УДК 282/288

КАТОЛИЧЕСКАЯ ОБЩИНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В XVIII ВЕКЕ: ИЗУЧЕНИЕ ВОПРОСА В ИСТОРИОГРАФИИ

Амбурцев Роман Альбертович1, Колодина Арина Константиновна2
1Санкт-Петербургский государственный университет, старший преподаватель кафедры региональной политики и политической географии Института наук о Земле
2Институт Истории Санкт-Петербургского государственного университета, студентка

Аннотация
Статья представляет собой историографический обзор на тему истории католической общины Санкт-Петербурга XVIII в. На основе анализа современных работ отечественных исследователей отмечаются основные аспекты жизнедеятельности религиозных общин в городе. По мнению авторов статьи, изучение конфессиональной истории Санкт-Петербурга особо актуально, так как это дает возможность более глубокому пониманию социокультурного феномена Санкт-Петербурга и дает представление об особенностях адаптации иностранцев в России.

Ключевые слова: иностранцы в России, историография, католики, римско-католическая община Санкт-Петербурга, Россия в XVIII в.


THE CATHOLIC COMMUNITY OF ST. PETERSBURG IN THE XVIII CENTURY: THE CONSIDERATION OF THE HISTORIOGRAPHY

Amburtsev Roman Al'bertovich1, Kolodina Arina Konstantinovna2
1St.Petersburg State University, senior lecturer of Regional Policy and Political Geography deraptment
2Institute of History, St. Petersburg state University, student

Abstract
The article represents the historiographical review about the history of the Catholic community of St. Petersburg in XVIII century. Based on the analysis of contemporary works of the Russian researchers, the main aspects of the life of the religious communities in the city are highlighted.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Амбурцев Р.А., Колодина А.К. Католическая община Санкт-Петербурга в XVIII веке: изучение вопроса в историографии // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/06/15565 (дата обращения: 02.10.2017).

В истории России XVIII век стал поистине поворотным. Это время, когда облик страны во многом поменялся, что было достигнуто благодаря деятельности и реформам первого российского императора Петра I Великого (1682-1725). Преобразования нуждались в огромном количестве специалистов, большинство из которых прибывало из других стран. Иностранцы приносили в Россию не только свой опыт и знания, но и культуру, в том числе религию. Именно Санкт-Петербург стал центром притяжения новых культурных и религиозных реалий, с самого своего основания формируясь как межконфессиональный центр будущей империи. Прибывая в Россию, представители прежде всего христианских конфессий стремились к консолидации, тем самым создавались различные религиозные общины – особые социальные институты и социальные общности. Изучение этого феномена в рамках российской истории представляется авторам этой статьи особо значимым: во-первых, распад СССР и последующее исчезновение религиозного диктата и официального атеизма повлекло за собой актуализацию темы религии в истории России, восполняется историографический «пробел» в конфессиональных исследованиях, создавшийся в советский период; во-вторых, интересна адаптация и функционирование различных религиозных общин в русской среде, в которой традиционно доминировало православие, и, в-третьих, значительный след в истории России XVIII в., а особенно в жизни Санкт-Петербурга, оставили иностранцы-католики, которые тем самым заслуживают самого пристального внимания и изучения.

Обращаясь далее к историографическому обзору темы, необходимо прежде всего заметить, что начало изучения христианских иностранных общин Санкт-Петербурга, было положено А.Э. Алакшиным, специализирующимся в области протестантов. Монография «Протестантские общины в Петербурге в XVIII веке» [1] представляет собой фундаментальное исследование, которое впервые комплексно рассматривает все стороны жизни протестантов Петербурга в указанный период: анализируется их правовое положение, внутриобщинная деятельность, в том числе и финансово-экономическая сторона, а также организация лютеранских школ, взаимоотношение с органами государственной власти, социальная сторона жизни. Кроме того, автором был изучен конфессиональный состав протестантов, которые были представлены немецкой лютеранской общиной и другими лютеранскими общинами, носящими национальный характер, а также различными реформистскими течениями.

Изучение иностранных христианских общин Санкт-Петербурга XVIII века в современной науке было успешно продолжено А.Н. Андреевым и Е.А. Самыловской, но уже в области католиков. Прежде всего, выделяется монография Андреева А.Н. «Католицизм и общество в России XVIII в.» [2]. В качестве цели работы обозначено воссоздание «максимально достоверной и целостной картины взаимоотношений общества с католиками и католическими священниками в России XVIII столетия, а также в анализе католического влияния на русское общество той эпохи» [2, с. 23]. Значимость этого исследования заключается в том, что процессы, привлекшие внимание автора, рассматриваются впервые в исторической науке. В работе рассмотрены такие аспекты, как распространение католичества в России до и после петровских реформ, правовое положение католиков в XVIII в., а также влияние католицизма на российское общество и его взаимоотношения с православным духовенством.

Нельзя не обратить внимание на статью А.Э. Алакшина и А.Н. Андреева «Проблемы и перспективы изучения истории западнохристианских общин Петербурга в XVIII в. в контексте развития современной исторической науки» [3], в которой, рассматривается важность изучения данной темы, в том числе проблема выработки терминологического аппарата. Так, исследователи обращают внимание на то, что историкам, занимающимся изучением религий, необходимо договорится об употреблении конкретных понятий и смыслов. Например, отмечается, что в кругах историков такие понятия как «ересь», «секта», «нетрадиционные религии» и др. должны иметь четкое определение [3, с. 91]. Исследователи анализируют также слабые, по их мнению, работы с точки зрения методологической и источниковедческой базы, изучающие инославные общины России.

Далее обратимся к рассмотрению различных аспектов истории католической общины Санкт-Петербурга XVIII в. Особо отметим работы Е.А. Самыловской: именно этим авторов впервые был поставлен вопрос об общественной деятельности первого архитектора Петербурга Доменико Трезини (1670-1734), который был и первым старостой католической общины города, пробыв в этой должности 30 лет до самой своей смерти. Исследователь объясняет занятие архитектором этой должности приближенностью к императору Петру I и А.Д. Меншикову, но самое главное – это личные качества зодчего, который выделялся как яркий лидер, способный успешно контролировать жизнь общины, сглаживать конфликты, проявлявшиеся на фоне многонациональности верующих. В исследовании Р. Ханковской, которое посвящено истории петербургского храма св. Екатерины, также можно найти информацию, что именно в доме Д. Трезини, построенном в 1705 или 1706 г., была организована первая католическая молельня[4, с. 21]. Из этого следует, что католическая община Санкт-Петербурга стала формироваться с самого основания города при посильном участии зодчего.  Затем Д. Трезини активно участвовал в 1710 г. в постройке первого в Санкт-Петербурге католического храма [5].

Е.А. Самыловская, проанализировав метрические книги римско-католического храма св. Екатерины Александрийской [6], дополнила портрет Д. Трезини: впервые уточнила данные о женах и о рождении детей архитектора [7, с. 255]. Например, крестным Пьетро Трезини был сам Петр I [7, с. 253]. Далее вопрос семьи Трезини был расширен и углублен А.Н. Андреевым. Причём исследователь отметил важность изучения данного вопроса, ведь «жизнь Трезини и его семьи – это история петербургского католического прихода первых лет его существования» [8].

Продолжая рассмотрение вопроса о Д. Трезини, обратим также внимание на статью А.Н. Андреева и Ю.С. Андреевой, в которой была проанализирована проблема католической составляющей в творчестве архитектора [9]. Рассматривая композиции Петровских ворот и Петропавловского собора, исследователи приходят к выводу, что зодчий сознательно привнес в православную архитектуру римско-католические мотивы, что также может быть свидетельством «о католическом характере его апперцепции православия». Таким образом, можно видеть, что католицизм являлся важной составляющей не только жизни, но и творчества Д. Трезини [9, с. 90].

Исследователями проанализированы и другие персоналии, которые сыграли важную роль в истории католической общины Санкт-Петербурга в XVIII в. Так, стоит отметить статью о вице-адмирале Матии Змаевиче (1680-1735) [10]. Будучи, вероятно, старостой от морских служащих, его общественная деятельность укрепила положение католической общины, кроме того, он имел связи в Ватикане, что придавало ему и особый авторитет. Им же оказывалась поддержка католическим священникам, которые прибывали в Санкт-Петербург, а также выделялись большие средства на содержание и жизнь общины.

Обратимся и к важной работе, посвященной офицерам-католикам Балтийского военно-морского флота [11], которые играли заметную роль в общинной жизни. В среде католиков моряков было не так много и принадлежали они, в основном, к галерному флоту. По подсчетам Е.А. Самыловской, их количество составляло 1,9% от всей общины [11, с. 118]. Тем не менее, несмотря на небольшую численность, именно моряки имели весомое значение в общине. Офицеры Балтийского военно-морского флота сыграли важную роль в конфликте между капуцинами и францисканцами за право служить при петербургском костеле, потрясшим и расколовшим общину в 20-х гг. XVIII в. Именно в этом споре на первый план выдвигается вице-адмирал Матий Змаевич, который представлял интересы францисканцев, и капитан-командор Лука Дамиани, защищавший капуцинов. Из других эпизодов деятельности моряков в общине нужно отметить их активное участие в строительстве первого католического костела в Греческой слободе, что также подтверждают архивные документы. В общем и целом, несмотря на относительную малочисленность моряков в католической общине, именно они играли в ней важную роль, так как обладали большим авторитетом, который был достигнут путем успешной службы и приближенности к правительственным лицам.

Интересна статья, в которой освещен жизненный путь полководца Петра Петровича Ласси (1678-1751), «осмысливаются его конфессиональный статус и религиозная мотивация»[12, с. 39]. При этом, данная работа впервые освещает жизнь и деятельность Ласси именно в контексте его католического вероисповедования, как члена общины Санкт-Петербурга. Исследователь через частный пример биографии иностранца-католика на русской службе приходит к общему выводу, что религиозная толерантность, провозглашенная в России в XVIII в., явилась тем фактом, который активизировал движение страны по пути модернизации и активного реформирования, чему поспособствовали талантливые личности – носители отличной от русской культуры.

Далее обратим внимание на изучение различных сторон жизни католической общины Санкт-Петербурга XVIII в. – социальной, конфессиональной, финансовой, культурной и других. Здесь, опять же, выделяются статьи А.Н. Андреева и Е.А. Самыловской и их основополагающие разработки данного вопроса.

Е.А. Самыловская изучила повседневную жизнь католической общины, определив в частности, что к 1725 г. число католиков составляло примерно 3,5% от общего числа жителей города [7, с. 255]. Кроме того, рассмотрены конфликты и разногласия, которые были присущи общине. Подробно освещается уже упоминавшийся выше конфликт между францисканцами и капуцинами, а также разногласия, возникавшие на почве многонациональности верующих, которые желали проведения богослужений на их родном языке. Рассмотрены и межконфессиональные отношения католиков с протестантами и православными, которые могли проявляться как в благожелательном отношении друг к другу, так и в конфликтах. Исследователь отмечает, что католическая община, несмотря на ссоры, «становилась тем средством, которое помогало адаптироваться иностранцам-католикам к жизни в чуждой им стране» [7, с. 260]. Изучены и социальные связи петербургских католиков: установлена динамика их численности в том числе и на основе анализа метрической книги храма св. Екатерины Александрийской. В рамках данной статьи освещен следующий интересный вопрос: представителей какой нации чаще всего звали католики в восприемники, то есть к крестным для своих детей. Данные по вопросу выражены в процентном соотношении по каждой нации (немцы, французы, итальянцы, поляки) [13]. Кроме того, отражены данные по межконфессиональным и межнациональным бракам, несмотря даже на то, что в последнем случае в общине нередки были конфликты на почве её многонациональности.

Отдельно конфессиональной жизни католической общины Санкт-Петербурга за весь период XVIII в. посвящена статья А.Н. Андреева[14], в которой также проанализированы метрические книги храма св. Екатерины Александрийской и составлены схемы, которые наглядно демонстрируют динамику крещений за периоды 1710-1740 гг. и 1746-1778 гг., а также число венчаний в 1746-1773 гг. Подводя итоги, исследователь отмечает, что масштаб религиозной жизни петербургских католиков нисколько не уступал протестантам. При этом автором приводится цифра примерно в 6-8 тыс. католиков в Санкт-Петербурге и, по А.Э. Алакшину, более 6 тыс. протестантов[14, с. 12].

В историографии также затронут вопрос институционализации римско-католических организаций в 1710-1760 гг. – собраний и советов, проанализированы их структура, состав и функции, а также выявлено их значение [15]. Эта тема представляется важной, так как российское правительство ограничило управление Ватиканом римско-католических миссий в России, следовательно, самостоятельность католической общины в вопросе организации собственной жизнедеятельности возрастает. Это подтверждают выводы, сделанные Е.А. Самыловской, согласно которым сама община повлияла на разработку и принятие «Регламента, данного Санкт-Петербургской римско-католической церкви» (1769). При этом община начала формировать приходской совет самостоятельно во второй половине 1750-х гг., то есть до этого периода жесткого контроля властей над ней не было. Однако с 1760-х гг. все же католическая община ставится под контроль правительства, но, тем не менее, она пыталась влиять на назначения священников, их количество, контролировать настоятелей, церковное имущество и финансы. Последнему аспекту посвящена недавняя статья Е.А. Самыловской – рассмотрено финансовое положение римско-католического духовенства [16]. В условиях растущей инфляции, средств, которые выделяла Конгрегация пропаганды веры, не хватало. Часть бремени по финансовому обеспечению священников легла на католическую общину, выделялись и отдельные пожертвования. Сложившиеся обстоятельства не благоприятствовали внутреннему положению общины: само духовенство и миссионерская коллегия были недовольны тем, что на патеров могли таким образом оказывать влияние, сами же петербургские католики тяготились легшим на них финансовым бременем. В частности, священникам приходилось искать другие источники доходов. Одним из таких источников было, например, частное преподавание. Вопросам педагогической деятельности католической общины тоже посвящены некоторые работы. Данный аспект частично затронул А.Н. Андреев, указав на то, что в 1769 г. упоминается действующая при храме школа для мальчиков, в которой могли учиться только католики. Однако все же какой-либо систематизированной деятельности в области католического образования костел не проводил[17]. Отметим статью А.В. Флоровского, который изучил латинские школы первой четверти XVIII в., анализируя педагогическую деятельность капуцинов и францисканцев[18]. Е.А. Самыловская впервые коснулась вопроса конкуренции католических школ с Петришуле. Именно последняя вышла победителем из этой борьбы, так как, во-первых, общину раздирали внутренние конфликты, а, во-вторых, в 1750-1760-х гг. отсутствовал яркий организатор, который смог бы наладить образовательную деятельность[19]. На развитии образования в Санкт-Петербурге повлияли и католические монашеские миссии Северо-Запада России, которые изучены Е.В. Маракушиной[20]. Кроме того, исследователь попыталась изучить состав католического духовенства. В частности, делается вывод, что именно деятельность миссий повлияла на значительное увеличение мирян-католиков, а они оказали особое влияние на развитие не только отмеченного нами образования, но и в целом культуры Санкт-Петербурга.

У исследователей вызвал интерес вопрос правового положения петербургских католиков. В данном случае отметим работу О.А. Лиценбергер, которая сконцентрировала свое внимание на истории правового регулирования, межконфессиональных отношений, взаимоотношений с государством и обществом римско-католической и лютеранской церквей, охватив IX-XX вв. [21; 22].  Однако из недостатков работ стоит отметить недостаточную освещенность интересующего нас XVIII в. Далее выделим уже отмечавшуюся нами выше монографию А.Н. Андреева «Католицизм и общество в России в XVIII в.», в которой проанализированы различные законодательные акты правительства по отношению к католикам, налагающие на них определенные запреты. Помимо этого, исследователь затронул вопрос борьбы правительства против католической пропаганды. Отдельно правовому аспекту деятельности католической общины и её взаимодействию с органами государственной власти посвящена одна из статей А.Н. Андреева [23].

Итак, как мы можем видеть, исследователи, выявляя различные архивные материалы, последовательно и подробно освещают все стороны жизни католиков в указанный период. Все это позволяет пролить свет на жизнь иностранцев в России XVIII в. – в период модернизации страны. Кроме того, изучение этой темы весьма интересно в плане адаптации представителей иностранных христианских конфессий к жизни в России в XVIII в., когда были особо сильны позиции традиционной для страны православной религии. По мнению авторов данной статьи, изучение конфессиональной истории Санкт-Петербурга особо актуально, так как это дает возможность более глубокому пониманию социокультурного феномена Санкт-Петербурга, его особой и самобытной природы, которая проявилась практически с первых же лет жизни города. Таким образом, затронутую нами тему можно трактовать в рамках всеобщей модернизации России, что можно заметить по работам А.Н. Андреева, или рассматривать в контексте формирования особого облика Санкт-Петербурга, куда можно отнести работы Е.А. Самыловской. Нами выделены наиболее серьезные работы, которые достоверно формируют наше представление о жизни инославных общин Санкт-Петербурга в XVIII в.


Библиографический список
  1. Алакшин А.Э. Протестантские общины в Петербурге в XVIII веке. Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 2006. 402 с.
  2. Андреев А.Н. Католицизм и общество в России XVIII в. Челябинск: ЮУрГУ, 2007. 393 с.
  3. Алакшин А.Э., Андреев А.Н. Проблемы и перспективы изучения истории западнохристианских общин Петербурга в XVIII в. в контексте развития современной исторической науки // Санкт-Петербургский исторический журнал. СПб., 2014. С. 183-199.
  4. Ханковска Р. Храм святой Екатерины в Санкт-Петербурге. / пер. Р. Ханковска, С. Карпенок. СПб: Чистый лист, 2001.
  5. Самыловская Е.А. Доменико Трезини – католический староста: общественная деятельность первого архитектора Санкт-Петербурга // Личность и культура. СПб., 2010. № 6 (58). С. 93–95.
  6. Самыловская Е.А. Метрические книги римско-католической церкви святой Екатерины Александрийской как исторический источник по истории католической общины Санкт-Петербурга в первой половине XVIII в. // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. Краснодар: Наука и образование, 2014. № 1. С. 269–272.
  7. Самыловская Е.А. Повседневная жизнь петербургской католической общины в первой трети XVIII века // Труды Государственного Эрмитажа: [Т.] 70: Петровское время в лицах – 2013: К 400-летию Дома Романовых (1613–2013): материалы научной конференции / Государственный Эрмитаж. СПб.: Гос. Эрмитаж, 2013. C. 252-262.
  8. Андреев А.Н. Католики Трезини в России // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/03/6283, (дата обращения: 21.02.2016).
  9. Андреев А.Н., Андреева Ю.С. Католическая составляющая в творчестве Доменико Трезини: к постановке проблемы // Вестник ЮУрГУ. Серия: «Социально-гуманитарные науки». 2013., Т. 13, № 1. С. 86-91.
  10. Самыловская Е.А. Общественная деятельность адмирала Матии Змаевича в Римско-католической общине Санкт-Петербурга // Общество. Среда. Развитие. СПб.: Центр научно-информационных технологий «Астерион», 2014. № 2 (31). С. 61–64.
  11. Самыловская Е.А. Офицеры Балтийского военно-морского флота в составе католической общины Санкт-Петербурга в первой трети XVIII века // Санкт-Петербург и страны Северной Европы: материалы Пятнадцатой ежегодной международной научной конференции (16–17 апреля 2013 г.) / под ред. В.Н. Барышникова, П.А. Кротова. СПб.: РХГА, 2014. С. 117–123.
  12. Андреев А.Н. Католик на русской службе Петр Петрович Ласси // Вестник ЮУрГУ. Серия: «Социально-гуманитарные науки». 2015., Т. 15, № 3. С. 39-45.
  13. Самыловская Е.А. Социальные связи петербургских католиков в первой половине XVIII века // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 9(35): в 2-х ч. Ч. II. С. 155-156.
  14. Андреев А.Н. Конфессиональная жизнь петербургских католиков в XVIII столетии // Вестник ЮУрГУ. Серия: «Социально-гуманитарные науки». 2014., Т. 14, № 1. С. 6-14.
  15. Самыловская Е.А. Институты церковных собраний и советов римско-католической общины Санкт-Петербурга в 1710–1760-х годах // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Гуманитарные и общественные науки. 2015. № 3(227). С. 80–85.
  16. Самыловская Е.А. Финансовое положение петербургского римско-католического духовенства в первой половине XVIII в. // Вестник НовГУ, Серия: «Гуманитарные науки». Великий Новгород: НовГУ, 2015. №7(90). С. 46-48.
  17. Андреев А.Н. Римско-католическое духовенство в Петербурге в 1740-е – 1760-е гг. // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/05/6914, (дата обращения: 21.02.2015).
  18. Флоровский А.В. Латинские школы в России в эпоху Петра Первого // Восемнадцатый век. Вып. 5. М.; Л., 1962. С. 316–335.
  19. Самыловская Е.А. Исторический анализ педагогической деятельности римско-католического духовенства в Петербурге в 1710-1760 гг. // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014. №4(32). [Электронный ресурс]. URL: http://scientific-notes.ru/index.php?page=6&new=37, (дата обращения: 21.02.2016).
  20. Маракушина Е.В. Католические монашеские миссии на Северо-Западе России: автореф. дис…канд. философ. н., СПб., 2007.
  21. Лиценбергер О.А. Римско-католическая и евангелическо-лютеранская церкви в России: сравнительный анализ взаимодействия с государством и обществом (XVIII – начало XX в.): автореф. дис… д. ист. н., Саратов, 2005.
  22. Лиценбергер О. А. Римско-католическая церковь в России: История и правовое положение. Саратов, 2001.
  23. Андреев А.Н. Правовое положение петербургских католиков и практика их взаимодействия с органами власти в XVIII веке // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/04/6541, (дата обращения: 21.02.2016).


Все статьи автора «Колодина Арина Константиновна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: