УДК 930

К ИСТОРИИ ШАДИБЕКА: ПО ДАННЫМ НУМИЗМАТИКИ

Чореф Михаил Михайлович
Нижневартовский государственный университет

Аннотация
Исследование было проведено с целью уточнения биографии хана Золотой Орды Шадибека. Объектами исследования стали восточные монеты чекана государств Северного Кавказа. Кроме того, были выявлены аспры чекана генуэзской общины Севастополя.

Ключевые слова: Грузия, Золотая Орда, история, нумизматика


TO THE HISTORY OF SHADI BEG: ON THE BASIS OF NUMISMATIC DATA

Choref Mikhail Mikhailovich
Nizhnevartovsk State University

Abstract
The study was conducted in order to clarify the biography of Khan's Golden Horde Shadibek. The objects of study were oriental coin coinage states of the North Caucasus. In addition, we identified Aspro coinage Genoese Sevastopol community.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Чореф М.М. К истории Шадибека: по данным нумизматики // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/02/20708 (дата обращения: 27.05.2017).

К сожалению, позднейшая история Золотой Орды изучена крайне фрагментарно. Дело в том, что в этом государстве, ослабленном в результате Великой Замятни, ряда поражений от литовцев, русских, а также сокрушительных набегов Тимура, в последний век его существования так и не утвердилась сильная власть, способная восстановить и поддерживать «Монгольский порядок». Кроме того, за власть в Орде боролись многочисленные ханы. Их междоусобные войны привели не только к раздроблению Улуса Джучи на ряд независимых уделов, но и к гибели его основных экономических и культурных центров — городов Верхнего и Среднего Поволжья. В результате исчезли условия для сохранения и развития традиции фиксирования событий и ситуации в обществе, характерной для XIII— первой половины XIV вв., а сами ордынские земли перестали быть привлекательными и доступными для путешественников, мемуары которых позволили осветить историю этого монгольского государства предшествующих периодов.

Правда, археологические памятники XV в. достаточно информативны. Они позволяют проследить состояние ордынского общества. Но и тут есть определенные трудности. Дело в том, что археологам приходится изучать артефакты, обнаруженные в культурных слоях древних поселений. В том числе и монеты, которые, в данном случае, являются важным датировочным материалом. Однако дискуссии по поводу их атрибуции все еще продолжаются. Так что не стоит удивляться тому, что современные историки, оперируя нумизматическими данными, спорят о том, сколько было Сараев и не могут прийти к единым мнениям о периодах правлений и даже об именах ряда ханов XVв.

Сразу же заметим, что мы не ставим перед собой цели дать ответ на все эти вопросы. Полагаем, что на данном этапе исследования вполне достаточно вынести на научное обсуждение трактовки новых, пока еще не исследованных фактов из истории царствований тех ханов, периоды правлений которых уже достаточно хорошо изучены. К примеру, Шадибека (1399—1407).

Напомним, что этот чингизид происходил из восточной части Улуса Джучи — Кок-Орды, включавшей в свой состав современные Западную Сибирь и Казахстан. Он был племянником тукатимурида Урус-хана (? — 1377), дважды: в 1372—1374 и в 1375 гг. овладевавшего престолом Золотой Орды. Шадибек стал верховным правителем по воле временщика Едигея, управлявшего государством Джучидов в 1400—1410 гг. Как обстоятельства прихода и нахождения у власти, так и собственно природные наклонности не позволили Шадибеку стать влиятельным политиком. Все свое недолгое царствование он предавался развлечениям. Единственным ярким моментом его биографии можно считать неудачное выступление против Едигея, занятого покорением Западной Сибири, приведшее к бегству Шадибека в Дербент, в один из центров вассального от Орды государство Ширваншахов, управляемого тогда Шейх-Ибрахимом I (1382—1417). Примечательно, что этот кавказский государь не только принял низложенного хана, но и, признавая его своим сюзереном, продолжил чеканить монету от его имени, что, безусловно, являлось вызовом Едигею и его ставленнику Пуладу (1407—1410), кстати, сыну все того же Шадибека. Так, нам известны такие выпуски 810—813 гг. х., т.е. 1408—1410 гг. [3, с. 135—137, тип. 016-1, табл. VII,57—64] (рис. 1,4—6).

Но эти факты довольно хорошо изучены и не привлеки наше внимание. Куда интереснее вопрос о характере взаимоотношений генуэзских колоний Северного Причерноморья и противоборствующих султанов. Дело в том, что при Шадибеке заработал монетный двор Каффы ал-Джедид [8, с. 53—54]. Есть все основания считать, что этот эмиссионный центр находился на территории одного из городских кварталов Каффы, в отличие от прочих напрямую подчиненного упомянутому чингизиду. Мы основываемся на выводах видного российского историка и нумизмата П.Н. Петрова, доказавшего, что на территории чагатаидских городов функционировали эмиссионные центры, выпускавшие монету от имени владевших ими монгольских династов [5, с. 5, 9; 6; 7, с. 170—177). Полагаем, что выводы уважаемого исследователя являются актуальными и для золотоордынской нумизматики.

Учитывая выявленные обстоятельства, заключаем, что в Шадибек, будучи правителем Орды, приобрел большое влияние в Северном Причерноморье. Но мог ли он сохранить его после низложения? К сожалению, известные нам письменные источники не содержат искомой информации. А результаты археологических исследований в силу своей специфики не могут осветить заинтересовавшую нас проблему. Предполагаем, что разрешить ее можно только в результате выявления и изучения ранее не известных артефактов, прежде всего — нумизматических. К счастью, они имеются.

Сравнительно недавно в Нижнем Джулате (Кабардино-Балкария) была найдена серебряная монета (рис. 1,1,2), на лицевой стороне которой различима арабографичная надпись, а на реверсе в центре оттиснута монограмма «Т», вписанная в окружность, обрамленную безупречно исполненной легендой «IMPERATOR». Находка была опубликована В.П. Лебедевым и В.Г. Ситником [4, с. 195, 210, рис. 2,216, 5,216]. Исследователи отнесли ее к «татаро-латинским» аспрам [4, с. 204, № 216]. Действительно, сам характер исполнения текстов не оставляет и тени сомнения в том, что монетным матером был европеец. Однако, даже с учетом этого обстоятельства, нумизматы не смогли ее датировать. Правда, они предположили, что монеты с «Т» аверсе могли чеканить в XV вв. [4,с. 204, № 216]. Кроме того, им не удалось разобрать легенду аверса. Исследователи только допустили, что она содержит слово «سلطان» — «султан» [4, с. 195, № 216]. Прорись лицевой стороны, выполненная самими издателями [4, рис. 2,216], приведена на рис. 1,2.

Продолжая исследование В.П. Лебедева и В.Г. Ситника, попытаемся уточнить атрибуцию этой монеты. Начнем с прочтения текста аверса. Учтем то, что на сайте zeno.ru [15] была издана однотипная монета (рис. 3). На ее лицевой стороне в четырехугольной, по-видимому, квадратной рамке была размещена четырехстрочная надпись. В первых трех ее строках читается:

«سلطان

عدل

شادى»

«Султан

правосудный

Шади»

В последней строке различим только значок, схожий на «٧» — «7». Действительно, его появление на аверсе нашей монеты довольно неожиданно. Дело в том, что на Востоке цифровое обозначение даты эмиссии, как правило, размещали на реверсе. Впрочем, подобные указания известны на лицевой стороне дангов Шадибека чекана Орды ал-Джедид [8, с. 54]. Однако, в нашем случае, подобная трактовка будет несколько натянутой. Дело в том, что дата на аверсе упомянутого центра появилась вследствие переполнения их реверса эмиссионными обозначениями. Но, как помним, оборотные строны изучаемых монет не содержит арабографичных легенд. Основываясь на этом, допускаем, что наши монеты были оформлены в ином стиле, не свойственном дангам Орду ал-Джедид. Предполагаем, что символ четвертой строки мог быть начальным элементом слова «خان» — «хан».

В таком случае, получаем:

«سلطان

عدل

شادى

[ن]خا»

«Султан

правосудный

Шади

ха[н]»

Похоже, что по сторонам рамки также размещали знаковые элементы оформления. Так, на рис. 1,3 в правой части монетного поля просматриваются фрагмент виньетки, свойственной дангам чекана Шадибека [8, с. 54].

Попытаемся обобщить полученные сведения. Прочтение легенды в рамке и анализ ее обрамления дает нам все основания приписать эту монету к чекану Шадибека. Правда, несколько настораживает приведенная на ней титулатура. Дело в том, что этого Чингизида во время царствования титуловали «العادلسلطان» — «султан справедливый» или «الاعظمسلطان» — «султан верховный» [8, с. 53—54]. А на изучаемой монете его прославляют как «عدلسلطان» — «султана правосудного». Это обстоятельство также требует объяснения.

Кроме того, все еще остается открытым вопрос о датировке. Дело в том, что аспры с монограммой «Т» и с легендой «IMPERATOR» на реверсе (рис. 1,7—9) чеканили от имени Теодоро IIПалеолога (1381—1418), правившего Генуей в 1409—1413 гг. и являвшегося императорским викарием [9, с. 372]. Но к тому времени Шадибек уже был лишен ордынского трона. Так что появление его имени на монете позднейшей эмиссии, безусловно, довольно примечательно. Кроме того, даже определение даты выпуска заинтересовавшего нас аспра не позволяет установить выпустивший его эмиссионный центр — к сожалению, на монете нет искомой информации.

Попытаемся дать ответы на поставленные вопросы. Начнем с того, что низложение и бегство Шадибека из ордынских владений должно было отразиться в легендах монет, чеканенных от его имени. Полагаем, что этим и следует объяснять модификацию титулатуры этого чингизида — он уже не был ни верховным, ни справедливым правителем. Ему, правда, могли приписать титул правосудного, к слову, не использовавшийся Шейх-Ибрахимом I[3, с. 45—145]. Но, в таком случае, получается, что заинтересовавшая нас монета могла быть выпущена только после низложения Шадибека. Кстати, это предположение подтверждается наличием на реверсе изучаемого аспра монограммы «Т» и легенды «IMPERATOR». Полагаем, что у нас есть все основания приурочить его выпуск к периоду правления Теодоро II Палеолога в Генуе и ко времени пребывания Шадибека в государстве Ширваншахов, т.е. к 1409—1410 гг.

Теперь попытаемся установить эмиссионный центр. Сразу же заметим, что у нас нет оснований приписывать изучаемый аспр к чекану Каффы или Каффы ад-Джедид. Дело в том, что на заинтересовавшей нас монете нет ни тамги ордынского правителя, традиционного для серебра этой генуэзской колонии, ни арабографичной легенды с упоминанием монетного двора — обязательного признака джучидских эмиссий. В тоже время сам факт наличия на ней монограммы «Т» и легенды «IMPERATOR» дает нам все основания отнести ее провинциальным генуэзским выпускам. Обратим внимание и на то, что на аверсе каффинских монет Теодоро II Палеолога размещали имя и титулатуру хана Мухаммеда [8, с. 70]. Есть все основания считать, что в Каффе не могли одновременно чеканить монету от имени Мухаммеда и Шадибека. Учитывая ареал обращения и редкость аспра последнего, полагаем, что он мог быть выпущен в Севастополе (совр. Сухуми), являвшемся важнейшим центром Генуи в Северо-Восточном Причерноморье, в котором, как известно, чеканили т.н. «севастопольские аспры», игравшие значительную роль на денежном рынке как средневековой Грузии, так и всего причерноморского региона [1, с. 198].

Правда, нам могут возразить, что к настоящему времени известна только одна разновидность монет, которую можно с уверенностью отнести к эмиссии средневекового Севастополя. Речь идет о т.н. «цхумском тетри», выбитом от имени Одишского владетеля Вамеха I Дидиани [1, с. 198]. Причем известен только один его экземпляр, найденный в1927 г. на территории самого г. Сухуми [13, p. 87]. Однако серебро чекана Севастополя успешно конкурировало с ордынскими выпусками [1, с. 198]. Собственно, «цхумские тетри» являлись торговой монетой. Следовательно, Севастопольский монетный двор должен был выпускать обильные серии. Попытаемся их выделить.

Уже не первое десятилетие идут споры по поводу атрибуции довольно редких, но, в тоже время, достаточно широко распространенных серебряных монет с изображением святого на аверсе и с двухстрочной надписью на реверсе (рис. 2). Примечательно, что первоначально изначально их, с учетом места обнаружения, отнесли к чекану Ландульфа из Конзы (973—974 ?), князя Салерно. Эту атрибуцию предложили такие видные нумизматы-медиевисты, как Ф. Грирсон и Л. Траваини [14, p. 57—67, 592, pl. I,11]. Они издали серебряную монету весом0,66 г., которая, по их мнению, могла быть денарием упомянутого правителя [14, p. 592, pl. I,11]. Однако в последнее время подобные выпуски стали находить за пределами Южной Италии — на Северном Кавказе и в Крыму. Так, К.В. Бабаев издал такую монету, приписав ее, однако, не к южноитальянскому, а к тмутараканскому чекану. По его мнению, на ее аверса было оттиснуто изображение св. Саввы, а на реверсе размещена двухстрочная надпись, содержащая его имя. Однако нумизмат не был уверен в верности своей атрибуции. Дело в том, что ему не удалось истолковать наличие следов надписи на аверсе этой монеты и объяснить появление буквосочетания «LAN», в котором он видел сокращение [2, с. 87—88, рис. VIIа].

Как видим, единой точки зрения на атрибуцию этих монет так и не было выработано. Виной тому стало отсутствие экземпляров хорошей сохранности. Ситуация изменилась только в настоящее время.

В 2013 г. при раскопках позднесредневекового слоя в пещере Иограф (близ Ялты, Крым) крымский археолог Н.П. Турова обнаружила монету этой разновидности, причем отличной сохранности[1]. Правда, она весит0,92 г. Опишем эту находку.

Прежде всего, заметим, что на ее аверсе, действительно, изображен святой. Правда, не св. Савва, как считал К.В. Бабаев, а св. ап. Матфей. Это следует из легенды аверса, на котором без особых усилий можно разобрать фразу: «●MATФЕ» (ΆγιοςΜατθαίος) — «святой Матфей». На реверсе же, действительно, приведена двухстрочная надпись:

«+ПLAN

SABAS»

«Регион

Сабас»

В качестве комментария заметим, что у нас нет никаких оснований видеть в черте, размещенной над буквосочетанием «LA» обозначение сокращения, как считает К.В. Бабаев [2, с. 88]. Дело в том, что оно не покрывает сопутствующую им букву «N», что, заметим, довольно примечательно. Полагаем, что буквосочетание представляет собой очевидную монограмму, составленную из греческого «П» и латинских «A», «L» и «N», что, к слову вполне допустимо для Причерноморского региона. Так, на монетах генуэзской Каффы известно два написания названия этого эмиссионного центра: через латинское «C» и греческое «K».

Кроме того, в «SABAS» нет никой возможности разобрать «SALRN». Заметим, что, по мнению Ф. Грирсона и Л. Траваини, «B» представляет собой лигатуру, составленную из «L» и «R» [14, p. 592]. Но это довольно неординарно, и, скажем точнее, неправдоподобно. Ведь на изданной исследователями монете явно читается «SABA», а правая вертикальная линия гипотетической «N» на самом деле является слобоизогнутым фрагментом точечного обрамления легенды (рис. 2,1).

К слову, в этом буквосочетании нет возможности разобрать и имя св. Саввы, т.к. изображение св. ап. Матфея уже выявлено на аверсе.

Учтем и то, что предположение Ф. Грирсона и Л. Траваини основывалось на том, что на реверсе этой монеты будто бы было выбито имя правителя и название его княжества, но без упоминания о его титуле, что совершенно не характерно для монетного дела средневековой Европы. Следовательно, у нас есть все основания усомниться в доводах уважаемых исследователей. Основываясь на этом, заключаем, что монета представляла собой официальную эмиссию генуэзских властей Севастополя. Надеемся, что предлагаемая атрибуция будет поддержана специалистами.

Что же касается датировки изучаемых монет, то мы пока вынуждены оставить вопрос открытым. Дело в том, что на данный момент известно всего пять их экземпляров: одна издана Ф. Грирсоном и Л. Траваини (рис. 2,1), три хранятся в частных собраниях Украины и России [8, с. 87—88, рис VIIa; 11; 12] (рис. 2,2–4) и одна найдена Н.П. Туровой. Однако сам факт обнаружения последней в позднесредневековых слоях и с учетом ее весовых данных позволяет отнести всех их к выпускам XIV—XV вв. Сам же факт обнаружения монет этого типа с незначительными вариациями легенды реверса и существенной разницей в весе свидетельствует о длительности эмиссии. Однако эта гипотеза, безусловно, требует педантичной проверки.

Итак, если наши рассуждения верны, с учетом свидетельств нумизматических источников представляется возможность проследить контакты между генуэзскими колониями и ордынскими правителями в начале XV в. Похоже, что Шадибек после низложения в Орде смог сохранить свое влияние на западном побережье Северного Кавказа, причем ему остался подконтрольным даже Севастополь — его жители выпустили от имени этого джучида серию аспров. Примечательно, что в тоже время власти Каффы декларировали свою лояльность иному ордынскому правителю — Мухаммеду. Выясненное обстоятельство не только подтверждает теорию П.Н. Петрова, но и позволяет по-новому осветить политическую историю причерноморского региона в XV в. Сам же факт выявление двух серий «севастопольских аспров» убеждает нас как в достоверности сведений об экономическом процветании выпустившей их колонии Генуи, так и освещает сложные вопросы взаимодействия ее властей с ордынскими и грузинскими правителями.

Рис. 1. К вопросу об атрибуции аспров с монограммой «Т» на аверсе и с арабографичной надписью на реверсе 1—3 — изображения изучаемых монет (по В.П. Лебедеву и В.Г. Ситнику (1, 2) и материалам zeno.ru (3)); 4—6 — таньги Шейх-Ибрахима I с именем Шадибека (по Г.В. Злобину); 7—9 — генуэзско-татарские аспры каффинского чекана с «Т» на аверсе (по О.Ф. Ретовскому).

Рис. 2. К атрибуции «севастопольских аспров» 1— изданный Ф. Грирсоном и Л. Траваини; 2 — опубликованный К.В. Бабаевым; 3—4 — из частных собраний Украины; 5 — монета, найденная Н.П. Туровой.

 [1] Пользуемся случаем, чтобы выразить благодарность исследователю за возможность изучить и опубликовать эту монету.


Библиографический список
  1. Абхазия с древнейших времен до наших дней / гл. ред. Дж. Гамахария. Тбилиси, 2009 (Очерки из истории Грузии).
  2. Бабаев К.В. Монеты Тмутаракарского княжества. М., 2009.
  3. Злобин Г.В. Монеты Ширваншахов династии Дербенди (третья династия) 784 г.х./1382 — 956 г.х. / 1548 гг. / ред. Е.Ю. Гончаров. М., 2010.
  4. Лебедев В.П., Ситник В.Г. Корпус серебряных джучидских монет из Нижнего Джулата (Кабардино-Балкария) // МИАСК. 2013. № 13. С. 192—210.
  5. Петров П.Н. Нумизматическая история Чагатаидского государства 668/1270 — 770/1369 гг.: автореф. дисс… канд. историч. наук: 07.00.09. Казань, 2007.
  6. Петров П.Н. Очерки по нумизматике монгольских государств XIII–XIV веков. Нижний Новгород, 2003.
  7. Петров П.Н. Тамги на монетах монгольских государств XIII—XIV вв. как знаки собственности // Труды Международной нумизматических конференций «Монеты и денежное обращение в монгольских государствах XIII—XV вв. I МНК — Саратов 2001, II МНК — Муром 2003». Саратов, 17–21 сентября 2001 г. М., 2005. С. 170—177.
  8. Ретовский О. Генуэзско-татарские монеты // ИАК, 1906. № 18. С. 1—72, табл. I—VI.
  9. Сагдеева Р.З. Серебряные монеты Золотой Орды. М., 2005.
  10. Чореф М. М. К вопросу о возможности денежной эмиссии в государстве феодоритов // Ῥομαῖος: сб. ст. к 60-летию проф. С. Б. Сорочана. Нартекс. Byzantina Ukrainensis / гл. ред. С.Б. Сорочан. Харьков, 2013. Т. 2. С. 368—380.
  11. +LAN SABAS [Электронный ресурс] // http://www.hordecoins.folgat.net/other/tamartaha_ar_nd_01_01.jpg
  12. +LANSABAS [Электронный ресурс] // http://www.hordecoins.folgat.net/other/tamartaha_ar_nd_01_02.jpg
  13. Lang D. M. Studies in Numismatic History of Georgia in Transcaucasia // NNM. New York, 1955. № 130.
  14. Medieval European Coinage / Ed. Ph. Grierson, L. Travaini. Cambridge, 1998. Vol. 14 (III): South Italy, Sicily, Sardinia. With a Catalogue of the Coins in the Fitzwilliam Museum.
  15. With name Muhammad and ‘two-legs’ sign ‘T’ [Электронныйресурс] // http://www.zeno.ru/showphoto.php?photo=128882


Все статьи автора «Чореф Михаил Михайлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: