УДК 141.32

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО В СВЕТЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ПОДХОДА П. ТИЛЛИХА

Первухин Никита Николаевич
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет»
магистрант 2 курса философского факультета

Аннотация
Данная статья посвящена исследованию знаменитого романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказания» с точки зрения П.Тиллиха в определении базовых онтологических тревог человека. Целью статьи является освящение новых граней экзистенциальных идей Ф.М. Достоевского на примере конкретного персонажа его творчества – Родиона Раскольникова. Актуальность исследования заключается в противоречивости и неоднозначности выводов, связанных с исследованием творчества писателя, и с необходимостью их прояснения, чтоб иметь возможность по достоинству оценить наследие Ф.М. Достоевского.

Ключевые слова: Достоевский, литература, Преступление и наказание, Тиллих, экзистенциализм


«CRIME AND PUNISHMENT» OF FYODOR DOSTOEVSKY IN THE TERMS OF THE EXISTENTIAL APPROACH OF P. TILLICH

Pervukhin Nikita Nikolaevich
National Research Tomsk State University
Master student 2 courses of the Faculty of Philosophy

Abstract
This article deals with reseaching of the famous novel by FM Dostoevsky's "Crime and Punishment" from the point of view of P.Tilliha in determining the basic ontological anxieties of man. The aim of the article is the discovering of the new faces existential ideas of FM Dostoevsky in the example of a particular character of his work - Rodion Raskolnikov. Relevance of this researching is contradictory and ambiguous of findings wich are related with studying of the writer, and to the need to clarify them, to be able to appreciate the heritage of FM Dostoevsky.

Keywords: Crime and Punishment, Dostoyevsky, existentialism, literature, Tillich


Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Первухин Н.Н. Преступление и наказание Ф.М. Достоевского в свете экзистенциального подхода П. Тиллиха // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/10/16567 (дата обращения: 20.11.2016).

Федора Михайловича Достоевского принято считать предтечей экзистенциальной философии ХХ века. Он оказал большое влияние не только на отечественных писателей и философов, но и на европейскую экзистенциальную теорию.

В своих работах Ф.М. Достоевский поднимал важнейшие вопросы человеческого существования. Виктор Ерофеев, цитируя И. Бродского, правильно подметил, что сущность подавляющего числа романов Федора Достоевского состоит в «борьбе за человеческую душу» [1. C. 230]. Это замечание позволяет понять, что вопросы экзистенциального характера занимают одну из центральных тем творчества русского писателя. Анализ экзистенциальной мысли в произведениях Федора Михайловича предпринимался уже большое количество раз, но подобные искания от этого до сих пор не теряют своей актуальности не только из-за колоссальной глубины взгляда автора и сложности поднимаемых вопросов, но и из-за неоднозначности получаемых выводов, которые иногда полностью противоречат друг другу (красноречивым примером здесь видится интерпретация Достоевского Л.Шестовым в сравнении с большинством религиозных и гуманистических трактовок [2]). В данной статье предпринимается попытка с помощью экзистенциального подхода Пауля Тиллиха, предложенного им в его работе «Мужество быть» [3] осветить новую грань экзистенциального содержания творчества Федора Михайловича на примере отдельно взятого его романа «Преступление и наказание» [4] и его героя -  Родиона Раскольникова.

Центральной осью анализа является личная трагедия Родиона Раскольникова. Его товарищ, Дмитрий Разумихин, говорит о нем: «Точно в нём два противоположных характера поочерёдно cменяются» [4. C. 235] . С одной стороны он скрытен, необщителен, угрюм, амбициозен, порой будто бы высокомерен, но в то же время не без интеллектуальной одаренности и способен на искренне добрые поступки, так, например, он оставляет деньги в комнате Мармеладовых в первое посещение их квартиры [4. C. 32], дает двадцать копеек на извозчика для поруганной девочки[4. C. 58], но после подобных актов начинает сожалеть о них. Он бывший студент, живущий в нищете в мизерной бедной комнатушке. Является старшим сыном в семье, которой безмерно любим. Можно предположить, что он был избалован этой любовью и относится к тем первенцам, в которых родители (особенно мать) души не чают и возлагают все надежды, что может рождать в человеке чувство собственной особенности. Это важный момент, так как именно подобный комплекс необходимости быть успешным, признанным и любимым мог создать тот диссонанс в душе Раскольникова, который и сломал его. К тому же, Раскольников вырос в провинциальной российской культуре, у верующих родителей, поэтому именно такой традиционный, православный тип мировоззрения является для него родным.

Пауль Тиллих в своей работе выделяет три базовых вида экзистенциальных тревог человека, следующих из его онтологического существа. Это тревога судьбы и смерти, пустоты и отсутствия смысла, вины и осуждения [3. C. 33]. Эти типы тревог не являются изолированными, а проявляются во взаимопроникновении и взаимозависимости. Эта классификация и будет использована в качестве ключа для понимания внутренней трагедии Родиона Раскольникова и философских выводов, которые из нее следуют. Родион Романович испытывал все три вида тревоги. Рассмотрим их по порядку.

Тревога судьбы является таковой, потому что «судьба – это царство случайности, а тревога по поводу судьбы основана на осознании конечным существом своей полной случайности и отсутствии предельной необходимости» [3. C. 36]. Но судьба бы не вызывала такого страха, если бы за ней не стояла смерть. Смерть стоит за судьбой не только в последнее мгновение, но и в каждый момент жизни. В таком опыте проявляется небытие, которое кроется за жизненными невзгодами, такими как болезнь и другие несчастные случаи, над которыми человек не властен. Подобный страх перед судьбой подавляет жизненную инициативу человека, экзистенциально «унижает» его, демонстрируя его беспомощность, не давая утвердить свое бытие в мире.

Именно это испытывал Родион Раскольников, живя в нищете в тесной комнатушке, вынужденный бросить учебу, будучи в своих глазах обузой для семьи. Чувство «забитости судьбой» усиливалось и теми высокими стандартами, которые предъявлял к себе Раскольников, благодаря амбициозности, заложенной воспитанием. Это и породило в нем мысль о «твари дрожащей» [4. C. 463], коей он себя чувствовал и людях наполеоновской породы, которые лишены такого отчаяния, потому что на все «право имеют» [4. C. 463] и не испытывают проблем в экзистенциальном самоутверждении. Он создал целую теорию [4. C. 285], по поводу которой написал статью, считая, что в ней нашел избавление от терзающего его чувства. В подтверждение этому Раскольников говорит Соне: «Я… я захотел осмелиться и убил… я только осмелиться захотел, Соня, вот вся причина!»  [4. C. 462]. И еще: «я захотел, Соня, убить без всякой казуистики, убить для себя одного, для себя одного!» [4. C. 463]. Из этого понятно, что убийство было актом самоутверждения, попыткой ответить, отыграться перед судьбой. Об этом говорят и сами признания героя романа, и его последующее поведение. Он не раскаивается в убийстве, он не терзаем мыслью об отнятых жизнях. Его беспокоит лишь то, что его истинная цель не была достигнута, что он так и остался «вошью», но теперь еще более стесненной. Что он не только не смог самоутвердиться, но стал бояться судьбы еще больше. Даже в остроге он сожалеет лишь о своей участи. О том выходе из ситуации такого отчаяния, который предоставил своему герою Достоевский, будет сказано ниже, теперь перейдем к следующему типу тревоги.

Тревога пустоты и отсутствия смысла угрожает духовному самоутверждению человека [3. C. 37]. Такое самоутверждение происходит тогда, когда человек творчески живет в разных сферах смысла. Тревога отсутствия смысла по Тиллиху это «тревога по поводу утраты предельного интереса, утрата того смысла, что предает смысл всем смыслам» [3. C. 38] Подобная тревога просыпается при утрате духовного центра, ответа на вопрос о смысле существования. В таких случаях человек становится отрезанным от творческого соучастия в культурной сфере. Весь роман наполнен такой атмосферой, стоит хотя бы вспомнить спор Раскольникова с Лужиным, когда последний рассказывал об индивидуалистских идеях Запада, которые буквально взбесили главного героя [4. C. 165]. Родион Раскольников оказался между двух исключающих друг друга культурных традиций: с одной стороны – усвоенное им с пеленок правослано-традиционное мировоззрение, с другой – либеральные и гуманистические идеи Запада, которые были популярны и модны в то время. Последние были изучены Раскольниковым во время его обучения в Петербурге. Он отошел от той традиции, которую исповедовали его мать с сестрой, но не смог принять новые гуманистические идеи, чувствуя их в корне чуждыми и даже «злыми». Испытывая тревогу перед судьбой, ему не у чего было спросить о методе решения такой проблемы или о способе утешения. Поэтому, чтоб найти выход, Раскольников придумал свою теорию, о которой уже упоминалось выше. Именно она и следующие из нее выводы должны были решить его экзистенциальные проблемы, в том числе наделить его жизнь смыслом. Будь то, его благотворительная деятельность для мира, о которой он грезил, поддержка своей семьи или даже «роль Наполеона». Но дальнейшая разница между теоретическим и экзистенциальным  поведением главного героя показала несостоятельность такой теории, по крайней мере, для него.

Третий тип тревоги, является тревогой вины и осуждения, которая препятствует нравственному утверждению человека [3. C. 40]. В соответствии с Тиллихом, суть данного самоутверждения заключается в том, что «человек несет ответственность за свое бытие. Буквально это означает, что человек обязан дать ответ на вопрос о том, что он из себя сделал» [3. C. 41]. Вопрошающим и отвечающим является сам человек. То есть «человек призван сделать из себя то, чем он должен стать, т.е. выполнить свое предназначение» [3. C. 41]. Испытывая тревогу вины, человек совершает нравственный поступок, которым  утверждает свое собственное нравственное бытие. Экзистенциальной целью Раскольникова были образ его благополучного бытия, признание и успех, но явно не существование в качестве «вши» или «твари дрожащей».  Его трудное жизненное положение и неудовлетворенные амбиции кроме тревоги судьбы породили еще и тревогу вины, в которой, не имея твердой духовной идентичности, герой романа не мог найти для себя готовый способ самоутверждения. Создав свою собственную теорию он, как точно подметил его приятель Разумихин, разрешил «кровь по совести» [4. C. 290], из чего видно, что для Раскольникова этически важным являлась не жизнь другого человека, а его личное экзистенциальное самоутверждение.

Видно, что все три типа тревоги взаимозависимы. Жизненные невзгоды порождают страх перед судьбой, что ведет к нравственному самоотчуждению, а невозможность найти в жизни духовную и смысловую опору ведет к усилению этих тенденций. Как же решает эту проблему Достоевский?

Ответ на этот вопрос кроется во взгляде писателя на человеческую сущность. В.В. Зеньковский писал, что Достоевский пронес через всю свою жизнь идею о естественном добре в человеке [5. C. 402]. Сначала в основе этого взгляда лежали идеи Руссо, потом христианский взгляд о благости творения. Из этого видно, что для писателя человек был изначально существом этическим. Но, помимо этой составляющей, в человеке есть еще и свобода, которая может увести его от своей сущности. Такая свобода опирается на рационалистическую аргументацию, доводы разума и рассудка, именно из нее исходят либеральные идеи Запада, о которых говорил Лужин, и теория Раскольникова. Когда главный герой говорит Соне: «Разве я старушонку убил? Я себя убил, а не старушонку!» [4. C. 464], он этим нехотя демонстрирует, насколько противно своей природе поступил. Раскольников сам того не понимал, потому что пытался мыслить рассудком, опираясь на царящие в мире идеи. В.В. Зеньковский, опираясь на цитаты подпольного человека, говорит, что в мысли Достоевского «представление о человеке как существе рассудочном, а потому и благоразумным есть чистая фикция» [5. C.  405]. А сам подпольный человек говорит: «хотенье может, конечно, сходиться с рассудком… но очень часто и даже большей частью совершенно и упрямо разногласит с рассудком» [6. C. 32], – «так как натура человеческая действует вся целиком, – всем, что в ней есть – сознательно и бессознательно» [6. C. 33]. А самое сильно и истинное хотение может исходить лишь истинной сущности человека, чем, в соответствии с Достоевским, является этическая добрая природа людей. Именно противоречащие ей действия Раскольникова вызывают в нем такую болезнь во время замысла и осуществления преступления, а так же муки в последующий период.

Спасением для главного героя оказалось в том, что он интуитивно знал о своей истинной и благой сущности, благодаря тому культурному воспитанию, которое он получил от своей семьи, хоть и до последнего момента не признавал ее в себе. Переехав в Петербург, впитывая в себя новейшие идеи, он отошел от соучастия в родной традиции, но современные теории в нем так и не прижились и не смогли стать его идейным центром, что, с одной стороны, привело к тревоге потери смысла и пустоты, но с другой стороны оставило путь к дальнейшему спасению. Так, например, для г-на Свидригайлова этот пусть к спасению был закрыт, потому что он слишком далеко ушел от своей этической сущности, что уже не ощущал ее и не верил в ее существование. Это лишило его возможности спасения и привело к самоубийству [4. C. 565]. Тревога потери смысла подорвала работоспособность Раскольникова, он говорит Соне, что озлобился и запустил учебу и быт, что привело его к нищете и другим бедствием[4 C. 463]. Следствием из этого стала тревога вины из-за диссонанса между тем, кем он себя видел и его реальной экзистенциальной ситуацией.

В конце романа главный герой находит свое спасение в Евангелии и любви Сони. Эта любовь показала ему то, что она принимает Раскольникова, несмотря на его ситуацию, тем, кем он является. Человек нуждается в этическом самоутверждении, чтоб сделать из себя того, кем он должен быть в соответствии со своими идеалами. Когда у главного героя не было возможности такого самоутверждения, Соня приняла его таким, каким он себя отказывался принять, чем избавила его от тревоги вины и отчуждения. Евангелие дало ему духовный стержень, который, следуя Достоевскому, соответствует его истинной сущности. Эти факторы подвели его к тому, что обретя новый смысл своего существования, Раскольников избавился от тревоги судьбы и смерти, так как Соня и вера дали ему силы для принятия  своей судьбы и дальнейшей жизни. Но об этом мы узнаем от автора романа косвенно в самом конце произведения [4. C. 406].

Видно, что подход Тиллиха в определении онтологически укорененных тревог человека помогает глубже понять и по-новому оценить экзистенциальный смысл романа «Преступление и наказание».

Подводя итог, можно сказать, что в «битве за человеческие души» с Достоевским мало кто может соревноваться в проницательности и творческом чутье. Предпринятая интерпретация содержания его романа показывает лишь одну из смысловых граней рассмотренного творения. И можно с уверенностью сказать, что в трудах этого великого писателя хватит материала для работы еще не одного поколения философов и литературоведов.


Библиографический список
  1. Ерофеев В.В. Поэта далеко заводит речь (Иосиф Бродский: свобода и одиночество) // Ерофеев В.В. В лабиринте проклятых вопросов: Эссе. – М.: Союз фотохудожников России, 1996. – С. 216-231
  2. Шестов Л. Достоевский и Нитше (философия трагедии) // Шестов Л. Сочинения./ Сост., вступ. Статья и прим. Поялков Л.В. – М: «Раритет», 1995. – С. 15-175
  3. Тиллих П. Мужество быть // Тиллих П. Теология культуры / Пер. с англ. – М.: Юрист, 1995. – С. 7-131
  4. Достоевский Ф.М. Преступление и наказание // Федор Достоевский. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2016. – С. 608
  5. Зеньковский В.В. История русской философии // Зеньковский В. – М.: Академический Проект, 2011. – С. 880
  6. Достоевский Ф.М. Записки из подполья // Достоевский Ф.М. Записки из подполья: [сборник]. – Москва: Издательство АСТ, 2016. – С. 5-144


Все статьи автора «Первухин Никита Николаевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация