УДК 34

КОНЦЕПЦИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ГОСУДАРСТВА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Кулыгин Вячеслав Игоревич1, Федченков Александр Вячеславович2, Назаров Игорь Геннадьевич3, Аннамухамедов Ровшан Ханмухамедович4
1, юрист, г. Екатеринбург
2ОАО «Сухоложский огнеупорный завод», юрист отдела продаж, городской округ Сухой Лог, Свердловская область
3ООО Юридическая финансовая компания «Респект», помощник юриста, г. Тюмень
4СРО Арбитражных управляющих «Союз Эксперт», Свердловская область

Аннотация
В статье рассматриваются проблемы формирования и перспективы развития концепции информационного государства.

Ключевые слова: информационное государство, концепция информационного государства


THE CONCEPT OF INFORMATION STATES: PROBLEMS OF FORMATION AND DEVELOPMENT PROSPECTS

Kulyigin Vyacheslav Igorevich1, Fedchenkov Aleksandr Vyacheslavovich2, Nazarov Igor Gennadevich3, Annamuhamedov Rovshan Hanmuhamedovich4
1, lawyer, Ekaterinburg
2OAO "Sukholozhsky Refractory Plant", Associate Sales Department, Borough of Sukhoi Log, Sverdlovsk region
3Legal Finance Company Ltd. "Respect", paralegal, Tyumen
4SRO arbitration managers' Union Expert ", Sverdlovsk region

Abstract
This article is about problems of formation and development prospects of information states concept.

Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Кулыгин В.И., Федченков А.В., Назаров И.Г., Аннамухамедов Р.Х. Концепция информационного государства: проблемы формирования и перспективы развития // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/09/16411 (дата обращения: 23.11.2016).

Информация занимает центральное место в повседневной жизни каждого гражданина государства и деятельности органов государственной власти. Без существования информации деятельность гражданина и процесс реализации субъективных прав оказывается мифом, нежели реальностью. Сегодня появилось множество концепций государства – его развития и существования. Но можно ли понять, зачем такое большое количество концепций? Что же можно из этого выяснить? Для чего это необходимо?

Множественность концепций не есть прерогатива конкретного исследователя, те кто считает, что путем создания субъективной оценки нынешней действительности, возможно, принести пользу обществу и государству очень сильно ошибаются. Данные концепции не имеют ничего общего с объективной реальностью. Объективную реальность невозможно обойти, ибо именно она отражает ход развития цивилизации.

На сегодняшний день концепция информационного государства выстраивается через законодательную прерогативу своего непосредственного бытия. Безусловно, как один из важнейших признаков государства большинство теоретиков государства и права выделяют существование высшего органа законодательной власти, который обладает компетенцией на издание нормативных актов. Безусловно, что укрепление законодательной базы в сфере информации и информационных технологий способствует формированию основ правового государства и нормативной основы информационной безопасности. Однако хватает ли только этого для формирования основы информационного государства? Пожалуй, многие исследователи теории государства недооценивают значение суда как одной из ветвей государственной власти. Сегодня мало принять закон, ибо множество различных теорий интерпретаций понятия способно «микшировать» их истинный смысл. Следовательно, необходима возможность казуального толкования. В России возможность аутентичного толкования нормативных актов отсутствует. Однако нередки случаи, когда по телевидению некоторые депутаты позволяют себе открыто высказываться относительно смысла уже принятых  законодательных актов. Такое поведение автор считает недопустимым, толкование должен толковать от имени государства суд. То толкование, которые вырабатывается в судебной практике под влиянием логических категорий конъюнкции и дизъюнкции способно показать процесс реализации законодательного акта в сфере информационного права. Однако возможны случаи, которые показывают невозможность реализации субъективного права гражданина на доступ к информации, если ее распространение не ограничено в законодательном порядке. При таких обстоятельствах, нельзя говорить что, принципы правового государства оказались реализованными, в практической деятельности.

Проблема формирования правового государства ставится в наши дни от того, как правильно будет применяться Закон об информации. Очень важно не забывать это и сегодня, когда основу составляет электронный процесс передачи информации (проблема транспарентности), и ее постоянного обновления.

Как полагают Л.Л. Попов и Ю.И. Мигачев: «повышение  эффективности  реализации  правоустанавливающих  функций  государства  и  совершенствование  механизмов государственного  регулирования  на  основе  создания  и  развития систем  информационно-аналитического  обеспечения  деятельности  федеральных  органов  государственной  власти;  ситуационных  центров  и  систем  прогнозирования  и  моделирования последствий  государственного  вмешательства,  угроз  социально-экономическому  развитию  Российской  Федерации;  единой  системы  сбора,  обработки,  регистрации  и  распространения  нормативных  правовых  актов,  анализа  соответствия  существующей нормативной  правовой  базы  правоприменительной  практике»[1].

Нельзя отождествлять процесс информационного обновления и новейшего технического оснащения органов государственной власти (особенно органов судебной власти), с процессом формирования информационного государства. Теоретически, если взять остров или Северный полюс это совсем не означает, что там не действуют нормативные акты в сфере защиты информации. Если, например, гражданин пишет расписку другому гражданину в получении денежных средств, то это также является информацией, которая более того, имеет доказательственное значение. Тем самым, режим господства информации не связывается с техническим обновлением и появлением новейших средств связи.

Важнейшим качеством информации являются ее транспарентность. Как основное средство осуществления субъективных прав гражданина и реализации полномочий органов государственной власти.

Процесс формирования информационного государства носит длительный временной характер. Но помимо времени существуют проблемы правоприменения. Возможно ли, создать информационное государство без грамотного применения Закона и его толкования? Конечно же, нет! Поэтому сегодня очевидным является и то, что нынешнее время поставит вопрос о профессионализме юристов в сфере знания теории информации и теории государства одновременно. Однако сегодня, автор убежден, что сформировать сколько-нибудь уважительное отношение юристов к теории информации оказалось необратимо трудным. На сегодняшний день, опубликовано мало научных работ по теории информации и защищено мало диссертаций по информационному (телекоммуникационному) праву. Можно ли говорить, что эта отрасль права развивается? Можно конечно говорить о развитии, но к сожалению на сегодняшний день все сталкиваются с информацией и так много тех, кто вообще первый раз слышит слово информация. Для обыденного правосознания информационное государство представляется его более совершенным типом. Однако это не так, Россия уже давно является информационным государством с точки зрения законодательной базы. Но с точки зрения реализации закона и субъективных прав граждан на сегодняшний день мы далеки от этого. И проблема не в том, что обычный гражданин не может разобраться в огромном массиве информации по вопросам реализации субъективных прав, а в том, что правоприменитель, не может сам установить, наиболее благоприятных условий предоставления информации. Тем самым, автор пытается показать проблему в условиях реализации законодательства через правоприменительные функции органов государственной власти.

Так, 22 июля 2000 года странами «Большой Восьмерки» принята «Окинавская хартия глобального информационного общества», которая ничего не упоминает об информационном государстве. Однако данная Хартия создает прочный фундамент для его развития. Наиболее важное положение пункта 11 данной Хартии, полагаю можно выделить следующим образом: «Стратегия развития информационного общества должна сопровождаться развитием людских ресурсов, возможности которых соответствовали бы требованиям информационного века. Мы обязуемся предоставить всем гражданам возможность освоить и получить навыки работы с ИКТ посредством образования, пожизненного обучения и подготовки». Тем самым, Хартия прямо закрепила необходимость создания информационного общества, но не закрепила процесса формирования информационного государства. Однако важной вехой можно считать, тот акцент, который был сконцентрирован та теории развития людских ресурсов. Представляется, что в скором будущем, произойдет расширение класса юристов в сфере информационного права, эта конкуренция возрастет в два раза. Ибо с каждым годом все ощутимее становится возможность выявления профессиональных возможностей юристов в знании информационного законодательства. Право гражданина свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом прямо отражается в ч. 4 ст. 29 ст. Конституции РФ от 12 декабря 1993 г.[2].

Тем самым, конституционный уровень прямо закрепляет данную возможность для любого гражданина России, но предусматривает данное ограничение для случаев неправомерного использования информации.

Пункт 1 ст. 2 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ[3]  прямо указывает: «информация – сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления». Используя одно из немногих определений понятия «информация» следует в целом согласиться с данным определением.

Центральной проблемой юридической науки является проблема соотношения понятий информационное общество и информационное государство. Если попробовать поискать в Интернете что же такое информационное государство, то всемирная паутина сама не дает ответа на этот вопрос. Поэтому, следует относиться к данной категории как обычной теоретической конструкции, которая находится в стадии разработки. Однако весьма интересным представляется то, что сравнительно недавно было принято Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 313 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)»[4]  которое прямо указывает в разделе I следующее: «сформированы следующие направления деятельности в сфере реализации Программы: формирование современной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, повышение качества образования, медицинского обслуживания, совершенствование государственных гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина, развитие науки, технологий и техники, повышение эффективности государственного управления и местного самоуправления». Одновременно формулируется цель Программы: «повышение качества жизни граждан на основе использования информационных и телекоммуникационных технологий».

Стоит отметить, что все положения данной Программы сформулированы для развития информационного общества. Однако, по мнению автора настоящей статьи следует принять в незамедлительном порядке Концепцию формирования информационного государства. Данная Концепция должна полностью основываться на Конституции РФ от 12 декабря1993 г. При этом, не должно быть противоречий в соответствии с общей системой законодательства, а именно такой ситуацией, когда Концепция вступают в противоречие с действующим федеральными законами.

Информационное государство, возможно, сформировать только при наличии строго определенной Концепции. Вопрос о ее необходимости не оставляет сомнений именно не сегодняшний день. Провести любую Концепцию возможно на основе политики в сфере информатизации. При этом любая Концепция отражает тот или иной политический взгляд на существующую проблему. Мы стремимся решить проблему информатизации на основе Программы, которая утверждена, разработан паспорт программы и ее финансово-экономическое обоснование. Однако может показаться странным, почему сегодня принята Программа развития информационного общества, а для информационного государства необходима Концепция, почему не Программа? Дело в том, что на сегодняшний день не сформированы сколько-нибудь приемлемые финансово-экономические условия для принятия Программы. Тем не менее, очевидно, что любое начало берет свое начало в политической борьбе за утверждение именно Концепции. Концепция должна включать в себя принципы демократизма, системности, законности, равенства прав человека и гражданина, обеспечение возможности развития информационных технологий, гуманизма.

Государство прямо заинтересовано в формировании данной Концепции, ибо условия для ее принятия уже сформированы. Перспективы развития информационного государства на данный момент не представляются безосновательными. Только желание исполнительной власти в ее принятии и развитии способно воплотить ее в жизнь. Безусловно, в скором времени общество нашей страны столкнется с этим явлением нынешней действительности. Однако, то что будет проводиться в жизнь иногда будет проводиться не методами свободы, а методами потестарной парадигмы правопонимания, а также на субъективном характере толкования положений Концепции. Однако теория права решительно отвергает возможность субъективного толкования права, признавая объективный характер толкования правовых норм на основе принципов демократизма, системности и гуманизма.

Как верно отмечает профессор В.М. Сырых: «лишь в своей совокупности методы толкования права позволяют верно, уяснить смысл нормы права и являются необходимым компонентом метода общей теории права»[5].

На сегодняшний день, необходимо составить сильное парламентское лобби, чтобы воплотить в жизнь данную Концепцию, однако проблемным остается формирование ее в недрах политической борьбы. Лучшую помощь в установлении данных правил способна оказать политическая борьба. В ходе политической борьбы родится истина о том, необходима ли она или достаточно тех минимальных стандартов, которые государство, посчитает возможными в действующей ситуации.

Верную позицию занимает профессор А.В. Мелехин который отмечает следующее: «Основной функцией партий следует считать информационную. С помощью политических партий до государственных органов доходит информация о проблемах общества»[6].

Невозможно представить современное информационное государство без утверждения принципа свободы информации. Однако эта свобода является правовой и не может превышать рамки вседозволенности. Свобода информации фактически существует для любого субъекта права (индивидуального или коллективного), однако очерчена в своих границах законодательным полем. Законодательство выступает объективным критерием истинности действия правовых норм. Однако данный критерий, возможно воплотить в жизнь только при наличии Концепции информационного государства. Без этого документа не будет основы (базиса) для действующего законодательства. На сегодняшний день, проблема усугубляется тем, что ранее таких разработок в науке информационного права не проводилось, но проводилось в рамках общей теории государства и права.

Как пишет профессор В.Д. Зорькин: «нашим идеалом должна быть свобода истинная, т.е. правовая. Свобода как средство возвышения достоинства человека, средство обеспечения его новых возможностей самосовершенствования и роста, свобода как единство прав и ответственности»[7].

Разработка действующего законодательства должна основываться на приоритетном использовании информации для решения социально-экономических проблем общества, а вместе с этим попытаться решить проблему преодоления дефицита федерального бюджета. Если надлежащим образом организована информационная сфера, то возможно говорить об экономии колоссальных средств федерального бюджета на основе надлежаще закрепленных в законодательстве принципов использования электронного документооборота в органах государственной власти.

Как отмечает профессор И.А. Исаев: «закон ассоциируется с зеркалом хотя бы потому, что в нем отражается реальность жизни, манипулирование таким зеркалом позволяет овладеть и самими образами»[8].

Приоритетное направление в развитии Концепции информационного государства должно основываться на учете средств федерального бюджета, учете реализации действующих законодательных актов, реализации информационной функции государства.

Тем самым, стоит поставить вопрос о дальнейшей разработке в общей теории государства – информационной функции государства. Она является как внутренней, так и внешней функцией государства. Ее значение нельзя недооценивать, поскольку она является важнейшей частью функционирования государства и в скором времени информация будет иметь ценностный характер, или по другому, тот, кто владеет информацией имеет возможность в полной мере реализовывать свои полномочия и субъективные права граждан. Информация не должна использоваться в ущерб реализации конституционного права гражданина на получение бесплатной, полной и достоверной информации о деятельности государственного органа власти.

Как отмечает Л.С. Явич: «господство права нуждается в рассмотрении в социальном, личностно-человеческом плане, с позиций «человеческого фактора», возрастание роли которого в жизни современного общества – не меньшая, чем экономика, а, может быть, в известном смысле и более значимая реальность в условиях развертывания научно-технической революции, основанного на ней социального прогресса, при котором человеческая личность и ее всестороннее развитие оказываются мерой исторических достижений общества»[9].

Стоит признать активное вторжение права в сферу информации. Раскрывается двуединая роль права — как регулятора и носителя информации[10], информационно-содержательный смысл правовых норм[11]. Это в значительной мере позволяет оценивать нормы информационного права с точки зрения их соответствия нынешней политико-правовой ситуации.

Одной из проблем соответствия информации нынешней ситуации развития общественных отношений, И.В. Котелевская отмечает следующую: «многое вообще остается вне право­вого регулирования, что ведет к отставанию информации от перестрой­ки политической системы, управления, хозяйственного механизма, от информационных потребностей граждан. Как выйти из этой ситуации? По нашему мнению, и здесь нужна своего рода правовая реформа»[12]. Однако И.В. Котелевская говорит с позиций правовой реформы, в то время, как автор настоящей статьи полагает что достаточной мерой будет являться принятие Концепции информационного государства.

Порождаемые правовые последствия в виде принятой Концепции формируют новое свойство – правовую реальность. Как отмечает В.С. Юрчук: «смысл проблемы правовой реальности заключается в выяснении вопроса о бытии права»[13]. Дело не только в том, чтобы отразить сам ход построения информационного государства, но и выявить его базовые начала – прежде всего аппарата государства (органов государственной власти которые непосредственно курируют информационную сферу). И дело не в создании новой формы государства или его особо типа, а также нового государственного режима, а прежде всего, на выяснении и объяснении огромного потенциала развития информационной сферы.

Как отмечает румынский учёный-юрист Анита Нашиц: «изучение специфики регулируемых общественных отношений, свойственных им закономерностей, человеческого материала, особенностей тех, к кому будут применяться нормы права, определение природы интересов, на удовлетворение которых направлено правовое регулирование, тех общественных ценностей, которые подлежат охране, – все это лежит в основе выбора формы воздействия и способа правового регулирования с присущими ему техническими средствами»[14].

Поскольку большинство это все же отношения в сфере транспарентности информации, то стоит говорить о формировании информационно-правовых отношений, где субъектами выступают физические, юридические лица и органы государственной власти, а также специфического объекта данного рода правоотношений – информации.

При этом, субъекты наделены широким кругом прав и обязанностей которые могут в необходимых пределах реализации своего личностного статуса обращаться в органы государственной власти за получением необходимой информации. При этом возможности получения информации в современном государстве не могут быть ограничены, если это не нарушает действующее национальное законодательство. Сама возможность получения информации также напрямую зависит от сложившейся политико-правовой ситуации, которая оказывает свое влияние на законотворческую политику конкретного государства.

Как отмечает Ларош Пьер: «объект регулирования (информация) видоизменяется, понятие «право» в информационном праве также изменяется. Более точно, полномочия публичной власти уменьшаются как следствие либерализации, способами, которые не всегда получают внимание, но это происходит. Ключевой элемент всей либерализации процесс – разделение регулирующих и исполнительных функций»[15].

Немаловажное значение в современном государстве занимает общественное мнение, которое позволяет корректировать работу органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также показать способы устранения возможных недостатков в текущей работе органов государства, оказывает влияние на информационно-правовую политику государства.

Как отмечает В.В. Лапаева: «общественное мнение – этот такое состояние общественного сознания, которое выражается публично и оказывает влияние на функционирование общества и его политической системы»[16].

На сегодняшний день, становится очевидной тенденцией необходимость понимания важности общественного мнения в деле реализации принципа демократизма. В значительной степени это будет относиться и к будущей основе построения информационного государства. Однако стоит обращать внимание на структуру высших органов государственной власти. Главную роль должно сыграть экономическое развитие информационных сфер. Поэтому, важно выработать экономические механизмы государственного регулирования информационной сферы.

Как отмечает профессор М.Н. Марченко: «говоря о механизме государственного регулирования экономики, нельзя не обратить внимание на различные урони государственного регулирования. В условиях федеративного государства, каковым является Россия, это прежде всего регулирование на уровне федерации и отдельных ее субъектов»[17].

Государственный механизм нацелен на формирование целостной информационно-правовой системы как необходимой гарантии существования законности и правопорядка в правовом государстве. Существование информационно-правовой системы позволяет гражданам реализовывать свои субъективные права и в том числе обращаться за их защитой в органы административной юстиции и в суд. Данное положение подтверждает ч. 2 ст. 19 Международного Пакта «О гражданских и политических правах» от 16.12.1966 [18]: «Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Однако, в практической действительности реализация указанного нормативного положения становится определенной правовой проблемой в реализации на практике концепции информационного государства. Поскольку данное субъективное право становится наиболее часто нарушаемым со стороны органов административной юстиции и суда, что влечет необоснованное привлечение граждан, которые воспользовались указанным правом к юридической ответственности.

Перед административной юстицией ставится ряд задач по созданию полноценной информационной системы, которая бы могла обеспечить беспрепятственный доступ к информационным ресурсам с соблюдением требований защиты персональных данных пользователей от необоснованного использования и нарушением правил хранения персональных данных пользователей, которые обратились за получением государственной или муниципальной услуги.

Защита персональных данных пользователей является неотъемлемой частью развития концепции информационного государства, от возможности практической реализации указанных требований становится возможным говорить не о формировании специальной системы органов информационной безопасности, а скорее о формировании определенных правовых критериев которые необходимо реализовать в глобальном информационно-правовом пространстве.

Формирование информационного государства становится возможным и необходимым лишь при условии, если в государстве реализуются телекоммуникационные правоотношения.

Некоторыми учеными в области информационного права отмечается не разработанность самого понятия телекоммуникационного правоотношения. Как отмечает Ю.В. Волков: «этот вариант исследований потенциально возможен на основе теории телекоммуникационного правоотношения, которую ещё предстоит разработать»[19]. Авторами указанной научной статьи отмечается, что в рамках указанного научного исследования невозможно дать определение понятия телекоммуникационного правоотношения. Однако, считаем необходимым отметить, что реализация телекоммуникационного правоотношения основывается на наличии определенных административных барьеров. Данные административные барьеры связаны с наличием определенной системы инструкций которые связан с порядком формирования необходимого информационного массива а также, наличием систем защиты и системы обработки информации. Поэтому будущее определение телекоммуникационного правоотношения связано с системой защиты и системой ее обработки, которая основывается на наличии как права на доступ к информации, так и на наличие права на обработку (управлением) такой информации. При этом, из-за необоснованных решений по управлению информацией должны применяться меры юридической ответственности. Исходя из этого, теория телекоммуникационного правоотношения исходит из необходимости обеспечения защиты передаваемой информации а также на наличии обоснованной системы доступа к информации, и на обеспечении неотвратимости юридической ответственности при нарушении порядка обработки передаваемой информации. Данное частичное определение указанного понятия закладывает тенденции в развитии не только данного определения, но и самой концепции информационного государства как необходимой составляющей. На сегодняшний день в России не реализуется в полной мере концепция информационного правоотношения, а следовательно, не реализована система построения информационного государства.

Неотъемлемой составляющей информационного государства является телекоммуникационный рынок, как отмечает С.В. Карпекин: «отношения, складывающиеся на телекоммуникационном рынке, можно условно разделить на три направления: 1) создание и эксплуатация инфраструктуры и сетей, 2) оказание телекоммуникационных услуг, 3) государственное регулирование (лицензирование и контроль)»[20]. Исходя из этого, представляется что государство создавая информационную инфраструктуру должно выделять необходимые денежные ассигнования и предусматривать необходимые материальные расходы на поддержание указанной инфраструктуры в рабочем состоянии. Однако нынешние экономические проблемы, связанные с проблемой привлечения в Россию иностранных инвестиций отодвигают решение указанной задачи минимум на десять лет вперед. Представляется, что концепция реформирования отечественного информационного законодательства окажется возможной лишь при неуклонном соблюдении принципа обеспечения свободы информации во взаимосвязи с требованиями ее защиты и установленного порядка обработки и получения указанной информации, а также вложения иностранных инвестиций в развитие телекоммуникационной инфраструктуры. Соблюдение указанных правил работы является составной частью становления концепции информационного государства.

Формирование информационного государства есть цель, на пути к ней приходится решить ряд задач совершенствования государственного механизма управления информационной сферой, реализации гражданином права на информацию, выработки экономического механизма  государственного регулирования информационной сферы, принятие законодательных актов в сфере информатизации общества, принятия Концепции информационного государства и др. Представляется возможным говорить о том, что на сегодняшний день не сформированы основы его формирования, не только законодательные акты но также и политический аспект деятельности исполнительной ветви власти способен оказать свое воздействие в деле строительства информационного государства. Информационное государство не является самоцелью, реализация возможна только при правильном управленческом подходе. Однако сегодня управленческая деятельность управленцев не представляется оправданной современной политической ситуации. Чтобы проводить информационную политику необходимо создать условия для реализации полномочий организаций и субъективных прав гражданина, только при этих условиях, возможно, формировать основы становления Концепции информационного государства. Населению необходимо задуматься о принятии Концепции информационного государства. При ее принятии следует исходить из принципов демократизма, конституционности, разделения властей, системности изложения текста Концепции. Реализация Концепции займет определенное время, так же как и ее формирование. Только при данном условии, возможно, сказать о его начальной стадии существования в качестве современного государства.


Библиографический список
  1. Попов Л.Л., Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Информационное право: учебник. М. Норма. 2010. С. 311.;
  2. Конституция РФ от 12 декабря1993 г.// РГ № 7, 21.01.2009; СЗ РФ 26.01.2009, № 4, ст. 445;
  3. ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ// РГ  № 165, 29.07.2006; СЗ РФ 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3448.;
  4. Постановление Правительства РФ от 15 апреля2014 г. № 313 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)»;
  5. Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Изд-во «Юстицинформ». М. 2004. С. 397;
  6. Мелехин А.В. Теория государства и права. Учебник. Изд-во «Market-DS». М. 2007. С. 451;
  7. Зорькин В.Д. Правовой путь России. Изд-во «Библиотечка российской газеты». М.2014.Выпуск 8. С. 83;
  8. Исаев И.А. Теневая сторона закона. Иррациональное в праве: монография. Изд-во «Проспект». М. 2014. С. 259;
  9. Явич Л.С. Господство права (к концепции правового государства в СССР)// «Правоведение». 1990. № 5. С. 13;
  10. Тихомиров Ю.А. Теория закона. М., 1982. С. 160—162;
  11. Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация. Изд-во «Юридическая литереатура». М., 1981;
  12. Котелевская И.В. Правовое регулирование информации в условиях перестройки// Правоведение -1990. – № 5. С. 20-21;
  13. Юрчук В.С. Философия права. Курс лекций. Изд-во ЗАО «Книга». Ростов-на-Дону. 2010. С. 49;
  14. Нашиц А. Правотворчество: теория и законодательная техника. Изд-во «Прогресс». М. 1974. С. 173;
  15. Ларош Пьер. О будущем информационного права как особой предметной сфере права (источник доступа: http://www.telecomlaw.ru/articles/future_In_Law.pdf);
  16. Лапаева В.В. Проблемы общей теории права и государства. Учебник. Под ред. В.С. Нерсесянца. Изд-во «Норма». М. 2010. С. 768;
  17. Марченко М.Н. Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие. Изд-во «Проспект». М. 2015. С. 463.
  18. Международный Пакт «О гражданских и политических правах» от 16.12.1966// «Бюллетень Верховного Суда РФ», № 12, 1994.
  19. Волков Ю.В. Объекты телекоммуникационных правоотношений// Правовые вопросы связи. 2011. № 1. С. 2.
  20. Карпекин С.В. Особенности правового регулирования рынка телекоммуникаций (источник доступа: http://www.telecomlaw.ru/articles/Karpekin_telecommarket.pdf).


Все статьи автора «Назаров Игорь Геннадьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация