УДК 811.124`2

ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНОСПЕЦИФИЧЕСКИХ ЧЕРТ КОНЦЕПТА БОЛЕЗНЬ В ЛАТИНСКОМ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Скрипник Юлия Сергеевна
Запорожский государственный медицинский университет

Аннотация
Данное исследование выполнено в рамках лингвокультурологии и является частью рассмотрения концепта БОЛЕЗНЬ в латинском языке. В статье рассматриваются различные взгляды на природу здоровья и болезни, распространенные в античном обществе. Исследование проводится путем исследования произведений античных авторов, выделения ключевых черт восприятия здоровья и болезни в определенный период. Конечный итог состоит в определении роли мифологии болезни, распространенной в обществе в процессе формировании концепта БОЛЕЗНЬ.

Ключевые слова: концепт, концепт «болезнь», концептуальная метафора, концептуальный анализ, латинский язык, лингвокультурология, мифология


PRECONDITIONS OF FORMATION OF ETHNICO-LINGUISTIC FEATURES OF THE CONCEPT DISEASE IN LATIN LINGUOCULTURAL SPACE

Skrypnik Yuliia Sergiivna
Zaporizhian State Medical University

Abstract
The present study carried out in the framework of cultural linguistics and it is a part of investigation of the concept DISEASE in Latin language. The article discusses different views on the nature of health and disease, common in ancient society. A study conducted by the research works of ancient authors, highlight the key features of the perception of health and illness in a certain period. The end result is to define the role of the mythology of the disease, prevalent in the society in the formation of the concept DISEASE.

Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Скрипник Ю.С. Предпосылки формирования этноспецифических черт концепта БОЛЕЗНЬ в латинском лингвокультурном пространстве // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/11/17321 (дата обращения: 26.11.2016).

Настоящее исследование выполнено в рамках лингвокультурологии, которая как наука зарождается в процессе развития лингвистики и философии XIX-XX веков, который продолжается до сих пор, что убедительно доказывается в работах С. Т. Воркачова, В. И. Карасика, В. В . Красных, Е. В. Бабаевой, Г. Ю. Богданович, В. А. Масловой, С. А. Жаботинской, Е. Н. Лупинина, И. А. Тарасовой, И. А. Голубовской, А. М. Приходько и многих других.

Объектом лингвокультурологии является «исследование взаимодействия языка, который является транслятором культурной информации, и человека, который создает эту культуру, пользуясь языком» [1; 35] или «взаимосвязь и взаимодействие культуры и языка в процессе ее функционирования и изучения интерпретации этого взаимодействия в единой системной целостности». [2] Объект размещается на стыке нескольких фундаментальных наук – лингвистики и культурологии, этнографии и психолингвистики.

Предметом исследования этой науки выступают те единицы языка, которые приобрели символическое, эталонное, образно-метафорическое значение в культуре и которые обобщают результаты собственно человеческого познания – архетипные и прототипные, те, которые зафиксированы в мифах, легендах, обрядах, ритуалах, фольклорных и религиозных дискурсах, поэтических и прозаических художественных текстах, фразеологизмах и метафорах, символах и паремиях (пословицах и поговорках) и. т. д. Основу категориального аппарата лингвокультурологии «составляют понятия языковой личности и концепта». [3; c. 15]

Цель нашего исследования в рамках лингвокультурологии – исследовать концепции болезни и здоровье, которые были распространены в римском лингвокультурном пространстве.

Задачи текущего исследования следующие:

1. Рассмотреть произведения античных ученых и философов с целью вычленения существенных черт восприятия болезни и здоровья;

2. Выделить ключевые черты восприятия этих понятий в диахронии;

3. Описать концепции здоров’я и болезни.

Предмет исследования – феномен болезни и его восприятие в античном обществе;

Объектом нашего исследования являються тексты древнегреческих и латинских авторов в которых представлена вербализация концепцій, которые интересуют нас в пределах данного исследования.

Актуальность этой темы определяется тем фактом, что феномены здоровья и болезни в любой период времени и в любой культуре является определенным отражением ментальности человека, его особенностей восприятия себя, своего организма и изменений в нем. Полученные результаты могут быть интересны при преподавании курса «латинский язык» у студентов-медиков, филологов и для всех, кто интересуется достижениями культуры античного общества.

Во-первых, следует отметить, что в рамках нашего исследования мы пользуемся определением понятия «концепт» (которое является достаточно спорным и сейчас) в рамках иннтегративного подхода, который трактует концепты как «первичные культурные образования, транслируемые в различные сферы бытия человека. Cтепень их языкового выражения может быть неодинакова в разных культурах в зависимости от значимости данного концепта и чаще характеризуется частотностью и различной комбинаторикой признаков, чем их отсутствием или наличием». [4; c. 21]

Отрасль человеческого существования, связанная с болезнями выступает как активно насыщена мифами, ритуалами, верованиями, заговорами. Причинами заболеваний внутренних органов или психіки с самой древности считались влияние злых духов, колдовство, проникновение в организм антропоморфных и зооморфных существ. Мифологию мы имеем в виду не только как совокупность мифов о болезни, которые в дальнейшем получат описание в нашем исследовании, но и в значении, которое придает термину ряд ученых и, в частности, А. Ш. Тхостов, который трактует болезнь как семиотическую систему [5; c. 3-16]. Интерес данной теории и ее актуальность в данной работе заключается в том, что она описывает и объясняет роль языка в создании мифа болезни. Так Л. В. Туленинова в своей диссертации отмечает, что «за отправную точку анализа принимается взгляд на болезнь как семиотическую систему, то, как происходит порождение и развитие мифа болезни, принимается во внимание в дальнейшей ее работе с языковым материалом, а именно при построении лексико-семантического поля концепта болезни».[6; c. 18]

Каждая культура имеет свои специфические «мифы болезни». Если даже в современном, технологически развитом обществе, ученые до сих пор утверждают о болезни как о некоем мифе, то исследования этого феномена в античном обществе должно обязательно включать в себя анализ различных мифов и легенд, связанных с болезнью. Современные философы сходятся во мнении о том, что приоритет в определении понятий здоровья и болезни принадлежал трудам древнегреческих ученых, – рассмотрим их и мы.

Медицина была развита в Греции с давних времен. отголоски чего можем увидеть в поэмах Гомера «Илиада» и «Одиссея» (VIII-VII века до н. э.), описывающих события Троянской войны (XII в. до н. э.). Проанализировав эту поэму мы можем сделать выводы как о состоянии медицины в тогдашнем обществе, так и о статусе врача. Так сыновья Асклепия, Подалирий и Махаон описываются как очень авторитетные врачи-воины – ἰητροὶ μὲν γὰρ Ποδαλείριος ἠδὲ Μαχάων [Hom. Il. 11.834]; ἀριστεύοντα Μαχάονα [Hom. Il. 11.506] – «славный Махаон», Μαχάων βαῖν Ἀσκληπιοῦ υἱὸς ἀμύμονος ἰητῆρος [Hom. Il. 11.517] – «Поднялся Махаон, сын Асклепия, прекрасного врача». Относительно восприятия Гомером болезней, не связанных с ранениями или физическими повреждениями, Цельс позже напишет: Eodem vero auctore disci potest morbos tum ad iram deorum inmortalium relatos esse, et ab iisdem opem posci solitam verique simile est inter nulla auxilia adversae valetudinis, plerumque tamen eam bonam contigisse ob bonos mores, quos neque desidia neque luxuria vitiarant. – «От того же автора (имеется в виду Гомер), можно узнать, что тогда болезни связывались с гневом бессмертных богов и к ним же обращались обычно за помощью. И довольно правдиво то, что при отсутствии вспомогательных средств для здоровья большинство все же хорошим (здоровьем) обладали, не портя его ни ленью, ни роскошью».

То есть, первая интерпретация, которую мы видим – миф болезни как внешнего вмешательства высших сил, вызванное нарушением определенного табу или совершением какого-то греха. В конце концов, мы видим, что в контексте мифического мировоззрения греков болезнь не видится как таковая, которая вызвана изнутри – ее появление, как и другие стороны жизни, объяснялась божественными причинами.

Самым заметным врачом Древней Греции, бесспорно, был Гиппократ ( ≈ 460 год до н. э.). Первопричину болезни Гиппократ искал в материальных факторах, ее обусловливающих и в изменениях этих факторов. По Гиппократу, причины болезни возникают в самом организме.м Это касается даже тех болезней, которые считались греками «божественными» Каждая болезнь по мнению Гиппократа, имеет свои естественные причины и все происходит только в соответствии с природой и не может быть волей богов. По Гиппократу движущими силами являются четыре основных сока живого организма (кровь, слизь, желтая и черная желчь), соответствующие четырем стихиям, правильно смешанным. Соотношение жидкостей зависело от наследственности и внешних причин – времен года и движения планет.

Так возникла идея четырех темпераментов (сангвинический, холерический, флегматический и меланхолический) – базовых телесных типов, в каждом из которых преобладал тот или иной жизненный сок. Видим следующее представление о болезни – идея потери равновесия определенных регулятивных компонентов: крови, желтой желчи, черной желчи и слизи. Понятие болезни как нарушение равновесия и дисгармонии видится нами исключительно плодотворным для науки медицины: Теперь причины болезней видятся уже не в божественном вмешательстве, но выделяются определенные скрытые причине, что их вызывают. Мифическое мировоззрение меняется на философское, что и находит свое отражение в трансформации мифа болезни – наблюдение за природой дает возможность понять определенные закономерности функционирования мироздания. Концепция болезни начинает нести в себе отпечаток мировоззренческих представлений различных ученых и философов.

Следующим этапом трактовки изменчивости состояний человеческого здоровья стало понятие «пневмы» («πνεύμα»). Это понятие появилось еще в VI до н.э. в трактатах натурфилософов как отражение элемента воздуха. Затем трактовка пневмы постепенно начинает смешиваться с понятием души («ψυχη»), эти изменения заметны во взглядах многих философов того времени от Анаксимена (Ἀναξιμένης) (585-525 до н. э.) до Диогена (Διογένης) ( ≈ 410 ≈ 320 гг. до н. э.) Через посредничесво сицилийского врача-натурфилософа Филистиона из Локр между 370 и 360 до н. е. оно было воспринято Платоном и Аристотелем. Эта концепция также поддерживалась ученими – последователями Темизона, которые считали, что познание причины болезни не имеет отношения к лечению – достаточно просто наблюдать некоторые общие симптомы протекания заболеваний, среди которые Цельс называет три: unum adstrictum, alterum fluens, tertium mixtum. Nam modo parum excernere agros, modo nimium, modo alia parte parum, alia nimium: haec autem genera morborum modo acuta esse, modo longa, et modo increscere, modo consistere, modo minui. Cognito igitur eo, quod ex his est, si corpus adstrictum est, digerendum esse; si profluvio laborat, continendum; si mixtum vitium habet, occurrendum subinde vehementiori malo [Cels. Med. 1. pr] – одни из уплотнением, другие с размягчением, третьи смешанные. Таким образом, у больных иногда мало выделяется, порой слишком много, то с другой стороны мало, с другой много. Среди типов болезней есть острого характера, есть долгого (затяжного), есть те, которые усиливаются, те, что остаются без изменений, и те, что уменьшаются. Таким образом, когда выяснено состояние больного в указанных отношениях то, если тело уплотненное, надо его ослабить, если тело страдает размягчением, то закрепить; если болезненные явления смешанного типа, то надо сразу бороться с более сильно выраженным болевым явлением.

Размышления Платона о здоровье и болезни изложенны им в диалоге «Тимей» Так по Платону пневма проникает в тело человека, придает ему способность чувствовать и мыслить в мозге, согревает человека в сердце и питает в печени. Здоровье и болезнь Платоном определяются как потустороннее начало, божественная душа – пневма. Преобразованиями пневмы в организме и ее влиянием на различные органы філософ и объясняет изменения в организме – τεττάρων γὰρ ὄντων γενῶν ἐξ ὧν συμπέπηγεν τὸ σῶμα, γῆς πυρὸς ὕδατόςτε καὶ ἀέρος, τούτων ἡ παρὰ φύσιν πλεονεξία καὶ ἔνδεια καὶ τῆς χώραςμετάστασις ἐξ οἰκείας ἐπ ἀλλοτρίαν γιγνομένη, πυρός τε αὖ καὶ τῶν ἑτέρωνἐπειδὴ γένη πλείονα ἑνὸς ὄντα τυγχάνει, τὸ μὴ προσῆκον ἕκαστον ἑαυτῷπροσλαμβάνειν, καὶ πάνθ ὅσα τοιαῦτα, στάσεις καὶ νόσους παρέχει: παρὰφύσιν γὰρ ἑκάστου γιγνομένου καὶ μεθισταμένου θερμαίνεται μὲν ὅσα ἂνπρότερον ψύχηται. ξηρὰ δὲ ὄντα εἰς ὕστερον γίγνεται νοτερά, καὶ κοῦφα δὴ καὶ βαρέα, καὶπάσας πάντῃ μεταβολὰς δέχεται. [Plat. Tim. 82b] – что касается болезней, то их происхождения, пожалуй, ясно каждому. Поскольку тело наше собралось из четырех элементов – земли, огня, воды и воздуха, стоит одному из них оказаться в избытке или в недостатке или перейти со своего места на чужое, стоит любой части (вспомнив, что как огонь, так и другие элементы представляют различные части) принять в себя не то, что нужно, здесь же, как и в случае других подобных нарушений, возникают смуты и болезни; от этих несуразности с природой событий и перемещений прохладные части тела разгорячают, сухие – набухают влагой, легкие – тяжелеют и вообще все тело испытывает всевозможных перемен.

Аристотель (384-322 рр. до н. э.) выделял два вида пневмы: пневму которую мы вдыхаем как воздух и которая регулирует температуру тела и психическую пневму, которая постоянно испаряется из крови. Также он размышляет о превратностях здоровья и болезни в произведении «Метафизика» – οἷον ὑγίεια νόσου, ἐκείνης γὰρ ἀπουσία ἡ νόσος, ἡ δὲ ὑγίεια ὁ ἐν τῇ ψυχῇ λόγος καὶ ἡ ἐπιστήμη.γίγνεται δὲ τὸ ὑγιὲς νοήσαντος οὕτως: ἐπειδὴ τοδὶ ὑγίεια, ἀνάγκη εἰ ὑγιὲς ἔσταιτοδὶ ὑπάρξαι, οἷον ὁμαλότητα, εἰ δὲ τοῦτο, θερμότητα: καὶ οὕτως ἀεὶ νοεῖ, ἕως ἂνἀγάγῃ εἰς τοῦτο ὃ αὐτὸς δύναται ἔσχατον ποιεῖν. εἶτα ἤδη ἡ ἀπὸ τούτου κίνησις ποίησις καλεῖται, ἡ ἐπὶ τὸ ὑγιαίνειν. [Aristot. Met. 5-10] – здоровье – сущность для болезни, а болезнь проявляется из-за отсутствия здоровья, а здоровье – это уразумение и познания в душе [целителя]. Здоровое состояние получается таким ходом мысли: поскольку здоровье есть то-то и то-то, то следует, чтоб кто-то быть здоровым, чтобы в нем было налицо все это, например равномерность, а если так, то и теплота; и так рассуждает все дальше, пока наконец не придет к тому, что он сам в состоянии сделать. Начинается с этого времени начинается движение, направленное на то, чтобы быть здоровым, который называется потом лечением.

Герофил ( ≈ 335 до н. э., – ≈ 280 до н. э.,) и Эразистрат (≈ 304 до н. э. – 250 до н. э.,) развили понятие пневмы, введенное ранее стоиками. (Позже возникает даже школа врачей-пневматиков в I веке до н. э). [7]. Пневма по их мнению – дыхание жизни, текущей венами вместе с кровью. Позже это понятие проникает как в Гиппократовскую (косскую) школу, представители которой локализовали источник пневмы в мозге, так и в сицилийскую школу врачей, которые локализовали источник пневмы в сердце.

Под влиянием передовых философских учений древних греков – стихийного материализма и наивной диалектики, передовые врачи Древней Греции эпохи ее расцвета дали новые решения многих вопросов медицины: о материальных причинах болезней, о связи их с внешней средой, о болезни как явлении, которое изменяется и проходит в процессе своего развития определенные стадии, о необходимости наблюдения за ходом болезни и т. п. [8; c. 40-45] Эти новые подходы к болезни и ее лечения способствовали расширению и углублению медицинских знаний. Что же касается дефиниций здоровья и болезни, еще начиная с античных времен, имело место представление о здоровье как о «баланс между телом и разумом, состоянием, связанным с отсутствием дисфункций в организме, отсутствием болезней или болезненных состояний» [9; с. 33.].

В пределах Римской империи, которая в то время объединяла большинство стран Пиренейского полуострова, медицина, а следовательно и теории здоровья и болезней получили значительно большее развитие по сравнению с отдельными городами-государствами Древней Греции. Огромные границы и агрессивная внешняя политика требовали содержание огромной армии и расширения возможностей военной медицины. Были созданы специальные военные госпитали, которые получили название валетудинарии (от valetudo, inis f – здоровье). Основой медицинского учения Древнего Рима служили знания, полученные из греческой медицины. Считалось, что врач должен обладать знаниями из области различных дисциплин. В первую очередь пользовались трудами Гиппократа, содержащих описания многих заболеваний и способов их лечения. Медицинские школы в Древнем Риме появились в эпоху республики.

Обратимся к трудам выдающихся врачей и теоретиков медицина Рима – так Асклепиад (≈ 128 – 56 г. до н. Э) в основу научных исследований положил учение Эпикура и Лукреция. По учению Асклепиада, человеческий организм состоит из атомов. Они образуются из воздуха в легких и из пищи в желудке, затем поступают в кровь и разносятся ею по организму, где и потребляются тканями для питания и восстановления вещества. В тканях атомы движутся невидимыми канальцам, которые он называет порами. Причины болезни он видел, в неправильном расположении этих атомов, сталкиванию и смешение атомов разного типа, в нарушении их движения. Обладая большой эрудицией, приобретенной упорным изучением греческих источников он предоставил исчерпывающее описание некоторых болезней.

Не менее известной была концепция Авла Корнелия Цельса. Часть его работ была посвящена хирургии и болезням костей. Некоторые дескрипции болезней и определения Цельса вошли в медицинскую науку и сохранились до настоящего времени. Также он подчеркивал важность рационального подхода к вопросам симптоматики, диагностики, лечения и прогнозирования болезни. Ученый поддерживает позицию материалистического подхода к проблеме болезни, объясняя ее исключительно внутренними факторами eum vero recte curaturum, quem prima origo causae non fefellerit [Cels. Med. 1. pr] – тот действительно будет правильно лечить, кто не ошибся в первопричине болезни. Позиция его по лечению болезней отражает принцип «лечение противноположным» – ante omnia autem norit quisque naturam sui corporis, quoniam alii graciles, ali obessi sunt, alii calidi, alii frigidiores, alii umidi, alii sicci; alios adstricta, alios resoluta alvus exercet. Raro quisquam non aliquam partem corporis inbecillam habet. Tenuis vero homo inplere se debet, plenus extenuare; calidus refrigerare, frigidus calefacere; madens siccare, siccus madefacere; itemque alvum firmare is, cui fusa, solvere is, cui adstricta est: succurrendumque semper parti maxime laboranti est – но прежде всего каждый должен знать природу своего тела, потому что одни люди худые, другие полные, одни теплые, другие холодные; одни с большой влажностью, другие – сухостью. Одних истощают запоры, другие – поносы. Редко бывает, чтобы не было какого-то слабого места в организме. Поэтому худом следует полнеть, полном – худеть, теплым – охлаждаться, холодным – согреваться, влажным – стать более сухим, сухим – влажным. Равным образом тот, у кого желудок слабый, должен его закреплять, а тот, у кого крепкий, должен сделать, чтобы он стал слабым. Всегда надо оказывать помощь части тела, наиболее подверженной заболеванию.

Цельс также был хорошо знаком с работами предшественников, в своїм трактате «О Медицине» он рассматривает и приводит примеры различных концепций заболеваний – neque esse dubium quin alia curatione opus sit, si ex quattuor principiis vel superans aliquod vel deficiens adversam valetudinem creat, ut quidam ex sapientiae professoribus dixerunt: alia, si in umidis omne vitium est, ut Herophilo visum est; alia, si in spiritu, ut Hippocrati; alia, si sanguis in eas venas, quae spiritui accommodatae sunt, transfunditur et inflammationem, quam Graeci φλεγμόνην vocant, excitat, eaque inflammatio talem motum efficit, qualis in febre est, ut Erasistrato placuit; alia, si manantia corpuscula per invisibilia foramina subsistendo iter claudunt, ut Asclepiades contendit – нет сомнения, что методы лечения различны: если нездоровья происходит от избытка или недостатка одного из четырех элементов, как утверждают некоторые учителя философии; другое – если в (состоянии) соков недостаток есть, как видится Герофилу, иное – если в дыхании (воздухе), другое – если кровь в те вены, в которых накоплен воздух, проникает и воспаление, которое греки называют «флегмоной», вызывает, причем это воспаление провоцирует, такие действия как при лихорадке, (по мнению Эрасистрата), другое, если маленькие тела через невидимые отверстия проникая, пути закрывают, как утверждает Асклепиад. [Cels. Med. 1. Pr]

Гален (130 ≈ 200 н. э.) Ученый объединил гуморальное направление и примитивный материализм Гиппократа с идеалистическими представлениями Платона о первичных духовных сущностях и пневме как жизненной силе с представлениям Аристотеля об органической целесообразности. Пневму Гален понимает как субстанцию-посредника между душой и телом, которая используется душой как орудие чувственного познания и движений тела.

После рассмотрения основных взглядов и мыслей древних врачей и философов касательно причин и особенностей действия здоровья и болезни, можем выделить следующие подходы. Мифологический подход объяснение причин болезни видит во вмешательстве внешних сил, божественном промысле. Следуя гуморальной концепции, любые процессы в организме контролируются движением определенных жидкостей, в основном, следуя за Гиппократом, античные врачи выделяют кровь, черную и желтую желчь и флегму (слизь); пневматический – движение пневмы по организму вызывает в нем соответствующие процессы и собственно материалистический, который выступает предпосылкой к систематическому изучению анатомии тела, симптоматики и лечения болезней.

Рассмотрев различные подходы к трактовке феномена болезни, можем утверждать, что ее мифология в античном обществе является достаточно сложной и неоднозначной – мы не можем рассматривать концепт БОЛЕЗНЬ без учета господствующей в то время философской концепции. Считаем, что взгляды на причины и сущность болезни не могли не отразиться на процессе концептуализации этого понятия в сознании римского гражданина.

Источники иллюстративного материала:
  1. Aristotle, «Metaphysics» [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus:text:1999.01.0051
  2. Celsus «De Medicina» [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus:text:1999.02.0141
  3. Homer «Iliad» [Електронний ресурс]. –  Режим доступу: http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus:text:1999.01.0133
  4. Plato, «Phaedo» [Електронний ресурс]. –  Режим доступу: http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus:text:1999.01.0169
  5. Plato, «Timaeus» [Електронний ресурс]. –  Режим доступу:  http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A1999.01.0179%3Atext%3DTim.

Библиографический список
  1. Маслова, В. А. Лингвокультурология [Текст] / В. А. Маслова. – М. : Издательский центр «Академия», 2001. – 208 с.
  2. Воробьев, В. В. Лингвокультурология (теория и методы) [Текст] / В. В. Воробьев. – М. : Изд-во РУДН, 1997. – 331 с.
  3. Воркачев С. Г. (Краснодар) «КУДА Ж НАМ ПЛЫТЬ?» – ЛИНГВОКУЛЬТУРНАЯ КОНЦЕПТОЛОГИЯ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ, ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Язык, коммуникация и социальная среда. Выпуск 8 / Воронежский госуниверситет. Воронеж: НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2010. С. 5–27.
  4. Палашевская, И. В. Концепт “закон” в английской и русской лингвокультурах: Автореф. … канд. филол. наук: 10.02.20 [Текст] / Палашевская Ирина Владимировна. – Волгоград : Волгоградский гос. пед.  н-т, 2001.-24 с
  5. Тхостов А. Ш. Интрацепция в структуре внутренней картины болезни // Автореф. дис. докт. психол. наук.  – М., 1991. 36 с.  A. Cornelii Celsi «De Medicina» [Електронний ресурс]. –  Режим доступу: http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus:text:1999.02.0141
  6. Туленинова Л. В. Концепты “ЗДОРОВЬЕ” и “БОЛЕЗНЬ” в английской и русской лингвокультурах [Текст] : автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.20 / Л. В. Туленинова. – Волгоград, 2008. – 20 с.
  7. Лебедев А. В. Новая философская енциклопедия: В 4 тт / А. В.Лебедев. –  М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина, 2001
  8. Карасик, В. И. О категориях лингвокультурологии [Текст] / В. И. Карасик // Языковая личность : проблемы коммуникативной деятельности : сб. науч. тр. -Волгоград : Перемена, 2001. – С. З – 16.
  9. Ивушкина Е.Б., Режабек Е.Я., Философия и история науки, СПб, «Алетейя», 2006 г., – 188 c.


Все статьи автора «Скрипник Юлия Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация