УДК 008

БИПОЛЯРНЫЕ КОНСТРУКТЫ В СТРУКТУРЕ РИТУАЛА

Матюшко Андрей Владимирович
Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет
старший преподаватель кафедры иностранных языков

Аннотация
В статье анализируются отдельные дуальные элементы ритуала. Исследуются некоторых дихотомии и сопутствующие им явления. Делаются предположения о структуре ритуала.

Ключевые слова: биполярные конструкты, дихотомии, ритуал, семиотическая сфера., структура


BIPOLAR CONSTRUCTS IN THE STRUCTURE OF A RITUAL

Matyushko Andrei Vladimirovich
Komsomolsk-on-Amur State Technical University
Senior Lecturer at the Department of Foreign Languages

Abstract
The paper analyzes separate dual elements of a ritual. It also researches some dichotomies and accompanying phenomena. The author gives some suppositions about the structure of a ritual.

Keywords: bipolar constructs, dichotomies, ritual, semiotic sphere., structure


Рубрика: Культурология

Библиографическая ссылка на статью:
Матюшко А.В. Биполярные конструкты в структуре ритуала // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/04/14546 (дата обращения: 30.05.2017).

Изменения в семиотической сфере и появление новых форм передачи информации приводят к трансформации ритуала, перераспределению его функций с другими сферами общественной жизни. Одной из наблюдаемых сейчас инновационных тенденций в эволюционном изменении ритуальной системы является направленность на генерацию новых знаковых систем, взамен репродукции уже существующих [см. напр. 1]. Данный процесс выступает приспособительным феноменом  по отношению к ритуалу, так как позволяет ему остаться в сфере социальных отношений; с другой стороны, он  расширяет поле потенциальных прозелитов, то есть увеличивает фундаментальный базис для сохранения и дальнейшей передачи, пусть даже в проинтерпретированном виде, изначальных символьных комплексов. Кардинально меняющиеся обстоятельства среды обитания и, следовательно, условия деятельности выдвигают со стороны социума и его членов императивы в семантической и функциональной плоскости их практической активности, лабильности половозрастных динамик и вариативности в их связи и согласовании, необходимость, как для индивида, так и общества сохранить холистические позиции при сохранении взаимовыгодных возможностей к раскрытию своих потенций.  Отсюда проистекает необходимость трансформации репликационных механизмов. Возможность гомеостаза любой людской общности и более крупных агломераций зависит от их адаптивного потенциала. Тут налицо двойственный процесс. Постоянно меняющиеся условия жизнедеятельности бросают вызов и обществу и его атомарным единицам. Это дуальность находится в положении системы с корреляцией с положительной обратной связью, то есть характер функционирования отдельных элементов дает результатирующую, от которой зависит состояние системы но, в свою очередь, сама специфика активности подчинённых элементов казуальна от присущих системе глобальных закономерностей. Эти взаимодействия находятся в  динамической связи и их характер индивидуален для каждой культуры и общества. Часто они становятся системообразующими категориями и тогда говорят об открытом обществе с приматом частной инициативы или патерналистическом обществе с диктатом и унификацией во всех сферах, включая духовное производство. Выдвинутая биполярная конструкция абстрактна и в чистом виде не реализована, однако, как категориальный аппарат репрезентирована во многих исследованиях гуманитарного, социологического и экономического характера.

Максимой из вышесказанного является то, что жизнь любого социума можно условно разделить на следующие процессы: эволюционные, адаптивные и процессы консьюмеризма.

Ритуал, в темпоральном протяжении, рассматривается с двух позиций. Первая заключается в том, что ритуалу свойственна перманентная реконструкция и самообновление [2, с. 14]. Механизм этой реконструкции детерминирован постоянными изменениями и адаптациями, вызванными этими переменами.  С точки зрения представителей, стоящих на другой позиции, со временем происходит “угасание” ритуала или он представляет собой функцию с отрицательной корреляцией по времени. Если перейти на язык метафор, то этот феномен можно проиллюстрировать аналогией с волнами от брошенного камня – сначала последствия первоначального воздействия ярко видны, но со временем их проявления сглаживаются до состояния неразличимости. Для характеристики данного процесса также используют термин деградация [см. напр. 3]. По нашему мнению в социокультурном поле реализуются обе тенденции.

Процесс взаимодействия различных социумов вызывает возникновение разнообразных интерференционных явлений  в сфере культуры и их протекание характеризуется зачастую тенденцией к выработке единообразия в постижении различных форм действительности, как материального, так и духовного плана. Данные явления и напрямую и опосредованно в семантическом плане оказывают влияние на ритуал. Трансформация ритуала соседствует здесь с приспособительными процессами, которые вызваны функционированием ритуала как демпфирующей системы, как реализацией центростремительных функций с целью сохранения глубинных базисных социокультурных установок, интенций, стереотипов и образцов поведения жизнедеятельности.

Индивид осуществляет взаимодействие в поле социальности с обществом и его структурными единицами путем реализации своей  динамичной статусной позиции. Эта социальная роль или напрямую или опосредовано обусловлена ритуальными детерминантами. Это может быть рационально-осознаваемая роль, например, жена или мать, приводящая к кардинальной ломке и смене форм поведения, как в результате социального “заказа”, так и вследствие биологически обусловленных изменений инстинктивной природы и гормональной перестройки. Это может быть пассивная роль, например, младенца или даже роль псевдосубъекта, если человек уже умер, но еще остается в социальном поле пока не проведены соответствующие ритуалы по его элиминации из общества и мира живых.

Смена статуса обязательно подразумевает постижение, принятие и, в конце концов, изменение предшествующих поведенческих паттернов на соответствующие новой социальной роли. Этим изменениям, зачастую, сопутствуют перенормирование аксиологической шкалы и принципов. Статусные запросы порождаются социумом, им же выдвигаются временные рамки, приемлемые для каждой социальной роли. Изменения в социальной “траектории” или несоответствие темпоральных показателей маркируют личность в зеркале общественного мнения как девиантного субъекта, что переводит потребности социума во внутреннюю потребность отдельно взятого человека. Реализуя надличностные законы, индивид чаще всего считает, что он самореализуется, то есть воспринимает задачи коллектива как свои собственные. Психотерапевтический эффект данного феномена можно проиллюстрировать бытовым правилом от обратного. Человеку свойственно сохранять свою идентичность, что подразумевает постоянную самоидентификацию, рефлексию и процесс дихотомического деления “Я” и “Другой”. Вследствие этого никто не воспринимает позитивно указания извне, если они не соответствуют внутренней потребности личности. При реализации социальной роли происходит так называемая инверсия заказчик – исполнитель. Человек воспринимает выполняемые им функции как реализацию исключительно своих потребностей. Не отрицая наличия субъективных интенций, необходимо признать существование адаптационных механизмов, смысл которых видится в приспособлении личности к комплексу условий материально-духовного плана, соответствующих условиям конкретно исторических реалий. Перефразировав данное положение, можно говорить о диахроническом аспекте динамики изменений аксиологических систем и символьных сфер  и связанных с ними многоуровневых взаимообусловленных связей,  цивилизационных модификаций и пертурбаций.

Одной из сторон обозначенных изменений как араморфозного, так и идиоадаптационного, характера является дрейф эстетического стандарта. Присущий каждой конкретной культурной общности, он в то же время фундируется субъективными пристрастиями, детерминированными причинами различного характера и, в том числе, антропологической обусловленностью объективного характера. Уровень и специфика эстетических освоений явлений действительности, в широком смысле, казуальны по отношению к бинарной природе человека, где природному противопоставлено культурное, инстинктивное переплетается с осмысленным, рациональное с иррациональным, биологическое с  социальным и т.д. Взаимосвязь объективного и субъективного в эстетике является одной из насущных проблем уже долгое время. Вне зависимости от решения данного вопроса, влияние эстетического на генезис, динамику, деградацию и отмирание ритуала нельзя отрицать, так как эстетическое возникает в результате процесса общественных и культурных отношений, прямым и/или опосредованным отражением которых выступает ритуал, во всей своей семантической, символической и знаковой реализации, специфика которой обусловлена социокультурными реалиями.

Другой стороной является наличие разрыва между семантической стороной ритуальных практик и их эстетизацией, поскольку механизмы воплощения отличаются и могут в дальнейшем кардинально разойтись в функциональном плане. С ходом истории первоначальный синкретизм ритуального символа, как это часто случается, расщепляется на дискретные элементы, которые могут поменяться местами в оценочной шкале и даже потерять одно из своих значений. Например, многие элементы художественной и бытовой культуры первоначально несли эстетический критерий как коннотативный при первичном ритуальном смысле, но со временем ритуальное было вытеснено, принижено или утрачено. Любой устоявшийся феномен социальной жизни сохраняет свое первоначальное значение пока он проходит имманентные процедуры на поверку тождественности самому себе. Взаимосвязь и соотношение знаковых компонентов ритуала, а также характер их восприятия может меняться, но до тех пор, пока она направлена на гомеостатичность общества.

Таким образом, можно говорить о ритуале как механизме координации и передаче культурных универсалий и характеристик социального бытия. При сходных проявлениях жизнедеятельности человека в целом, вследствие единой биологической природы, имеющей следствием общие инстинкты, фазы жизни и т.п. имеются уникальные, присущие каждой культуре ритуалы, наделяющие одни и те же факты и явления самостоятельным значением. Именно это самостоятельность, позволяет проводить дистинкцию между разными культурами и одновременно служить основой для их самоидентификации.  Данный способ упорядочивания совместной жизнедеятельности также включает в себя механизм включения разнообразных инноваций, их стереотипизацию и фундирование. Это перманентный процесс – изменения, внешние и/или внутренние по причине своего возникновения, порождают диссипативные и центробежные силы, которым противостоят инерционные, центростремительные. Их дуальность является онтологической характеристикой человеческого бытия.


Библиографический список
  1. Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000.
  2. Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре.  Структур.-семант. анализ восточнослав. обрядов. СПб., Наука. 1993.
  3. Велецкая Н.Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 1978.


Все статьи автора «Матюшко Андрей Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: