УДК 008

ГОМЕОСТАТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ РИТУАЛА

Матюшко Андрей Владимирович
Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет
старший преподаватель кафедры иностранных языков

Аннотация
В статье предлагается концепция ритуала опирающаяся на естественно-научные аналогии. Исследуются явления динамического характера: центростремительные, адаптационные, эволюционные. Делается вывод о важной роли гомеостаза в различных сферах бытия.

Ключевые слова: адаптационный процесс, гомеостаз, динамическое равновесие, ритуал, стохастический, флюктуация., энтропийная устойчивость


HOMEOSTATIC CONCEPT OF RITUAL

Matyushko Andrei Vladimirovich
Komsomolsk-on-Amur State Technical University
Senior Lecturer at the Department of Foreign Languages

Abstract
The paper proposes a concept of ritual relying on natural science analogy. It studies phenomenona of dynamic nature: centripetal, adaptive, evolutionary. It contains a conclusion about the importance of homeostasis in various spheres of life.

Keywords: adaptive process, dynamic equilibrium, entropy stability, fluctuation., homeostasis, ritual, stochastic


Рубрика: Культурология

Библиографическая ссылка на статью:
Матюшко А.В. Гомеостатическая концепция ритуала // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/04/14741 (дата обращения: 29.09.2017).

Эмоционально-чувственная сторона ритуала по характеру функционирования и своему восприятию, базируется на сложной перманентной составляющих, субъективной и объективной природы. Одной из значимых выступает ценность, которую можно интерпретировать наряду со спектром других трактовок как бинарную оппозицию потребности и интереса. В дефиниции “ценность” включены, взаимодействуют и комплементарны друг другу понятия прагматическое и эстетическое, рационально-интеллектуальное и художественно-образное и, если доводить до максимального уровня абстракции – идеальное и материальное [см. напр. 1].

Разнообразный комплекс причин, возникших в результате специфики исторического развития, географических особенностей, этнических и национальных доминант, обуславливает существования целого спектра ценностей, но все они могут быть объединены по родству к одному из компонентов их генезиса – центростремительная адаптационность. Любая ценность имеет одной из своих атрибутивных черт интегративную функциональность. Вне зависимости от характера и причин возникновения, той или иной ценности, сам факт ее укоренения в обществе говорит о том, что у нее есть круг “адептов”, приверженцев, носителей и трансляторов. Другой стороной этого же процесса выступает наличие какого-либо социального действия, вызывающегося, пусть даже опосредованно, или катализирующегося этой ценностью. Таким образом, ценность принадлежит ментальному миру личности, как семантически и/или эмотивно принимаемая и разделяемая сущность (на самом деле эти взаимоотношения носят гораздо более сложный характер [см. напр. 2]). Одновременно, она относится к числу социальных феноменов, и наличие ее в этом поле говорит о ее функциональной значимости в ходе процессов, направленных на поддержание гомеостаза, как динамического равновесия, так и анагенетического или кладогенетического эволюционирования сложных систем.

Если говорить о категоризации ценностей, то критерием для их членения выступают отношение к различным сферам бытия человека. Проще говоря, можно говорить о духовных и материальных ценностях. Не вдаваясь в полемику, следует отметить, что типы и основания классификаций ценностей активно множатся в современной гуманитаристике  и далеки от окончательной определенности, поэтому остановимся на этой упрощенной дихотомии.

Применительно к ценностям духовного порядка можно сделать предположение о значительном сопряжении их с нравственно-этическими установками, в передаче и функционировании которых принимают участие ритуальные практики. Трансляционные и функциональные механизмы самим своим фактом и характером бытийствования могут определять, пусть даже опосредованно, форму, течение и, отчасти, содержание паттернов нормативного поведения, адаптогенных по своему генезису как по отношению к коллективу в целом, так и его участникам в частности. Любое нарушение легитимного поведения потенциально деструктивно вследствие “расшатывания” нравственных устоев, на основе которых формируется нормативное поле и которое служит одним из защитных механизмов социума.

Необходимость социума в охранительных и демпфирующих инструментах обязательно порождают институты их сохранения. Наличие карательных моментов, чаще всего имплицитного вида, в ритуальных практиках является одним из необходимых условий их робастности.

Принятие ритуала как данности, до или вне логического осмысления, способствует трансляции и освоению ценностей членами общества. Неявная семантика, к тому же находящаяся в знаково-символьной форме, требует прагматических действий по ее дешифрации. Сам процесс работы с культурными кодами, заключенными в ритуальных механизмах, включает субъекта социума в операции когнитивной и суггестивной природы, что обуславливает успешное овладение ценностями. После вхождения в ментальную сферу ценность начинает функционировать в качестве эталона, идеала, когда в ходе сравнении с ней начинается аксиологическое членение окружающих действий, феноменов, явлений и фактов действительности разных планов существования: личного, межличностного, социального, культурного, природного, духовного и материального и многих других.

Аксиологическое поле являет собой производную от духовной сферы и таким образом процесс эвальвация вовлекает материальные объекты в орбиту метафизического путем перевода их в беспредметную область умозрительного компарирования абстрактных сущностей и родовых понятий, где они приобретают этические атрибуты и духовные коннотации. В процессе спекуляций происходит перманентная деятельность по проверке, репродукции и порождению идеалов и норм, которые затем возвращаются в материальную сферу путем жизнедеятельности личности и социума на их основе. Следовательно, актуализация и референция отвлеченных морально-этических  и эстетических принципов в ходе ритуальных практик и сопутствующих им деяний связывает их воедино в ценностном поле.

В соответствии с системным подходом, ритуал выступает холистическим феноменом, включающем в себя комплекс элементов, находящихся в сложной системе связей, коррелирующих и нет. Изменения системы могут быть вызваны различными причинами: внутренними и внешними. Сами изменения могут происходить несколькими путями: изменениями частей системы, их элиминация, включение новых элементов, изменение, выпадение или появление новых связей. Вследствие принципа неопределенности малые изменения могут привести к коренной ломке или даже уничтожению системы, но, в тоже время, сильные воздействия как внешнего, так и внутреннего характера могут не оказать значительного или видимого влияния на систему. Таким образом, налицо главный негативный момент системного подхода, заключающийся в том, что при наличии дескриптивных и казуальных возможностях, он, зачастую, не обладает предсказательной силой, в связи с уже номинированным принципом неопределенности. Тут можно провести параллель с теорией эволюции. Вся она, начиная с классического дарвинизма и заканчивая синтетической теорией эволюции, включающей в себя популяционную генетику, филогенетику, палеонтологию и др. продуктивно работает при описании существующих и объяснении вымерших таксонов различного уровня, но не имеет практического инструментария для прогностической деятельности с финальной точностью и определенностью [см. напр. 3].

В ходе процессов, актуализирующихся в пределах ритуального поля, возможно обозначить несколько отличительных моделей. Одна из них характеризует ритуал с динамических позиций. Она предполагает наличие начальной, отправной точки, с которой начинается движение, направление и последующие развитие, зачастую предполагающее усложнение. Отдельно необходимо обозначить собственную позицию по поводу направления развития ритуала в частности, и развитию вообще. Ретроспективно можно обозначить цель любого процесса, в том числе ритуала, по крайне мере потенциально. Однако, на наш взгляд, наделять конкретной целью все формы и виды развития – это сведение сложных механизмов движения, понимаемого в широком смысле, к телеологии и энтелехии, что, как нам кажется, крайне опрометчиво. Впрочем, в общем смысле, цель изменения ритуала, возможно, состоит в обозначении стохастического ненаправленного адаптационного процесса, ориентированного на поддержание гомеостаза. Это определение обладает следующими,  по нашему мнению, преимуществами по сравнению с концепциями телеологического характера:

а) первое, отраженное в дефиниции стохастический, явно показывает характер случайности в процессе развития. Можно провести аналогию с мутационным процессом в генетике. Заранее никто не знает, и даже потенциально не может знать, какой ген, или часть гена, или комплекс генов, или хромосома, или хромосомы, или даже весь набор хромосом испытает изменения. То же происходит с мутагеном или иной причиной мутационного процесса. Это может быть причина и физического свойства — ионизирующее излучение земной природы, ультрафиолет солнечного происхождения или космические лучи и пр.; химические факторы — активные молекулы экзогенного и эндогенного происхождения, такие как йод, колхицин и многие прочие, биологические причины — кроссинговер, рекомбинации, ошибки транскрипции и трансляции и др.

б) Предикат ненаправленный в контексте данных рассуждений не следует трактовать, как тождественный индетерминированному и, тем более, он никоим образом не связан с агностицизмом, как гносеологическим принципом. Его смысл заключаются в отсутствии финальной точности в описании динамики системы при наличии каких-либо полных заданных начальных условиях. Системы после определенного уровня сложности, заключающегося в количестве, качестве и типовом и видовом разнообразии входящих в ее состав элементов и связей между ними, находящиеся в неустойчивом состоянии имеют целый спектр потенциальных путей изменений и переходов и, заранее, невозможно предсказать в каком направлении они будет двигаться. Можно говорить о флюктуациях, как причинах неопределенности или аттракторах, определяющих “точку невозврата” (изменения, после которых невозможно возвращение в предшествующее состояние и, при этом, снижающие уровень неопределенности в отношении вектора дальнейшего развития), при динамике систем.

в) Понятие адаптационный, при всей своей кажущейся определенности, возможно вследствие мультидисциплинарности по использованию и длительности применения, не так однозначно. Например, этот термин может использоваться в значение атрибута или процесса. Существуют и другие семантические сложности, освещение которых не являются целью нашего рассуждения, но требуют упоминания. Здесь данная лексема эксплицируется в значении способности системы противостоять центробежным силам, диссипативным процессам и деструктивным явлениям экто- и эндогенной природы. Наиболее полной иллюстрацией широты охвата данного определения может являться  его актуализация в биологических и социальных реалиях. Важно отметить несколько моментов. Адаптации происходят на различных уровнях систем (клетка, орган, особь, популяция, вид, биоценоз и пр., на биологическом уровне, физиологическом, психологическом, групповом, социальном). Адаптация не беспредельна, она имеет рамки в которых может осуществляться. Эти границы наложены объективными свойствами адаптивных механизмов и материалов. Можно отметить следующие моменты: лабильность системы, эпигенетическое многообразие, мутационный груз. Представленный список не является исчерпывающим и может быть продолжен.

г) Гомеостаз здесь является ключевым понятием, вокруг которого выстраивается все определение. Данная дефиниция понимается как свойство сложных самоорганизующихся систем к сохранению динамического равновесия и энтропийной устойчивости. Проявления гомеостаза наблюдаются в чрезвычайно большом по разнообразию и масштабу спектру феноменов микро-, макро- и мегауровня. Понятие гомеостаз не тождественно косности и неизменности и это зафиксировано в его определении синтагмами — динамическое равновесие и энтропийная устойчивость. Проиллюстрировать это можно примером с онтогенезом человеческой особи. При рождении, в отрочестве и зрелом состоянии один и тот же индивид кардинально отличается в широком значении характеристик разного плана: рост, вес, физиологические, гормональные, психические и интеллектуальные характеристики. На каждой упомянутой ступени, вследствие процессов метаболизма, личность состоит из разных атомов. В ребенке и юноше нет ни одной общей частицы или молекулы, впрочем, это тот же индивид. Однако на всех этапах индивидуального развития он характеризуется постоянством, универсальным для всего человеческого рода. Такими постоянными константами являются, например, температура, водно-солевой баланс, газовый состав крови и пр. Любое отклонение, даже на малые доли процента, приводят к патологическим состояниям или летальным исходам. Таким образом, сохранение гомеостаза выступает как непременный атрибут жизни. Гомеостаз характерен и для других явлений биотической, абиотической, социальной природы, психологической сферы и других областей, в которых присутствую сложные самоорганизующиеся системы.


Библиографический список
  1. Суслин Р.А. Критический анализ классических концепций понимания термина “ценность” // Гуманитарный вектор. Серия: философия, культурология. 2014, №2(38).
  2. Макейчик А.А. Аксиология: монография. СПб., 2004.
  3. Пригожин И. Конец определенности. Время, хаос и новые законы природы. Ижевск, 2000.


Все статьи автора «Матюшко Андрей Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: