УДК 32

ТЕОРЕТИКО-ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРАЗИИ И ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Струков Константин Викторович
Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации
аспирант

Аннотация
В статье рассмотрены концепты, используемые в качестве теоретико-философских предпосылок интеграции государств в Евразии и Латинской Америке. Произведен их сравнительный анализ. На основе исторического метода исследованы основные вехи становления культурной и идейной самобытности государств на территории Евразии и Латинской Америки. Произведена попытка выявления как специфических черт, так и общих аспектов латиноамериканской и евразийской интеграции на идейно-духовном уровне.

Ключевые слова: Евразия, Латинская Америка, международная интеграция, региональная интеграция


THEORETICAL AND PHILOSOPHICAL ASPECTS OF INTEGRATION IN EURASIA AND LATIN AMERICA: A COMPARATIVE ANALYSIS

Strukov Konstantin Viktorovich
Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation
graduate student

Abstract
The article describes the concepts used as a theoretical and philosophical premises integration of states in Eurasia and Latin America. Produced by comparative analysis. On the basis of the historical method to study the main milestones of the formation of cultural and ideological identity of states in Eurasia and Latin America. An attempt was made to identify both the specific features and general aspects of Latin American and Eurasian integration in the ideological and spiritual level.

Keywords: Eurasia, international integration, Latin America, regional integration


Рубрика: Политология

Библиографическая ссылка на статью:
Струков К.В. Теоретико-философские аспекты интеграции в Евразии и Латинской Америке: сравнительный анализ // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/12/18440 (дата обращения: 28.05.2017).

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 15-33-01214 («Региональная интеграция государств Евразии и Латинской Америки: компаративный анализ»).

По справедливому замечанию В.А. Гулевича, создание мощного межгосударственного объединения невозможно без выстраивания системы духовно-культурных ценностей, признаваемой всеми участниками интеграционного процесса[1]. Развивая данную мысль можно прийти к выводу, что взаимоотношения между различными интеграционными объединениями возникают не только на основе общности экономических, либо политических интересов, но в равной степени на основе общности ценностных установок и идеологических взглядов, характерных для всех участников международного сотрудничества. При этом нельзя не согласиться с И.А. Каримовым, утверждающим, что идеология, в качестве составляющей философии, по своей внутренней сути представляет собой отражение исторических вызовов, ожиданий, свершений государственно-организованного общества[2]. В этой связи выявить специфику процессов международной интеграции наиболее удобно посредством изучения философско-правовой мысли в государствах-участниках данных процессов в контексте исторических вызовов, стоявших на различных этапах их развития и стимулировавших межгосударственное сотрудничество.

Полагаем, что анализ философских идей евразийской и латиноамериканской интеграции позволит нам выявить как их общие, так и специфические черты, что является жизненно необходимым для выстраивания продуктивного диалога между Российской Федерацией и странами Латинской Америки.

Говоря о границах настоящего исследования, следует отметить, что под евразийской интеграцией нами понимаются интеграционные процессы, осуществляемые на территории постсоветского пространства под эгидой Российской Федерации. Латиноамериканская интеграциями ограничивается интеграционными процессами, имеющими место на территории Латинской Америки.

Философские идеи, отражавшие различные аспекты сотрудничества и противостояния с Западной цивилизацией, послужившие фундаментом для выстраивания будущих межгосударственных объединений, имели место в странах Латинской Америки и странах, существующих на территории постсоветского пространства, еще до того, как вопросы интеграционного развития вышли на качественный уровень, характерный для ХХ-XXI веков.

У истоков философии интеграции Латинской Америки, равно как и у истоков философии интеграции России, в качестве основного двигателя объединительных процессов на территории постсоветского пространства, лежит христианство, пришедшее из Западных стран. В первом случае – со времен конкисты, под влиянием католической Испании, а во втором случае – со времен Крещения Руси, под влиянием православной Византии.

Специфическое различие общего для двух вышеуказанных частей земного шара приобщения к религиозным ценностям Западного мира состоит в том, что применительно к странам Латинской Америки, христианизация происходила в принудительном порядке, проявлявшемся в действиях метрополии, первоначально чуждой по своим мировоззренческим установкам коренному населению южного континента, а на территории Древней Руси христианизация осуществлялась по собственной инициативе местных властей и без признания подчиненного положения российского государства по отношению к какой-либо из европейских стран. При этом религиозная терпимость, достаточная для того, чтобы добровольно избрать в качестве веры одну из авраамических религий и выстраивать межкультурный диалог с соседними государствами, в общих чертах была свойственна всем народам, принимавшим участие в евразийской интеграции.

Следующей наиболее значимой вехой развития философских идей евразийской и латиноамериканской интеграции можно назвать XIX век, для которого характерно окончательное укоренение философии Просвещения в Западном мире с одной стороны, и поиск новых философских концептов с другой.

Население Латинской Америки в XIX веке доказало, что смогло выжить в условиях кризиса, спровоцированного действиями Испанской монархии, впитав в себя идеи и культуру Западной цивилизации, и при этом сохранив способность к накоплению сил для отпора иноземным эксплуататорам, проявлению собственной национальной самобытности.  В начале XIX века в Латинскую Америку проникает учение европейского либерализма, которое завоевывает влияние в тех слоях общества, которые стремятся к независимости и объединению территории Латинской Америки в рамках единого государства[3].

Для окрепших в идейно-духовном плане латиноамериканцев мечта обретения национальной независимости и объединения территорий под собственной властью, неподчиняющейся метрополии, стала наиболее значимой. В этот период времени возникают такие личности, внесшие существенный вклад в идеологию будущей латиноамериканской интеграции, как: Симон Боливар, Хосе Марти, А. Бельо, Хуан Баутиста Альберди, Тобиас Баррето и т.д.  Примечательно, что в этот же период времени, под сильным влиянием идей Джеймса Монро, происходит становление идей «панамериканизма» в качестве основы будущего сближения Северной и Южной Америки на базе интеграционных процессов.

Применительно к интеллектуальному развитию Российской империи в XIX веке, включая народы, входившие в ее состав, зарождавшаяся философия интеграции не имела в качестве своей повестки вопросы обретения политической независимости, но напрямую касалась вопросов государственного строительства в контексте определения культурно-исторического пути развития страны. Определенные факты позволяют нам утверждать, что основной философский диспут, направленный на поиск уникального пути развития Российской империи в контексте сотрудничества с иными странами и общемировой истории, касался определения степени ориентированности политики государства на западные страны, граничившие с Россией в те годы, что послужило предпосылкой для появления западничества (видные деятели: В.П. Боткин, М.М. Бахтин, И.С. Тургенев, С.М. Соловьев и т.д.) и славянофильства (видные деятели: А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. и И.С. Аксаковы, Ю.Ф. Самарин и т.д.).

Примечательно, что как западничество, так и славянофильство, при построении своих философских идей, исходило из методологии и мировоззренческих подходов, выработанных классической немецкой философией, в частности идеализма Фридриха Вильгельма Йозефа фон Шеллинга и романтизма Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. Характерным недочетом данных философских течений, по нашему мнению, можно считать практически полное игнорирование восточного вектора развития российского государства в пользу концентрации слишком значительных интеллектуальных усилий на вопросах взаимодействия и одновременно соперничества с Западным миром на духовно-идеологическом уровне.

Необходимо отметить, что подлинная философия интеграции, как в Латинской Америке, так и на территории Евразии, составляющей часть российского геополитического проекта, имеет место, начиная с XX века. Именно в это время на смену империям постепенно приходит новая форма кооперации союзных государств, представленная в виде международных организаций, создаваемых на базе геополитической общности участников интеграционных процессов. При этом сами интеграционные проекты осуществлялись как на основе правых, так и на основе левых идеологических установок.

Именно в это время в Латинской Америке появляются геваризм, фокизм, кастризм, боливаризм, чавизм и прочие левые течения, общей особенностью которых лежит в неприятии капиталистической модели однополярного мира и отказе от тесного сотрудничества с капиталистическими странами в рамках крупных интеграционных проектов, что, как нам представляется, характерно и для многих идейных установок, существующих на Евразийском континенте. Из данного контекста следует, что многие латиноамериканские левые учения также характеризуются таким явлением, как альтерглобализм, который представляет собой движение за поиск альтернативных неолиберальной глобализации путей, отличных от предлагаемой Западом модели международного развития.

Применительно к исследованию левых идей, легших в основу интеграционных проектов на территории Евразии, нельзя обойти стороной опыт по созданию и функционированию одного из мощнейших межгосударственных образований прошлого века – Союза Советских Социалистических Республик, в основе идеологических установок которого лежал марксизм и интерпретации данного философско-политического учения со стороны представителей советской интеллектуальной элиты. По нашему мнению, в интеграционных проектах советских партийных деятелей можно найти два важных начала: интеграция через революцию и интеграция через объединение экономик различных государств на плановой основе. Революционная составляющая советского проекта по международной интеграции изначально базируется на теории перманентной революции, которая на внутригосударственном уровне предполагает трансформацию буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую, а на межгосударственном уровне – закрепление идейных установок социалистической революции в масштабах общемирового революционного процесса[4].

Примечательно, что левые идеи, существовавшие в Латинской Америке и в Евразии, в качестве своей фундаментальной основы имели взгляды Карла Маркса, что еще раз доказывает тесную связь латиноамериканской и евразийской философской мысли с деятельностью западных мыслителей.

Необходимо отметить, что применительно к интеграционным проектам, осуществляемым Российской Федерацией на территории евразийского континента, имеются идеи, альтернативные коммунизму и социализму, но при этом, также как и вышеупомянутые учения, исходящие из необходимости противостояния западному миропорядку. В данном контексте одним из наиболее показательных идейных течений можно считать философию евразийства.

Передовыми разработчиками данного направления философско-правовой мысли выступили представители белогвардейской эмиграции первой волны: Н.С. Трубецкой, П.П. Сувчинский, Г.В. Флоровский, П.Н. Савицкий, а также ряд других философов[5].

Важнейшим импульсом для появления вышеупомянутого движения послужила книга, написанная князем Николаем Сергеевичем Трубецким, под названием «Европа и человечество», вышедшая в 1920 г. в Софии. В данной литературной работе автор, руководствуясь диалектическим методом Фридриха Вильгельма Гегеля, кардинально противопоставляет интересы Западной цивилизации интересам всего остального мира, по мнению данного философа, исторически призванного объединиться перед лицом всеобъемлющего «кошмара европеизации», отстояв единым фронтом свои права на национальную самобытность и государственный суверенитет[6].

Следует при этом отметить, что как в странах Латинской Америки, так и в Евразии, применительно к философии интеграции, имеется часть интеллектуальной элиты, стоящей исключительно на началах капиталистических ценностей и необходимости тесного сотрудничества преимущественно с Западным миром в рамках единых интеграционных проектов.

В Латинской Америке к числу данной плеяды мыслителей и политических деятелей можно отнести:  Артуро Фонтейна Адуланте, Эрнандо де Сото, Карлоса Сауля Менемы, Доминго Фелипе Кавальо и т.д[7].

В рамках стран-участниц евразийского интеграционного проекта, осуществляемого на постсоветской территории, к таковым можно отнести общественных деятелей 90-х годов XX века (Е.Г. Гайдар, Б.Е. Немцов,            Г.А. Явлинский, А.Б. Чубайс и т.д. в России; А.К. Бисенбаев в Казахстане; С.В. Гайдукевич в Белоруссии и т.д.)[8].

Применительно к реалиям Латинской Америки конца ХХ-первой половины ХХI в.в., можно сказать, что часть интеграционных проектов строится на базе различной степени противопоставления  на идейном уровне интересов латиноамериканских государств интересам капиталистических стран Западного мира. К числу таковых можно отнести: Андское сообщество наций, Латиноамериканскую ассоциацию интеграции, Боливарианский альянс для народов нашей Америки, МЕРКОСУР, УНАСУР и т.д. Наиболее общая идея, характерная для всех вышеприведенных объединений, – построение мощного латиноамериканского рынка, которое позволит не только обеспечить экономическую безопасность региона и материальное благосостояние латиноамериканских наций, но также вывести Латинскую Америку на международную арену в качестве сильного участника международного сообщества.

Следует при этом отметить, что развитие латиноамериканских интеграционных проектов во многом повторяет путь, пройденный Европейским союзом. Идеи создания межгосударственных органов управления (парламентов, судов, координационных советов и т.д.), таможенного союза, зон свободной торговли, общего свободного рынка, построенного на либерально-демократических принципах функционирования, закрепления незыблемости демократических ценностей, первоначально имели место в рамках Маастрихтского договора. Таким образом, можно констатировать, что либерально-демократические установки нашли свое отражение во всех интеграционных проектах, осуществлявшихся странами Латинской Америки. Кроме того, некоторые интеграционные процессы имеют ярко выраженный панамериканский контекст.

Среди таковых организаций можно назвать Панамериканский союз, на базе которого в 1948 году на 9-й Межамериканской конференции в Боготе (Колумбия) была учреждена Организация Американских Государств (ОАГ). Устав ОАГ является прямым отражением либеральных идеологических установок. В его преамбуле закреплено, что историческая миссия американских государств заключается в предоставлении человеку свободы и благоприятных условий для развития его личности и осуществления его справедливых стремлений, представляющих собой непременное условие стабильности на территории Северной и Южной Америки. В этой связи провозглашается, что цель создания данной организации странами-учредителями направлена на достижение мира и справедливости, укрепление их солидарности и сотрудничества, защиты их суверенитета, территориальной целостности и независимости. Среди принципов функционирования данной организации провозглашены: принцип солидарности в деятельности стран-участниц ОАГ, уважением прав государств-участниц ОАГ, незыблемость норм международного права, принцип невмешательства во внутренние дела государств-участниц ОАГ, неукоснительность соблюдения ими взятых на себя обязательств, взаимное доверие и т.д. Кроме того, важное значение для интеграции между США и странами Латинской Америки, играют двухсторонние экономические соглашения между США и странами Латинской Америки о создании зон свободной торговли, осуществлении преференциальной политики в некоторых сферах торговли.

В связи с вышеизложенным необходимо констатировать, что такие идейные явления латиноамериканской действительности, как конкиста, национально-освободительная борьба, «левый поворот», альтерглобализм и другие проявления сопротивления западной экспансии наложили неизгладимый отпечаток на сущность интеграционных проектов Латинской Америки, не позволяющий странам данного региона стать приверженцами однополярной картины мироустройства и служащий причиной постоянного развития национального самосознания и взаимного сотрудничества латиноамериканских государств в отрыве от идей панамериканизма в их западной трактовке.

Следует констатировать, что влияние западных либеральных идей на интеграционные проекты, организуемые на территории Евразии со стороны Российской Федерации, вне всяких сомнений, тоже достаточно велико. Это проявляется не только в копировании органов управления, существующих в рамках интеграционных проектов, специфики  их функционирования, первоначального построения межгосударственной интеграции на началах торговых и таможенных союзов, но и в идейных установках Западного мира, получающих отражение в базовых документах таких объединений.

В частности, данные установки имели место при создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Среди идей, составивших идеологическую основу Соглашения 1991 года о создании СНГ, прямо упомянуты: построение демократических правовых государств, признание и соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права, государственный суверенитет, право народов на самоопределение и т.д. В то же время данный документ констатирует наличие культурно-исторической общности между народами, проживающими на территории стран-бывших членов СССР, что, по мнению его разработчиков и подписантов, должно стать фундаментом системы международных отношений[9].

Аналогичные тенденции прослеживаются и в иных интеграционных проектах и регулирующих их реализацию нормативных правовых актах. В частности на пути к построению общего рынка между странами-бывшими участницами СССР был подписан целый ряд международных договоров (Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь от 06.01.1995 г. «О таможенном союзе»; Соглашение стран СНГ от 20.01.1995 г. «О таможенном союзе»; «Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве» от 26.02.1999 г. и т.д.), в которых идеи развития общего сотрудничества на основе культурно-исторического единства и с учетом западных либерального-демократических ценностей, нашло прямое отражение.

На аналогичных идеологических установках базируется и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), выступающее в качестве логического продолжения развития идеи таможенного союза и общего рынка, и учрежденное в 2000 г., ознаменовав собой продолжение интеграционных процессов на постсоветском пространстве, направленных на совершенствование континентальной экономики и воплощение концепции многополярной картины мироустройства.

Несколько более радикально в данном контексте выглядит Евразийский экономический союз (ЕАЭС), на настоящий момент, представляющий собой апофеоз евразийского интеграционного проекта, осуществляемого со стороны Российской Федерации. В Договоре о создании ЕАЭС от 2014 года, который послужил юридической основой для учреждения данного интеграционного объединения, отражены идеи: национального суверенитета, равноправия, соблюдения национальных интересов, признания многополярного мироустройства как наиболее справедливого, культурно-исторической общности стран-участниц ЕАЭС, экономически взаимовыгодного, равноправного сотрудничества и т.д. При этом в документе подчеркивалось, что превалирующее значение для данного проекта играет стремление стран-участниц ЕАЭС укрепить собственную экономику за счет развития идеи общего рынка на евразийском континентальном пространстве[10].

Подытоживая вышеописанное, мы считаем возможным сделать ряд общих выводов, касающихся евразийской и латиноамериканской интеграции:

  1. Как для евразийской интеграции на территории постсоветского пространства, так и для латиноамериканской интеграции характерно сильное влияние Западного мира, проявлявшееся, с одной стороны, в тесном сотрудничестве со странами Северной Америки и Европы по самому широкому спектру вопросов (экономических, политических, духовно-культурных и т.д.), а с другой стороны – в противостоянии различным формам экспансии, к которым прибегали западные партнеры.
  2. Интеграционные проекты на территории Латинской Америки и Евразии строятся на либеральных концептах экономического сотрудничества, создания зон свободной торговли, общего рынка, протекционистской тарифной политике, копировании системы органов управления, характерных для интеграционного процесса, протекавшего в процессе становления Европейского Союза.
  3. Наряду с экономическими  аспектами интеграционных процессов на территории стран Евразии и Латинской Америки, их основой служит единство стран-партнеров по многим вопросам культурно-исторического характера.
  4. Для идейного развития стран Латинской Америки важное значение играет национально-освободительное движение, борьба за независимость латиноамериканских народов от западной агрессии, что находит прямое отражение во многих идейных течениях (боливаризм, кастризм, социализм, фокизм, альтерглобазим и т.д.), получивших свое развитие в рамках конкретных интеграционных проектов (АЛБА, Андское сообщество и т.д.).
  5. Для идейного развития интеграционных проектов, осуществляемых под эгидой Российской Федерации, важное значение играет проблема дихотомии «Восток-Запад», вопросы четкой формулировки и отстаивания национальных интересов стран-участниц интеграционных проектов.
  6. Экспансионистские устремления западных стран являются фактором, удерживающим на идейном уровне страны Латинской Америки и Евразии от принятия неоимпериалистической мировоззренческой установки Соединенных Штатов Америки, при которой интересы данных стран будут сильно ущемлены, и одновременно служат мощным стимулом для активизации процессов международного сотрудничества, базирующихся на паритетных и взаимовыгодных началах.

[1] Гулевич В.А. Гноссеологические основы интеграции евразийского пространства // Международная конференция «Евразийский вектор развития: проблемы и перспективы». Официальный сайт журнала «Международная жизнь». URL: https://interaffairs.ru/.

[2] Каримов И.А. Узбекистан: национальная независимость, экономика, политика, идеология. Ташкент: Узбекистан, 1996 г. Т. 1.

[3] Lascaris Constantino Historia de las ideas en Centroamerica -San Jose, 1970.

[4] В данном контексте примечательны взгляды троцкистов, полагавших, что в случае, если революционное движение, вслед за Россией, не одержит победы в Европе, то это будет означать поражению мирового революционного движения и ознаменует собой начало пути, в направлении постепенной реставрации капитализма (прим. автора).

[5] См.: Широков О.С. Исход к Востоку. Философия евразийства. – М. 2008 г.

[6] См.: Струков К.В. Идея космополитизма европейской культуры в книге Н.С. Трубецкого «Европа и человечества» // Политика, государство и право. – 2014. – № 9.

[7] См.: Мальцева С.Е. Взаимосвязь политики и экономики в либеральной политической мысли Латинской Америки конца XX века: на примере трудов мыслителей Чили, Перу и Аргентины. Автореф. дисс. канд. полит. наук. – М. 2008 г.

[8] См.: Барис В.В. Тенденции и перспективы геополитического развития России на рубеже веков. Автореф. дисс. докт. полит. наук. – М. 2003 г.

[9] Михайленко А.Н. Становление и развитие Содружества Независимых Государств: политический анализ. Автореф. дисс. канд. полит. наук. – М. 2003 г.

[10] Каширкина А.А., Морозов А.Н. Россия, Евразийский экономический союз и Всемирная торговая организация: монография. М.: ИЗиСП, ИНФРА-М, 2014.


Библиографический список
  1. Lascaris Constantino Historia de las ideas en Centroamerica -San Jose, 1970.
  2. Авдеев К.Е. Становление латиноамериканской цивилизации: социально-философский анализ. Автореф. дисс. канд. философ. наук. – М. 2010.
  3. Баранова И.В. Исторические взгляды славянофилов: феномен общественно-политической мысли России середины XIX века и его социокультурные истоки. Автореф. дисс. канд. истор. наук. – Орел. 2007 г.
  4. Бобровников А.В. Латинская Америка: новые вызовы и пути модернизации // Латинская Америка. 2005. № 10.
  5. Бургете А.Р., Дерюгина А.В. Прогрессивные мыслители Латинской Америки (XIX- начало XX в.). М. 1965 г.
  6. Вахитов Р. Р. Труды классиков евразийства и ситуация с их републикацией. Официальный сайт интернет-библиотеки Nevmenandr.net. URL: http://nevmenandr.net/.
  7. Гулевич В.А. Гноссеологические основы интеграции евразийского пространства // Международная конференция «Евразийский вектор развития: проблемы и перспективы». Официальный сайт журнала «Международная жизнь». URL: https://interaffairs.ru/.
  8. Дугин А.Г. Основы геополитики. – М. 1997 г.
  9. Иваненко С.В. Экономический механизм социалистической интеграции. Автореф. дисс. канд. эконом. наук. М. – 1984 г.
  10. Исэров А.А. Общественное мнение и становление внешней политики США в Латинской Америке, 1815-1829. Автореф. дисс. канд. истор. наук. – М. 2006 г.
  11. Каримов И.А. Узбекистан: национальная независимость, экономика, политика, идеология. Ташкент: Узбекистан, 1996 г. Т. 1.
  12. Мальцева С.Е. Взаимосвязь политики и экономики в либеральной политической мысли Латинской Америки конца XX века: на примере трудов мыслителей Чили, Перу и Аргентины. Автореф. дисс. канд. полит. наук. – М. 2008 г.
  13. Морозов И.Л. Левый экстремизм как политический феномен второй половины XIX века – начала XXI веков: эволюция стратегии и тактики. Автореф. дисс. докт. полит. наук. – Саратов. 2010 г.
  14. Струков К.В. Идея космополитизма европейской культуры в книге Н.С. Трубецкого «Европа и человечества» // Политика, государство и право. – 2014. – № 9.
  15. Струков К.В. Теоретико-философские основы евразийской интеграции // Евразийский юридический журнал. – 2016 – № 8.
  16. Томсинов В.А. История русской политической и правовой мысли. X-XVIII века. М. 2003 г.
  17. Шемякин Я.Г. Европа и Латинская Америка: взаимодействие цивилизаций в контексте всемирной истории. Автореф. дисс. докт. истор. наук – М. 2001.
  18. Широков О.С. Исход к Востоку. Философия евразийства. – М. 2008 г.


Все статьи автора «Струков Константин Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: