УДК 93

АЛЬМОРАВИДЫ И АЛЬМОХАДЫ В РАКУРСЕ ПАССИОНАРНОЙ ТЕОРИИ ЭТНОГЕНЕЗА

Будаев Эдуард Владимирович
Российский государственный профессионально-педагогический университет

Аннотация
В статье с позиций пассионарной теории Л.Н. Гумилева обсуждается проблема формирования нового этноса, сформировавшегося на основе движений альморавидов и альмохадов в Магрибе в XI-XII вв. Берберская экспансия этого периода связывается с пассионарным толчком VII, который позволил новому этносу войти в акматическую фазу в XI в. и приостановить Реконкисту.

Ключевые слова: Альморавиды, Альмохады, Андалузия, берберы, зона взрыва этногенеза, Магриб, теория пассионарности, этногенез


THE ALMORAVIDS AND THE ALMOHADS IN THE SCOPE OF THE PASSIONARITY THEORY OF ETHNOGENESIS

Budaev Eduard Vladimirovich
Russian State Vocational Pedagogical University

Abstract
The paper deals with the problem of genesis of new ethnos as the result of the movements of almoravids and almohads in Maghreb in XI-XII centuries in the scope of Lev Gumilev’s passionarity theory of ethnogenesis. It is argued that the Berber expansion was launched by the passionarity impulse VII, which let the new Berber ethnos to enter the acmatic phase in XI century and halt the Reconcista.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Будаев Э.В. Альморавиды и Альмохады в ракурсе пассионарной теории этногенеза // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/09/16360 (дата обращения: 22.11.2016).

С тех пор как марксистско-ленинская методология лишилась монополии в отечественной науке, экономический детерминизм в интерпретации исторических явлений отошел на второй план. На многие исторические факты посмотрели в новых теоретических ракурсах. Вместе с тем основное внимание отечественных исследователей было направлено на историю России и Европы, в то время как видение истории многих других регионов осталось прежним.

Экономический нигилизм хуже экономического детерминизма, но интерпретация тех исторических фактов, которые станут предметом рассмотрения в настоящей статье, с позиций исторического материализма столь противоречива, что требует поиска более достоверной версии на основе нового подхода. Причина этого кроется не столько в «негодности» самой методологии, а в ее абсолютизации и применении к тем проблемам, к которым она не применима, и для которых нужны другие подходы. Другими словами, в советской историографии предмет не определял методологию. Наоборот, любой предмет анализа укладывался в прокрустово ложе общественно-экономический формаций, способов производства и т.п.

Вместе с тем и в советской исторической науке находилось место для методологических инноваций, тяготеющих к цивилизационному подходу. Среди них – теория этногенеза Л.Н. Гумилева, развиваемая им преимущественно на примере этногенеза народов Евразии [1]. Критика теории пассионарности довольна обширна, но она направлена не столько на базовые постулаты теории, сколько на частности. Едва дли кто-то будет оспаривать значимость пассионарности как фактора исторического процесса, хотя генез этого явления до сих пор точно неизвестен.

Перефразируя известную поговорку, отметим, что только ленивый историк не упоминает о недостатках  марскизма-ленинизма, поэтому опровергать заведомо устаревшие взгляды нет большого смысла. Утверждения о том, что народные массы были поголовно недовольны эксплуататорами-Фатимидами и потому последние потеряли власть в Магрибе, недостаточны и ограничены догмами экономического детерминизма.

Магриб ускользнул от внимания приверженцев теории пассионарности, в то время как последовательное следование постулатам теории требует к нему особого внимания. Л.Н. Гумилев в своем основном теоретическом труде «Этногенез и биосфера земли» [2], основываясь на эмпирическом обобщении фактов мировой истории, обозначил ареалы взрывов этногенеза, или пассионарных толчков. Исследователь отметил римскими цифрами, выставляемыми в хронологической последовательности, пассионарные толчки, отраженные на карте мира в виде полос, а арабскими – этносы, появившиеся вследствие этих толчков. Полосы представляют собой зоны взрывов этногенеза, в которых количество этносов коррелирует с разнообразием физико-географических регионов. К примеру, по Л.Н. Гумилеву в зону VI пассионарного толчка (VI в.) попали районы Аравийского полуострова, долины Инда, Южного Тибета, северного Китая и срединной Японии. Во всех этих регионах одновременно возникли этносы с оригинальной культурой и новым стереотипом поведения.

Если популяционные микромутации, ведущие к образованию пассионарности, вызываются космическим излучением, а именно этой версии с опорой на В. И. Вернадского и астрономические данные Дж. Эдди придерживался Л.Н. Гумилев, то необходимо обратить внимание на то, что ареалы взрывов этногенеза – имеют форму изогнутых линий. Л. Н. Гумилев обратил на это внимание, метафорически описывая изогнутые толчки как «удары плетью», огибающие поверхность земли. Эта изогнутость и ограниченность зоны воздействия излучения объясняются изогнутостью поверхности земли. Такому объяснению удовлетворяют все зоны, кроме зон VII и IX, имеющих форму прямых осей. Очевидно, что при всей асинхронности толчков закономерности пространственного распределения излучения должны быть одинаковыми. Хотя VII и IX толчки мередиальные, их противопоставление изогнутым широтным зонам ничего не объясняет. Мередиальный IX толчок имеет изогнутую форму.

То есть последовательное следование теории, а только так она может оставаться внутренне непротиворечивой, предписывает рассматривать все зоны пассионарных толчков, в форме изогнутой полосы. Каковы же следствия этого лежащего на поверхности допущения? Рассмотрим VII толчок. По Л.Н. Гумилеву, VII ось ареала привела к возникновению этносов испанцев (в Астурии), франков, саксов и скандинавов. Что же изменится, если зона взрыва получит согласованную с теорией форму? Оказывается, зона ареала точно также пересечет Пиренеи, область будущей Франции и Скандинавский полуостров, но ее южная часть не бесследно исчезнет в Атлантическом океане, а пройдет по области западного Магриба, физико-географическому региону отличному от европейских ландшафтов.

Что это означает? Только то, что новый стереотип поведения (а именно это, по Л.Н. Гумилеву, отличительный признак новой этнической идентичности) должен был проявиться в акматической фазе, т.е. приблизительно через триста лет после толчка.

Итак, для проверки этой гипотезы необходимо рассмотреть, что же происходило в Западном Магрибе XI века, но не опираться на устаревшие выводы марксистко-ленинской историографии, а найти непротиворечивую версию событий в ракурсе новой теоретической позиции, отвечающей требованию корреляции методологии и предмета исследования. Обратимся к региону Магриба XI века: именно тогда последствия пассионарного толчка VII в. должны были проявиться в этом регионе, а новые этнические образования вступить в акматическую фазу.

Действительно, арабское владычество в Испании подходило к концу, не выдерживая пассионарного натиска испанцев, находившихся в акматической фазе, но в таком случае Реконкиста должна была завершиться распространением власти испанских элит на всю Испанию. Однако этого не произошло, потому что другая сила не дала им этого сделать, и очевидно, что она была не меньшая по пассионарному напряжению. Испания избавилась от Омейядов, но она и не стала испанской. После непродолжительного периода политической раздробленности к власти в Испании пришли Альморавиды, а за ними вторая берберская династия Альмохадов. Искривление седьмой зоны не только лучше согласуется с теорией, но и с фактами. К 11 в. инкубационный период берберского и испанского этносов перерос в акматическую фазу и Омейяды и несколько десятков княжеств были обречены, оказавшись между молотом и наковальней двух пассионарных натисков. Арабский этнос в лице Омейядов сошел на нет, на сцену выступил новый берберский этнос, чья пассионарность была достаточно высока, чтобы одерживать военные победы. Вместе с тем «новые берберы» явно не были этническими ровесниками других берберских этносов.

У истоков династии Альморавидов стоял проповедник Абдулла ибн Ясин аль Гузулий. По сути он был основателем секты альморавидов, т.е. консорции, которая превратилась в конвиксию, а затем и в этническое образование, скрепленное собственной государственностью. Глубокое знание мусульманского закона и фанатизм позволили Абдулле привлечь на свою сторону пассионарных единомышленников (к 1043 г. около 1000 человек). Этого оказалось достаточно, чтобы начать борьбу со старыми берберским династиями союза племен Санхаджи (лемтуны, гуддала, массуффа). Очень скоро племена Санхаджи не только покорились альморавидам, но и приняли участие в завоевании Магриба. Опрокинуть правящих в Магрибе вождей Зенатов и родственных им элит не составило большого труда, потому собираемые ими подати значительно превышали предел, установленный пророком Муххамедом. Однако нужно учитывать, что одного этого социально-экономического фактора поддержки «новых берберов» было недостаточно. Жадность Зенатов долго и покорно сносилась берберами, пока в исторический процесс не вмешался фактор пассионарности альморавидов.

В 80-е гг. XI в. испанские мусульмане, теснимые королем Кастилии и Леона Альфонсо VI, обратились к альморавидам за помощью. В 1086 г. войско альморавидского эмира Юсуфа переправилось в Испанию и нанесло тяжелейшее поражение Альфонсо VI в битве при Заллаке. Сначала  Юсуф довольствовался только Альхесирасом, однако пассионарное истощение северных соседей позволило альморавидам уже в 1090 г. захватить Гранаду, Малагу, а еще через год Кордову, Севилью и Кармону. В 1094 году был взят Бадахос, в 1102 году — Валенсия. В 1110 году наместник альморавид Темим захватил Сарагосу. То есть к 1110 году вся мусульманская Испания стала добычей альморавидов.

Середина XI в. стала временем, когда закончилась эра, в которой главную роль играли связи Магриба с арабским халифатом. Теперь ни один правитель этого региона не был протежирован халифатом, равно как и ни один правитель не пришел к власти под знаменем борьбы с арабами. Альморавиды формально признавали власть аббасидских халифов, но это был акт религиозной преданности, не имеющей реального политического значения.

Вторая волна «новых берберов» повторяла альморавидский сценарий экспансии.  Абу Абдуллах Мухаммад ибн Тумарт, исламский богослов и основатель движения альмохадов, обвинял в своих проповедях Альморавидов в нарушении норм ислама, то есть в том, в чем Абдулла прежде выступал против династии Зенатов. За несколько десятилетий «единобожники» подчинили «мурабитов» и как и их предшественники нанесли тяжелейшее поражение кастильскому королю Альфонсо VIII.

Таким образом, если VII ось ареала привела к возникновению этноса испанцев в Астурии, чья пассионарность позволила им положить конец владычеству арабов в Андалузии, то почему этой пассионарности не хватило на противостояние последователям мусульманских сект, за небольшой период подчинивших себе не только берберские племена Магриба, но и территории, на которые претендовали как испанцы, так и арабы? Последовательное применение теории (то есть обозначенное выше искривление VII оси ареала) приводят к выводу о том, что VII толчок привел к возникновению не только испанского этноса, но и нового берберского этноса, выросшего из движений альморавидов и альмохадов, обладавших не меньшим пассионарным напряжением, что подтверждается исторической фактологией XI-XII вв.


Библиографический список
  1. Гумилев Л. Н. Древние тюрки / АН СССР. Ин-т народов Азии. М.: Наука, 1967. 504 с.; Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М.: Мысль, 1989. 766 с.; Гумилев Л. Н. Хунны в Китае: Три века войны Китая со степными народами. М.: Наука. 1974. 236 с.
  2. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. 496 с.


Все статьи автора «aedw»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация