УДК 159.95:81-25

РОЛЬ СОЗНАНИЯ И ВЕРБАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ В ПОРОЖДЕНИИ И ПОНИМАНИИ РЕЧИ

Корниенко Александр Федорович
Академия социального образования
г. Казань, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии

Аннотация
В настоящей работе ключевая роль в психологических механизмах порождения и понимания речи отводится процессам сознания, вербального мышления и осознавания значений слов, используемых для воспроизведения субъективных по своей сущности ментальных и языковых репрезентаций. Показано влияние на процессы порождения и понимания речи индивидуальной концептуальной системы субъекта.

Ключевые слова: вербальное мышление, индивидуальная концептуальная система, осознавание, речь, сознание, язык


ROLE OF CONSCIOUSNESS AND VERBAL THINKING IN GENERATING AND UNDERSTANDING OF SPEECH

Kornienko Alexander Fedorovich
Academy of Social Education
Kazan, PhD in Psychology, Associate Professor, Department of Psychology, Academy of Social Education

Abstract
In the present work the key role in psychological mechanisms of generating and understanding of speech is given to processes of consciousness, verbal thinking and understanding of meanings of the words used for reproducing of mental and language representations that are subjective in their essence. It is shown, that generating and understanding of speech are influenced by individual conceptual system of the subject.

Keywords: awareness, consciousness, individual conceptual system, language, speech, verbal thinking


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Корниенко А.Ф. Роль сознания и вербального мышления в порождении и понимании речи // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/03/22870 (дата обращения: 28.05.2017).

Проблема языка и речи до сих пор остается одной из основных проблем и в психологии, и в других гуманитарных науках, что, на наш взгляд, обусловлено неопределенностью в определении сущности процессов мышления и сознания, которые непосредственно связаны и с возникновением языка, и с порождением и пониманием речи [1].

Известно, что язык – это система знаков, с помощью которых обозначаются особенности субъективного отражения объективной действительности [2]. С точки зрения психологических механизмов процесс обозначения – это процесс образования в психике связи между двумя образами, один из которых выполняет функцию знака, информационного эквивалента содержания другого образа. В образе, содержание которого обозначается и выражается в знаке, представлено определенное знания человека о действительности, которое нужно передать другому человеку.

Знаки могут существовать:

- в форме совокупности звуков (слов);

- в форме начертаний и изображений (символов);

- в форме изобразительных действий (жестов).

Системы указанных знаков представляют собой соответствующие языки – языки слов, символов и жестов. Усвоение языка означает, что человек понимает значение знаков, присущих языку, понимает, обозначением чего они являются. Последовательное воспроизведение знаков в процессе взаимодействия субъектов называется речью.

Мы остановимся на рассмотрении психологических механизмов порождения и понимания речи, представленной системой знаков в форме слов.

Психологические механизмы порождения речи

Допустим, что существует некоторая ситуация объективной действительности, в которой имеются два объекта А и Б, находящиеся в определенном соотношении или взаимосвязи АБ. Объекты А и Б обладают некоторыми свойствами а и б, соответственно. Взаимосвязь АБ между объектами характеризуется некоторой особенностью, которую мы обозначим малыми буквами аб (см. рис. 1).

 Рисунок 1 – Психологические механизмы порождения речи

Получение знаний об объектах, их свойствах и особенностях взаимосвязи человек, как известно, получает благодаря познавательным психическим процессам ощущения, восприятия и мышления. В результате этих процессов в психике человека возникают образы объектов, их свойств, а также особенностей их взаимосвязи.

Совокупность образов, возникающих в психике, в когнитивной лингвистике принято называть «ментальной репрезентацией» [3]. Вместе с тем согласно нашим представлениям [4] мышление – это не только процесс отражения взаимосвязи объектов действительности, но и процесс образования в психике связей между образами этих объектов. В связи с этим можно сказать, что совокупность взаимосвязанных образов есть результат мышления. А поскольку результатом мышления является мысль [5], совокупность взаимосвязанных образов есть не что иное, как мысль в ее образной форме.

Отражение взаимосвязи, существующей между объектами, и образование в психике связи между образами объектов, будучи результатом мышления, характеризуется не только понятием «мысль», но и понятием «понимание» [6]. Появление мысли равнозначно появлению понимания взаимосвязи между объектами, т.е. понимание того, что происходит в ситуации между существующими там объектами.

Учтем далее, что функцией психики является не только отражение действительности и создание ее субъективного образа, но и регуляция поведения субъекта на основе этого образа. В отсутствии языка и речи это поведение можно назвать «невербальным поведением». Очевидно, что в особенностях невербального поведения субъекта, так или иначе, будут проявляться особенности содержания его психики, его субъективных представлений о действительности и его субъективного понимания того, что, как и почему там происходит. Эти проявления могут «считываться» другими субъектами и учитываться ими при регуляции собственного поведения. Однако считывание этих проявлений другими субъектами и понимание ими содержания психики субъекта, с которым они взаимодействуют, в силу субъективности психических процессов может быть неадекватным. Содержание психики субъекта, проявляемое в особенностях его поведения, может быть понято другими субъектами неправильно.

Чтобы быть правильно понятым, одной демонстрации субъектом содержания своей психики в поведении явно недостаточно. Нужны другие механизмы передачи содержания психики и своих представлений о действительности. И вот здесь на передний план выходят процессы обозначения или “сигнификации”, как их называл Л.С. Выготский [7].

Следует отметить, что обозначению в форме слов подвергаются не столько сами по себе объекты и явления действительности и их свойства, сколько представления о них, существующие в психике человека в форме соответствующих образов. В результате процессов обозначения в психике человека возникают две совокупности образов. С одной стороны, это образы, составляющие содержание ментальной репрезентации действительности, и, с другой стороны, это образы слов, составляющие содержание, так называемой, языковой репрезентации (см. рис. 1).

В силу своеобразия образов слов связывающие их процессы мышления называются процессами вербального мышления, а сама  совокупность взаимосвязанных образов слов представляет собой особую мысль – мысль вербализованную [8].

Слова и их семантические значения имеют социокультурное происхождение и культурно-историческую обусловленность и существуют в форме существительных, прилагательных, глаголов, наречий и других частей речи.

С появлением сознания в психике субъекта появляется образ самого себя (т.е. образ «Я») [8] и возможность осознавания как содержания отражаемой действительности, так и значений слов, с помощью которых это содержание обозначается. Осознавание значений используемых в речи слов и осознавание содержания мысли, которая излагается в речевой форме, придает речи связанность, понятность и определенный смысл. В результате поведение субъекта как невербальное, так и речевое приобретает осмысленный и осознанный характер.

Помимо осмысленности речь и речевое поведение субъекта характеризуется определенным стилем и культурой, что выражается в наличии  таких понятий, как “культура речи” и “речевой этикет”. Если содержание речи определяется содержанием ментальной и языковой репрезентации отражаемой действительности, а также субъективным личностным смыслом, то форма, стиль и культура речи во многом зависит от культуры общества, в условиях которого происходит воспитание и речевое развитие субъекта.

Совокупность ментальных и языковых репрезентаций субъекта, включая совокупность семантических значений используемых им слов, образует, так называемую, индивидуальную концептуальную систему [10]. По мере своего формирования эта система начинает выступать в качестве своеобразной когнитивной матрицы, определяющей как характер и направленность субъективного отражения субъектом окружающей его действительности, так и субъективную интерпретацию субъектом принятых в обществе значений слов. В результате и ментальная репрезентация, и языковая репрезентация субъекта приобретают дополнительную субъективную окраску и становятся в большей степени персонализированными (см. рис. 1).

Психологические механизмы понимания речи

Свои индивидуальные и в значительной степени субъективные знания и представления о действительности человек, владея языком, может передавать другому человеку с помощью речи путем последовательного воспроизведения отдельных слов. Как указывал Л.С. Выготский, “то, что в мысли содержится симультанно, то в речи развертывается сукцессивно” [7, с. 331]. При этом возникает проблема – как на основе восприятия потока слов человек начинает понимать, что и о чем ему говорят другие люди?

Чтобы разобраться в механизмах понимания речи, рассмотрим особенности речевого взаимодействия субъекта С1 с другим субъектом С2 (см. рис. 2).

Рисунок 2 – Психологические механизмы понимания речи

Слова, воспроизводимые в речи субъекта С1, благодаря процессам восприятия отражаются в психике другого субъекта С2 в форме соответствующих образов слов. Благодаря процессам вербального мышления между ними  возникают связи и образуется совокупность взаимосвязанных образов слов, которая представляет собой мысль в вербализованной форме. Наличие у субъекта С2 сознания обеспечивает осознание им значений отдельных слов и мысли в целом. Субъективное понимание им значений слов, которое обусловливается его индивидуальной концептуальной системой, приводит к появлению в его психике совокупности ментальных образов, выступающей для него как его субъективное представление, как его мысль о том, что выражается в речи субъекта С1. Возможность трансформации содержания речевого высказывания в совокупность ментальных образов и появление соответствующего ментального образа того, о чем говорится в речи, характеризует сущность и психологический механизм понимания речи.

Следует отметить, что в силу субъективного характера процессов психического отражения действительности и своеобразия концептуальных систем субъектов, понимание субъектом С2 содержания речи субъекта С1 может не совпадать с понимаем самого субъекта С1 того, что он пытается воспроизвести в своей речи. Несовпадение субъективного образа ситуации действительности, содержание которого воспроизводится в речи субъекта С1, и субъективного образа ситуации, возникающего у субъекта С2 на основе восприятия слов субъекта С1, может порождать наличие между субъектами взаимного непонимания. Чтобы согласовать свои субъективные представления о действительности и добиться взаимопонимания, субъекты должны обмениваться речевыми высказываниями, дополнительно пояснять то, что они имели в виду, что и как они поняли, и, конечно же, вырабатывать единую систему семантических значений слов, используемых в своих высказываниях. Собственно для согласования субъективных представлений о действительности и достижения взаимопонимания и возникает в человеческом обществе язык и психологические механизмы порождения и понимания речи, для реализации которых у человека возникают процессы сознания, осознавания и вербального мышления.


Библиографический список
  1. Корниенко А.Ф. Соотношение понятий «язык», «мышление» и «сознание» в психологии и когнитивной лингвистике //Вопросы когнитивной лингвистики. 2013. № 3. С. 5-15.
  2. Алефиренко Н.Ф. Современные проблемы науки о языке: Учебное пособие. М.: Флинта: Наука, 2005.
  3. Кубрякова Е.С. , Демьянков В.З. К проблеме ментальных репрезентаций //Вопросы когнитивной лингвистики. М.: Ин-т языкознания; Тамбов; Тамбовский гос. ун-т им. Г.Р. Державина, 2007. № 4. С. 8-16.
  4. Корниенко А.Ф. Сущность процессов мышления и мыслительной деятельности //Научный диалог. 2013. № 4 (16): Психология. Педагогика. С. 49-62.
  5. Корниенко А.Ф. Мысль как одна из основных категорий психологии //Психология когнитивных процессов /под ред. В.В. Селиванова (сборник статей). Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2015. С. 63-72.
  6. Корниенко А.Ф. Сущность и механизмы понимания // Психика и сознание: возникновение и развитие. Казань: Изд-во «Печать-Сервис-XXI век», 2010.  С. 261-267.
  7. Выготский Л.С. Мышление и речь. М.: Изд-во «Лабиринт», 1999.
  8. Корниенко А.Ф. Понятие о сознании как высшем уровне развития психики //Сибирский психологический журнал. 2010. № 36. С. 20-26.
  9. Корниенко А.Ф. Значение и смысл слова и речи // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 3 (43). С. 112-120.
  10. Павилёнис Р.И. Проблема смысла. Современный логико-философский анализ языка. М.: Мысль, 1983.

 



Все статьи автора «Корниенко Александр Федорович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: