УДК 81'1

ЯЗЫКОВЫЕ ЕДИНИЦЫ ВЕРБАЛИЗАЦИИ СУБЪЕКТА РЕЧИ

Пеньковская Анастасия Николаевна
Иркутский национальный исследовательский технический университет
студентка

Аннотация
Цель данной статьи заключается в анализе языковых единиц, участвующих в вербализации субъекта речи. Материалом для исследования послужили научно-технические тексты статей, опубликованных в англоязычных журналах. Для описания языковых маркеров субъекта речи мы обратились к критерию прототипичности, следуя которому подразделили языковые единицы на прототипические и атипические единицы. К прототипическим единицам мы отнесли местоимения первого лица. К атипическим единицам – безличные и неопределенно-личные конструкции.

Ключевые слова: безличная конструкция, личное местоимение, прототип, субъект речи


LINGUISTIC UNITS FOR VERBALIZATION OF THE SPEAKING SUBJECT

Penkovskaya Anastasiya Nikolaevna
Irkutsk National Research Technical University
student

Abstract
The article deals with the linguistic units used for verbalization of the speaking subject. The article uses scientific and technical papers published in English engineering journals as a research material. To describe the linguistic markers of the speaking subject we use the criterion of prototypicality according to which we categorized all linguistic units into prototypical and atypical. The first person singular and plural pronouns are prototypical markers of the speaking subject, while impersonal and indefinite personal constructions are atypical ones.

Keywords: impersonal construction, indefinite personal construction, personal pronoun, prototype, subject


Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Пеньковская А.Н. Языковые единицы вербализации субъекта речи // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/07/15885 (дата обращения: 01.10.2017).

Для вербализации субъекта речи в языке существует огромное количество вариантов, выбор которых зависит от коммуникативных интенций говорящего. Для описания языковых единиц, участвующих в вербализации субъекта речи, мы обратились к теории прототипа, разработанной Элеонорой Рош, в которой предлагается критерий прототипичности, связанный с наличием в сознании человека некоторого образца, в котором разные свойства явления закреплены как его атрибуты. Следуя теории прототипа, мы выделили прототипические и атипические языковые единицы, участвующие в вербализации субъекта речи. Материалом для исследования послужили англоязычные научно-технические статьи.

Прототипические единицы характеризуются максимальной концентрацией признаков, свойственных той или иной языковой категории [6, 7]. Они имеют максимально определенный характер, репрезентируя категорию самым эксплицитным способом, не размывая ее границ, не смещая коммуникативный фокус высказывания с личности на признаки, действия, посессум [9]. Атипические единицы находятся в дистантной расположенности к субъекту речи, обладая более слабыми признаками языковой категории. По мере ослабления этих признаков и нарастания им противоположных (неопределенность, референциальная размытость) происходит постепенный сдвиг в сторону безличных маркеров, располагающихся максимально дистантно от прототипа [8].

К прототипическим маркерам субъекта мы отнесли личные местоимения первого лица единственного и множественного числа.

Следует отметить, что личные прономиналы в лингвистике определяют как эгоцентрические слова, а местоимение первого лица единственного числа является центром эгоцентрической системы, эксплицирует прототипического субъекта [5], субъекта речи, соотносящего все со своей точкой зрения в момент «присваивания» себе языка [10]. Они употребляется для обозначения субъектом самого себя в речи, своей сущности, себя как личности [3, c. 1530].

Уникальность прономинала I заключается в том, что оно всегда показывает, что «актант ситуации представлен как личность, индивидуальность и эта личность тождественна самому говорящему» [10]. Приведем пример:

Based on the dynamics of structures theory, I can determine the natural vibration frequencies and corresponding mode shapes by solving the equation. (International Journal of Applied Science and Engineering Research).

Как показывает пример, местоимение I характеризует субъекта речи как уникального индивида [9]. В семантике местоимения может содержаться и дополнительная информация. Местоимение I не только представляет индивида в его единственности, но и позволяет предположить, что субъект речи как автор научной работы является самостоятельным исследователем, ученым, чей авторитет уже прочно установлен [1]. В то же время употребление местоимения we  может свидетельствовать о стремлении субъекта речи представить свое мнение как точку зрения определенной группы людей, научной школы, научного направления и таким образом повысить значимость своей работы в глазах читателя [2]. Приведем пример:

Hence, we can conclude from the above study that Titanium coated with Platinum with Stainless Steel is the better electrodes than Aluminum and Stainless Steel in the aspect of treating the pollutant efficiently (International Journal of Applied Science and Engineering Research).

Следует отметить, что местоимение we употребляется в научных текстах значительно реже, чем в русскоязычном научном дискурсе. Если англоязычные авторы употребляют we, они действительно имеют в виду группу людей (исследователей определенной научной школы, жителей одной страны, всех людей в целом) [7].

Наиболее распространенным способом вербализации субъекта речи в научно-технических текстах являются безличные и неопределенно-личные конструкции, которые имеют расплывчатую семантику, имплицирую субъекта речи, реализуя коммуникативную интенцию придания высказываниям объективного характера:

Similarly, the removal of TDS, Chloride, COD and Ammonia obtained a maximum percentage removal when Titanium coated with Platinum was employed (International Journal of Applied Science and Engineering Research).

Деперсонализация высказывания, достигаемая за счет употребления бессубъектных конструкций, придает им большую объективность, убедительность, тем самым увеличивая их перлокутивный эффект.

Speaking of the electrically operated devices, one can mention one more method (International Journal of Applied Science and Engineering Research).

Прономинал one, имплицирующий субъекта речи, способствует созданию эффекта референциальной неопределенности. Референтом здесь является субъект речи, но грамматическая конструкция позволяет распространить его точку зрения на неопределенное множество лиц [4]. Референция  к такому субъекту смещает фокус высказывания в сторону максимально неопределенной группы лиц.

Таким образом, для описания языковых единиц, участвующих в вербализации субъекта речи, мы использовали достижения теории прототипа Э. Рош, предполагающей скалярность признаков категории. Прототипическая языковая единица реализует присущие категории свойства наиболее полно. Атипическая характеризуется наличием слабо выраженных признаков категории. К прототипическим маркерам субъекта речи мы отнесли местоимения первого лица, а к атипическим – неопределенно-личные и безличные конструкции.


Библиографический список
  1. Арнольд И.В. Основы научных исследований в лингвистике. М.: Высш. шк., 1991. 140 с.
  2. Болдырева А.А. Особенности выражения авторского «я» в научном дискурсе (на материале английских и русских письменных текстов). URL: http://tpll999.narod.ru/ WEBLSE002/BOLDYREVAKASHKTNLSE2002.htm (дата обращения: 23.03.2009).
  3. Большой толковый словарь русского язык. СПб.: Норинт, 2000. 1536 с.
  4. Бондарко А.В. Теория значения в системе функциональной грамматики (на материале русского языка). М.: Языки славянской культуры, 2002. 736 с.
  5. Ковалева Л.М. Английская грамматика: предложение и слово: монография. Иркутск, 2008. 397 с.
  6. Крапивкина О.А. Местоименные маркеры субъекта высказывания в юридическом дискурсе // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2010. № 7(47). С. 331-336.
  7. Крапивкина О.А. Лингвистический статус субъекта в юридическом дискурсе (на материале английского и русского языков): автореферат дисс. … канд. филол. наук. Иркутск, 2011. 20 с.
  8. Крапивкина О.А. Субъект особого мнения конституционного судьи: скриптор или личность // Журнал конституционного правосудия. 2011. № 6. С. 23-28.
  9. Крапивкина О.А. Языковые механизмы самопрезентации субъекта в законодательных жанрах юридического дискурса // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2011. № 7(54). С. 243-248.
  10. Серебренникова Е.Ф. Способы представле­ния лица личными местоимениями во фран­цузском языке. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1997. 200 с.


Все статьи автора «Кочнев Константин Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: