УДК 371.38

РАЗВИТИЕ ЛЕКСИЧЕСКИХ НАВЫКОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ОСНОВАМ РУССКОГО ЖЕСТОВОГО ЯЗЫКА СОТРУДНИКОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В СИСТЕМЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Липина Елена Андреевна
ФГКУ ДПО "Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России"

Аннотация
Статья посвящена некоторым проблемам организации и методологического обеспечения образовательного процесса по программе повышения квалификации профессионального образования обучения навыкам русского жестового языка сотрудников полиции определенных должностных категорий. Особое внимание автор уделяет развитию лексических навыков.

Ключевые слова: глухой, дактилология, дополнительное профессиональное образование, жест, повышение квалификации, полиция, русский жестовый язык, слабослышащий


DEVELOPMENT OF LEXICAL SKILLS IN TEACHING OF RUSSIAN SIGN LANGUAGE FOR POLICE OFFICERS IN SYSTEM OF PROFESSIONAL ADVANCED EDUCATION

Lipina Yelena Andreyevna
Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation

Abstract
This article deals with the problems of organization and methodological support of the educational process on the program of training of Russian sign language skills of police officers. The author give a particular attention to developing of lexical skills.

Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Липина Е.А. Развитие лексических навыков в процессе обучения основам русского жестового языка сотрудников правоохранительных органов в системе дополнительного профессионального образования // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/02/20645 (дата обращения: 29.04.2017).

Всвязискрайнимдефицитомпереводчиковрусскогожестовогоязыкаивтожевремявсвязиснеобходимостьюсоциализацииглухихи слабослышащих граждан, их социальной и правовой защиты, программой «Доступная среда» предусмотрено обучение основам русского жестового языка специалистов, оказывающих государственные услуги населению. В том числе – сотрудники правоохранительных органов [1]. Это подтверждено Приказом Министерства внутренних дел России от 12 мая2015 г. № 544 «Об утверждении порядка определения должностей в органах внутренних дел Российской Федерации, исполнение обязанностей по которым требует владения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации навыками русского жестового языка» [2], а также ПриказомМинистерства внутренних дел России, Минобрнауки России от 15 июня2015 г. № 681/587 «Об объеме владения навыками русского жестового языка сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации, замещающими отдельные должности в органах внутренних дел Российской Федерации» [3].

На базе ФГКУ ДПО «Тюменский институт повышения квалификации МВД России» обучение осуществляется с 2016 года по образовательной программе повышения квалификации профессионального обучения «Обучение навыкам русского жестового языка сотрудников подразделений дежурных частей, участковых уполномоченных полиции, патрульно-постовой службы, по обеспечению безопасности дорожного движения, вневедомственной охраны, уголовного розыска по должности служащего «Полицейский».

Практика преподавания показала, что наибольшую трудность вызывает организация практической части обучения, в частности, обучение жестовой лексике. В общем структуру практических занятий можно представить следующим образом: выполнение упражнений на развитие навыков дактилирования и считывания текста с дактилирующей руки собеседника; ведение жестовой лексики, формирование лексического навыка; введение грамматического материала; развитие лексико-грамматических навыков; контроль уровня знаний, умений и навыков.

Следует пояснить, что все этапы курса тесно взаимосвязаны. Так, изучению жестовой лексики предшествует этап по формированию навыков дактилирования и считывания с дактилирующей руки. Дактилированию посвящена отдельная тема рабочей программы. Тем не менее, с целью развития и совершенствования навыка дактилирования, целесообразно первое занятие каждого учебного дня начинать с гимнастики для рук и соответствующих упражнений. Таким образом развивается двигательная моторика и скорость письма с помощью пальцев рук. Эту работу необходимо систематично выполнять не только потому, что дактильная речь является  вторым (вспомогательным) средством общения глухих, а еще и потому, что дактилемы многих букв лежат в основе самих жестов. Соответственно, не зная конфигурацию дактильного знака, не умея четко, уверенно и быстро ориентироваться в дактильных знаках, обучающийся будет испытывать трудности на этапах запоминания и воспроизведения жестовой лексики, прямого и обратного перевода, диалогической и монологической речи.

Таким образом, перед введением жестовой лексики с целью развития и совершенствования навыка дактилирования используются следующие упражнения, предлагаемые по принципу «от простого к сложному»: 1) медленное дактилирование фраз каждым обучающимся перед группой; дактилирование осуществляется медленно, для того чтобы слушатель мог следить за качеством исполнения дактильных знаков, плавно соединять дактильные буквы в слово, слова в предложение, соблюдать правила дактилирования; остальные обучающиеся синхронно или последовательно считывают текст с дактилирующей руки, определяют ошибки дактилирования; 2) дактилирование преподавателем первой части хорошо известной пословицы, например, «Тише едешь …»; «Тяжело в учении …»; «Ученье – свет …» каждому обучающемуся, который должен продактилировать в ответ вторую часть фразы; 3) дактилирование преподавателем фраз с одним измененным словом, например: «Бьет – значит, лупит»; «Взял вино на себя»; «Курение помогает упокоиться» и т.п.; эффект «обманутого ожидания» вносит позитив в процесс обучения, мотивирует, способствует развитию внимания к дактилирующему собеседнику; 4) дактилирование текста на слух; преподаватель читает группе текст по небольшим отрезкам, после чего каждый слушатель совместно с преподавателем по памяти дактилирует фрагмент текста с учетом своей максимально возможной скорости; цель упражнения – развитие скорости дактилирования, снятие «языкового барьера»; 5) дактилирование преподавателем текста по фрагментам; считывание слушателями с дактилирующей руки преподавателя; цель упражнения – развитие навыка считывания с дактилирующей руки с большей скоростью и в большем объеме.

В процессе обучения жестовой лексике с трудностями столкнулись как преподаватели, так и слушатели. Так, при подготовке лексических минимумов по темам преподавателям необходимо было решить следующие задачи: определиться с объемом каждого лексического минимума,определиться с качественным наполнением лексического минимума по каждой теме (выбрать наиболее актуальную для изучения в рамках курса жестовую лексику),определиться с выбором вариантов исполнения жестов, выработать наиболее эффективные приемы предъявления жестовой лексики и развития лексических навыков,подготовить необходимый раздаточный материал.

Практика преподавания русского жестового языка на краткосрочных курсах повышения квалификации сотрудников полиции показала, что наиболее оптимальное количество жестов, которое возможно изучить, придерживаясь распределения времени в тематическом плане рабочей программы, – не более 60-80 единиц на тему/подтему. Прежде всего, объем жестовой лексики определяется минимумом, необходимым для решения профессиональных задач.

Так, например, общеобразовательная тема «Знакомство» ограничена жестовой лексикой, необходимой для установления первого коммуникативного контакта с глухим или слабослышащим гражданином, выяснения степени глухоты и определение наиболее приемлемого способа общения (графическое письмо, дактилирование, артикулирование, дермография, жестовая речь или же возможно общение на русском словесном языке). А тема «Профессиональная лексика» включает в себя четыре подтемы: «Обеспечение охраны общественного порядка», «Опрос», «Оказание помощи глухому гражданину в затруднительной ситуации», «Обеспечение безопасности дорожного движения». Объем лексического минимума по данной теме определяется намерением сотрудника полиции оперативно установить необходимую для работы информацию или оперативно донести до гражданина информацию, значимую в конкретный момент, в конкретной ситуации (проверка документов, требованиепрекратить правонарушение, составление административного материала, личный досмотр, выявление причины обращения гражданина к сотруднику полиции (кража, разбойное нападение и др.), установлениепервостепенных данных по факту совершения преступления (время, место, орудие преступления, составление словесного портрета), оказание доврачебной помощи и т.д.

При составлении лексических минимумов по темам важен не только их количественный, но и качественный состав. В первую очередь преподаватели курсов опирались на варианты жестов, освоенных ими на курсах профессиональной переподготовки в Российском Государственном Социальном Университете. Однако, в том случае, если в список необходимо было включить дополнительные жесты, потребовалось обратиться к справочной литературе и Интернет-ресурсам [4; 5]. Не во всех существующих на данный момент справочных изданиях отражены необходимые жесты. Некоторые жесты не были найдены вообще, возможно, по причине редкого или полного отсутствия его в лексиконе глухих граждан. В таких случаях поиск жеста осуществлялся через синонимы или антонимы соответствующего слова в русском словесном языке либо опускался.

Другая проблема состояла в том, что нередко жесты для обозначения одного и того же понятия в нескольких источниках были представлены либо с небольшим различием, либо абсолютно по-разному. Принципом отбора жестов для описания в лексических минимумах являлось полное или максимально полное совпадение их исполнения в существующих источниках. Если вариантов жеста несколько, то выбирался наиболее ясный для восприятия и воспроизведения жест с узнаваемой мотивацией, в некоторых случаях были выбраны несколько вариантов.

Кроме того, перед тем как целенаправленно вводить жестовую лексику по тематическим разделам, преподавателю необходимо ознакомить слушателей со структурой жеста, как мельчайшей значимой единицей жестового языка, и особенностями лексического состава жестового языка. Такая систематизация знаний значительно облегчает дальнейшее восприятие и качество запоминания жестов, поскольку слушатели развивают способность видеть мотивацию образования жеста и способность выстраивать ассоциации, помогающие запомнить жест. Кроме того, очень полезной при этом является возможность приводить не отвлеченные примеры, а примеры жестов строго из лексических минимумов курса. Таким образом, объясняя теоретический материал, преподаватель ненавязчиво знакомит обучающихся с необходимыми жестами. Благодаря этому на момент введения лексического минимума значительная часть жестов уже будет узнаваема слушателями.

Так, можно назвать следующие особенности лексического состава русского жестового языка:

1. Иконичность/образность жестов. Г.Л. Зайцева выделяет: а) рисующие жесты,  обрисовывающие контур обозначаемого предмета, например, жест «бакенбарды»: большой и указательный пальцы обрисовывают бакенбарды на лице; жест «пиджак» большими пальцами рисуем лацканы пиджака; б) пластические жесты, дающие пластическое изображение денотата, например, жест «скамейка»: обе руки в конфигурации «Ы» соединены ребром указательных пальцев, большие, средние и безымянные пальцы соприкасаются подушечками;в) имитирующие жесты, имитирующие движение, действие, образ действия, например, жест «пить/ распивать»: правую руку в конфигурации «С» двигаем к себе и от себя[6, с. 42].

Следует отметить, что среди жестов есть те, которые совмещают в себе несколько из выделенных Г.Л. Зайцевой признаков. Их можно назвать смешанные, например, рисующе-имитирующие жесты (жест «туннель»: сначала рисуем туннель, затем имитируем движение («идти»); имитирующе-пластические жесты, например, жест «лавочка»: левой рукой в конфигурации «П» ладонью вниз, ребром большого пальца в себе даем пластическое изображение лавочки, одновременно активными пальцами правой руки в конфигурации «200» имитируем действие («садим» их на пальцы левой кисти). К этой категории жестов можно отнести практически все предметы одежды (жесты либо рисующие, либо пластические, либо имитирующие), а также большую часть предметов домашнего обихода и вообще видимые и ощутимые предметы реального мира, чего нельзя сказать об абстрактных понятиях, например, эмоциях, хотя и они поддаются классификации.

2. Отсутствие класса некоторых жестов: а) терминов, что обусловлено использованием его в неофициальной обстановке при обсуждении событий повседневной жизни; чаще всего новые неизвестные термины дактилируются либо получают жестовое обозначение, которое будет известно лишь кругу посвященных людей; б) обозначенийчастей тела, цвета, направления и пространственных отношений (это связано с тем, что указанные объекты всегда присутствуют в ситуации общения, поэтому проще всего указать на него); в) обозначений людей по роду их деятельности, в том числе – профессий (используется два жеста: жест, обозначающий область деятельности (или характерное действие, характерное качество) и жест «человек», например, для обозначения полицейского используют жест «полиция» и жест «человек», для обозначения пострадавшего/жертву используют жест «беда/несчастье» и жест «человек» и т.д.

3. Мотивированность/немотивированность жестов. Например, при исполнении жеста «расизм» показываются жесты «раса» и «ненависть».Некоторые жесты, служащие для выражения абстрактных (и не только) понятий, имеют достаточно мотивированную структуру, например, компонент локализации или конфигурации. Так, практически все жесты, связанные с речемыслительной деятельностью исполняются у головы, например, жесты «знать», «не знать», «понимать», «не понимать», «думать», «выдумывать», «обдумывать», «запоминать», «забывать», «мечтать», «терять сознание», «планировать». Большинство жестов для обозначения чувств, эмоций, психических состояний исполняются у груди: «тоска», «злость», «радость», «зависть», «любовь», «желание», «переживание», «ревность», «страх».Примерами жестов для обозначения абстрактных понятий, в основе которых лежит конфигурация дактилемыбуквы, на которую начинается соответствующее слово в русском словесном языке, могут быть жесты на конфигурацию «Г»: «грубость», «голубой» и др., жесты на конфигурацию «О»: «отлично», «оранжевый», «объяснять», «освобождать», «отвечать», «ответственность» и др., жесты на конфигурацию «Р»: «рассказывать», «розовый», «рыжий», «район», «размер» и т.д.

4. Непроизводность/производность/сложность. К простым (непроизводным)жестам относятся, например, жесты «дочь», «сын». А при исполнении производного жеста,например,«использовать» необходимо продактилировать первую часть «ис», затем показать жест «польза». К сложным относятся жесты, состоящие их двух или более полноценных жестов, например, жест «птенец» представляет собой сочетание жестов «птица» и «маленький»т.д.[7, с. 50].

5. Членимость/нечленимость/ (аналитичность) жеста. При исполнении нечленимого жеста «босоножки» рисуются полоски на тыльной стороне левой кисти. Словоформами можно считать жесты, образуемые при передачи некоторых грамматических категорий, например, жест «дома» представляет собой сочетание жестов «дом» и «много» [7, с. 51].

6. Инкорпорированность значения числа или отрицания у некоторых жестов. Г.Л. Зайцева относит эти жесты к сложным составным [6, с. 43]. Из жестов с инкорпорированным значением отрицания можно назвать некоторые глаголы: «не уметь)», «не хотеть», «не знать», «не замечать», «не верить», «не понимать», «не надо».Жестов с инкорпорированным значением числа достаточно много. Такие жесты образуются по принципу «склеивания» траектории движения руки основного жеста, при этом конфигурация основного жеста заменяется конфигурацией от 1 до 5, например, показывая «две тысячи» мы направляем руку в конфигурации «2» активными пальцами вниз по диагонали влево, совмещая таким образом только траекторию движения жеста «тысяча» (когда рука в конфигурации «Т» направляется по диагонали в лево) с конфигурацией «2».

7. Недостаточно определенная стилистическая принадлежность. Исследования О.О. Корольковой показывают, что на данный момент классификация жестов по их стилистической принадлежности, а значит – по сфере употребления (выделение профессионализмов, терминов, диалектизмов и др.)является проблемной. Причиной этому является долгое отсутствие у русского жестового языка официального статуса, непризнание его полноценной лингвистической системой. Существующие сегодня словари фиксируют большое количество вариантов исполнения жестов, из которых еще не выбран основной [7, с. 53].

8. Наличие семантических связей. Также как и в русском словесном языке в жестовом языке классифицируются жесты по семантическим связям, выделяют жесты-синонимы,жесты-антонимы, жесты-паронимы[там же].

Проблемным является вопрос выделения стилистических синонимов, поскольку как отмечалось выше, стилистика русского жестового языка в полной мере не изучена и не описана. Можно разграничить лишь идеографические жесты-синонимы как, например, «идти» и «идти вразвалку», «бежать» и «нестись» и т.д.

Жесты-антонимы разделяют на однокорневые, образованные путем присоединения к одному жесту какого-либо образовательного элемента или изменения одного компонента жеста (например, жесты «верить» и «не верить», «засыпать» и «просыпаться») и в большинстве случаев – разнокорневые, например, жесты «чистый» и «грязный», «правда» и «ложь», «злой» и «добрый».

В русском жестовом языке существует большое количество жестов, отличающихся лишь одним компонентом, которые используются для обозначения разных предметов и явлений. По аналогии с русским словесным языком их можно назвать жесты-паронимы, например, жесты «жестовое имя» и «портить; нарушать» отличаются лишь незначительным сдвижением кисти на себя при исполнении последнего, а жест «старый» отличается от жеста «Москва» небольшим сдвигом руки вниз по щеке.

9. Однозначность/многозначность жестов.В жестовом языке существуют жесты, аналогичные однозначным словам, например, жесты «кость», «инфекция»[7, с. 51]. Однако, учитывая то, что количество жестов в русском жестовом языке значительно меньше слов в русском словесном языке, можно говорить о преобладании многозначности среди жестов. Это объясняется тем, что существует тенденция к экономии по причине ограниченного количества средств исполнения (компонентов жеста). Невозможно придумать жесты, эквивалентные всем существующим словам русского словесного языка. Так, например, понятия «зеленый» и «молодой» выражаются движением руки в конфигурации «З» ладонью от себя по правой щеке назад; понятия «полный/полностью» и «исполнительный» выражаются движением правой руки в конфигурации «В» ладонью вниз по ребру левой кисти  вперед и т.д.

10. Некоторые жесты (в том числе и жесты-антонимы) отличаются лишь кинетической составляющей: а) направлением движения руки (рук) снизу-вверх или сверху-вниз, от себя – к себе, например, «подниматься на лифте» и «спускаться на лифте», «подниматься по лестнице» и «спускаться по лестнице», «приносить» и «уносить», «засыпать», «просыпаться»; б) качеством движения руки: «смотреть» и «осматривать»; в) разворотом кисти: «стул» и «перевернутый стул».

11. В русском словесном языке существуют исконно русские и заимствованные слова. Классификация жестов по признаку этимологии является проблематичной. Поскольку по происхождению русский жестовый язык является родственным американскому и французскому жестовым языка, необходимо провести их глубокое сопоставительное исследование [7, с. 52].Что же касается внутренних заимствований, т.е. заимствований между русским словесным и русским жестовым языками, анализ словарей жестового языка позволил выделить жесты общепринятые для носителей обоих языков (как звучащего, так и жестового), например, жесты «выпивший, пьяный», «привет», «пока»,  «дай», «стоп», «тихо», «деньги».

Работа над жестами в рамках практических занятий включает в себя несколько этапов:

1. Введение жестовой лексики. Этап предполагает исполнение жеста преподавателем, пояснение структурных особенностей данного жеста, при возможности – пояснение мотивации образования жеста. Исполнение речевого жеста преподавателем должно сопровождаться немануальными компонентами (артикуляцией и мимикой); оно должно быть правильным, четким и относительно медленным. Жест можно не озвучивать, а вместо этого продактилировать соответствующее слово перед его исполнением. В случае, если жест явно отображает предмет или явление, можно просто исполнить его и попросить слушателей догадаться о его значении самостоятельно (особенно этот прием приемлем для темы «Дом. Предметы домашнего обихода», «Описание человека»). Наиболее приемлемый для каждой темы способ предъявления жестовой лексики определяется преподавателем заранее. При этом в рамках одной темы должно быть единообразие. После предъявления жеста осуществляется его воспроизведение обучающимися и контроль воспроизведения жеста со стороны преподавателя.

2. Формирование лексических навыков. Этап предполагает выполнение лексических упражнений, направленных на анализ структуры жестов, определение семантических связей между жестами. Предлагаются упражнения на поиск синонимов и антонимов, на установление признаков сходства и отличия жестов, на классификацию жестов по одному признаку (например, по признаку одной и той же конфигурации, по признаку одной и той же локализации и т.д.).

3. Промежуточный контроль знания жестовой лексики по теме. Как отмечалось выше, в качестве одного из приемов промежуточного контроля жестовой лексики можно использовать дактилирование слова преподавателем, в ответ на которое слушатели исполняют соответствующий жест.

Кроме того, поскольку жестовый язык является визуально-кинетической языковой системой, неотъемлемым методическим приемом на любом этапе работы здесь является прием визуализации. В связи с этим преподавателями на занятиях демонстрируется заранее выполненная подборка видеофрагментов с жестовой лексикой из онлайн-словарей. Видеофрагменты комбинируются и демонстрируются по-разному: хаотично, в алфавитном порядке, по принципу схожести исполнения, по принципу образования с помощью одной и той же конфигурации и т.д.

Еще одним приемом контроля знания жестовой лексики является демонстрация жестовых песен или жестового исполнения поэтических произведений, максимально подходящих по языковому наполнению к изучаемым в рамках темы жестов. Прослушивание песни с одновременным жестовым переводом помогает не только сменить вид деятельности, снять напряжение, повысить мотивацию, но и закрепить жесты, а  преподавателю – проконтролировать знание жестов. Кроме того, слушатели имеют возможность проследить особенности использования жестов в их контекстуальном значении, увидеть некоторые варианты исполнения уже знакомых жестов, а также распознать (т.е. соотнести звучащий текст с исполняемыми жестами) и запомнить новые жесты, что способствует пополнению лексического словаря обучающихся.

4. Развитие лексико-грамматических навыков. Данный этап предполагает прямой и обратный перевод фраз по принципу – от простых словосочетаний к законченным предложениям – с предварительным пояснением грамматических явлений в русском жестовом языке. При этом используется раздаточный дидактический материал, а также демонстрация видеофрагментов с фразами на жестовом языке. В упражнения на перевод включена вся жестовая лексика, заявленная в лексическом минимуме по теме. Кроме того, следует отметить, что при обучении русскому жестовому языку упражнения, как и в процессе обучения любому иностранному языку, необходимо строить по принципу цикличности: один и тот же жест должен неоднократно фигурировать в разных сочетаниях с целью многократного повторения языковых единиц и речевых образцов [8, с. 191].

5. Прямой и обратный перевод профессионально ориентированных текстов. Тексты заранее адаптируются преподавателем с учетом лексических минимумов, актуальности содержания и информативности текстов и профессиональных обязанностей слушателей – сотрудников полиции определенных должностных категорий. Небольшие тексты и диалоги по теме переводятся в разных формах: каждым слушателем отдельно, всей группой совместно с преподавателем. Важным принципом работы является подключение к процессу всех слушателей группы. Если текст переводит один человек, остальные осуществляют обратный перевод, тем самым показывая, что они способны вычленять и распознавать изученные жесты в потоке жестовой речи. Самым сложным упражнением является обратный перевод видеотекстов (видеодиалогов и монологов), в которых участниками являются носители русского жестового языка. Преподавателями выполнена подборка видео практически по каждой теме образовательной программы.

Количество выполняемых на занятиях упражнений, их содержание, а также форма работы (преподаватель – слушатель, преподаватель – группа, слушатель – слушатель, слушатель – группа) могут варьироваться преподавателем в зависимости от уровня успеваемости каждого слушателя/группы в целом и от планирования занятия. Преподаватель акцентирует свое внимание на тех обучающихся, которые испытывает наибольшие трудности, корректируя его, предлагая ему для выполнения более легкие задания во время занятий, но больший объем заданий для самостоятельной работы.

Все описанные принципы и приемы формирования и развития навыков дактилирования, лексических и лексико-грамматических навыков являются достаточно эффективными и легли в основу подготовки дидактических материалов, а в дальнейшем – учебного пособия для слушателей курсов повышения квалификации по образовательной программе повышения квалификации профессионального обучения Обучение навыкам русского жестового языка сотрудников подразделений дежурных частей, участковых уполномоченных полиции, патрульно-постовой службы, по обеспечению безопасности дорожного движения, вневедомственной охраны, уголовного розыска по должности служащего «Полицейский».


Библиографический список
  1. Постановление правительства Российской Федерации от 15 апреля2014 г. № 297 (ред. от 19 февраля2015 г.) «Об утверждении государственной программы Российской Федерации Доступная среда на 2011 – 2015 гг.» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 17. Ст. 2060.
  2. Приказ Министерства внутренних дел России от 12 мая2015 г. № 544 «Об утверждении порядка определения должностей в органах внутренних дел Российской Федерации, исполнение обязанностей по которым требует владения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации навыками русского жестового языка» // Текст документа официально опубликован не был.
  3. Приказ Министерства внутренних дел России, Минобрнауки России от 15 июня2015 г. № 681/587 «Об объеме владения навыками русского жестового языка сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации, замещающими отдельные должности в органах внутренних дел Российской Федерации» // Текст документа официально опубликован не был.
  4. Видеословарь «Город жестов». URL: http://jestov.net/dictionary/
  5. Международный видеословарь. URL: http://http://www.spreadthesign.com/ru/
  6. Зайцева Г.Л. Жестовая речь. Дактилология: учебник для студ. высш. учеб.заведений. М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2014.
  7. Королькова О.О. Проблемы классификации жестов русского жестового языка / О.О. Королькова // Научный диалог. – 2016. – № 8 (56).
  8. Липина Е.А. Методика интенсивной иноязычной подготовки сотрудников органов внутренних дел в системе дополнительного профессионального образования / Вестник Тюменского института повышения квалификации сотрудников МВД России. 2014. № 3


Все статьи автора «Липина Елена Андреевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация