. Х. Ариф-заде, А. Озенбашлы, А. С. Айвазов, Дж. Аблаев и другие. В последующем этими же лицами была написана более подробная и расширенная программа партии [2. С. 87]. Программа Милли фирка по сравнению с программой Татарской партии действительно была более глубокой и содержательной. В то же время автора совершенно не смущает тот факт, что 23 февраля1918 г. Н. Ч. Джихана расстреляли большевики, и он не мог быть соавтором второй программы, то есть  Милли фирка.

Таким образом, между Татарской партией и Милли фирка, их программными документами, А. Бочагов не видит никакой разницы. Более того, история двух партий, (с совершенно противоположными программными положениями), по А. Бочагову – это история одной политической организации Милли фирка. Автора не смущает, что ни тогда, ни в наше время не было и нет источников, свидетельствующих о существовании и деятельности Милли фирка в 1917 – начале 1918 гг.

Здесь важно отметить, что такие крымские издания как «Миллет», «Голос татар», «Крым» за 1917 – 1918 год ничего не пишут о Милли фирка. Первые упоминания в прессе о партии, в том числе и русскоязычной встречаются начиная с 1919 года. Дж. Сейдамет в своих мемуарах также не упоминает партию.

Имеющиеся архивные документы, упоминающие о деятельности партии приходятся на поздний период – начало 1920-х годов.

Вопреки имевшимся историческим документам, А. Бочагов безосновательно дословно переводит название партии как «Национальная партия» [2. С. 7]. Однако документы партии свидетельствуют, что это была Народная партия.

В свое время рукопись А. Бочагова была подвергнута критике. На что автор ответил следующим образом: «Разработка материалов, характеризующих классовую борьбу в национальных районах в период 1917 – 1920 гг. и то сопротивление, которое оказала национальная буржуазия в эти годы и позднее надвигающемуся октябрьскому перевороту и успехам соцстроительства – является наиболее слабым нашим местом».  «Учитывая всю сложность этой задачи,  ее ответственность и свою слабую подготовленность, в предисловии к своей книжке я писал: «из-за отсутствия материалов и времени, работа не удовлетворяет отдельным требованиям»».  И далее: «Это только первый грубый набросок, первая попытка восстановить общую картину деятельности Милли фирка». В заключении А. Бочагов пишет: «Я не сомневался в том, что такая работа (усложненная незнанием татарского языка и в силу загрузки практической работы и отсутствия времени) будет иметь значительные пробелы и ошибки» [3. Л. 114].

Выводы и основные положения работы А. Бочагова неоднократно повторялись последующими исследователями политической истории Крыма первой трети ХХ столетия.

Материалы из книги А. Бочагова были использованы в двухтомной монографии Д. Л. Голинкова под броским названием «Крушение антисоветского подполья», где рассматривается дело В. Ибраимова[4. С. 332-339].

Изучение истории в послевоенный период  позволяло исследователям, не особо вдаваться в суть проблематики, искажать исторические факты, события, программные документы, цели и задачи политических партий. К ним можно отнести в первую очередь советского историка П. Надинского. Исследователь, основываясь на принципах марксистско-ленинской методологии в духе своего времени исказил сложные и неоднозначные политические процессы, происходившие в Крыму в годы революций и гражданской войны. По мнению Н. Надинского, Милли фирка являлась буржуазной и контрреволюционной, так как выдвигала лозунг «Крым для крымцев», то есть преследовала цель оторвать Крым от Советской России. Миллифирковцы, утверждал П. Надинский, надеялись выселить из Крыма русских и украинцев и под протекторатом султанской Турции возродить ханство[5. С. 95]. В качестве доказательства приводится высказывание лидеров национального движения: «Мы не допустим, чтобы в нашем Крыму появились возникшие в России и окружившие её большевистские и анархистские отряды» [5. С. 95]. Этот же тезис был поддержан авторами «Очерков по истории Крыма» утверждавших, что в период установления советской власти и образования Крымской АССР миллифирковцы использовали голод, чтобы связаться с пантюркистами и панисламистами в Турции[6. С. 41]. Они выдвинули требования на право самостоятельных сношений Крымской АССР с заграницей, создание национальных воинских частей, самостоятельное ведение внешней торговли и против превращения Крыма во всесоюзную здравницу. По мнению авторов «Очерков…», наиболее активные участники партии в 1920-е годы проникли в ВКП/ [6. С. 42].

Классическим примером, внесшим полную путаницу в историю возникновения и деятельности Милли фирка, можно считать публикацию современного краеведа К. Когонашвили, считающего, что Милли фирка оформилась в1917 г., а  Устав партии выражался в «партийной инструкции». В программных документах лидеры партии выступали за федеративную республику в составе России. На основе программы Номан Челеби Джихан выдвинул лозунг «Крым для крымцев». Программа партии легла в основу Конституции Крымской народной республики, провозглашенной в декабре1917 г. В марте1918 г. партия была распущена. Но при германском режиме снова возродилась. С начала1919 г. партия выступает за нейтралитет в гражданской войне, за её прекращение, за культурно-национальную автономию. При Врангеле партия уходит в подполье и принимает участие в зеленом движении. После взятия Крыма большевиками партия была распущена в ноябре1920 г. Крымревкомом[7. С. 180 - 181].

П. И. Гарчев отмечает, что ЦК Милли фирка был организован после разгрома Врангеля[8. С. 29]. Далее исследователь пишет, что в годы революции и гражданской войны Мусульманский исполнительный комитет, как организатор проведения Курултая и Директории, имел 200 филиалов в Крыму, а газеты «Миллет» и «Крым» выражали идейные устремления лидеров партии. По мнению П. И. Гарчева, Мусисполком и Курултай не выдвигали идеи создания национальной республики. Они, выступая в блоке со всеми антибольшевистскими партиями, пытались дать отпор анархо-большевизму и обособиться от большевистской России. В январе1918 г. с установлением власти большевиков в Крыму были подавлены деятельность всех политических партий и национальных движений. Деятельность Милли фирка возобновляется в период германской оккупации в мае-ноябре1918 г. В период очередной победы большевиков в апреле-июне1919 г. деятельность политических партий также была запрещена. С июня1919 г. по ноябрь1920 г. национальные партии находились под запретом[8. С. 28].

А. Г. Зарубин и В. Г. Зарубин отмечают, что партия возникла в июле 1917 года. Программа партии была основана на общедемократических принципах. Организационное строение партии нашло выражение в «Партийной инструкции». Первый вариант программы Милли фирка был выдержан в общедемократическом духе с народническим оттенком[9. С. 25]. При этом, ссылаясь на архивный документ, авторы без тени сомнения, анализируют, цитируют и ссылаются на программу Татарской партии, хранящейся в Государственном архиве Республики Крым[10. ЛЛ. 112-114]. Эта же мысль ими неоднократно повторялась в последующих публикациях. Исследователи отмечают, лидеры Крымского мусульманского исполнительного комитета составили ядро, созданной в июле1917 г. Милли фирка (национальной партии), ставшей идейным стержнем движения. К партии примыкали сходные по задачам социалистические организации (объединенная социалистическая партия, социалисты-федералисты). Вместе с тем авторы верно отмечают,  что лозунг лидеров «Крым для крымцев» подразумевал все население полуострова, независимо от этноконфессиональной принадлежности. Вторая программа партии Милли фирка, по мнению исследователей,  была принята в 1919 года [11. С. 25, 26, 50]. Главный вывод: «полагаем, можно сойтись на том, что Милли фирка с 1917 по 1919 год существовала в эмбриональном состоянии (как союз единомышленников), и составление программы опередило собственную партийную деятельность» [12. С. 140].

Историк Ю. Зинченко также отмечает, что Милли фирка оформилась в1917 г., во главе с Н. Ч. Джиханом[13. С. 65, 71].

Из современных работ в этом плане можно выделить А. М. Аршаруни, где на основе старых мифов рождены новые[14. С. 128-137]. В качестве примера можно привести заголовок в одном из современных исследований: «Конституция демократической Крымской республики1917 г. по проекту партии Милли фирка и Мусульманского исполнительного Комитета» [15. С. 121].

К великому сожалению, миф, созданный А. Бочаговым, кочует и, скорее всего, еще долго будет кочевать из одной работы в другую. Более того, этот миф отражен в официальных документах партийных и государственных  органов.

История политических организаций крымских татар частично нашли отражение в работах Э. Кирималя[16] и В. И. Королева[17]. К этим компетентным исследованиям мы вернемся при рассмотрении вопроса истории деятельности Татарской партии и Милли фирка. Ценным исследованием по интересующей нас проблематике является работа В. Брошевана[18]. Среди последних исследований необходимо выделить фундаментальную монографию Д. П. Урсу «Бекир Чобан-заде. Жизнь. Судьба. Эпоха», где впервые объективно и профессионально освещается научная и общественно-политическая деятельность  Б. Чобан-заде, в том числе во главе Милли фирка в первой половине 1920-х годов[19. С. 53-58].

Из газетных публикаций следует отметить статью В. Брошевана[20].

Становление одной из первых политических партийных организаций крымских татар – Татарской партии происходило в сложный период социальных революций, вспыхнувших в Российской империи в результате Первой мировой войны.

Февральская буржуазно-демократическая революция, вспыхнувшая в России, докатилась до Крыма. В Симферополе состоялась многотысячная манифестация представителей национального движения под лозунгом «Свобода, равенство, братство и справедливость!». В короткие сроки во всех уголках Крыма возникли местные органы самоуправления. По требованию широких слоев населения и национальной интеллектуальной элиты Таврическое Магометанское Духовное Правление, полностью дискредитировавшее себя продажей вакуфных земель, имуществом, беспринципной политической позицией, было упразднено.

25 марта1917 г., в результате проведения агитационной работы и организационных мероприятий, представители всех слоев населения в Симферополе провели съезд под председательством С. Хаттатова. На съезде был образован альтернативный выборный политический орган – Временный Крымский Мусульманский Исполнительный Комитет, получивший признание центрального Временного правительства. Комитет действовал до созыва Курултая. По воспоминаниям А.К. Джемалединова ВКМИК, возглавляемый Н. Ч. Джиханом, состоял из различных управлений, в том числе управления религиозных дел народного образования, а также исполнительного бюро. Как свидетельствует программа Татарской партии, в  состав ВКМИК входило 30 членов.

В условиях нарастания политического хаоса и кризиса 22 июля1917 г. ВКМИК принимает «Политическую программу татарской демократии», где наряду с общедемократическими требованиями – создание «Федеративной Демократической Республики… в единении с другими народами, населяющими Крым, передачи всей земли трудовому народу», выдвигались и такие, которые защищали религиозные, культурные права коренного народа.

В первый период своей деятельности ВКМИК, проведя несколько съездов[21], основные усилия сконцентрировал на принятии и выполнении программных документов. Основной задачей было организация местных комитетов и участие в выборах в Учредительное собрание, осуществление реорганизации духовного управления и управления вакуфами, а также проведение реформы системы образования. Одним из важнейших требований программы было признание права наций на самоопределение, введение парламентского правления в Крыму, равенство языков, обязательный референдум при принятии Основных законов. В программе также указывалось на необходимость введения бесплатного и обязательного обучения в начальных классах на родном языке. При этом преподавание в школе должно было находиться вне политики.

Важным фактором обеспечения прав мусульман Крыма в работе ВКМИК являлась реализация культурной национальной автономии, которая предполагала полную автономию местному населению во всех делах, связанных с их внутренним бытом и религиозными воззрениями. Автономное управление распространялось на религиозную, культурную, просветительскую сферу, а также на управление вакуфным имуществом. Реализация конституционных документов возлагалась на Меджлис, который должен был быть избран Курултаем. Важнейшими требованиями программы были установление и соблюдение гражданских свобод, равенство граждан перед законом, равноправие вероисповедания, совести, слова и союзов, собраний, неприкосновенность личности, жилища и переписки. Решение всех конфликтов предполагалось осуществлять мирными средствами. В аграрном вопросе партия исходила из того, что земля должна быть передана общинам по норме, достаточной для обработки без использования наемного труда. Все земли, в прошлом принадлежавшие помещикам, подлежали отчуждению и передаче безземельным крестьянам.

В передовице газеты «Голос татар» подчеркивалось, что целями крымцев является политическая автономия, передача земли и вакуфных капиталов, трудовому народу, а национально-культурная автономия выступает как необходимый фактор свободного развития национального самосознания[22].

В. И. Королев, на основе изучения широкого круга источников, пишет, что весной1917 г. в Крыму развернула активную политическую деятельность группа социалистов-федералистов и эсеров из числа крымских татар, создавших летом объединенную социалистическую Татарскую партию. Инициаторами создания партии были в основном учителя, сторонники социалистических идей. Членом партии могли быть лица, достигшие 18 лет. Татарская партия занимала лидирующее положение в ВКМИК, 80,0% членов которого состояли из членов этой организации. В конце1917 г. в рядах партии насчитывалось 60 тысяч членов и сочувствующих[23. С. 24-35].

В конце октября принимается программа Татарской партии[24]. Принятая программа перекликалась с идеями Российской партии социалистов-революционеров. Это вполне закономерно объясняется тем, что Крым относился к аграрным районам Российской империи, а среди крымскотатарского населения наиболее острым был земельный вопрос. Декларируемые партийные цели перекликались и были продолжением развития идей лидера движения «поколение 1905 года» депутата Государственной думы  второго созыва А. Медиева и печатного органа «Ватан хадими».

Программа Татарской партии определила устройство обновленной России как демократической федерации, с равными правами языков. Важнейшей задачей в национально-правовой области подразумевалось создание условий для широкого самоопределения, развитие всеобщего обязательного бесплатного образования, введение делопроизводства на родном языке в национально-духовных учреждениях. По мнению составителей программы, суверенитет народа определялся сосредоточением верховной государственной власти в его руках, с обеспечением равного прямого тайного голосования в государственные учреждения и органы местного самоуправления сроком на 4 года. Важное внимание уделялось обеспечению равных прав независимо от национальности, социального и религиозного положения.

Решение аграрного вопроса лидерам партии виделось в социализации всех земель, без использования наемного труда. Такая же позиция была высказана в отношении фабрик и заводов[25. ЛЛ. 112-114].  В этом вопросе идеи программы были солидарны с требованиями российских социал-демократов.

Вместе с тем нужно отметить, что турецкие историки, публикуя программу Татарской партии, совершают ошибку, выделяя её как программу Милли фирка[26. S. 604-605].

В партию, как уже отмечалось выше, помимо учителей, были вовлечены представители разных слоев населения. Её лидеры, играя ключевую роль в ВКМИК, в местах проживания крымских татар создали 124 низовых комитета, по сути, органы местного самоуправления.

Вооруженная победа большевиков в России вызвала беспокойство в Крыму. 30 октября состоялось заседание 12 общественных политических организации, на котором было принято решение бороться с наступающей анархией[27]. Основные организационные усилия были направлены на скорейшее проведение Курултая и принятие политических решений. Выступая на торжестве 3 ноября1917 г. Н.Ч. Джихан, сравнив этнический состав населения Крыма с цветами, которые нужно собрать воедино в букет, обратился с речью, отметив, что деятельность Курултая имеет в виду не одних лишь крымских татар. Курултай призывает их к совместной работе[28].

В январе-феврале1918 г. большевики ворвались в Крым. Декретом военно-революционного комитета г. Симферополя 17 января1918 г. Курултай и его правительство были распущены[29. Л. 105]. 23 февраля1918 г. Муфтий Крыма Н. Челеби Джихан был расстрелян большевиками в Севастополе.

Давая политическую оценку происходивших событий, один из идеологов национального движения Осман Зекки писал, что «…Советы не приняли в совет союз рабочих депутатов представителей Всероссийского Мусульманского съезда. Эти советы не переварили подъем национальных чувств. Большевистская анархия является результатом обмана ими широких масс…[30].

Весной-осенью1918 г. Татарская партия, не завершив своего организационного формирования, постепенно прекращает свое существование. Основная деятельность Татарской партии приходится на 1917 – 1918 гг.

Сложной оставалась этнополитическая обстановка в Крыму в первой половине1918 г. Весной1918 г. для возобновления работы парламента создается Временное парламентское бюро под председательством А. Х. Ариф-заде, товарища председателя С. Хаттатова и секретаря С. Таракчи. 10 мая1918 г. в здании гарнизонного собрания открывается чрезвычайная сессия Национального парламента (НП). Заседание парламента открыто под председательством члена президиума А. Х. Ариф-заде. С приветствиями выступили генерал С. Сулькевич, член татарского парламента внутренней России и Сибири, он же председатель военно-мусульманского Всероссийского Шуро (совета) Ю. Музафаров, председатель партии тюркских федералистов Ю. Везиров. После официальной части С. Хаттатов рассказал о деятельности парламентского бюро. Одним из основных вопросов, рассмотренных на заседании парламента, был Проект организации власти в Крыму, созданный специально избранным Бюро НП комиссией[31].

Одной из главных задач, которую предстояло решить членам парламента, был вопрос о признании за НП  права на создание краевой власти.  При обсуждении проекта устройства власти в Крыму на заседании парламента выступили председатель левой фракции А. Боданинский и представитель группы центра А. Х. Ариф-заде.

13 сентября1918 г. Курултай распустился «по случаю праздника Курбан-байрам» [11. С. 125]. В соответствии с Конституцией 1917 года, принятой на Курултае, Меджлис и Мубесан обладал полномочиями только в течение одного года. Следовательно, к новому1919 г. его функции не имели юридической силы.

Таким образом, в работе ВКМИК, Курултая, парламента Милли фирка участия не принимала. Один из активных участников, а в последующем и лидеров Милли фирка А. Озенбашлы отмечал, что партия  возникла в1919 г. На следствии в1928 г. он сказал буквально следующее: «В 1919 году, после падения правительства Сулькевича и с приходом к власти кадетов во главе с Соломоном Крымом, Парламентское Бюро стало усиленно добиваться … созыва Крымского представительного органа в виде Крымского сейма… На 1-м Всекрымском собрании крымских татар по очертанию повестки дня была оглашена схема программы вновь организуемой национальной партии под названием Милли фирка. Парламентское  бюро, представлявшее в тот момент население Крыма, считало целесообразным выступать и готовиться к выборам в Краевой сейм под означенной платформой… Означенное собрание крымских татар одобрило программу и поручило парламентскому Бюро оформить ее и начать подготовительную кампанию в Крымский сейм…»[18. С. 85-86]. Общеизвестно, что падение правительства Сулькевича и приход к власти правительства во главе С. Крыма произошло в ноябре 1918 году.

В октябре, как сообщала газета «Миллет», прошел съезд мусульман Крыма, на котором была выработана новая тактика действий и приняты важные политические решения. На съезде рассматривалась программа будущей партии и подготовка и участие Парламентского бюро в выборах в Краевой сейм. В1928 г. А. Озенбашлы на одном из допросов отметил, что созданная партия  представляла из себя наспех сколоченную организацию, не была идейно спаянной единицей и в социальном плане была разнородной. На выборах в Краевой сейм  результат партии был настолько внушительным, что выборный орган не был собран. 6 мая1919 г. в Крыму устанавливается Советская власть. Все эти факты подтверждают, что время возникновения Милли фирка – осень1918 г. Такой же точки зрения придерживается  Э. Кирымаль[16. S. 285]. Нужно отметить, что активное начало политической деятельности Милли фирка приходится на первую половину1919 г. и связано с проведением выборов во второй Курултай и Краевой сейм.

Данную мысль подтверждает и публикация М. Н. Губогло и С.М. Червонной программы партии Милли фирка. По мнению исследователей, существующую программу можно отнести предположительно к 1918 году [34. С. 26 - 34].

Основателем партии был С. Хаттатов, находившийся во главе Милли фирка с 1918 года по 1920 год. Политические взгляды национальной элиты и лидеров Милли фирка достаточно четко определила газета «Миллет» отмечавшая в августе1919 г., что «мы не являемся ни большевиками, ни монархистами, ни кадетами, ни октябристами, а являемся лишь народниками. Мы стараемся завоевать наши национальные права и осуществлять наши национальные чаяния» [11. С. 26].

Можно предположить, что с закрытием национальной директории Милли фирка уходит в подполье, где находилась и с приходом к власти Врангеля. Одновременно необходимо отметить, что общественно-политическая деятельность национального движения в 1918 – 1919 гг. проходила под эгидой Милли фирка.

Игнорирование политических, социально-культурных интересов крымских татар Врангелем требовало поиска новых союзников. В апреле1920 г. прошли переговоры ЦК Милли фирка с представителями большевиков и меньшевиков о координации действий, в частности выпуске совместного антиврангелевского воззвания. На Коктебельском съезде (конференции) крымской организации РКП/б было принято решение: «Усилить контакт с национальной партией «Милли фирка», которая, как выяснилось на переговорах нашего ОК с ЦК этой партии, определенно ориентировалась на Советскую власть» [11. С. 280].

Обращение лидеров Милли фирка к большевистским органам власти после установления осенью советского режима в Крыму в1920 г. о легализации своей деятельности и предоставлении определенных полномочий и помощи в сфере религии, образования, печати было отклонено Крымским Революционным Комитетом[2. С. 65, 116 - 117].

В обращении, в частности отмечалось, «Если было признано, что Милли Фирка вела в Крыму общественную работу и сыграла революционную роль, то Милли Фирка добивается: 1) легализации Милли Фирка, 2) передачи религиозных, просветительских дел и вакуфов в ведении Милли Фирка, 3) разрешение издание газеты «Миллет», литературных и научных журналов и книг». Состав партии ЦК Милли фирка состоял из видных общественно-политических деятелей: Председатель ЦК партии С. Хаттатов, члены ЦК  Б. Чобан-заде, Х. Чапчахчи, Б. Одабаш, С. Таракчи, О. Муединов, Ф. Абдураман и секретарь М. Аджиоглу.

Обращавшиеся лица приписывают заслуги в развитии образования и культуры после Февральской революции партии Милли фирка. Но это не совсем так. Сегодня имеется достаточное количество документов, свидетельствующих о том, что главная заслуга в этом деле принадлежит ВКМИК, КТНД. С другой стороны они имели на это право, так как многие из лидеров партии были членами ВКМИК и КТНД и принимали активное политическое участие.

С1920 г. по1925 г. во главе Милли фирка находится Б. Чобан-заде. Это во многом было обусловлено тем, что в условиях установления власти советов в Крыму, необходима была более образованная и деятельная личность, в прошлом не участвовавшая открыто в ВКМИК, Курултае и Меджлисе[19. С. 53- 81].

В первой половине 1920-х годов, в условиях развернувшегося НЭПа, по инициативе Милли фирка в Крыму создается кооперативное движение «Шеркет», которое налаживает экономические связи с турецкими торговыми компаниями. В состав центрального правления кооператива, филиалы которого находились во всех регионах Крыма, входили Б. Чобан-заде, С.  Хаттатов, А. Озенбашлы, Х. Чапчахчи и С. Мисхорлы. Ревизионную комиссию организации возглавили М. Недим, О. Дерен Айерлы. Кооператив выступал финансовой основой политической деятельности Милли фирка.

Несколько позже создается организация «Коч ярдым» («Помощь переселенцам»), возглавляемая А. Озенбашлы, главной задачей которой было организация возвращения на родину соотечественников из Румынии, Болгарии и Турции.

А. Гирайбай, ставший членом партии благодаря Б. Чобан-заде в1921 г.,  на одном из допросов в октябре1927 г. показал, что самым деятельным периодом Милли фирка был 1922 – 1923 гг.,  когда молодежь в полном смысле была на стороне партии. Тогда во главе находились председатель партии Б. Чобан-заде, а также С. У. Хаттатов, Х. Чапчахчи, А. Озенбашлы, А. С. Айвазов. Ввиду того, что партия пользовалась большим авторитетом среди населения, и почти полного отсутствия коммунистов среди крымцев,  её члены неоднократно избирались в государственные органы власти республики. По мнению поэта, партия стала терять свой авторитет ввиду общих и частных причин. В особенности это было обусловлено деятельностью товарищества « Шеркет» под руководством С. У. Хаттатова и полной бездеятельностью во время голода.

В первые годы социалистического строительства советы не могли открыто выступить за ликвидацию партии. Это во многом было обусловлено отсутствием авторитета новой власти в среде коренного населения. Проведение национальной политики на окраинах не могло осуществляться без привлечения квалифицированных местных национальных кадров. В Крыму большая часть из них участвовала в национально-освободительном движении, деятельности политических партий, ВКМИК,  работе Курултая и КТНД. Эти факторы во многом обусловили то, что в первые годы господства советов власти заигрывали с Милли фирка. Эти можно объяснить то, в Крыму раньше чем в других национальных окраинах началась политика коренизации.

По данным доклада органов ГПУ «О происхождении и развитии национально-освободительного движения татар в Крыму (1922 – 1923)» Милли-фирка пользовалась доверием коренного населения Крыма. Главными целями партии в это время были укрепление национальной культуры, восстановление гражданской войной системы образования, спасение национальной идеологии от коммунистического влияния [37. С. 158. 159].

Понимание государственно-политических процессов в регионе у представителей советской власти и представителями национального движения были разными. В одной из своих статей в журнале «Илери» Я. Байбуртлы писал о том, что советская власть, выделив Крым в Автономную Республику, вследствие правильной оценки исторического, общественного и политического положения немногочисленных татар по их достоинству осуществила на деле мечты его Курултая и национального управления[38. Л. 74].

Несмотря на то, что партия не получила официального разрешения на политическую деятельность, она активно проводила мероприятия организационного и практического направления. 24 сентября1924 г.  лидерами партии было проведено тайное совещание в Кизилташе, на котором были приняты решения – не помогать советской власти в проведении национальной политики, не обучать пришлых советских работников крымскоттатарскому языку, политику коренизации взять под свой контроль, выдвинуть перспективных специалистов и молодежь в государственные и партийные органы, телеграф, автомобильный и железнодорожный транспорт, установить особый контроль над Наркомпросом, направить молодежь в наиболее перспективные вузы, в том числе  технические и авиационные. Понимая, что лидеры национального движения находятся под бдительным контролем органов ГПУ,  было принято решение: не вести переписку и телеграфные переговоры между собой и политическими деятелями национальных движений тюркских народов России. Все возникающие проблемы решать путем конфиденциальных встреч.

По мере усиления советской власти, создания Мусульманского бюро, в последующем преобразованного в Крымоблтатбюро, установления цензурных ограничений, организации политики коренизации в Крымской АССР, привлечения молодежи, поле деятельности Милли фирка сужается.

С1925 г. по1928 г. во главе партии находится А. Озенбашлы[39. Л. 32]. Смена политического лидера объясняется различными причинами. С одной стороны, наиболее активная и авторитетная часть миллифирковцев была приглашена для работы в советские и партийные органы власти, с другой, активной советизацией партийного и советского аппарата на местах при массированной идеологическом воздействии.

Можно полностью согласиться с точкой зрения Д. П. Урсу о том, что в период с1920 г. по1928 г. Милли фирка как политическая организация существовала[19. С. 78]. Более того, несмотря на противодействие со стороны советско-партийного актива республики, она оказывала влияние на все политические, образовательные и культурные процессы, касавшиеся интересов крымских татар и интеллигенции. Это осуществлялось непосредственной работой миллифирковцев в государственных структурах власти, как в центре, так на местах. С мнением лидеров партии, сохранившей свои ячейки  и группы во многих деревнях, особенно Южнобережья,  советское и партийное руководство считалось.

В1927 г. против Председателя КрымЦИК В. Ибраимова было возбуждено уголовное дело. Суд проходил с 23 по 28 апреля1928 г. в госдрамтеатре, для чего была обеспечена охрана ГПУ. Из различных районов Крыма на судебный процесс были направлены делегации колхозников, рабочих, представителей интеллигенции. Партийные функционеры Крымской АССР посылали ходатайства в высшие партийные инстанции в Москву о необходимости проведения процесса над В. Ибраимовым в Москве, так как в Крыму они боялись взрыва недовольства части крымцев. 9 мая1928 г. В. Ибраимов был расстрелян.

10 декабря1928 г. в партийные инстанции, СНК Крымской АССР и в восточный отдел ГПУ поступила телеграмма из Москвы, отправленная Меньжинским, где отмечалось, что обвинение Хайсерова в бандитизме, его работа в «тройках по борьбе с воровством» и репрессиях над беднотой – проходит частью большого дела Милли фирка. Выделение дела Хайсерова из дела Милли фирка, – по рекомендации Меньжинского, – невозможно, так как повлечет постановку на суде всего дела Милли фирка (борьба Милли фирка против переселения евреев в Крым, вопросы колонизации и прочее), что по нашему мнению, нецелесообразно».

По делу Милли-фирка к ответственности были привлечены  руководящее ядро партии: ЦК и местный актив, всего 25 человек, актив партии (7 человек) и работники партии (5 человек), связанные с Турцией, террористическая группа (2 человека), укрыватели террористов (10 человек), бывшие контрразведчики и каратели (5 человек), сторонники партии (7 человек). В результате решения суда 16 человек были приговорены к высшей мере наказания, высланы за пределы СССР 2 человека, высланы в Сибирь сроком на 3 года 12 человек, заключены в концлагеря сроком на 3 года 12 человек, сроком на 5 лет 11 человек, сроком на 8 лет – 2 человека, сроком на 10 лет 2 человека. Четверо освобождены из-под следствия. По делу прошли государственные, общественные работники и деятели культуры[40].

По мере укрепления сталинизма в СССР усиливается тенденция, в особенности в национальных окраинах, ликвидировать альтернативные большевизму движения. С ликвидацией партии Милли фирка заканчивается короткая, но достаточно насыщенная политическая история национальных  партий, которые, развивая демократические идеи государственности, суверенности крымскотатарского народа, оставили заметный след в истории национального движения. Партия Милли фирка, действовавшая с1918 г. по1928 г.,  как составная часть национального движения, играла лидирующее положение, включала в себя лучших представителей интеллектуальной элиты своего времени, она имела четкую долгосрочную стратегию и программу, была весьма авторитетна в среде соотечественников. Утверждения А. Некрича и других зарубежных исследователей о том, что в годы Второй мировой войны в Крыму под прикрытием мусульманских комитетов действовала Милли фирка, не имеют под собой основания.

Таким образом, с 1917 года по 1928 год крымскими татарами были созданы две политические партии – Татарская партия и Милли фирка.


Библиографический список
  1. Елагин В. Националистические иллюзии крымских татар в революционные годы // Забвению не подлежит. – Казань: Татарское книжное издательство, 1992.
  2. Бочагов А. К. Милли фирка. Национальная контрреволюция в Крыму. – Симферополь, Крымгосиздат, 1930.
  3. ГАРК. Ф. П. 1, Оп. 1, Д. 1045.
  4. Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья. – кн. вторая. – изд. 4-е. – М.: изд-во Политической литературы. – 1986.
  5. Надинский П. Н. Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Крыму. В кн: Борьба большевиков за власть Советов в Крыму. – Симферополь: Крымиздат, 1957.
  6. Очерки по истории Крыма: Ч. 3. Крым в период социалистического строительства (1921 – 1941) под. ред. И. С. Чирвы. Симферополь: Издательство Крым, 1964.
  7. Когонащвили К. Краткий словарь истории Крыма. – Симферополь: Бизнес-информ, 1995.
  8. Гарчев П. И. Национальные партии и движения в Крыму в 1917 – 1920-е гг. // «Проблемы политической истории Крыма: итоги и перспективы». (Материалы научно-практической конференции). – Симферополь, 1996.
  9. Зарубин А. Г. К истории Милли фирка (Национальной партии) // Крымский музей. – 1995. – №1.; Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. – Симферополь: Таврия, 1997.
  10.  ГАРК Ф. 1. Оп. 1. Д. 770.
  11. Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. – Симферополь: Таврия, 1997.
  12. Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Крым в 1917 году: от эйфории марта с конфронтации октября // Историческое наследие Крыма. – 2006. – №14.
  13. Зинченко Ю.І. Кримськи татари: історичний нарис. К.: 1998.
  14. Аршаруни А. М. Милли-фирка // Очерки панисламизма и пантюркизма в России: научное издание / Казань. Иман. 2002.
  15. Тимощук О., Таран П. Кримськотатарська політико-правова думка кінця ХIX початку ХХ століття: особливості генезису та автономістські процеси еволюції. – Харків: Видавець СПД ФО Вапнярчук Н. М., 2004.
  16. Kirimal E. Der nationale Kampf der Krimtürken mit besonderer Berücksichtigung der Jahre 1917 – 1918. – Emsdetten (Westf), 1952.
  17. Королев В. И. Возникновение политических партий в Таврической губернии. – Симферополь: Таврия, 1993.
  18. Брошеван В. Политические процессы в Крымской АССР в 1920-е годы. – Симферополь. – Б. г. и.
  19. Урсу Д. П. Бекир Чобан-заде. Жизнь. Судьба. Эпоха. – Симферополь: Крымское учебно-педагогическое государственное издательство, 2004.
  20. Брошеван В. Вооруженную борьбу против власти не вела // Голос Крыма. – 1998, 2 октября.
  21. Ряд исследователей не всегда точно отображают отдельные исторические факты, называя Курултай в декабре1917 г. как 2-й общекрымский Курултай. (См.: Депортовані кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці: Документи. Факти. Свідчення (1917 –1991) / Упоряд.: Ю. Білуха, О Власенко. – .: Муз. Україна, 2004. С. 10. Это был первый Курултай. До него, для решения ряда организационных, теоретических и политических вопросов, в том числе сроков организации и проведения I Курултая под руководством ВКМИК были проведены съезды. В сознании самих участников тех событий – это были обычные съезды, а первый Курултай состоялся в ноябре-декабре1917 г.
  22. Передовица. Бесконечной скорбью… // Голос татар. – 1917, 22 июля.
  23. Королев В. И. Возникновение политических партий в Таврической губернии. – Симферополь: Таврия, 1993.
  24. Татар фыркъасы програмы эсасы // Миллет. – 1917, 31 октябрь.
  25. ГАРК Ф. 1. Оп. 1. Д. 770.
  26. Hablemıtoğlu N., Hablemıtoğlu Ş. Şefıka Gaspıralı ve Rusyada Türk Kadın Hareketı )1893- 1920.– Ankara 1998.
  27. Протокол // Голос татар. – 1917, 1 ноября.
  28. Б. а. Речь муфтия Челебиджан Эфенди на торжестве 3 ноября в Бахчисарае // Голос татар. – 1917, 11 ноября.
  29. ГАРК. Ф. П. 150. Оп. 1. Д. 43.
  30. Зеки О. Вражда // Миллет. – 1918, 12 января.
  31. Б.а. Хроника парламентской жизни // Крым. – 1918, 12 мая.
  32. Брошеван В. Политические процессы в Крымской АССР в 1920-е годы. – Симферополь. – Б. г. и.
  33. Kirimal E. Der nationale Kampf der Krimturken mit besonderer Berucksichtigung der Jahre 1917 – 1918. – Emsdetten (Westf), 1952.
  34. Губогло М. Н., Червонная С. М. Крымскотатарское национальное движение: В. 4 т. / РАН. Центр по изучению межнациональных отношений. – М., 1992. – Т. 2: Документы. Материалы. Хроника.
  35. Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. – Симферополь: Таврия. 1997.
  36. Более подробно см.: Во главе народной партии. В кн.: Урсу Д. П. Бекир Чобан-заде. Жизнь. Судьба. Эпоха. – Симферополь: Крымское учебно-педагогическое государственное издательство, 2004.
  37. Ефимов А. В. Белоглазов Р. Н. «Изыскать пути к парализовавнию…». Документы карательных органов Вооруженных сил Юга России и Крымской АССР о крымско-татарском движении 1920 – 1923 // Москва-Крым: историко-публицистический альманах. Вып. 4. – М.: Фонд развития экономических и гуманитарных связей «Москва-Крым»; АНОИЦ «Москвоведение», 2002. – 2002.
  38. ГАРК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 770.
  39. ГАРК. Ф. 4808. Оп. 1. Д. 09162.
  40. А. Авуджи, А. Алиев, А. Аппазов, А. Аргинский, А. Гирайбай, А. Мустафа, А. Одабаш, А. Озенбашлы, А. Софу, А. Тулеев, А. Усеинов, А. Факидов, А. Хайсеров, Балич, В. Ибраимов, В. Хайсеров, И. Абдулла, И. Мамутов, Косе, М. Булгаков, М. Меджитов, М. Шевкет, Нагаев, О. Джелилев, О. Карабиберов, С. Меджитов, С. Таракчи, С. Хаттатов, С. Чалбаш, С. Шпан, Турупчи, У. Аджиумер, У. Ибраимов, Х. Чапчахчи, Э.Усеин и другие.


Все статьи автора «Хаяли Рустем Изеттович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация