УДК 821.161.1

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ МИРЫ ЛЕОНИДА КАГАНОВА: НЕСВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

Крылова Мария Николаевна
Азово-Черноморский инженерный институт
кандидат филологических наук, доцент кафедры профессиональной педагогики и иностранных языков

Аннотация
Леонид Каганов в фантастических рассказах создает миры будущего, которые демонстрируют нарастающие противоречия между стремительно развивающимися технологиями и застывшим в своем развитии человеком. Писатель стремится показать читателям, что для счастливой жизни в обществе будущего необходимо развиваться, а для этого надо уметь трудиться и в меру сил препятствовать ограничению своей личной свободы.

Ключевые слова: будущее, писатель-фантаст, фантастика, фантастическая литература, фантастические миры


FANTASTIC WORLDS OF LEONID KAGANOV: NON BRIGHT FUTURE

Krylova Maria Nikolaevna
Azov-Black Sea Engineering Institute
PhD in Philological Science, Assistant Professor of the Professional Pedagogy and Foreign Languages Department

Abstract
Leonid Kaganov creates in the fantastic stories the worlds of the future that demonstrate the growing contradiction between the rapidly developing technologies and people who are ceased to develop themselves. The writer tries to show the reader that for a happy life in the society of the future we must develop, and for this we must be able to work and far as possible prevent restriction of personal freedom.

Keywords: fantasy, fiction literature, future, Leonid Kaganov, science fiction writer


Рубрика: Литературоведение

Библиографическая ссылка на статью:
Крылова М.Н. Фантастические миры Леонида Каганова: несветлое будущее // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/01/13814 (дата обращения: 30.09.2017).

Раздумья о будущем, о том, каким будет мир завтрашнего дня, мир наших потомков, свойственны каждому человеку, но для писателя-фантаста эти размышления – важная составляющая профессиональной деятельности. Мы уже отмечали, что «фантастика позволяет писателям выйти за рамки, не быть скованным ограничениями, творить свободно, писать, что хочется» [1, с. 217]. В результате читатели имеют возможность увидеть и оценить яркие, объемные, реалистичные, полные подробностей картины, создаваемые авторами фантастических рассказов, повестей и романов, и по-новому задуматься о грядущем, о том, что ждет их завтра.

Неоднократно отмечалось, что писателям-фантастам свойственно предвидение, а сочиненные, придуманные ими явления уже становились реальными. Хрестоматийные примеры: современная прикладная наука робототехника (robotics) обязана названием Айзеку Азимову, который первым употребил это слово в рассказе «Лжец» (1941 год); генная инженерия (genetic engineering) получила свое название с легкой руки Джека Уильямсона, классика мировой научной фантастики, употребившего это словосочетание в рассказе «Остров Дракона» (1941 год); профессию генный инженер несколько позже придумал другой известный фантаст – Пол Уильям Андерсон; в 1947 году в повести-рассказе «Уравнитель» того же Джека Уильямсона появился термин ионный двигатель. Писатели-фантасты придумали когда-то полеты в космос и супероружие, роботов, мобильную и видеосвязь. И теперь мы смотрим на новые созданные писателями фантазии с опаской: а вдруг и эта выдумка станет реальностью?

Проблема соотношения реальной и художественной действительности рассматривалась и продолжает рассматриваться учеными-филологами: А.М. Левидовым [2], Д.С. Лихачевым [3], М.Ю. Смелковской [4] и др., в том числе в фантастической литературе: Г.П. Монастырских, Е.В. Цветковым [5], И.Ю. Павлихиной [6], Г.В. Поповой [7], и др. Для исследователей несомненно, что «мир художественного произведения – результат и верного отображения, и активного преобразования действительности» [3, с. 75], причем в фантастике упомянутое преобразование наиболее активно, так как «научная фантастика поднимает проблемы прошлого, транслируемые через настоящее в будущее, и помогает видеть, вопреки отсутствию для этого эмпирических данных, новые, неожиданные трактовки привычных фактов» [5, с. 65].

В данной статье мы рассмотрим фантастические миры, созданные одним из самых ярких современных отечественных фантастов – Леонидом Кагановым. Различные аспекты творчества данного автора уже рассматривались нами ранее, и в результате мы осмелились утверждать, что Каганов – «крайне талантливый и своеобразный автор, самим своим существованием подтверждающий тезис о том, что русская литература жива» [8, с. 137]. Проанализируем теперь, каким же видит Леонид Каганов мир будущего, в который он ведет нас силою своего воображения.

По большому счету Каганова можно назвать настоящим оптимистом, оптимистом по жизненным взглядам и поступкам, жизнелюбом, умеющим наслаждаться каждым мигом жизни и нести эту радость своим читателям, зрителям и друзьям – в своем блоге, в телепередачах, в розыгрышах и радостных пародиях, мастером которых он является. Оптимизм составляет, по-видимому, суть характера Леонида Каганова, он свойственен писателю от природы, в силу типа темперамента, а не сформирован в течение жизни. От такого оптимизма невозможно избавиться, он будет с тобою всегда, всю жизнь, как бы она ни складывалась. Оптимистам не мешают быть счастливыми никакие социальные, жизненные и семейные передряги, их стакан всегда «наполовину полон».

И в фантастических рассказах Л. Каганова оптимизм является первым, что впитывает читатель, чем он заряжается от таланта автора. Показательным является, к примеру, рассказ «Письмо Пауле», герои которого – российский и американский ученые, лишенные возможности общаться, даже никогда не видевшие друг друга и контактирующих посредством писем, зашифрованных в создаваемых ими по очереди вирусах гриппа. Автор изображает здесь дошедший до предела и военного противостояния конфликт востока и запада и поражает читателя выводом: любовь побеждает все, для нее нет преград и ограничений. Финальные слова, цитата из письма американки Паолы русскому ученому, заражают оптимизмом: «Теперь о главном – я твердо решила иметь от тебя ребенка. Пожалуйста, пришли мне свой генокод. Заархивируй, пронумеруй и шли частями, я буду здесь собирать потихоньку. Твоя Паула». Это один из тех рассказов, которые помогают жить, которые дают читателю возможность не потеряться в страшном мире и понять, что в нем главное.

Схожее впечатление получает читатель от рассказа «Моя космонавтика», герой которого, ученый и психокосмонавт Женя Зайцев, изобретший возможность путешествовать в космосе, оставаясь на Земле, чем-то неуловимо похож на ясные образы чистых мальчиков из советской литературы, комсомольцев, веривших в светлое будущее, в доброту и то, что надо много работать для движения вперед. Женя горячо пытается объяснить закостенелым бюрократам, «реальным» космонавтам, суть своего метода ментальных перемещений, а когда его не понимают, он просто продолжает работать, моментально забыв о странных, застрявших в прошлом людях. Деятельности Жени противопоставлены высокие слова, которые произносят в рассказе отрицательные герои, не понимающие юного 24-летнего психокосмонавта: «На основании решения Секретариата Союза Космонавтов России от сегодняшнего числа … мы учреждаем Черный Список Космонавтики, который отныне будет висеть в холле Дворца Космонавтов. Первым в этот список мы вносим Евгения Зайцева. Соответственно, впредь Евгению Зайцеву запрещен вход во Дворец Космонавтов!». Что он может противопоставить им – только работу, только труд во благо человечества, и этот труд прекрасен: «Космонавтика может быть самой разной! – продолжил Женя. – Она может и возить руду, и показывать людям красоту звезд! Вы видели ледяные планеты созвездия Малой Медузы? Туда человеку никогда не добраться на ракете! Вы видели шахматную корону астероидов Веги? Вы щупали кремниевый мох на Третьей Водолея, эту уникальную форму жизни? Когда на закате сиреневый мох выходит из нор, расстилается комками по равнине и бросается жадно глодать расплавленные еще камни! Это хищник! Это… Поверьте, космонавтика – это не только полеты, центрифуги, топливо и скафандры! Космонавтика – это не только слабое человеческое тело, запертое в летящую титановую бочку на ядерным приводе! Космонавтика – это…».

Тема труда, присутствующая и в «Письме Пауле», становится здесь основной. Это так странно – видеть в современной адресованной молодежи литературе рассказы, которые просто учат трудиться, показывают, что труд на благо людей и творчество – это радость, приносящая усталость и счастье одновременно.

Вот такие рассказы и заставляют нас понять, что Каганов – глубоко и, казалось бы, неисправимо оптимистичен.

Фантазия автора предлагает нам все новые и новые сюжеты, и мы с радостью читаем рассказ за рассказом, вот только постепенно оптимизма становится все меньше и начинает проглядывать что-то новое, в чем тоже хочется разобраться.

В рассказе «Мне повезет» ученые будущего изобрели перемещение вперед во времени с помощью недорогих и достаточно простых устройств – темпоральных клипс. Начало использования этого научного достижения вполне невинно: на несколько часов вперед мама отправляет бутерброды, чтобы не хранить их в холодильнике и накормить детей свежими продуктами. А можно отправить в будущее безнадежно больного дедушку, чтобы его вылечили. Ведь там, в будущем, все, наверное, лучше, наука развивается, неизлечимых болезней нет… Так хочется отправиться туда вместо того, чтобы напряженно работать для этого будущего в настоящем: «Хочется все бросить и ломануться за счастьем – в одиночку или с семьей. Может, в будущем картошка уже давно сама растет, сама себя чистит и жарит. А тут – клипса всегда под рукой…». Заканчивается все печально: все люди постепенно отправляются вперед в поисках лучшей жизни, и строить светлое будущее, в которое они хотели попасть, становится некому. Финал вовсе не оптимистичен: ни много ни мало, как конец цивилизации.

Рассказов, построенных по данному типу, у Каганова оказывается немало. В «Нульгороде» все люди перемещаются в виртуальную реальность, где нет старости, необязательно работать, можно моделировать свое тело. Вот только жизни тоже нет, как и перспектив для цивилизации: «Господи, неужели даже сейчас еще кому-то выгодно, чтоб люди уходили в Нульгород? Кому же? Кому, Господи? Или об этом уже просто никто не думает? А может, просто каким-то высшим силам понадобилась наша планета, и они устроили все тихо и бескровно, чтобы люди по своей воле переселились в вирт, а планета очистилась?». В рассказе «Путешествие Фантаста Свешникова» развитие компьютеров приводит к образованию инфоконтинуума, куда и переселяются люди, убивая свою реальность: «В общем эта техника оцифровывает разум человека и запихивает внутрь себя, а там строит для него модель окружающего мира, да так что разницы никакой не чувствуется. В общем люди ломанулись играть в эти виртуальные миры, да так увлеклись что в свои живые тела и вообще возвращаться перестали. И понять их можно – вынырнул ты из виртуального мира, а тут тебя машина сбила или там кирпич на голову – и оппаньки. А там – живи вечно, создавай свои миры и твори что душа пожелает. И все конечно клюнули именно на бессмертие…».

Отметим, что Л. Каганов весьма изобретателен в описании технических и технологических новинок, которые могут быть созданы в будущем. В рассказе «Хомка» дети с помощью обычного компьютера могут генетически программировать и создавать себе домашних питомцев, в школе их ждет экранная доска, магнитный маркер, а в холодильнике – куриные яйца экстра весом один килограмм. В рассказе «Любовь Джонни Кима» изобретен новый способ наказания: тюрьма заменена… любовью, вот только предметом любви становится статуя Свободы.

В рассказе «Масло» наконец удается осуществить мечту о том, чтобы вылечить безнадежно больного, замороженного в прошлом, однако увиденное будущее не радует ожившего бизнесмена. Теперь все вокруг говорят с помощью обсценной лексики, чему он сам еще до заморозки положил начало, придумав, как ему тогда казалось, удачное название для масла. Автор показывает: все, что мы делаем, может отразиться на будущем, мы сами – его создатели.

Сюжет рассказа «Здание номер 1» основан на изобретении нового способа строительства – без кирпичей, бетона и подъемные кранов, «с помощью голой математики – из силовых плоскостей, появившихся при помощи конфигуратора». Однако люди в этих новым способом построенных домах все те же – думают о своей выгоде, пакостят соседям, совершают разные поступки: и благородные, и подлые. В рассказе «Дом ребенка» реальностью становится генетическое программирование будущего потомства, родители могут избавить детей от наследственных заболеваний, а заодно наделить их весьма полезными в жизни качествами, от здоровья и силы до послушности и работоспособности. Однако это благое дело погрязло в коррупции, да и материально не все будущие родители на него способны. Яркая картинка технического прогресса показана в рассказе «Флэшмоб-террор». Людям доступны перемещения во времени, роботы выполняют всю грязную работу, чтобы вызвать удобное кресло, нужно просто щелкнуть пальцами, транспорт и связь удивительны… Но люди будущего боятся сказать лишнее слово, чтобы не быть засуженными за рекламу, спам или недостаток толерантности, и их мнимая свобода – только видимость.

Проанализируем два мотива, явно видных в рассмотренных выше произведениях. Первый из них – мотив ограничения свободы. Он фигурирует во многих рассказах, и это еще одно предупреждение от Леонида Каганова: развитие цивилизации по тому пути, который мы видим сейчас, неизбежно приведет к ограничению личного пространства человека, к уменьшению степени его реальной свободы при внешнем сохранении ее видимости. Особенно показателен в данном отношении рассказ «Беседы с папой», в котором мы видим мир глазами ребенка. То, что кажется свободой отцу (учеба, работа, страховка, обеспечение, квартира и машина), для ребенка – отсутствие оной.

Второй мотив – нежелание человека будущего работать, трудиться – также виден во многих рассказах. Как нам кажется, это одна из выдвигаемых Л. Кагановым причин, по которой человек сегодняшний не сможет создать светлого мира в наполненном техническими чудесами будущем. Именно нежелание трудиться толкает людей к перемещению в будущее и губит цивилизацию в рассказе «Мне повезет». Желание жить без проблем подталкивает людей переселяться в виртуальную реальность в рассказах «Нульгород» и «Путешествие фантаста Свенишкова».

Что же случилось с оптимизмом Каганова? Почему его рассказы становятся все менее жизнеутверждающими? Что мешает автору придумать для своих историй хорошие финалы?

Мы думаем, что, рисуя свои фантастические миры, создавая невероятные сюжеты, Леонид Каганов вышел на очень серьезную проблему, которую и продолжает сейчас развивать, стремясь донести до читателя. В будущем человечество столкнется с реальным противоречием: техника и технологии стремительно развиваются, а человек (его мораль, душевные и духовные качества, степень трудолюбия и под.) остается на месте и просто не в силах найти достойное применение созданным им же самим чудесам.

Леонид Каганов предрекает, что человек, который живет на Земле сегодня, человек с сегодняшними моральными установками, стремлениями и желаниями не способен создать светлое будущее, не способен справиться с достижениями технического прогресса и найти свое место в прогнозируемом фантастом мире. В течение последних нескольких десятилетий мы наблюдаем стремительное развитие науки и техники, а вот человек развиваться перестал. И ничего хорошего не ждет эту цивилизацию, если человек не станет лучше – не научится трудиться во благо общества, быть критичным к себе, не осуждать других, искренне помогать людям, не быть зацикленным на потреблении и приобретении.

Нельзя сказать, что эта идея нова в философии. Не так давно мыслящий мир был поражен книгой «Конец истории и последний человек» Фрэнсиса Фукуямы [9], выдвинувшего идею логического финала человеческой эволюции с наступлением всеобщей победы либеральной демократии, которая связана с крушением противостояния США и СССР. В демократическом обществе человек как личность перестает развиваться, перед ним нет идеала, так как он сам (образованный, гуманный, толерантный) и есть идеал. Кстати, Ф. Фукуяма лишь продолжает развитие идей, заложенных Гегелем, Марксом и другими философами.

Мы думаем, что Л. Каганов одним из первых в современной литературе глубоко осознал надвигающийся гуманитарный кризис и противоречие между развитием техники и переставшим развиваться человеком. Появление на этом фоне произведений, подобных проанализированным выше, – одна из закономерностей литературного процесса, о которых писал Д.С. Лихачев [10].

Какой же выход предлагает своему читателю этот неисправимо оптимистичный писатель? Мы видим его в основных идеях произведений Каганова, обозначенных нами выше. Писатель пытается научить будущее поколение (а основным потребителем его произведений является молодежь) трудиться и препятствовать ограничению своей свободы. Как не новы эти идеи, но как вечны. Труд и стремление к свободе – это то, что способно улучшить человека, способно не дать ему остановиться в своем развитии. Писатель, кстати, поддерживает эти идеи своей жизнью, творческой и общественной деятельностью. Он сам невероятно трудолюбив и трудоспособен, все время в движении, в развитии. А стремление к свободе Л. Каганов проявляет в своей политической деятельности, через участие в протестных движениях.

Итак, созданный Леонидом Кагановым в фантастических рассказах мир будущего демонстрирует нарастающие противоречия между стремительно развивающимися технологиями и застывшим в своем развитии человеком. Писатель стремится посредством своих рассказов показать читателям, что для счастливой жизни в обществе будущего необходимо развиваться, а для этого надо уметь трудиться и в меру сил препятствовать ограничению своей личной свободы.


Библиографический список
  1. Крылова М.Н. Настоящее как средство описания будущего: образы сравнения в современной фантастике // Настоящее как сюжет: Материалы международной научной конференции / Ред. С.А. Васильева. Тверь: Изд-во М.Ю. Батасовой, 2013. С. 217-221.
  2. Левидов А.М. Автор – образ – читатель. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. 350 с.
  3. Лихачев Д.С. Внутренний мир художественного произведения // Вопросы литературы. 1968. № 8. С. 74-87.
  4. Смелковская М.Ю. Реальный факт и художественный вымысел в творчестве И.А. Бунина: На материале рассказов и повестей «Деревня» и «Суходол»: Автореферат дис. … канд. филол. наук: 10.01.01. Елец, 2003.
  5. Монастырских Г.П., Цветков Е.В. Виртуальная реальность в научной фантастике: социально-философские аспекты // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2009. № 6. С. 65-70.
  6. Павлихина И.Ю. Специфика взаимодействия реальной и художественной действительности в фантастике // Альманах современной науки и образования. 2007. № 3-1. С. 184-187.
  7. Попова Г.В. Фантастика и реализм: к вопросу о соотношении // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Лингвистика и педагогика. 2013. № 3. С. 16-21.
  8. Крылова М.Н. Зрелый стиль нового писателя: роман «Лена Сквоттер и парагон возмездия» Л. Каганова // Грани познания. 2013. № 6. С. 130-137.
  9. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек; Пер. с англ. М.Б. Левина. М.: АСТ, 2010. 584 с.
  10. Лихачев Д.С. Закономерности и антизакономерности в литературе // Русская литература. 1990. № 1. С. 3-5.


Все статьи автора «Крылова Мария Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: