УДК 94(47).07

ОБУЧЕНИЕ ДЕТЕЙ ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ДВОРЯН В УЕЗДНОМ ГОРОДЕ КОНЦА XVIII – НАЧАЛА XIX ВВ. (НА ПРИМЕРЕ СЕМЬИ И.А. ВТОРОВА)

Моргунов Ярослав Вадимович
Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королёва
студент

Аннотация
В статье рассматривается вопрос о том, как происходило обучение молодых русских дворян из небогатых семей, которые жили в небольших уездных городах. Большинство семей в Самаре предпочитали давать детям домашнее образование или отдавать в пансионы. Важную роль играло самообразование.

Ключевые слова: дворяне, история Поволжья, образование, Россия в XVIII-XIX вв., уездный город, учителя


TEACHING CHILDREN OF THE PROVINCIAL NOBILITY IN A PROVINCIAL TOWN AT THE LATE 18TH - EARLY 19TH CENTURIES (ON THE EXAMPLE OF I. A. VTOROV'S FAMILY)

Morgunov Yaroslav Vadimovich
Samara National Research University named after academician S.P. Korolev
student

Abstract
In this article training of young Russian noblemen from rather poor families who lived in small district towns is considered. Most families in Samara preferred home-schooling or studying in boarding schools. The self-education played an important role too.

Keywords: district town, education, history of the Volga Region, noblemen, Russia in the 18-19th centuries, teachers


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Моргунов Я.В. Обучение детей провинциальных дворян в уездном городе конца XVIII – начала XIX вв. (на примере семьи И.А. Второва) // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/02/21763 (дата обращения: 29.04.2017).

В современном мире роль образования недооценить невозможно. Миллионы человек во всём мире ежедневно посещают образовательные учреждения, начиная от школ и заканчивая колледжами и университетами. Тысячи молодых людей в России получают «путёвку в жизнь» одновременно с дипломом об окончании того или иного учебного заведения. Великое достижение цивилизации в наши дни – это, прежде всего, допуск всех слоёв населения к культурному и научному достоянию человечества. Но как обстояло дело с образованием в конце XVIII – начале XIX вв., когда наша страна шла от «просвещённого абсолютизма» к Великим реформам, встав на путь модернизации и формирования современного общества [1, с. 901-902]?

Это было время расцвета Российской Империи и русской дворянской культуры [2, с. 3]. «Локомотивом» всего русского общества, его ведущим сословием в ту эпоху выступало дворянство. Из этого сословия выходили кадровые офицеры и полководцы, командовавшие русскими полками в победоносных военных кампаниях, государственные деятели и чиновники, осуществлявшие управление огромным государством, опытные инженеры и талантливые учёные, писатели и поэты. Вскоре, на рубеже 1850–60-х гг. взращённые в дворянской среде представители интеллектуальной элиты и «просвёщенной бюрократии» сыграют одну из самых блестящих партий в истории российской модернизации, проведя «Великие реформы» [3, с. 952].

Чтобы быть готовым ко всем перечисленным видам деятельности и вызовам времени, необходим был достаточно высокий уровень образованности. Это образование получалось как в различных учебных заведениях, так и в домашних условиях, за казённый счет или частным образом [4, с. 28-29].

К сожалению, сеть общеобразовательных учреждений Российской империи, особенно в провинции, развивалась крайне медленными темпами. Вот, что говорилось, например, о ситуации в Самарской губернии, самой молодой в государстве, возникшей к самому исходу рассматриваемой эпохи – в 1851 г. [5, с. 2]. Документы свидетельствовали следующее: «Образование здесь ещё не получило надлежащего хода, как в других губерниях; здесь нет губернской гимназии и утверждённых правительством частных пансионов, а находятся следующие гражданские училища: в г. Самаре – уездное училище, где воспитываются всего 27 учеников, приходское – 31» [6, с. 309].

Наиболее ярко и полно иллюстрируют положение Самары в начале XIX века материалы семьи Второвых. Далеко не всегда даже выходцы из дворян и чиновников имели доступ к образованию. Причиной этому могли служить недостаток в провинции учителей, бедность семьи, например, после смерти отца. Преодолеть эти препятствия можно было только собственной целеустремлённостью.

Ярким примером постоянной тяги к знанию, пусть и без систематического образования, служит жизнь Ивана Алексеевича Второва (1772-1844). Рано потеряв отца, восьмилетний мальчик становится кормильцем семьи, состоявшей из матери и двух сестёр [7, с. 439]. Он с детских лет вынужден был заниматься малопривлекательной чиновничьей службой, из-за которой так и не смог получить полноценного образования.

С переводом в Симбирск он, наконец, столкнулся с людьми, которые могли удовлетворить его тягу к знаниям. Это были учителя главного народного училища, выпускники Петербургской учительской семинарии [8, с. 9-10].

Дружба и общение с молодыми преподавателями не прошла бесследно. Назад в Самару И.А. Второв вернулся в 1793 г. весьма образованным молодым человеком, интересным собеседником, знакомством с которым не чурались даже те, кто был выше его по социальному статусу [9, с. 18].

Его сын, Николай Иванович Второв (1818-1865), стал видным краеведом, историком и мемуаристом [10. с. 497]. Благодаря его воспоминаниям и записям ученических лет в дневнике, мы можем судить о положении дел в деле просвещения в уездном городе первой трети XIX века.

Огромная страна требовала значительных вложений в образование. В  условиях слабости сети государственных школ на просторах Российской империи XVIII в. широкое распространение имело обучение детей грамоте дома и в частных школах [11, с. 36]. Идя навстречу дворянству и соблюдая государственный интерес, правительство узаконило право родителей выбирать для недорослей образование в учебных заведениях или у домашних учителей [12, с. 13]. В 18-м столетии даже существовала возможность получения отпуска для обучения дома «указным наукам» после зачисления на военную службу [13, с. 10].

Сложно также переоценить значение женского материнского начала в дворянской семье [14, с. 142]. Зачастую, особенно в провинции, первым наставникам ребёнка становился один из родителей. Обычно это была мать.

Во многих дворянских домах создавались домашние библиотеки, куда входили книги по политике, истории и географии, богословию, науке и искусству. Нередки были книги европейских просветителей, в том числе на языке оригинала. В семье И.А. Второва со временем сложилось большое книжное собрание, которое впоследствии было передано в дар городу Казани и положило начало современной Национальной библиотеке Республики Татарстан [15, с. 3].

В своих мемуарах Н.И. Второв вспоминает, что «грамоте начали учить меня очень рано, и я едва помню себя безграмотным». Первым его настоящим учителем стал воспитанник Московского университетского благородного пансиона Василий Степанович Афанасьев. Этот замечательный педагог привил мальчику любовь к наукам и вообще ко всему новому [6, с. 305].

После смерти В.С. Афанасьева, юного Второго отдали другому учителю, Ивану Яковлевичу Де-Маке, который незадолго до этого учредил в Самаре пансион для «мальчиков и девиц» [16]. Второв вспоминал: «Переменились учителя: вместо одного, тут было у меня несколько. Сам Де-Маке учил французскому языку; жена его, Настасья Ивановна, обучала рисованию, а иногда заступала место мужа в преподавании французского языка, но более занималась повторением пройденных уроков. Двое учителей уездного училища, Андрей Иванович Иванов и Василий Онуфриевич Борищевский учили нас Закону Божию, русской грамматике, арифметике, географии и истории» [17, с. 141].

Уже с конца XVIII в. в дворянские семьи и пансионы стали приглашать профессиональных педагогов, подготовленных по современной методике и хорошо знавших предмет [19, с. 8]. Сначала это были учителя главных и малых народных училищ, возникших в ходе школьной реформы Екатерины II [20]. В начале XIX в. их преобразовали в уездные училища и гимназии.

Уездное училище, о котором упоминает Н.И. Второв, открылось в Самаре в 1825 г. [18]. Намерение его открыть получило поддержку самого Александра I, посетившего Самару годом ранее в ходе его поездки на восток [25, с.92-93].

Основным методом преподавания в XVIII – первой половине XIX века был словесный. Преподаватель диктовал урок по предмету, а ученики заучивали его. По воспоминаниям Н.И. Второва, «преподавание в пансионе было не совсем искусно: заставляли нас больше учить наизусть и мало заинтересовывали преподаваемыми предметами» [17, с. 141]. Однако проводились и практические занятия, например, при работе с картами или при изучении иностранного языка.

В детском дневнике Второва есть интересные свидетельства об обучении девочек. Ряд дневниковых записей посвящены занятиям брата школьными предметами с младшей сестрой Юлей. Хотя пансион де Маке девочки могли посещать, родители предпочли дать дочке начальное образование дома собственными, в том числе стараниями старшей сестры и брата [22, с. 138]

На 13-м году жизни, Второва отдали для продолжения образования в Казанскую гимназию [17, с. 143]. В Самаре того времени гимназии не было. Она будет здесь открыта только в 1856 г. [21, с. 362].

Гимназии и уездные училища, финансировались за счёт государства, но получали помощь и от частных лиц [23, с. 17]. Учебная программа гимназии была многопредметной и исключительно сложной для усвоения. Обучение разделялось на четыре составляющих, каждую из которых вёл отдельный преподаватель, математическую, философскую, естественно-историческую и изящных искусств. С 1811 г. в гимназиях вводилось изучение русского языка и Закона Божьего [24, с. 17]. До того данные предметы изучались только в курсе приходских и уездных училищ или преподавались будущим гимназистам домашними учителями.  Каждая гимназия должна была иметь по штату восемь преподавателей. Ученики, закончившие гимназию «на отлично», утверждались в чине 14-го класса Табели о рангах, а в университеты принимались без экзаменов. Н.И. Второву после окончания гимназии также предстояло получить университетское образование в 1837 г. в той же Казани [8, с. 41].

Воспоминания юного любознательного мальчика из провинциальной Самары, материалы биографии его отца проливают свет на характер обучения дворянских детей в России. Конечно, в целом, нельзя делать однозначные выводы по состоянию образовательной системы огромной страны и даже отдельно взятого региона на примере одной семьи. Но ведь прошлое России состоит всё вот из таких отдельно взятых историй и судеб, которые сливаются в единый поток – и имя ему история страны.


Библиографический список
  1. Artamonova L.M. Modernization of “Collective Beliefs” and “Cultural Capital” in the Russian Empire: From Enlightened Absolutism to Civil Society // Былые годы. Российский исторический журнал. 2016. № 41-1 (3-1). С. 899-907.
  2. Барашев М.А. Воспитание и образование русского дворянства второй половины XVIII – начала XX веков: очерки. Владимир, 2005.
  3. Smirnov Yu.N. The Modernization Concept as an Integrative Framework for the Methodology of Studying Topical Issues in Russian History // Былые годы. Российский исторический журнал. 2016. № 41-1 (3). С. 944-954.
  4. Артамонова Л.М. Общество, власть и просвещение в русской провинции XVIII – начала XIX в. (Юго-восточные губернии Европейской России). Самара, 2001.
  5. Смирнов Ю.Н. К 160-летию Самарской губернии: зачем и как она была создана? Самара, 2011.
  6. Самарское Поволжье с древности до конца XIX века: сборник документов и материалов / Дубман Э.Л., Артамонова Л.М., Смирнов Ю.Н. и др. Самара, 2000.
  7. Артамонова Л.М. Истоки провинциальной интеллигенции в симбирских записях дневника И.А. Второва (1791–1793 гг.) // Русь, Россия. Средневековье и новое время. 2013. № 3. С. 437-443.
  8. Носков А.И. Люди и события культурной жизни старой Самары. Самара, 2002.
  9. Артамонова Л.М. Приобщение к культуре и просвещению как источник счастья молодого провинциала конца XVIII века // Счастливые страницы в истории человечества и повседневной жизни людей: материалы Международной научной конференции. Тула, 2009. С. 11-19.
  10. Пивоварова Ю.И. Просвещенная личность в культурной среде провинциального города середины XIX в.: Н.И. Второв и Воронеж // Ярославский педагогический вестник. 2016. № 1. С. 268-271.
  11. Емельянова А.В., Сафронова А.М. Мемуары как источник об обучении грамоте дворянских детей на дому и в частных школах России XVIII в. // Вестник Томского государственного университета. История. 2012. № 4 (20). С. 36-39.
  12. Артамонова Л.М. «Учили меня ещё во младенчестве». Принципы и традиции образования молодых дворян в XVIII столетии // Родина. 2010. № 11. С. 13-15.
  13. Смирнов Ю.Н. Гвардейские недоросли. Сверхкомплектная служба дворян середины XVIII века // Родина. 2010. № 11. С.10-12.
  14. Климкина Э.В. Сочетание национальных традиций и западных влияний в воспитательных практиках российского дворянства первой половины XIX века // Модернизация культуры: идеи и парадигмы культурных изменений. Материалы II Международной научно-практической конференции: в 3 ч. Самара, 2014. Ч. 2. С 141–145.
  15. Национальная библиотека Республики Татарстан: история и современность (к 150-летию со дня основания библиотеки). Казань, 2015.
  16. Артамонова Л.М. Пансион господина де Маке в Самаре // Самарский земский сборник. 2011. № 1. С. 66-76.
  17. Де-Пуле М.Ф. Николай Иванович Второв // Русский архив. 1877. № 6. С. 135-149.
  18. Артамонова Л.М. Деревянная голова Минервы. Самарское общество и народное просвещение при Александре I // Родина. 2011. № 7. С. 86-88.
  19. Емельянова А.В., Сафронова А.М. Мемуары о домашних учителях в дворянских семьях России XVIII в. // Педагогическое образование в России. 2014. № 5. С. 7-12.
  20. Артамонова Л.М. Самая просвещенная реформа // Родина. 2010. № 2. С. 45-49.
  21. Смирнов Ю.Н. Воздействие социального и культурного пространства провинциального города на формирование элементов гражданского общества (по материалам Самары в эпоху подготовки и реализации Великих реформ) // Модернизация культуры: от культурной политики к власти культуры. Материалы IV Международной научно-практической конференции: в 2 ч. Самара, 2016. Ч. 1. С. 358-370.
  22. Артамонова Л.М. Гендерные аспекты общественной активности в деле народного образования в середине XIX в. (на примере г. Самары) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2016. № 4 (40). С. 135-147.
  23. Бирюкова А.Б. Социокультурный облик образовательных учреждений провинциальных городов дореформенной России (по материалам Среднего Поволжья) // Наука и культура России: материалы VIII Международной научно-практической конф. Самара, 2011. С. 17-19.
  24. Артамонова Л.М. Закон Божий в школах России и Поволжья при Александре I // Вестник Самарского государственного университета. 2013. № 8-2 (109). С. 55-64.
  25. Смирнов Ю.Н. Жителю коляски не худо ехать по воде. Путешествие Александра I на восток // Родина. 2011. № 7. С. 91-94.


Все статьи автора «Моргунов Ярослав Вадимович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация