УДК 364.04

ПОДГОТОВКА ЛИЦ С ВОССТАНОВЛЕННОЙ ДЕЕСПОСОБНОСТЬЮ К НЕЗАВИСИМОЙ ЖИЗНИ КАК АКТУАЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА

Болотненко Людмила Николаевна
Красноярский государственный педагогический университет им В.П. Астафьева
институт социально-гуманитарных технологий, кафедра социальной педагогики и социальной работы

Аннотация
Данная статья посвящена новой актуальной проблеме в нашей стране - появлению категории инвалидов с восстановленной дееспособностью и работе с ними. В качестве решения данной проблемы предлагается обратиться к концепции независимой жизни. Данная проблематика затрагивает федеральный, региональный, муниципальный и частный уровни.

Ключевые слова: социальная проблема


TRAINING OF PERSONS WITH REDUCED CAPACITY TO ACT IN AN INDEPENDENT LIFE AS AN URGENT SOCIAL PROBLEM

Bolotnenko Lyudmila Nikolaevna
Krasnoyarsk State Pedagogical University named after V.P. Astafieva
Institute of Social and Humanitarian technologies department of social pedagogy and social work

Abstract
This article deals with a new topical issue in our country - the emergence of a category of persons with disabilities with reduced capacity and working with them. As a solution to this problem is referred to the concept of independent living. These problems affect the federal, regional, municipal and private levels.

Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Болотненко Л.Н. Подготовка лиц с восстановленной дееспособностью к независимой жизни как актуальная социальная проблема // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/11/13039 (дата обращения: 29.09.2017).

В России около 400 психоневрологических интернатов, и в настоящее время их остро не хватает. В некоторых регионах страны пациенты ждут места в психоневрологическом интернате по несколько месяцев и даже лет. Наиболее многочисленной группой, проживающих в интернатах, являются больные со снижением интеллекта (олигофрения, различного вида деменции), которые составляют более половины всех обитателей психоневрологических интернатов (всего 68,9%).

При этом больные олигофренией в основном молодые люди, поступившие в ПНИ из детских домов-интернатов для детей с дефектами умственного развития (43%), семей (25%), психиатрических больниц (20,76%) и других учреждений. Причиной поступления больных из детских домов-интернатов является достижение совершеннолетия (18 лет), а в случаях поступления из семьи – невозможность обеспечить уход в домашних условиях. По достижении 18 лет выпускника детского дома-интерната обследует медико-социально-педагогическая комиссия. Если комиссия принимает решение, что молодой человек может проживать самостоятельно, его должны выписать из интерната с предоставлением жилья. Во всех остальных случаях происходит перевод в психоневрологический интернат для взрослых.

Самостоятельное проживание человека с недостаточным интеллектуальным развитием, проведшего несколько лет в интернате и не имеющего навыков самостоятельного проживания, невозможно без специальной подготовки и поддержки. Недостаточность реабилитационных программ в детских домах-интернатах и практически полное отсутствие реабилитационных центров постинтернатного обучения приводит к невозможности реализации права молодых людей на самостоятельную жизнь, обучение и трудоустройство. При этом «умственная отсталость», установленная в детских домах-интернатах, порой связана не столько с реальным снижением интеллектуальных возможностей, сколько с так называемой педагогической запущенностью, отсутствием должного обучения и воспитания в дошкольном и школьном возрасте.

Углубленное изучение разных категорий лиц, проживающих в психоневрологических интернатах, позволило выделить группу, которая не нуждается в столь пристальном и тщательном санитарном уходе, а напротив, после определенной работы специалистов может самостоятельно и взвешенно принимать решения и, что немало важно, в принципе обходится без посторонней помощи в процессе своей жизнедеятельности. Этих людей в свое время по суду лишили дееспособности и отправили на постоянное место жительства в психоневрологический интернат.

Дееспособность – это возможность лица своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности, другими словами, дееспособность – это право получить образование, устроиться на работу, потратить по своему усмотрению заработанные денежные средства, вступить в брак, родить и воспитать ребенка, пойти в кино и так далее. С 2013 г. в России началась масштабная работа по выявлению таких людей в интернатах и их восстановлению в дееспособности, что в первую очередь было вызвано сменой взгляда на людей с умственной отсталостью и ростом гуманизации населения, а во-вторых, переполненностью учреждений психоневрологического профиля.  Восстановление дееспособности так же, как и лишение дееспособности, возможно только на основании решения суда. Для принятия решения о восстановлении дееспособности лица суд обычно назначает судебно-психиатрическую экспертизу и ставит перед врачами вопросы о том, страдает ли заявитель психическими расстройствами, и может ли он понимать значение своих действий или руководить ими. Эксперты, решая данные вопросы, учитывают не только клинические критерии психического расстройства лица, но и социальные. Так, эксперты учитывают семейное положение недееспособного и взаимоотношения в семье, его понимание своего семейного статуса, возможности недееспособного организовать свою повседневную деятельность в соответствии с потребностями практической жизни и т.д. В дальнейшем результаты экспертизы на деле имеют важное значение для суда при вынесении решения по делу. Однако нужно помнить, что суд делает собственные выводы на основании всех доказательств по делу, в том числе объяснений самого недееспособного, что предполагает возможность несовпадения мнений экспертов и окончательного мнения суда, выраженного в судебном решении.

В ходе экспертизы эксперты и в дальнейшем в судебном разбирательстве суд может уточнить у заявителя, влияет ли психическое расстройство на способность понимать значение своих действий или руководить ими в сферах гражданско-правовых отношений, охраны своих жилищных прав, семейно-брачных отношений, в сфере решения вопросов, относящихся к получению медицинской помощи и т.д. Такой «экзамен» может пройти далеко не каждый дееспособный гражданин, особенно это затруднительно для тех лиц, которые с детства находились в интернатных учреждениях и которые не знакомы с такими вопросами по причине отсутствия социального опыта и образования, а не вследствие психического расстройства. Данная ситуация наталкивает на необходимость не только фактически иметь способность понимать значение своих действий или руководить ими, но и определенной подготовки лица, желающего восстановить дееспособность.

В настоящее время специалисты, занимающиеся подготовкой лиц с восстановленной дееспособностью к самостоятельной жизни, столкнулись с проблемой недостаточной теоретической подготовки данного вопроса: нет научного обоснования и практических разработок. Таким образом, получается, что запрос от общества и государства поступил, новая категория сформировалась, а специалисты домов-интернатов оказались не готовы принять данный вызов современности, что приводит к хаотичному решению проблемы – срочная организация новых отделений (или отделов), введение новых штатных единиц, разработка новых методов работы, а зачастую, все просто сводится к отчетной документации. Простроенная таким образом работа не может быть максимально успешной, так как не учтены все риски и не рассмотрены все варианты.

Лица с восстановленной дееспособностью – это лица в возрасте от 18 до 45 лет, имеющие отклонения в умственном развитии (как правило, это олигофрения в стадии дебильности), ранее признанные судом недееспособными, прошедшие специальную социально-педагогическую и социально-психологическую подготовку и вернувшие себе дееспособность по суду. Данная категория лиц очень разнообразна, встречаются – вспыльчивые, агрессивные, но увлекающиеся натуры, так же, спокойные, размеренные, податливые, но апатичные личности, бывают в большей степени уравновешенные, общительные, но со склонностью к клептомании.

Швейцарский ученый Гуннар Чилен в своих работах весьма подробно описывает влияние проживания в закрытых учреждениях на психическое состояние людей с интеллектуальными нарушениями, он утверждает, что такие характеристики, как восприятие, движение, эмоции, потребности, отношения, умственные способности и знания тем или иным образом (первично или вторично) сильно отличаются у людей, проживающих в закрытых учреждениях. Нарушение эмоциональной сферы на самом деле является порождением той среды, в которой люди с интеллектуальными нарушениями вынуждены проживать [2]. Так, например, в закрытых учреждениях отсутствуют глубокие стабильные отношения с одним или несколькими людьми, а скудность общения и депривация людей с интеллектуальными нарушениями приводит к тому, что они становятся непритязательными, ожидающими одобрения окружающих и менее способными справиться с неудачами. Живущим в закрытых учреждениях сложнее наладить отношения с окружающими, и поэтому люди становятся более легкомысленными и неразборчивыми в своих отношениях.

После получения дееспособности юридически лицо больше не имеет права проживать в интернате психоневрологического типа, а значит, его необходимо перевести в дом-интернат общего типа. В середине 2013 г. в Красноярском крае началась планомерная тщательная работа по выявлению людей, которые могут жить вне стен психоневрологических интернатов, их подготовка и поэтапное восстановление в дееспособности, а значит, перевод из одного типа учреждения в другой с целью дальнейшего его вывода из системы стационарного социального обслуживания в целом, то есть в самостоятельную жизнь.

На этапе пребывания человека в доме-интернате общего типа необходимо как можно подробнее составить его социальный анамнез, максимально нормализовать его жизнедеятельность и продолжить его подготовку к независимой жизни. И тут специалисты сталкиваются с основной особенностью людей с восстановленной дееспособностью – не желание (связанное с различными факторами от страха до иждивенческой позиции) покидать стены интерната. Так, например, молодой человек (Юрий, 35 лет) в систему стационарного обслуживания попал с роддома, проживал в детском психоневрологическом интернате, потом в трех взрослых, периодически навещал знакомую бабушку, которой летом помогал на участке, теперь проживает в доме-интернате общего типа – разводит цветы, любит животных, опрятен, добр, тактичен, навыки самообслуживания развиты на высоком уровне (стирает, готовит, убирает и так далее), является старостой этажа, членом совета жителей интерната, трудился в интернате на должности социального работника, потом сам нашел работу в городе, силами специалистов обучается в колледже на кухонного рабочего, где в итоге получит диплом. Однако проживать самостоятельно не желает, о чем прямо и заявляет, так как, с его слов: «Если что случись, я уверен, что мне есть, где спать и что покушать». И таких примеров множество, так как каждое лицо с восстановленной дееспособностью – это личность со своей историей, внутренним миром и набором индивидуальных качеств.

Вследствие этого актуальной становится мысль о необходимости внедрения в практику работы с этой категорией лиц концепции независимой жизни. В социально-политическом значении независимая жизнь не зависит от вынужденности человека прибегать к посторонней помощи или вспомогательным средствам, необходимым для его физического функционирования. Понятие независимая жизнь в концептуальном смысле подразумевает два взаимосвязанных аспекта. В социально-политическом плане – это право человека быть неотъемлемой частью жизни общества и принимать активное участие в социальных, политических и экономических процессах. Независимая жизнь – возможность самому определять и выбирать, принимать решения и управлять жизненными ситуациями [1].

В философском понимании независимая жизнь – это способ мышления, психологическая ориентация личности, которая зависит от ее взаимоотношений с другими личностями, от физических возможностей, от окружающей среды и степени развития систем служб поддержки. Философия независимой жизни ориентирует человека, имеющего инвалидность, на то, чтобы он ставил перед собой такие же задачи, как и любой другой член общества. Согласно философии независимой жизни, инвалидность рассматривается с позиций неумения человека ходить, слышать, видеть, говорить или мыслить обычными категориями.

Независимая жизнь предполагает контроль над собственными делами, участие в повседневной жизни общества, исполнение целого ряда социальных ролей и принятие решений, ведущих к самоопределению и уменьшению психологической или физической зависимости от других. Независимость – понятие относительное, которое каждый человек определяет по-своему. Независимая жизнь предполагает снятие зависимости от проявлений недуга, ослабление ограничений, им порождаемых, становление и развитие самостоятельности ребенка, формирование у него умений и навыков, необходимых в повседневной жизни, что должно дать возможность интеграции, а затем активного участия в социальной практике, полноценной жизнедеятельности в обществе.

Чтобы стать действительно независимыми, инвалиды должны противостоять множеству преград и преодолеть их – как явных (физическая среда), так и скрытых (отношение людей). Если их преодолеть, можно добиться многих преимуществ для себя, это первый шаг на пути к тому, чтобы жить полноценной жизнью.

Однако на пути подготовки к независимой жизни возникает множество проблем:

  1. У специалиста, готовящего клиента – как и чем замотивировать человека, чтобы он захотел пойти учиться, начать работать, а самое главное, выписаться из дома-интерната и начать жить самостоятельно. Как научить всем тем бытовым вещам, которые необходимы в повседневной жизни обычному человеку.
  2. У самого клиента – принять себя как полноправного члена общества, избавиться от страха неизвестности («что там, впереди, за этими стенами?»).
  3. У учреждения – как наиболее эффективно организовать работу в данном направлении, какие новые методы организации использовать, какие кружки и секции открывать.
  4. У государства – как законодательно сделать так, чтобы лицо с восстановленной дееспособностью, не боясь за свое будущее покидало стены дома-интерната и начинало самостоятельную жизнь, как обеспечить социальную стабильность данной категории лиц.

Таким образом, возникает определенное противоречие, требующее решения: появилась новая категория лиц с ментальной инвалидностью, способных к восстановлению дееспособности и самостоятельной жизни, а апробированных методов работы с ней нет; клиентов необходимо выводить из системы стационарного обслуживания, а специалисты, общество и государство не достаточно подготовлены к этому. А значит, современная наука получает вызов от практики – поиск и разработка путей решения данной проблемы, что наиболее рационально сделать через концепцию независимой жизни.


Библиографический список
  1. К независимой жизни: Пособие для инвалидов. М: РООИ «Перспектива», 2000
  2. Гуннар Чилен. Нормализация жизни в закрытых учреждениях с интеллектуальными и другими функциональными нарушениями. Теоретические основы и практический опыт. – С.-Пт. 2003. – 19с.
  3. Думбаев А. Е. , Попова Т. В. Инвалид, общество и право. – Алматы: ТОО «Верена», 2006. – 180 стр.
  4. Как общаться с инвалидами. Москва. «Преодоление.» 1992.
  5. Фирсов М. В. , Студенова Е. Г. Теория социальной работы: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М. : Гуманит. изд. центр ВЛА ДОС, 2001. —432с.
  6. Программа и направление работы Новосибирская региональная общественная организация инвалидов Центр независимой жизни «Финист»
  7. URL: http://finist-nsk. narod. ru/onas. htm (дата обращения 20.10. 2015)


Все статьи автора «MilkaLyudmilka»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: