УДК 81-26

ПЕРЕВОД СКВОЗЬ ПРИЗМУ АДАПТАЦИИ К РУССКОЙ КАРТИНЕ МИРА (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДА ПЕСНИ «MANCHESTER ET LIVERPOOL» Р. РОЖДЕСТВЕНСКИМ С ФРАНЦУЗСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК)

Строд Мира Сергеевна
Северо-Восточный федеральный университет
Институт зарубежной филологии и регионоведения, г. Якутск

Аннотация
Данная статья посвящена проблеме адаптации перевода песни «Manchester et Liverpool» к русской картине мира, выполненным Робертом Рождественским. В данной работе исследуется вопрос знаков, созданных культурой, которые помогают понять всю сущность данной культуры. В данном случае речь идет о создании русской картины мира в процессе перевода иностранных художественных текстов и способах достижения понимания иноязычных текстов через использование ключевых концептов русской культуры.

Ключевые слова: «ключевая» лексическая единица, знаки, концепт, культура, межкультурная коммуникация, образ мира, перевод, русская модель мира


TRANSLATION THROUGH THE PRISM OF ADAPTATION TO THE RUSSIAN VIEW OF THE WORLD (ON EXAMPLE OF THE TRANSLATION OF THE SONG «MANCHESTER ET LIVERPOOL» MADE BY R. ROZHDESTVENSKY FROM FRENCH INTO RUSSIAN)

Strod Mira Sergeevna
North-Eastern Federal University named after Maxim Ammosov
Insitute of foreign languages and regional studies, Yakutsk

Abstract
This article deals with the problem of adapting the translation of the song «Manchester et Liverpool» to the Russian view of the world, made by Robert Rozhdestvensky. In this article, we investigate the question of marks created by culture, which help to understand the essence of the culture. In this case we are talking about creating of Russian view of the world in the process of translating of foreign literary texts and how to achieve understanding of foreign texts through the use of the key concepts of Russian culture.

Keywords: concept, culture, image of the world, intercultural communication, key lexical unit, Russian model of the world, symbols, translation


Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Строд М.С. Перевод сквозь призму адаптации к русской картине мира (на примере перевода песни «Manchester et Liverpool» Р. Рождественским с французского на русский язык) // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/12/18556 (дата обращения: 27.05.2017).

Исследуемая тема является актуальной для художественного перевода, так как переводчик должен учитывать все культурные и лингвистические различия аудитории, на которую  направлен перевод.

В качестве объекта исследования выступают концепты русской культуры, содержащиеся к тексте перевода песни Робертом Рождественским «Manchester et Liverpool».

Предметом исследования является перевод песни «Manchester et Liverpool» с французского на русский язык.

Культура – это система кодов состоящая из знаков и символов. Знаки, знаковые системы  – традиционно исследовательское поле лингвистики.

Рождение многоуровневых. образов – от образа мира до образа места – результат осмысления места культурой. .Устойчивые представления  позволяют нам говорить о зафиксированных в художественных произведениях .образах. Эти образы включают в себя характеристики места, его эмоциональное воздействие, его .символику. [2]

Можно считать лексическую единицу некоторого языка «ключевой», если она может служить своего рода ключом к пониманию каких-то важных особенностей культуры народа, пользующегося данным языком. Могут ли лексические единиц русского языка быть ключом к понимаю русской культуры? Речь должна идти о каких-то представлениях о мире, свойственных носителям русского язык и русской культуры и воспринимаемых ими как нечто самоочевидное. Эти представления находят отражение  в семантике языковых единиц, так что, овладевая языком и, в частности, значением слов, носитель языка одновременно сживается с этими представлениями, а будучи свойственными (или хотя бы привычными) всем носителям языка, они оказываются определяющими для ряда особенностей культуры, пользующейся этим языком. [1]

При исследовании различных вариантов переводов песни «Manchester et Liverpool» мы приходим к выводу, что только вариант перевода Роберта Рождественского является достаточно вольным, то есть самым  адаптированным к русской культуре.

Мы знаем, что существует непосредственная связь между народом, его бытом и лексикой его языка. То есть язык отражает внутреннюю и внешнюю сторону жизни человека, его образ жизни.

Итак, сравнив оригинал и перевод Р. Рождественского мы видим, что несмотря на почти полное несоответствие оригиналу, переводчик оставляет общую идею грусти, прощения и тему одиночества.

Разберем подробнее идею прощения. Издревле русский народ был набожен и у него было христианское мировидение. Прощение понимается не как восстановление житейского благополучия или отмена наказания, а как оставление грехов, освобождение от греховного бремени. Таким образом, можно сделать вывод, что лирический герой, от чьего лица идет повествование, оставляет решение о прощении или не прощении на усмотрение Бога:

Я могу тебя простить,
Как будто песню в небо отпустить.
Я могу тебя простить
Сегодня раз и навсегда.

Я прощу, а вдруг река
Простить не сможет никогда.
[3]

И тут мы сталкиваемся с концептом реки. Не рассматривая этот концепт как чисто русский, можно взять за основу тот факт, что вода – это начало, изначальная стихия. Ведь именно из воды произошло все сущее на Земле Богом с помощью искры. Вода – это среда, агент и принцип всеобщего зачатия и порождения. Вода, связывая все другие стихии является воплощением образа и идеи чистоты. По православным обычаям обряд крещения предполагает окунание человека в воду. Омываться водой – меняться, избавляясь от чего-то внешнего, размещаться у текущей воды – пребывать в состоянии неопределенности, перехода. Итак, здесь можно сделать вывод, что переводчик имел в виду реку как проявление Бога.

Река может ассоциироваться как «река времени» и «поток времени». То есть река – это движение, изменчивость, время. Можно предположить, что лирический герой ставит проблему неосуществимости действия, то есть прощения как нечто устойчивого. Лирический герой не уверен, что с течением какого то времени, он не поменяет своего решения.

Также гладь реки – это своеобразное зеркало, позволяющее увидеть самого себя без приукрашивания. То есть лирический герой, возможно, намекает тому, к кому он обращается, что нужно взглянуть на себя со стороны.

Здесь же мы сталкиваемся с другим концептом – концептом неба. «Небо» является одним из важнейших концептов в русской культуре. Небо – это то, что находится над головой, купол, свод. Небо символизирует Бога, место его проживания (рай). Воля неба. То есть и  в этом случае мы видим связь концепта неба с религией. В сознании русского народа концепт неба формировался под влиянием православия. После смерти душа человека отправляется в рай или ад, и в зависимости от того, злой был человек или добрый при жизни, зависит куда он попадет. В русских соборах в верхней их части обычно располагают иконы, чтобы человек мог возносить руки к небу и молиться, чтобы получить милость от Бога. Принимая в расчет тот факт, что Р. Рождественский употребил вместе с концептом неба концепт птицы, можно предположить, что птица является неким связующим звеном между землей и небом, неким посланником для Бога. То есть для лирического героя птица – посланник Богу.

Во втором же случае мы видим подмену слова «птица» на слово «песня»:

Я могу тебя простить
Как будто песню в небо отпустить
. [3]

Песня для русской культуры является собранием ценностей духовного мира и составляет философию народа. Песня развивалась в период становления христианства. То есть она вобрала в себя такие ключевые понятия как «добро» и «зло». В этом случае можно говорить о песне как о молитве. Что опять же подтверждает взаимосвязь с русской картиной мира.

Перейдем к теме одиночества. В русской культуре состояние одиночества бесспорно связывается с чувствами тоски, грусти, боли. То есть концепт «одиночества» носит негативную окраску. Для русской языковой культуры характерно негативное восприятие этого состояния. В глубоком значении концепта «одиночества» лежит признак отдельности, отсутствия связи с другими людьми. Этот признак заключается в противопоставлении человека людям, находящимся в других состояниях. Ассоциативные и коннотативные признаки отражают связь одиночества с такими эмоциями как грусть, тоска, уныние  и таким состоянием как безысходность.

Отсюда вытекает тема грусти. Эмоциональные концепты грусть, печаль являются одними из ключевых концептов в русской лингвокультуре. Грусть обычно появляется в русских произведениях на почве расставания с любимым, одиночества, воспоминаний. Основным мотивом, как мы уже убедились, является мотив тоски, грусти. В русском языковом сознании «тоска» и «грусть» концептуализируются как «сожаление об утраченном», «расставание с любимым», «тоска по прошлому». Можно сказать, что за основу Робертом Рождественским взято довольно сильное по эмотивной окраске чувство, отражающее всю сущность русской души.

Стоит отметить, что Роберт Рождественский в своем переводе не использовал какие-либо пространственные обозначения, точно указывающие на географическое положение, кроме упоминания о реке:

Ты вчера сказала “да”,

И это слышала в реке вода. [3]

И саде:

Я люблю сказал мне ты,

И это слышали в саду цветы. [3]

Тем самым, рождается новый образ, образ, не связанный ни с морем, ни с английскими городами, ни с дождями и ветрами.  Этот образ, скорее, русский, связанный с традиционными для русской культуры признаками: «в саду цветы», «в реке вода», «птица в небе». Так как социально-психологические характеристики русского народа определяются природными условиями.

Такой достаточно вольный перевод Р. Рождественского можно объяснить желанием автора как можно лучше адаптировать изначальный иноязычный текст для русскоязычной аудитории. В результате мы получаем текст, почти не связанный с оригиналом. Таким образом, Р. Рождественский не осуществляет дословный перевод, он старается не перенести в свой текст топонимы из текста-оригинала. Напротив, переводчик адаптирует текст, привнося в него чисто русские символы: река, небо, вода, сад.

Меняя образы, Р. Рождественскому удается интерпретировать текст, таким образом, адаптируя его  для иноязычной культуры, то есть для русской, путем использования чисто «русских» концептов, связанных, вероятно, с религиозной стороной жизни русского народа.

Концепты помогают нам составить образ, чувство, возможно и эмоцию. При интерпретации текста Р. Рождественский вносит свои, личностные коррективы в построение текста, т.е. осуществляет свою, авторскую прагматическую установку. Личностное начало, безусловно, сильнее всего проявляется при интерпретации художественного текста. Сохраняется лишь общая тема любви, расставания, грусти. В дальнейшем эта тема развивается в тему прощения.

Использование различных концептов помогает переводчику создать множество смысловых коннотаций и за счет этого передать информацию о культурных особенностях аудитории, на которую направлен перевод.


Библиографический список
  1. Зализняк А.А., Левонтина И.Б., Шмелев А. Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира: Сб. ст.-М.: Языки славянской куьтуры, 2005.-544 с. – (Язык. Семиотика. Культура). – с.17
  2. Hudson R., Pocock D. Image of the urban environment. – London: Macmillan,  1978. – С. 80
  3. Переводы песен: http://www.france-chanson.com/?p=3


Все статьи автора «Строд Мира Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: