УДК 81'272

МНОГОМЕРНЫЙ ХАРАКТЕР ИДЕНТИЧНОСТИ МИНОРИТАРНЫХ ЯЗЫКОВЫХ СООБЩЕСТВ КАНАДЫ

Зурабова Лана Руслановна1, Черкашина Елена Ивановна2
1Московский городской педагогический университет, магистрант
2Московский городской педагогический университет, доцент кафедры романской филологии ИИЯ, к.ф.н., доцент

Аннотация
В данной статье анализируется влияние языковой политики Канады на самоопределение миноритарных языковых сообществ, а также роль плюралингвизма в процессе формирования многомерного характера канадской идентичности.

Ключевые слова: глобализация, гражданская идентичность, двуязычие, лингвокультурные сообщества, миноритарные языковые сообщества, мультикультурализм, языковая политика


MULTIDIMENSIONAL IDENTITY OF LINGUISTIC MINORITIES IN CANADA

Zurabova Lana Ruslanovna1, Cherkashina Elena Ivanovna2
1Moscow City Teacher Training University, master's degree student
2Moscow City Teacher Training University, PhD in Philological sciences, Associate Professor

Abstract
This article analyzes the impact of Canada's language policy on the sense of self-determination of its linguistic minorities and the role of pluralinguism in shaping their multidimensional national identity.

Keywords: bilingualism, Canadian identity, civiс identity, globalization, language policy, linguacultural communities, linguistic minorities., multiculturalism


Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Зурабова Л.Р., Черкашина Е.И. Многомерный характер идентичности миноритарных языковых сообществ Канады // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/07/15475 (дата обращения: 28.05.2017).

Процесс глобализации, как сложной, саморазвивающейся системы, характеризуется, по мнению многих исследователей, переходом от одной культурно-цивилизационной парадигмы к другой. Глубокие структурные изменения социального и культурного характера выражаются в подъеме этнического самосознания и повышенном внимании мировой общественности к проблеме сохранения и передачи родного языка и культуры через поколения. В связи с этим, все больше исследований в лингвистике посвящается категории идентичности, а также вопросам лингвокультурного разнообразия и защиты языковых прав личности, что особенно актуально в многоязычных, этнически разнородных сообществах.

Многомерный характер идентичности канадских языковых сообществ объясняется сложной историей колонизации Северной Америки. Уникальность языковой ситуации современной Канады заключается в исторически сложившемся противоборстве двух языков (английского и французского), и, как следствие, двух культур, а также в их тесном взаимодействии с языками и культурами коренного населения и мигрантов.

Под идентичностью мы понимаем «психологическое соотнесение индивида с социальной группой или этносоциальной общностью, с которой он разделяет определенные нормы, ценности, групповые установки» [1, с. 72]. Необходимо отметить, что многомерный характер канадской идентичности проявляется в том, что она формируется в трех плоскостях: этнической, лингвокультурной и гражданственной.

Язык, будучи ключевым детерминантом самоопределения народов, населяющих Канаду, представляет собой основополагающий элемент их этнической принадлежности и выступает в качестве средства сохранения базовых установок культуры. Таким образом, в лингвокультурной плоскости канадская идентичность подразумевает «осознание своей идентичности в рамках принадлежности к тому или иному лингвокультурному сообществу… на основании распознавания и использования… моделей дискурсивных событий, признанных в культуре и усвоенных субъектом в процессе социализации» [2, с. 65].

В гражданственной плоскости самоидентификация индивидов происходит через осознание своей принадлежности к государству и обществу, и входит в понятийное поле термина национальная идентичность. Тем не менее, следует сделать несколько терминологических оговорок. Как отмечает известный российский канадовед А.И. Черкасов, «пониманию термина “нация”, “национальность”, сложившемуся в русском языке, в большинстве стран западного мира, включая и Канаду, соответствует скорее понятие “этническая группа”, тогда как “нацией” там называется скорее вся совокупность подданных какого-либо государства, а понятие “национальность” практически идентично понятию “гражданства”» [3]. В связи с этим в нашем исследовании мы используем термин гражданская идентичность.

Рассматривая понятие гражданской идентичности необходимо обратиться к трем аспектам гражданства, на которые мы будем ссылаться в дальнейшем: 1) права и обязанности гражданина по отношению к обществу); 2) доступ к инструментам, позволяющим пользоваться упомянутыми правами, как например, доступ к судебной системе, системе здравоохранения, образования; 3) национальная принадлежность (кто может считаться гражданином страны, а кто нет) [4, с. 5].

Со второй половины XX века политической элитой Канады предпринимались меры в сфере языковой политики по формированию идентичности канадского народа и сокращению социокультурного разрыва между французским и английским языком с помощью концепции двуязычия. Продолжительная дискриминация по языковому признаку в купе с пренебрежительным отношением властей провинций к вопросу образования на французском языке привели к отсутствию финансирования, адекватного учебного плана и квалифицированных кадров. Подчиненное положение французского языка в канадском обществе способствовало формированию низкого социального статуса франкофонов [5, с. 12]. В свою очередь, данная ситуация крайне пагубно сказывалась на чувстве самоопределения франкоговорящего населения.

К 60-м годам на фоне интенсивной ассимиляции, неравных возможностей в сфере труда и образования, а также снижения уровня рождаемости среди франкофонного населения в канадском обществе произошло формирование значительного властного дисбаланса, что, в свою очередь, стало причиной распространения идей сепаратизма и подъема квебекского национализма. События, впоследствии названные “Тихой революцией” (Révolution tranquille), послужили катализатором глубоких структурных изменений внутриполитического курса Канады [6, с. 127].

В частности, в 1963 г. была создана Королевская комиссия по вопросам двуязычия и бикультурализма (Royal Commission on Bilingualism and Biculturalism), чьи исследования заложили основу современной языковой политики Канады. Согласно докладу № 2 комиссии франкофонное население отличалось наиболее низкими показателями дохода и образования по стране, в то время, как англоязычное меньшинство в Квебеке имело доступ к качественному начальному, среднему и даже высшему образованию на английском языке в том числе в Квебеке. Вследствие недостатка языковых программ лишь небольшая часть населения имела возможность изучать два языка [См. 7, 28-29; 39-40; 81].

Таким образом, языковая политика Канады характеризовалась постепенным переходом от ущемления прав французского языка к равноправному положению двух языков в статусе официальных, что повлекло за собой выработку мер по поддержанию равноправия в сфере государственных услуг, культуры и, что не менее важно, образования (второй аспект гражданства). Осознание права на образование на родном языке в качестве языкового права личности и предпринятые усилия по продвижению образовательных реформ в этот период внесли значительный вклад в формирование канадской идентичности.

Для освещения влияния существующей языковой политики на формирование идентичности в лингвокультурных сообществах необходимо обратить внимание на роль расширения образовательных возможностей для франкофонов, проживающих за пределами Квебека. Согласно исследованиям билингвизма в смешанных франкофонно-англофонных семьях, в Канаде место доминантной культуры занимала англоязычная. Была выявлена тесная взаимосвязь между обучением во франкоязычной школе, языковой ситуацией дома и отношением молодого поколения к французскому языку и культуре. Обучение на французском языке в значительной мере способствовало формированию к подростковому возрасту чувства сильной привязанности к французскому языку и культуре, а также осознанию себя представителем данной культуры [Приводится по: 5, с. 35].

Продвижение двух официальных языков в качестве символа канадской идентичности, тем не менее, не разрешило всех противоречий, так как в процессе развития канадского общества стало очевидно, что далеко не все этноязыковые группы населения входят в рамки адресованной языковой политикой модели. В первую очередь данная ситуация была связана с отсутствием признания других языковых и этнических сообществ в глазах общественности.

К 80-м годам наблюдался сдвиг фокуса внимания на проблему отсутствия нормативно-правовой базы и государственных инициатив по признанию языковых прав коренных народов (индейцев и эскимосов-инуитов) и мигрантов, а также поддержанию их культурного разнообразия. Исторически данные группы обладали неравным правовым статусом в обществе, так как их этнические, расовые, языковые, религиозные или культурные особенности находились за рамками критериев принадлежности к канадской культуре (третий аспект гражданства). В данном случае идентичность, как в лингвокультурной, так и в гражданственной плоскости формировалась в процессе социальных взаимодействий, выражающихся в отношениях власти и подчинения.

На формирование идентичности коренных народов во многом повлияли образовательные инициативы, реализуемые европейцами, чьи языки были наделены более значимым социальным статусом. Согласно докладу по результатам совещания международной группы экспертов по языкам коренных народов ООН, языки и культуры коренных народов по всему миру находятся под угрозой исчезновения, а проблема разработки качественных образовательных стратегий обучения на родном языке остается нерешенной [8, с. 4-5]. Канада не является исключением. В соответствии с докладом № 3 Королевской комиссии по делам коренных народов Канады (The Royal Commission on Aboriginal Peoples) использование языков коренного населения в сфере образования и наделение их более высоким правовым статусом играет ключевое значение для сохранения жизнеспособности культуры автохтонов и реализации их языковых прав [См. 9, с. 418-419; 421; 577; 642-644].

К 90-м годам в канадском обществе наблюдалась постепенная радикализация политического дискурса в вопросах канадской идентичности, связанная, как можно предположить, с экономическим спадом и победой на выборах в правительстве неоконсервативной партии в 1995 г. в Онтарио – второй по площади и первой по заселенности провинции, с наиболее высоким притоком мигрантов. В этот период все большую актуальность стала представлять интеграция мигрантов в канадское общество. Учитывая опыт принудительной ассимиляции этнических и языковых меньшинств, и его пагубное влияние на формирование национальной идентичности, стало очевидным, что данный вопрос требует большей деликатности и внимания к проблеме сохранения языка и культуры, и их передачи следующему поколению.

Появилась угроза формирования в обществе агрессивных настроений, направленных против мигрантов и беженцев, в особенности неевропейского происхождения. Чтобы не допустить дестабилизации общества, политические лидеры и исследователи начали уделять большее внимание вопросам сплоченности общества, гражданства и идентичности. Исследования этих вопросов проводились при финансовой поддержке федеральных агентств и частных организаций, в том числе через два проекта: Канадскую сеть политических исследований (Canadian Policy Research Network) [10] и проект «Метрополис» – национальный форум для исследования миграции и жизни в больших городах (Metropolis Project) [11].

Отметим, что и по сей день провинции осуществляют разнообразные образовательные инициативы, способствующие формированию гражданской идентичности среди мигрантов. Тем не менее, нельзя отрицать того факта, что данный вопрос не проработан в полной мере и все еще требует реформирования со стороны федерального правительства, поскольку в социокультурном плане иммигранты все еще находятся в положении лимитированного доступа к правам, в том числе языковым (второй аспект гражданства). Таким образом, языковые права являются составной частью уже упоминавшихся ранее трех аспектов гражданства и напрямую связаны с формированием гражданской идентичности.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что, в силу культурного, языкового и этнического разнообразия Канады, идентичность представителей миноритарных языковых сообществ страны многомерна и разворачивается в трех плоскостях, находящихся в постоянном взаимодействии, в зависимости от происхождения гражданина (См. рис. 1). Вследствие чего можно резюмировать, что в одном человеке могут сосуществовать несколько идентичностей, каждая из которых ставит его в разные условия социального взаимодействия.

Рисунок 1. Схема трех плоскостей канадской идентичности.

Рассмотрение вопроса идентичности в канадском обществе носит открытый характер и, отвечая на вызовы времени, требует дальнейших шагов в плане реализации языковой политики на федеральном и локальном уровне.


Библиографический список
  1. Словарь социолингвистических терминов / Отв. ред. В.Ю. Михальченко. М.: РАН. Институт языкознания. Российская академия лингвистических наук, 2006.
  2. Герман Н.Ф. Лингвокультурная идентичность субъекта коммуникации // Вестник ЧелГУ. 2009. №11. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/lingvokulturnaya-identichnost-subekta-kommunikatsii (дата обращения: 24.05.2016).
  3. Черкасов А. Этнокультурная мозаика и межэтнические отношения в Канаде // Канадский паспорт. 2001. № 2 (29). URL: http://www.niworld.ru/Statei/cherkasov/n1.htm (дата обращения: 03.04.2016).
  4. Jenson J., Papillon M. The Changing Boundaries of Citizenship. A Review and a Research Agenda. Ottawa: Canadian Policy Research Networks. URL: http://www.cccg.umontreal.ca/pdf/CPRN/CPRN_Chnaging%20Boundaries.pdf (дата обращения: 20.04.2016).
  5. Churchill S. Language education, Canadian civic identity and the identities of Canadians. Strasbourg, France: Council of Europe, 2002. URL: http://www.coe.int/t/dg4/linguistic/Source/ChurchillEN.pdf              (дата обращения: 20.03.2016).
  6. Багана Ж. Языковая политика в Канаде / Багана Ж., Трещева Н.В. // Научная мысль Кавказа. 2008. № 2. С. 126–128. URL: http://dspace.bsu.edu.ru/bitstream/123456789/133/1/Bagana1.pdf          (дата обращения: 17.03.2016).
  7. Report of the Royal Commission on Bilingualism and Biculturalism, Vol. 2. 1968. URL: http://publications.gc.ca/collections/collection_2014/bcp-pco/Z1-1963-1-5-2-1-eng.pdf (дата обращения: 20.04.2016).
  8. Report of the international expert group meeting on indigenous languages URL: https://documents-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N08/213/56/pdf/N0821356.pdf (дата обращения: 15.04.2016).
  9. Royal Commission on Aboriginal Peoples 1996, vol. 3. URL: https://qspace.library.queensu.ca/bitstream/1974/6874/3/RRCAP3_combined.pdf (дата обращения: 15.04.2016).
  10. Canadian Policy Research Networks (CPRN). URL: http://www.cprn.org (дата обращения: 20.04.2016).
  11.  Metropolis Project. URL: http://www.metropolis.net (дата обращения 20.04.2016).


Все статьи автора «Зурабова Лана Руслановна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)