УДК 316.774

ТИПОЛОГИЯ КОММУНИКАЦИОННЫХ МАТРИЦ. МЕДИАМАТРИЦЫ

Федорова Екатерина Денисовна
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
бакалавр факультета коммуникаций, медиа и дизайна

Аннотация
В данной статье рассматриваются появившиеся относительно недавно понятия «коммуникационные матрицы» и «медиаматрицы». Раскрывается идея о том, что существует пятый социальный институт, а именно, «коммуникационный». Также представлена критика этой идеи и предложен взгляд на коммуникацию как на компонент, а не эквивалент социальным институтам. В контексте непрерывно развивающейся медиакоммуникационной сферы и медиасреды описывается понятие «медиаматрицы»: значение, функции, связь с другими социальными матрицами (устойчивыми моделями действий). Кроме того, предлагаются критерии различия СМИ и медиа, а также функционал журналистики соучастия, влияния и информирования в их контексте.

Ключевые слова: журналистика влияния, журналистика информирования, журналистика соучастия, коммуникационные матрицы, медиаматрицы, медиасреда


TYPOLOGY OF COMMUNICATION MATRICES. MEDIAMATRICES

Fedorova Ekaterina Denisovna
National Research University Higher School of Economics
Bachelor of Communications, Media and Design Faculty

Abstract
In the present article the concept of communication matrices and mediamatrices are under consideration. The idea of fifth social institution (communication institute exactly) being is describing. Also there is represented the criticism of this idea. The point that communication is component, not equivalent of social institutions is offered at the article. There is described the concept of mediamatrices and their value, function, communication with other social matrices (stable models of action). In addition, the proposed criteria for distinguishing mass media and the whole area of media, as well as the functionality of the complicity journalism, informing journalism, journalism of influence in their context.

Keywords: communication matrices, complicity journalism, informing journalism, journalism of influence, media environment, mediamatrices


Рубрика: Журналистика

Библиографическая ссылка на статью:
Федорова Е.Д. Типология коммуникационных матриц. Медиаматрицы // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/06/15487 (дата обращения: 30.09.2017).

Современный мир устроен так, что человек находится в условиях непрерывного взаимодействия. Пожалуй, только некоторые исключения (как живущая в тайге со времен гражданской войны старушка Агафья Лыкова, тибетские отшельники и т.д.) не вовлечены в активное взаимодействие, хотя бы потому, что физически находятся на отдаленном расстоянии от других людей. Однако даже им, хоть редко, но случается «попасть» в область коммуникации, потому что человек способен очутиться в зоне «вакуума» – полного отсутствия взаимодействий, только закрыв глаза, уши и постаравшись перестать думать. Но это практически невозможно. Поэтому для обеспечения взаимодействия у людей сложились и продолжают складываться с появлением новых потребностей множества так называемых «институтов».

Согласно определению, данному в монографии И. М. Дзялошинского «Коммуникационные процессы в обществе: институты и субъекты», «институт» – «система устойчивых отношений по поводу согласования (упорядочения) форм совместных взаимодействий индивидов на основе использования норм и правил, разделяемых участниками взаимодействий» [1].  И. М. Дзялошинский, резюмируя научные представления об институте, говорит, что это «правила; механизмы, обеспечивающие их выполнение; и нормы поведения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми» [1]. Получается, что «институт» – это одновременно и правила, и символы, и нормы, и механизмы, идеология и т.д. То есть, мы сталкиваемся с многофункциональной системой, складывающейся в результате необходимости структурирования взаимодействий, имеющей географический, пространственный и культурный характер, «культурные символы», «кодексы поведения», идеологию. Разные ученые по-разному производили ветвление этого понятия, типизировали его. Но в основе каждого была заложена одна формула: «разделение институтов зависит от типа взаимодействия в нем».

Одним из простых способов классификации институтов является их распределение по четырем основным сферам жизни общества: экономической, политической, социальной и духовной. Если к духовному относится институт классической музыки (ipso facto мы рассуждаем не об образовательном учреждении), то к политическому, к примеру, государство. И. М. Дзялошинский же выделяет пятую сферу, в которой могли бы складываться определенные институты – сферу коммуникаций. И автор, на первый взгляд, доказывает, что коммуникационный институт также имеет право на существование: он обладает историей, идеологией, системой норм и правил, набором принципов и т.д. Но возможно ли эту слишком гибкую и всепронизывающую сферу обозначить отдельным институтом? Возможно ли вообще поставить ее, пусть даже не в один ряд, а в центр четырех выделенных социологами областей общественной жизни? Быть может, она не эквивалент, а скорее компонент? Мы склонны придерживаться последнего. Коммуникации, имея особый характер способны быть проводником, связью между сферами и внутри них. Вообразим, что четыре сферы жизни общества – это четыре сосуда с водой, а коммуникации – непрерывно льющийся поток. Если заключить поток в пятый сосуд, то вода окажется стоячей, что совершенно не характерно для коммуникаций. Коммуникации – это связь между четырьмя сферами, «сосудами», в которых осуществляется некая жизнь.

Кроме того, к коммуникационному институту И. М. Дзялошинский относит литературу и искусство, музеи, библиотеки и архивы, что вполне коррелируется с духовной сферой жизни общества и кажется зыбким определять их только к «коммуникационному институту». Думается, что выделение автором пятой сферы – «коммуникационного института» – это установление некоего паллиатива до настоящего момента разгадки сути коммуникаций, их истоков и первопричин. Кто знает, когда человечество найдет ответы на интересующие его вопросы касательно информационно-коммуникационного универсума.

Однако нам следует обратить внимание непосредственно на тему работы. Что такое медиаматрицы, коммуникационные матрицы? А матрицы в принципе? Согласно И. М. Дзялошинскому, «матрица» – это «устойчивая модель действий» [4]. Социологами уже давно было определено, что человек имеет некоторый набор социальных ролей («поведение, ожидающееся от человека, занимающего определённый статус») [4], согласно которым индивиду необходимо вести себя соответственно той или иной социальной роли. В противном случае, он либо лишается роли, либо вызывает межролевой или внутриролевой конфликты. Томас Манн писал, что «каждый человек исполняет свою роль, воссоздавая определенные заданные формы, определенные мифические схемы, установленные предками» [1]. В этой связи появляются социальные матрицы (посредством которых организуется общественная жизнь). Существуют также институциональные, базовые и комплементарные матрицы. Все они восходят к работе С. Г. Кирдиной, которая считала, что «институциональные матрицы – своеобразный генотип общества, – складывается в момент образования государств и на протяжении их развития сохраняет свою природу» [2]. С. Г. Кирдина выявила X- и Y-матрицы, подобно настоящему генотипу живого существа. Отсюда вытекают понятия базовых и комплементарных матриц. Ровно так же, как и в генотипе, хромосомы X или Y могут проявляться одна сильнее другой, так и в матрицах базовая – доминирующая, а комплементарная – дополняющая базовую. Получается, по С. Г. Кирдиной, существует два типа матриц – моделей поведений людей, одна из которых основана в основном на подчинении, а другая на «равных позициях» взаимодействующих индивидов. Своеобразные тоталитаризм и демократия. Кроме того, как по генотипу матери и отца определяют внешность будущего ребенка, так и по институциональной матрице вполне возможно предугадать направление вектора дальнейшего развития института. Работа С. Г. Кирдиной логична, но нам показалось занятным, как, опираясь на нее, И. М. Дзялошинский по-своему трактовал институциональные матрицы. Связав X- и Y-матрицы с осями симметрии (абсцисс и ординат), совершенно не относящимися к биологии и хромосомам, он создал и описал вертикальные, горизонтальные и гибридные матрицы. При этом принцип работы матрицы основывается на работе С. Г. Кирдиной. В добавление к уже существующим матрицам появилась гибридная – смесь вертикальной и горизонтальной матриц. Автор пишет, что у него получилась трехмерная система координат. Но способна ли гибридная матрица в полной мере претендовать на Z-ось, своеобразную аппликату, являясь всего лишь амальгамой первых двух матриц? Нам кажется, что гибридная матрица – это не вектор, не ось, а скорее плоскость, лежащая одновременно на осях абсцисс и ординат. И в этой плоскости происходят «вертикальные» и «горизонтальные» взаимодействия. Тем самым, вопрос о третьем векторе матричной системы координат остается открытым.

Существует такое понятие как медиаматрицы. Оно более узкое и вмещается в понятие коммуникационной матрицы, так как медиа основаны на коммуникации. Один из характерных примеров медиаматрицы – журналисткая матрица. Но прежде чем перейти к осмыслению всех видов матриц журналистской деятельности, стоит вспомнить о том, что И. М. Дзялошинский разделил два понятия: СМИ и медиа. Согласно ученому, медиа – «распространение сообщения с помощью особых технических средств связи» [3]. Главное отличие между СМИ и медиа – способы, пути, механизмы и инструменты информирования множества людей. Если в СМИ это происходит по строгому принципу «с верху вниз», то медиа находится в центре и является посредником в коммуникации. В этом контексте не логичнее ли было бы различать медиаматрицы и СМИ-матрицы? Адекватно ли такое деление? На наш взгляд, в контексте складывающихся институтов и институциональных матриц – да. И поэтому, возвращаясь к журналистским матрицам как примеру медиаматриц, их следует разделить на основании новой дихотомии (СМИ- и медиаматрицы), а именно к первой отнести журналистику влияния, ко второй журналистику соучастия, а журналистику информирования поставить на своеобразный промежуточный пункт между этими двумя матрицами. Характерно редакционной политике СМИ в журналистике влияния действуют ровно те же принципы: журналист доносит нужную информацию в нужном ключе (в этом наблюдается некое сходство с журналистикой информирования, но в последней журналист обязан донести сведения, интересующие именно общество, а не организатора СМИ), данная установка возносит журналиста над аудиторией (подобно модели СМИ). В журналистике соучастия перед журналистом стоит задача быть организатором и модератором диалога, поддерживать кооперацию (в этом случае модель журналистики соучастия крайне схожа с моделью самой медиасистемы).           С журналистикой информирования все гораздо сложнее. Некоторыми компонентами она похожа на СМИ, некоторыми – на медиа. Однако исходя из того, что большинство журналистов считает ее «медиа-бизнесом», журналистику влияния скорее следует отнести к медиаматрицам.

Таким образом, предположив, что медиаматрицы не единственны и существуют также СМИ-матрицы, мы распределили матрицы (своеобразные подматрицы) журналисткой деятельности по этим двум группам.

Обобщая анализ работы И. М. Дзялошинского относительно коммуникационных матриц, медиаматриц и институтов, необходимо отметить три основных момента, заинтересовавших нас более всего:

1)    Справедливо ли выделять коммуникацию, являющуюся связующим звеном, как отдельный институт?

2)    Верно ли векторное расположение вертикальной, горизонтальной и гибридной матриц по осям абсцисс, ординат и аппликат соответственно?

3)    Единственны ли медиаматрицы? Быть может, стоит выделять не только медиаматрицы, но и СМИ-матрицы вместе с ними?

Мы попытались предоставить свои ответы на заданные выше вопросы и воссоздать систему коммуникаций касательно заявленной темы несколько иначе.


Библиографический список
  1. Дзялошинский, И.М. Коммуникационные процессы в обществе: институты и субъекты. Монография / И.М. Дзялошинский. – М.: Издательство АПК и ППРО, 2012. – 592 с.
  2. Развитие современного информационного пространства: анализ и перспективы. Сборник научных статей. Серия «Коммуникативные исследования». Выпуск 11. – М.: АПК и ППРО, 2012. – 122 с.
  3. Дзялошинский, И.М. Медиапространство России: коммуникационные стратегии социальных институтов. Монография / И.М. Дзялошинский. – М.: Издательство АПК и ППРО, 2013. – 479 с.
  4. Медиапространство России: пробуждение Соляриса. Монография / И.М. Дзялошинский. – М.: Издательство АПК и ППРО, 2013. – 422 с.
  5. Коммуникации в трансформирующемся медиапространстве. Сборник научных статей. М.: НИУ ВШЭ, 2011. – 121 с


Все статьи автора «Федорова Екатерина Денисовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: