УДК 81'33

ФОНЕТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ В КОННОТАТИВНОМ АСПЕКТЕ

Ибрагимова Сахиля Рафиг кызы
Азербайджанский Государственный Педагогический Университет
аспирантка

Аннотация
В статье рассматривается одно из актуальных проблем современной лингвистики, как фонетическое значение и ее коннотативный характер. Исследуя этот вопрос выясняется, что фонетический звук имеет фонетическое значение, которая заключается в языковых реакциях вызванная этими же знаками. В коннотативном аспекте эти значения могут быть негативными, положительными и нейтральными.

Ключевые слова: коннотативный характер звука, символика звуков, фонетическое значение, фоносемантика, фоносемантическое поле


PHONETIC VALUE BY CONNOTATIVE ASPECT

Ibragimova Sakhila Rafig
Azerbaijan State Pedagogical University
post-graduate student

Abstract
The article considers one of the actual problems of modern linguistics as phonetic value and its connotative character. Exploring this question it appears that the phonetic sound of has a phonetic value, which consists in the language reactions caused by the same signs. By the connotative aspect these values can be negative, positive and neutral.

Keywords: phonetic value phonosemantics, phonosemantic field connotative nature of the sound, symbolism of sounds


Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Ибрагимова С.Р.к. Фонетическое значение в коннотативном аспекте // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/09/12632 (дата обращения: 29.09.2017).

К проблемам фоносемантики в последнее время обращается количественный ряд исследователей, которые рассматривают в своих исследованиях как общие вопросы фонетического значения, так и отдельные языковые аспекты. Например, С.В.Михалев рассматривает  теорию фоносемантического поля [1], Н.А.Красовская изучает художественно-изобразительные свойства звуков в поэтической речи [2],  Т.В.Бузанова исследует фоносемантическую реэтимологизацию [3], Д.А.Романов определяет эмоционально-семантические параметры фоносемантической системы [4], Н.М.Старцева выявляет экспрессивно-стилистичесие возможности фонетической системы современного русского языка [5] и т.д.

В фонетической литературе существует такое утверждение, что звуку не характерен значение, т.е. звук не имеет значения: «звук является минимальной незначимой единицей речевого потока. Звук выступает в речи нерасчлененно, как единое целое… сам по себе звук не обладает языковым значением, но косвенно связан со значением: из звуков состоят значимые единицы…» [6, c.14], или «слова в русском языке состоят из значимых частей… Морфема —это минимальная значимая часть слова (морфемы не подлежат дальнейшему членению на значимые части)» [7, c. 160], или «… значения имеют слова, их значимые части (например, корни, окончания и т.д.); звук именно как звук в языке значения не имеет. Он не является знаком» [8, c. 8].

Традиционное языкознание, таким образом, прочно удерживает свою позицию на теории, что «звук — не знак». Это сходится с позицией швейцарского лингвиста Фердинанда де Соссюра, который определяя природу языкового знака, утверждал, что знак двусторонен. Он писал, что языковой знак  является по сути двусторонней психической сущностью  [9, c. 337-338].

А.А.Реформатский также отвергает мысль о прямом связи звука и значения. По этому поводу он пишет: «Соотношение звука и смысла давно интересовало ученых… с древних времен пытались установить прямую связь между звуком и смыслом. Это так называемая «символика звуков»… Но так можно только разъяснять звукоподражательные слова…; однако, во-первых, таких слов в языке немного, они редко попадают в основной фонд лексики, и, во-вторых, из наблюдений над звукоподражаниями никак нельзя сделать вывод, что значит [а], [о], [п], [р] и т.п., так как звуки речи, как таковые , не имеют значения и не могут его иметь. Поэтому языковеды второй половины XIX века встали на ту точку зрения, что звуки в языке существуют и развиваются сами по себе, а значения – сами по себе, связь звуков и значений ограничивается ассоциацией, т.е. механическим сцеплением» [10, c. 211].

В отличии от предыдущих исследователей, А.П. Журавлев утверждает, что звук — значимая единица языка и оно обладающей определенным фонетическим значением [11, c. 31]. Перечисляя специфику фонетического значения, он отмечает следующие пункты:

— путем указания денотата нельзя охарактеризовать фонетическое значение. В данном случае денотат отсутствует. Описать звуковую символику возможно  только перечислением оценочных признаков. Признаковый аспект для лексического значения в основном не очень то важно, но для фонетического значения этот аспект значения является основным; за пределами признакового характера звука не существует никакие существенные моменты символики звуков; носитель языка не осознает фонетическое значение и следовательно не способен его истолковывать в данном языке [11, c. 31-32]. Для того чтоб истолковывать фонетическое значение следует специальным образом регистрировать определенного рода языковых реакций многих носителей языка. Только так сходство реакций большинства информантов может считаться критерием правильности фонетического значения. Это связано с ассоциативно сходным с впечатлением от восприятия звука (Например, оно может ассоцироватся как, что нибудь объемистый, тяжелый или значительный). «Другими словами, этот признак указывает лишь на то, что впечатление от данного звука вызывает реакцию в той области подсознания, которая реагирует и на другие стимулы, реально допускающие применение данного признака» [11, c. 33]. Л.Н.Санжаров в своем исследовании развивает такой подход к фонетическому знаку: «Фонетическое значение, в отличие от лексического и грамматического, носит коннотативный характер, обозначая цвет, различные виды оценки, эмоции. В связи с этим существует строгая зависимость между фонетическим значением и той коннотацией, которую выражает звук. Поэтому, признавая звук знаком, считаем, что он не условен и не произволен» [12, c. 4].

Таким образом, вышерассматриваемые научные труды по фоносемантике доказывают, что звук — это значимая единица языка и его значение носит коннотативный характер.

Л.Блумфилд утверждает, что наше знания об окружающем нас мире настолько мало, что мы очень редко можем судить о различных формах языка систематизированно [13, c. 63].  Фонетическое значение звука охватывает сразу двух отраслей языкознания: фонетику и семантику. Фонетическое значение даёт возможность выявить, какие реакции порождаются у индивида при восприятии того или иного звука речи. Исследованием семантических фонем занимается фонология, выявляя функции и особенности звук в процессе речи, опираясь на коннотативный элемент. Значение звуков, которые создают в разные ассоциации в сознании человека и является фонетическим значением. Когда мы слышим приятные и нежные звуки в словах, то сразу думаем о чем-нибудь хорошем. Например, слово «мир» и слово «война». «Мир» — спокойное, безобидное, светлое, гладкое. А слово «война» – сильное, мужественное, угловатое, темное, кровавое. Такие ассоциации называются коннотативными элементами.

Коннотативный элемент свойствен не только семантике звука. Он входит в прагматику языковых знаков более высокого уровня – лексемы и текста. В лексикологии под коннотацией понимаются дополнительные созначения, заключающие в себе содержательные и стилистические (оценочные, эмоциональные и экспрессивные) компоненты значения.

Содержательной коннотацией называется компонент значения, который является дополнительным. Такой компонент несмотря на то, что в словарях не регистрируется,  широко известен носителям языка. Содержательное созначение может одновременно включать и позитивную/ негативную оценку. Например, в Азерабйджанском языке слово «eşşək» (осёл), обозначающее животное, обладает негативно-содержательной коннотацией «упрямость», «şir» (лев) — «храбрость», «ilan» (змея) — «мудрость».

Оценочно-экспрессивное и эмоциональное значение закрепленное в семантике слово отражает ценностную, изобразительную и выразительную       квалификацию    реальной действительности, которая обусловливается стилистическое значением В звуке коннотация является не дополнительным созначением, а основным, главным и единственным компонентом фонетического значения. Учитывая это, можно указать на основные формы фонетического значения:

1)      обозначение цвета;

2)      коннотативные признаки звуков;

3)      «звуковой почерк».

Далее речь будет вестись только о признаках звуков, которые являются семантико-коннотативными признаками, т.к. этот компонент фонетического значения станет предметом исследования.

Впервые характеристика семантико-коннотативных признаков звуков появляется у А.П.Журавлева [14]. Именно он в первые предложил оценивать отдельно взятые звуки речи с помощью разных признаков.  Основой для зарождения данной идеи стали исследования американского психолингвиста Ч.Осгуда. В своих научных исследованиях Ч.Осгуд предлагал «измерять» значение слова с помощью признаковых шкал [15, c. 44]. Оказалось, что  такой подход позволяет не только обнаружить у звуков речи какую-то содержательность, но и буквально измерить тонкие, скрытые свойства звуков, которые даже не осознаваемые людьми.

Инструментом для измерения фонетической значимости А.П.Журавлева использовал шкалу, образованной из двух антонимичных прилагательных: «добрый — злой», «большой — маленький» и т.п. Если сюда добавить  слова «очень», для каждого из прилагательных с образуется две степени сравнения: очень добрый, добрый; очень злой, злой. Затем строились следующие шкалы:

очень хороший — 1    очень большой — 1

хороший — 2               большой — 2

никакой — 3                 никакой — 3

плохой — 4                  маленький — 4

очень плохой — 5       очень маленький — 5

У А.П.Журавлева предлагается 25 пар признаков, по которым информанты должны были оценить звуки: хороший — плохой, большой — маленький, нежный — грубый, женственный — мужественный, светлый — темный, активный — пассивный, простой — сложный, сильный – слабый, горячий — холодный, быстрый — медленный, красивый — отталкивающий, гладкий — шероховатый, легкий — тяжелый, веселый — грустный, безопасный — страшный, величественный — низменный, яркий — тусклый, округлый — угловатый, радостный — печальный, громкий — тихий, длинный — короткий, храбрый – трусливый, добрый — злой, могучий — хилый, подвижный—медлительный.

Затем обрабатывались результаты и высчитывались средние оценки каждой звукобуквы (именно этот термин употребляет Журавлев, считая, что мы не осознаем отдельно звука или буквы, а воспринимаем единый звукобуквенный образ) по каждой шкале. Средние оценки рассчитывались по следующей формуле:

Х= аг+аг+а*+а%п

где а!, а2, аз и т.д. — количество соответствующих оценок, а п – количество информантов.

Средняя оценка попадая в одну из зон значимых отклонений является значимой, т.е. свидетельствует о том, что по данному признаку звук вызывает какое-то впечатление.. Например, звук [а] по шкале «хороший — плохой» получило среднюю оценку 1,5. эта средняя оценка меньше 2,5, следовательно, она попадает в зону значимых отклонений, и поэтому можно сказать, что звук [а] большинством говорящих на русском языке оценивается как «хороший»; звук [ж] по той же шкале получил оценку 3,7. Это больше, чем 3,5, следовательно, этот звук, по мнению большинства участников эксперимента, «плохой». А звук [р] по этой шкале «никакой», так как его средняя оценка (2,6) не выходит за пределы нейтральной зоны шкалы.

Проанализировав полученные результаты и оформив их в таблицу, А.П.Журавлев пришел к выводу, «…что нет ни одного звука, который оказался бы «никаким» по всем шкалам. И нет ни одной шкалы, по которой бы все звуки оказались «никакими». Напротив, большинство средних оценок попадает в значимые зоны шкал. Вывод очевиден: звуки нам небезразличны, они вызывают у нас вполне устойчивые и в общем для всех сходные впечатления не звукового свойства… и все эти впечатления можно выразить числом» [14, c. 21].

Таким образом, коллективная интуиция является  единственным критерием, когда речь идет о значении звуков. Коллективное впечатление или коллективная интуиция носителей языка, выделяется в ходе психологического эксперимента.

В 90-е годы XX века и в начале нынешнего века эксперимент А.П.Журавлева повторили ученые Л.Н.Санжаров и С.В.Бондарь с целью подтвердить его выводы или опровергнуть их. В своих работах по фоносемантике Л.Н.Санжаров разделил все признаки звуков семантико-коннотативными свойствами на положительные и отрицательные, а также выделил промежуточную группу — нейтральные [12]. Но, прежде надо обосновать справедливость такого деления признаков, тем более что это ляжет в основу анализа фоносемантического облика синонимов и антонимов.

На основании чего можно разделить признаки звуков на нейтральные, положительные, отрицательные? Ответ нужно искать в семантике самих слов признаков.

Лексическое значение слова имеет сложную структуру. Совокупность сем в их внутренняя иерархическая организация — это семантическая структура слова. Основные и дополнительные семы  выявляются в семной структуре. Они же определяют свои внутренние зависимости в значении слова. В полный набор семного членения входят следующие типы сем:

— классема — характеризует принадлежность слова к определенной части речи и является общекатегориальной семой лексико-грамматического значения;

— лексограммема обозначает лексико-грамматический разряд частей речи.

— гиперсема (архисема, родовая сема) обозначает класс объектов ( «глаголы движения», «цвет», растение»);

— гипосемами являются семы конкретного характера. Эти видовые семы обозначают разные признаки предмета, процесса, признака и др. Но этой основе можно различать объекты и предметы одного и того же класса;

—      коннотативные семы выражают дополнительные содержательные и стилистические значения;

—      потенциальные семы, проявляются в конкретном тексте исходя из контекста.

Именно анализ коннотативных сем лексического значения слов-признаков поможет обосновать возможность деления признаков звуков на нейтральные, положительные, отрицательные.

Как уже было сказано выше, коннотативные семы содержат дополнительные созначения – эмоционально-оценочные и экспрессивные. Эмоциональная коннотация связана с выражением чувств, волевых побуждений, чувственных или интеллектуальных сравнении – отношения к действительности, т.е. эмоциональный компонент отражает эмоциональную реакцию на образ и на соотнесение значения с культурными установками. Данная эмоциональная реакция выражается через шкалу: одобряю – не одобряю (одобрительное — неодобрительное). А ценность кого-либо / чего-либо устанавливает оценочная коннотация. Например, естественно, через положительную эмоцию передается положительная оценка: восхищение, ласка, восторг, одобрение и др.; отрицательные эмоции порождают отрицательную оценку: осуждение, неприязнь, презрение, ирония и др. Оценочный компонент можно выразить через шкалу: хорошо — плохо (позитивное – негативное). Это тоже результат взаимодействия денотативно-сигнификативного значения с действующими культурными установками. Проиллюстрируем это на примере нескольких слов.

Например, ворона – зевака.

Анализ коннотативных сем:

— эмоциональный компонент: неодобрительное;

— оценочный компонент: негативное.

В слове низкий коннотативные семы выражены эксплицитно — плохой, неудовлетворительный в качественном отношении:

— эмоциональный компонент: неодобрительное;

— оценочный компонент: негативное.

Учитывая вышеизложенные сведения, проанализируем семную структуру лексического значения слов-признаков, а именно их коннотативные семы. Предположим: если анализ коннотативных сем показывает, что дополнительное значение слова носит одобрительный, позитивный характер, то данный признак является положительным. Если характер коннотации неодобрительный, негативный, то признак является отрицательным. Практически все слова, кроме слов бодрый, медлительный, зловещий, внезапный, являются многозначными, поэтому при их анализе будет учитываться характер коннотативных сем каждого лексико-семантического варианта (ЛСВ). В связи с этим немного изменится наша гипотеза: если анализ коннотативных сем каждого ЛСВ в полисеманте (многозначном слове) в основном выявляет коннотации «одобрительное, позитивное», то данный признак звука будет считаться положительным; если же при анализе ведущими будут неодобрительные, негативные коннотации, то признак звука будет считаться отрицательным; если слово-признак будет в равном количестве содержать и положительные, и отрицательные коннотации или в коннотативном отношении будет нейтральным, то признак звука будет признан нейтральным.

Рассмотрим характер коннотативных сем каждого слова-признака звука. Подробную методику анализа покажем на 2-3 примерах.

Красивый. Данное слово — полисемант, т.к. имеет 3 значения.

1. a) приятный на вид, отличающийся правильностью очертаний, гармонией красок, тонов, линией и т.п.: красивый цветок, красивые ткани;

б) имеющий привлекательные черты физиологического строя человека: красивое лицо; либо отличающийся стройностью и изяществом движений: красивый танец, красивая походка;

в) приятный для слуха, благозвучный: красивая музыка, красивый голос

Семы «приятный», «правильность», «гармония», «привлекательный», «стройность», «изящество», «благозвучный» точно выражают конотацию этого слова — одобрительное, позитивное.

2. а) отличающийся полнотой и глубиной внутреннего содержания: красивая жизнь;

б) благородный, достойный в нравственном отношении: красивый поступок

Семы «полнота», «глубина содержания» имплицитно указывают на положительный характер коннотации. Семы оттенка данного значения «благородный», «достойный» подтверждают этот вывод: эмоциональный компонент — одобрительный, оценочный – позитивный.

3. Рассчитанный на эффект, на внешнее впечатление: красивый жест, красивые слова, красивая речь;

Коннотативные семы данного значения ЛСВ выражены имплицитно, т.к. они не отражены в дефиниции самого слова. Это значение прямо противоположно 2-му значению слова красивый, т.к. красивый жест, красивые слова, красивая речь — это не отличающийся полнотой и глубиной выражения или внутренного содержания, а рассчитанный только на внешний эффект. Соответственно и характер коннотативных сем тоже будет прямо противоположен:

— эмоциональный компонент: неодобрительный;

— оценочный компонент: негативный.

Это же подтверждает функционирование слова красивый в данном значении в речи. Употребляя его, мы подчеркиваем неодобрение, осуждение, незначительность, бессодержательность того или иного явления действительности, зачастую это носит иронический характер. Например:

1.      Подлые мысли можно прикрывать красивыми словами.

2.      Говорим это не ради красивой фразы.

Таким образом, коннотативные семы слова красивый носят и положительный, и отрицательный характер. Но функционирование этого слова в 3-ем значении ограничено, т.к. лексическое значение данного ЛСВ является фразеологически связанным, т.е. оно проявляется в сочетании лишь со строго определенными словами. Фразеологически связанные значения находятся в переходной зоне между лексикой и фразеологией. Поэтому слова с фразеологически связанным значением не имеют самостоятельной знаковой функции. И по этой причине они превращаются в постоянные элементы фразеологических сочетаний, следовательно, и характер коннотативных сем ЛСВ — 3 не может оказывать существенного влияния на коннотацию слова красивый в целом.

Исходя из этого можно сделать вывод, что признак звука красивый является положительным, т.к. ведущий характер коннотации одобрительное и позитивное.

Устрашающий – полисемантическое слово, имеет 2 значения.

1.      Причастие настрой, от устрашить ( вызвать, внушить страх; испугать).

2.      В значении прилагательного. Вызывающий, внушающий страх: устрашающий вид, устрашающее зрелище, устрашающий рев.

Оба значения имеют сему «страх», которая прямо указывает на коннотацию данного слова: все, что вызывает страх, вызывает, соответственно, в сознании человека отрицательные эмоции. Поэтому коннотация слова устрашающий такова:

— эмоциональный компонент: неодобрительное;

— оценочный компонент: негативное.

На основании этого можно отнести признак устрашающий к отрицательным признакам звука.

Медлительный — а) действующий, двигающийся без поспешности, медленно: медлительный человек, медлительный в движениях; б) размеренно-спокойный, неторопливый, неспешный: медлительные движения, медлительная речь.

Если соотносить семы «без поспешности», «медленно» с понятиями «быстрота», «скорость», то явно, что коннотация лексического значения носит неодобрительный, негативный характер

Второй оттенок значения демонстрирует противоположное. Медлительность не всегда отрицательное явление действительности. На это же указывают коннотативные семы: «размеренно-спокойный», «неторопливый», «неспешный» (одобрительное, позитивное).

Сравним:

1. Из-за травмы он шёл медлительными движениями;

2. При ее ласковыми взглядами речь его становилась медлительнее.

Таким образом, признак звука медлительный можно признать нейтральным.

На основании подобного анализа значений всех слов-признаков можно сделать следующий вывод:

—      к положительным признакам звука относятся: красивый, светлый, нежный, радостный, бодрый, яркий, стремительный, сильный, эротичный;

—      к отрицательным: зловещий, угрюмый, печальный, тоскливый, тяжелый, темный, суровый, устрашающий;

—      к нейтральным: внезапный, тихий, медлительный.

С.В.Бондарь [16], который выявил, что все звуки русского языка имеют положительные, отрицательные и нейтральные коннотации и образуют соответственно 3 качественных стиля звуков: положительный, отрицательный, нейтральный. По Бондарю, положительный стиль объединяет [у], [е], [ь], [с], [г1], [т], [р], [к], [с']; абсолютно-положительный – [а], [о], [и], [в], [£), [п'], [р'], [л'], [б1], М, [т'1, [д*], [в'], [л], [м'], [к'], [н*], [м], [д], [н]; отрицательный – [д'ж1], [ш], [ц], [з'], [х], [ш'], [г], [х'], [дж], [д'з']; абсолютно-отрицательный – [ы], [ъ], [дз]> [у], [ж], [ф]; нейтральный – [з], [б], [ф'], [п]. Но при сравнении этих данных с фонетическим составом Азербайджанского языка, можно выявить, что некоторые моменты связяные с качественными стилями звуков сходятся. Например, в Азербайджанском языке положительный стиль объединяет [u], [e], [ə], [ü], [x’] и т.д., отрицательный — [ö], [s], [q],  [j], [z], [ş], [m] и т.д., нейтральный — [ğ], [a], [i], [b], [f], [p] и т.д.

Для того чтоб выявить абсолютно отрицательные и абсолютно положительные по стилю звуков, надо провести ряд экспериментов, которые будут осуществлены в ближайшем будущем.


Библиографический список
  1. Михалев А.Б. Теория фоносемантического поля. Автореф… доктор филолог.наук,  Краснодар, 1995, 38 с.
  2. Красовская H.A. Художественно-изобразительные свойства звуков в поэтической речи. Дисс…канд. филол. наук. Тула, 1998, 222 с.
  3. Бузанова Т.В. Фоносимволизм в реэтимологизации. // Материалы международной конференции «Языковая семантика и образ мира». Казань, 1999, с. 55-60.
  4. Романов Д.А. Эмоционально-семантические параметры фонетической системы современного русского языка. Автореферат дис. … кандидата филологическ. наук. Новгород, 1998. Электронный ресурс: URL: http://cheloveknauka.com/emotsionalno-semanticheskie-parametry-foneticheskoy-sistemy-sovremennogo-russkogo-yazyka (дата обращения: 12.03.2015).
  5. Старцева Н.М. Экспрессивно-стилистические возможности фонетической системы современного русского языка. Дисс…канд. филол. наук., Ростов-на Дону,1999, 187 с.
  6. Русская грамматика, т. 1. М., 1980, 1496 с.
  7. Современный русский литературный язык / под ред. П.А. Леканта. М., «ДРОФА», 2007, 560 с.
  8. Панов М.В. Современный русский язык. Фонетика. М.,  «Высш. Школа», 1979,  256 с.
  9. Ф. Де Соссюр. Курс общей лингвистики. // Хрестоматия по истории языкознания XIX — XX веков. М., 1956, с. 337 – 338
  10. Реформатский A.A. Введение в языковедение. М., Аспект Пресс, 1996, 536 с.
  11. Журавлев А.П. Фонетическое значение /М-во высш. и сред. спец. образования РСФСР. – Ленинград : Изд-во Ленингр. ун-та, 1974, 160 с.
  12. Санжаров Л.Н. Неканоническая фонетика. Тула, 1996,  27 с.
  13. Bloomfield L. Linguistic aspects of science. Chicago: University of Chicago Press, 1939, 230 p.
  14. Журавлев А.П. Звук и смысл. Москва, «Просвещение», 1991, 160 с.
  15. Charles E. Osgood, Focus on Meaning: Explorations in Semantic Space. Mouton Publishers, 1979, 250 р.
  16. Бондарь С.В. Звуковая стилистика : Аспекты фонетического значения : диссертация … кандидата филологических наук, Москва, 2001, 183 c.


Все статьи автора «Ибрагимова Сахиля Рафиг кызы»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: