УДК 343.213.3

ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРИНЦИПА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМА И ВОЗМОЖНОСТЬ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ИНТЕРНЕТ-ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Комаров Антон Анатольевич
Сибирский институт управления - Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
криминолог, доцент кафедры "Уголовного права и процесса"

Аннотация
Данная публикация представляет собой часть исследовательской работы по изучению пределов действия российского национального уголовного закона в Интернет. Поэтому указанная в заглавии проблема рассмотрена в некоторой её части лишь тезисно. Для получения искомого научного результата, предполагается опубликовать во взаимосвязи с этими краткими предложениями дополнительные результаты в последующих публикациях. Здесь же мы попытались первоначально сформулировать гипотезу в соответствии с которой сущностное наполнение принципа социалистического интернационализма способно положить начало новым теоретическим направлениям в научном поиске разграничения юрисдикции двух государств при совершении трансграничного компьютерного преступления.
Работа выполнена при финансовой поддержке гранта Президента РФ № МК-5413.2016.6

Ключевые слова: Интернет, компьютер, компьютерная преступность, право, престпность, преступление, советское право, социализм, уголовная юрисдикция, Уголовный кодекс


THE HISTORICAL CONTENT OF THE PRINCIPLE OF SOCIALIST INTERNATIONALISM AND THE POSSIBILITY OF ITS APPLICATION IN RELATION TO EXTRATERRITORIAL INTERNET CRIMES

Komarov Anton Anatolevich
Siberian Institute of Management – Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
criminologist, Associate Professor of Criminal Law and Procedure

Abstract
In this paper we start to create a new hypothesis which is connected with the use of the socialist internationalism principles in soviet criminal law. We will try to adapt it for new Digital millenium social reality, and modern cybercrimes that commited over Internet.

Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Комаров А.А. Историческое содержание принципа социалистического интернационализма и возможность его применения в отношении экстерриториальных интернет-преступлений // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/09/16368 (дата обращения: 22.11.2016).

1.

Затрагивая столь спорную для юридического сообщества тему, мы, прежде всего, надеемся на понимание того аспекта читателем, что отдельные исторические концепции и теории в некоторой, пусть даже самой малой своей доле содержат зерно рациональности. Следовательно, такое научное знание, пусть и заимствованное из прошлого не всегда означает возврат к старому и несовершенному. Скорее наоборот, наученные прежним опытом мы смеем надеяться на то, что избежим ошибок в будущем, ибо такова диалектика сравнительно-исторического метода в праве.

В своём очередном исследовании мы пусть и тезисно (на текущий момент) хотим обосновать употребимость отдельных положений прежней советской школы уголовного права к реалиям современной демократической России. И скорее даже к реальной социальной действительности, нежели к конкретным формам государственного устройства. Например, феномену Интернет. Ведь советское уголовное право не знало специальных норм об ответственности за компьютерные преступления, а содержание действующего Кодекса постоянно расширяется в этой части.

И раз уж мы затронули проблематику конкретных источников уголовного права, то несложно будет проследить из отдельных трудов учёных, комментариев практиков и собственно самого законодательства, что большая часть норм отечественного Уголовного кодекса (по состоянию на момент принятия – 1996 г.) являет собой пример советского социалистического права. И лишь сегодня мы начинаем отходить от твёрдо устоявшихся мнений и доктрин на которых были воспитаны многие поколения современных юристов. Так, в настоящее время достаточно многие пытаются обосновать возможность введения новой категории субъектов уголовной ответственности – юридических лиц[1, C. 82]; или же поддерживая подобные суждения уже напрямую обращаться к вопросам совершенствования уголовно-процессуального законодательства[2, C. 127] за отсутствием реальных подвижек в уголовном праве[3, C.182]. Беспочвенны ли данные позиции? С точки зрения права советского, права социалистического – бесспорно. Но с точки зрения новых импульсов в развитии науки уголовного права (как впрочем, и всех наук криминального цикла, вслед за этим) это весьма позитивное явление.

И вот тут хотелось бы обратить внимание на исторические реалии. В прошлом подобные взгляды не только бы порицались среди коллег в рамках научного сообщества, но и «карались» как отступающие от заданных идеологией рамок со всеми вытекающими для учёного последствиями. Сегодня же подобные мысли могут высказываться свободно, в массовом порядке, и лишь само научное сообщество вправе судить об их истинности или ложности.

Таким образом, в XXI начинается не эпоха забытья нашего советского научного опыта, а время переосмысления и переоценки его реальных возможностей.

        2.

Приняв за основу суждение о том, что исторический опыт способен научить нас вещам положительным, мы установили за необходимость исследовать не только традиционные для всех правовых систем современности: территориальный, реальный, персональный, универсальный принципы действия уголовного закона в пространстве, но и собственно такой «безжизненный анахронизм» как принцип социалистического интернационализма. По крайней мере, так считает ряд современных исследователей[4, C.65].

Мы полагаем подобные взгляды преждевременными. Ведь в своем конкретно-историческом наполнении он являл собой не столько принцип действия уголовного закона, сколь способ построения правовых систем социалистических государств, а также механизм организации взаимного сотрудничества и правовой взаимопомощи между ними[5, C. 21].

Прежде чем говорить о практическом применении данного принципа, нужно сказать и о теоретических основах. Интернационализм как понятийная категория характерен для исследований философских, в которых раскрывается наиболее полно и всесторонне: в докторских работах Т. Серсенбаева (Алма-Ата, 1983) [6];  С.Н. Коммунарова (Киев, 1984) [7] и многих других. Но практических аспектов, касающихся уголовного права в них конечно же мало. Нам представляется, что более познавательной книгой для истинного криминалиста будет учебное пособие М.И. Блум: «Действие советского уголовного права в пространстве»[8].

Здесь принцип социалистического интернационализма – это не приверженность идеологии марксизма-ленинизма, а реальная альтернатива универсальному принципу действия уголовного закона в пространстве. Единственно, что сам автор в своих суждениях так далеко не заходит. Полагаем в целях избежать сужения самого понятия до размеров практического, законодательного решения, которое весьма скептически воспринималось ведущими учёными того времени[9, C.448]. Мы также не будем слепо ставить знак равенства меж двумя этими принципами. Ибо в них действительно существовали качественные отличия, но не столь сильные как то виделось советским юристам. И эту взаимосвязь двух принципов вполне можно проследить, как далее покажет наше небольшое сравнительное исследование.

3.

В систематизированном труде М.И. Блум, посвящённом пределам действия советского уголовного права, что широко доступен читателю (по понятным причинам мы исключаем из этого списка ряд несомненно интересных и достойных внимания диссертаций прошлого) указано, что своего легального закрепления социалистический интернационализм в уголовном праве Советского Союза так и не получил. Вместе с тем, он довольно чётко определён в доктрине как основополагающий принцип взаимодействия социалистических государств в сфере экстрадиции (выдачи преступников), наказания преступлений по военной службе для зарубежного контингента войск за пределами СССР и ряда других форм взаимодействия, ежели то обусловлено двусторонними международными договорами.

По факту, регулируя вопросы действия уголовного права за пределами Союза ССР, на территории дружественных социалистических государств, рассматриваемый принцип являет собой симбиоз принципа представительной (замещающей) компетенции, ограниченной доктринальными постулатами реального принципа, ни один из которых не признавался советской доктриной. Так в первом случае, регулируя вопросы привлечения неграждан СССР за преступления совершённые в отношении военнослужащих он предоставлял право иностранному государству самому решать вопрос об их наказании по местному законодательству; а в случае совершения преступления против государственных интересов СССР фактически вступал в действие реальный принцип – виновный будь он иностранцем или гражданином СССР отвечал за содеянное по советскому уголовному праву.

Однако смеем заметить, что для того были правовые основания – двусторонний договор. И уже в соответствии с этим обстоятельством реальный принцип становился действительно «реальным». Хотя при более приближённом рассмотрении его объём можно считать равным Staatsschutzprinzip (принцип защиты государственных интересов), в доктрине немецкого уголовного права[10, C.256].

Как видим в этом заключается весьма существенное отличие нашего принципа от универсальной юрисдикции, поскольку договоры о взаимной правовой помощи, пусть и определяющие пределы действия уголовных законов договаривающихся государств не создают новых источников уголовного права, как то вытекает из смысла универсального принципа.

Вместе с тем, формируя единые идеологические основы в деле воспроизводства норм социалистического права, он способствовал их унификации среди дружественных СССР государств, что уже гораздо ближе по смыслу к универсальному принципу. Право отдельных государств меж тем не перестаёт быть национальным, но Советское государство добровольно отдаёт (делегирует) часть своей юрисдикции иным социалистическим и демократическим народным государствам. Весьма примечательная позиция.

4.

В данной части нашего исследование настало время поговорить о реализации рассматриваемого принципа в Интернет. Самим своим существом социалистический интернационализм даёт нам такой повод. Во-первых, если посмотреть на характер общественных отношений в глобальной компьютерной сети Интернет, то станет очевидным, что степень их юридизации весьма скромна. Более похоже на то, что феномен «виртуального пространства» развивается по собственным идеологическим посылкам, далёким от существующих методов правового регулирования общественных отношений. В противном случае, они были бы давно и успешно урегулированы правом.

Самый подходящий употребимый термин к протекающим там социальным процессам – анархия. Право как регулятор является прямой противоположностью безвластия и неопределённости. Отсюда «соблазн» юристов урегулировать такие отношения, на что право в принципе не способно на сегодняшнем этапе развития. Самой оптимальной моделью правовой регламентации интернет-отношений является закрепление статус-кво: право, легитимирующее анархию. Со всей очевидностью можно сказать, что отечественный законодатель к такому подходу не готов. В Государственной Думе Российской Федерации постоянно обсуждаются и принимаются запретительные меры в отношении циркулирующей в глобальной сети Информации[11], параметров и пределов развития инфраструктуры Интернет[12], эффективность которых с технической точки зрения стремится к нулю.

С другой позиции к процессу регулирования информационного пространства подходят США. Считая фактически его невозможным, они предоставляют право интернет-сообществу самостоятельно определять направления дальнейшего развития. А защита прав пользователей Интернет на свободу слова, выражения своего мнения в научных исследованиях зачастую ставится на первое место, собственно перед решением вопроса о действии национального уголовного законодательства.

Естественно, что при такой в разности во взглядах непросто добиться единого подхода в деле установления и наказания компьютерных преступников, действующих экстерриториально.

США в таком случае делают ставку на развитие международного законодательства, которое способно фактически без имплементации действовать непосредственно на территории данного государства. То же касается большинства Европейских стран. В связи с этим стоит упомянуть Конвенцию Совета Европы «О киберпреступности», 2001 года, являющуюся признанным международным документом. У Российской Федерации несколько иная позиция по данному вопросу и этот документ до сих пор не ратифицирован. Следовательно, универсальная юрисдикция, основанная на признании преступными ряда компьютерных деяний в международном уголовном праве, нам не доступна.

В качестве выхода из данной ситуации мы видим возможность использования новой редакции принципа социалистического интернационализма, который в исторической ретроспективе являл собой альтернативу универсальному, а в нашей ситуации – тем более.

По примеру Китайской народной республики мы могли бы локализировать национальный сегмент Интернет. Следовательно, большинство компьютерных преступлений, в особенности имущественного характера,  стало бы возможным совершать только с территории РФ в отношении российских же граждан, что сильно упростило бы работу правоохранительным органам. Далее, основываясь на социалистическом интернационализме, который подразумевает единые принципы развития постсоциалистического права (на том же пространстве СНГ, например), можно было бы путём заключения двусторонних договоров постепенно расширять «зону ответственности», то бишь единое правовое поле.

В рамках такого сотрудничества унификация национальных уголовных законов об ответственности за компьютерные правонарушения пошла бы быстрее, вплоть до санкций конкретных преступлений, что делает бессмысленным вопрос о размерах и пределах наказуемости однотипных составов по уголовному законодательству сопредельных государств.

В силу этого полагаем, что ныне не использующийся принцип социалистического интернационализма в его сущностной интерпретации мог бы послужить решению указанных задач, как впрочем и ряда других проблем современного уголовного права.


Библиографический список
  1. Дорожинская Е.А. О возможности и целесообразности применения уголовной ответственности юридических лиц в современной России / сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции: Теоретико-прикладные аспекты формирования института уголовного преследования юридических лиц. Научный редактор Е. А. Дорожинская. – 2015. – С. 82-87.
  2. Крупницкая В.И. Процессуальные аспекты допустимости уголовного преследования юридических лиц / сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции: Теоретико-прикладные аспекты формирования института уголовного преследования юридических лиц. Научный редактор Е. А. Дорожинская. – 2015. – С. 127-133.
  3. Розумань И.В. К вопросу о криминализации ответственности юридического лица в уголовном праве России / сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции: Теоретико-прикладные аспекты формирования института уголовного преследования юридических лиц. Научный редактор Е. А. Дорожинская. – 2015. – С. 182-184.
  4. Чередниченко Е.Е. Принципы уголовного законодательства: понятие, система, проблемы законодательной регламентации. – Москва: «Волтерс Клувер», 2007. –  179 с.
  5. Курс советского уголовного права. Часть общая. Т. 1 / Отв. ред.: Беляев Н.А., Шаргородский М.Д. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. – 648 c.
  6. Сарсенбаев Т. Становление и развитие интернационализма социалистического типа личности (опыт философско-социалистического исследования): диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук / Алма-Ата, 1983. – 387 с.
  7. Коммунаров С.Н. Социально-философский анализ идей интернационализма в социалистическом общественном сознании: диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук / Киев, 1984. – 363 с.
  8. Блум М.И. Действие советского уголовного закона в пространстве. – Рига, 1974. – 263 с.
  9. Трайнин А.Н. Избранные труды. – Спб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. – 898 с.
  10. Jessberger F. Der transnationale Geltungsbereich des deutschen Strafrechts: Grundlagen und Grenzen der Geltung des deutschen Strafrechts für Taten mit Auslandsberührung. – Tübingen: Mohr Siebeck, 2011. – 344  S.
  11. Федеральный закон от 29.12.2010 N 436-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» // СПС «Консультант +» [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru/
  12. Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях» // СПС «Консультант +» [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru/


Все статьи автора «Комаров Антон Анатольевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация