УДК 316.624.3

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ ЭКСТРЕМИСТА

Липина Елена Андреевна
Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России
кафедра философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД

Аннотация
Актуальность исследования проблемы экстремизма продиктована тем фактом, что это явление стало неотъемлемой чертой современной цивилизации. Данная статья посвящена характеристике психологических особенностей личности экстремиста. Рассматриваются разные точки зрения на первопричину развития экстремистской направленности личности, психологические особенности личности экстремиста.

Ключевые слова: агрессия, идея, извращенная ненависть, личность, психологическая особенность, страх, экстремист, экстремистская поведенческая установка, эмоция


PSYCHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF EXTREMIST

Lipina Yelena Andreyevna
Tyumen advanced training institute of the ministry of the interior of the Russian Federation
chair of philosophy, foreign languages and humanitarian training of low enforcement officers

Abstract
The relevance of the research of extremism problem is dictated by the fact that this phenomenon has become an integral characteristic of the modern society. This article is devoted to extremist’s psychological characteristics. The author analyzes different points of view on the prime cause of forming such psychological characteristics of personality.

Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Липина Е.А. Психологические особенности личности экстремиста // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/08/12222 (дата обращения: 30.09.2017).

Как своеобразное состояние сознания, мироощущения человека или общности, экстремизм в той или иной форме присутствует в каждом из нас. Чувство жажды экстрима, в положительном смысле этого слова, в разной степени знакомо всем. Оно сопровождает нас всю жизнь.

Говоря об экстремистской деятельности, носящей разрушающий характер, можно выделить сходства и существенные отличия от позитивного «экстрима». Исследователи Ю.М. Антонян и Е.Н. Юрасова основной причиной возникновения экстремистских наклонностей считают неблагоприятные детско-родительские отношения, в результате которых у индивида в дальнейшем могут сформироваться глубокие психологические нарушения по типу параноидных или нарциссических. Под нарциссической понимается структура личности с проблемами самопринятия и самоуважения. Побочными качествами такой личности становятся: обостренное чувство собственного достоинства, периодически сменяющееся чувством полной личностной несостоятельности; нетерпимость к несовершенству; стремление осуждать себя и других, чаще перекладывая вину на последних; размытая личностная идентичность; абсолютная идеализация либо полное обесценивание как основные способы психологической защиты; резко поляризованная система оценок любых явлений и человеческих качеств. На этих особенностях личности базируются характерные черты экстремистского и террористического поведения: крайне аффективно заряженная групповая идентичность; чувство превосходства собственной группировки либо собственной системы ценностей и верований; стремление идентифицироваться с идеализированными образами «вождя»; подверженность фанатизму; выраженная идеологическая составляющая; агрессия, направленная не на конкретные лица, а на некий признак, присущий им, либо на случайных людей, которые воспринимаются не как личность, а как некий символ, олицетворяющий ненавистную религию, нацию и т.д.; жестокость и отсутствие сочувствия к жертве [1, с. 4].

А.-Н.З. Дибиров, Сафаралиев Г.К. и др. в качестве предпосылки экстремистского поведения называют высокую степень отчуждения в сфере эмоциональной культуры [2, с. 396].

Таким образом, склонность к экстремизму можно рассматривать как некий «талант», имеющий резко отрицательный характер. Любой талант, как известно, необходимо развивать. То же касается и склонности к экстремизму. Экстремистские наклонности даны субъекту лишь в задатках и могут проявиться или не проявиться в зависимости от того, в какой социокультурной среде происходит становление личности.

В нестабильных обществах, где ослаблена легитимность и эффективность власти и торжествуют несправедливость и произвол, создаются идеальные условия для протестного поведения. В связи с этим благоприятной почвой для развития экстремистской деятельности является не столько психологические особенности индивида, сколько неблагоприятная социально-политическая или социально-экономическая среда, в которой раскрываются определенные эмоциональные переживания: с одной стороны, астенические, негативные чувства угнетенности, безысходности и страха, с другой стороны, чувства ненависти и агрессии. Этот эмоциональный комплекс способствует развитию экстремистской поведенческой установки, выражающейся в направленности на насильственные, жестокие действия по отношению к «врагам», которые воспринимаются как главная причина их бедствий.

Экстремистская поведенческая установка характеризуется убеждением, что только жестокими мерами, сопровождающимися ослаблением или полным отключением всех нормативных запретов, как  юридических, так и нравственных,  возможно радикальное исправление нестерпимой ситуации.

Существует радикальное отличие между убежденностью экстремистской личности и убежденностью нормальной личности. С точки зрения содержания идеологии активная жизненная позиция (позиция нормальной убежденности) предполагает социальную позитивность, практическую реализацию своих убеждений, сознательное отношение к общественному долгу, нравственность, творческое отношение к деятельности, конструктивность и гуманизм идеологии, использование гуманистических средств. Человек с активной жизненной позицией приходит к ней в результате глубокого реалистического, рационального и теоретического анализа существующей социально-политической среды.

Убежденность экстремиста складывается на почве интуиции, заменяющей рациональное познание реальности и логическое рассуждение. Экстремистская убежденность возникает на почве различного рода отклонений от нормальной логики рассуждения и познания реальности. Логика экстремиста исходит из тех фактов действительности, которые согласуются с его ценностными посылками.

Для экстремистского способа мышления характерно нарушение основных законов формальной логики. Экстремист воспринимает мир через призму примитивного бинарного, черно-белого разделения на хорошее и плохое, истину и ложь. При этом действительность относится, как правило,  ко лжи, а экстремистская идея – к истине. Мерой истины является не соответствие идеи действительности, а соответствие действительности экстремистской идее. Эта логика упрощает видение мира, она не способна отразить сложность, противоречивость действительности, диалектические переходы и связи явлений. Отсюда враждебное отношение экстремистской идеологии к любой критике [2, с. 401] .

Для человека с активной жизненной позицией существует определенная гибкость в реализации своих взглядов в соответствии с конкретно-историческими условиями. Для экстремиста ни гибкости, ни широты, ни глубины мировоззренческого познания нет. Он реализует свои идеалы без учета исторической реальной ситуации и часто даже вопреки ей. Для гуманиста кроме деятельности по реализации своих социально-политических убеждений существуют творчески плодотворные деятельность и цели. Для экстремиста реализация его убеждений становится единственным содержанием личной жизни. Гуманист открыт для диалога и компромисса, экстремист закрыт для подобного.

Специфику экстремистских эмоциональных состояний следует искать во взаимодействии его внутреннего мира (жизненный мир) с миром внешним. Жизненный мир – это психическое переживание человеком своего существования в реальном физическом и социальном мире. Он включает в себя «внутренний мир» – систему потребностей, мотивов, убеждений и целей, определяющих направленность деятельности человека, и «внешний мир» – определенное представление об окружающей человека предметной и социальной действительности. В жизненном мире экстремиста существует расхождение между его личными представлениями о правильном устройстве мира и реальной действительностью, причем это расхождение четко осознается экстремистом и стимулирует его экстремистскую идеологию. Оно ставит личность с точки зрения процесса переживания в критическую ситуацию.

Критическая ситуация определяется как ситуация невозможности, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализации своих внутренних потребностей (мотивов, стремлений, ценностей). Внутренний мир экстремиста настолько прост, что мир внешний оказывается для него сложной преградой. Именно столкновение простого внутреннего мира и сложного внешнего мира определяет специфику жизненного переживания экстремиста. При этом экстремистское сознание не только не способно к адекватному пониманию действительности, но даже не стремится к этому. Понимание реального положения вещей ослабляет веру, расшатывает незыблемость принципов и установок, которых придерживается экстремист.

Одним из важнейших смысловых образований в сознании личности экстремиста является образ врага. Враг – это некто чужой, принципиально отличающийся по своему внутреннему устройству от индивида и от группы, к которой индивид себя причисляет. С врагом невозможны соглашения, т.к. он не принимает существующих норм; возможно только смертельное противоборство. В сознании личности экстремиста враг не представлен как конкретный партнер, он фактически лишен человеческих черт, в связи с чем его образ легко проецируется на любой так или иначе связанный с ним объект. Такая характеристика образа врага, как отсутствие конкретных личностных черт, объясняет характерную экстремистскому поведению жестокость [1, с. 8].

Образ врага выполняет важные психологические функции в структуре личности экстремиста. Прежде всего, он облегчает процессы групповой идентификации и идеализации. Как говорилось выше, личность экстремиста имеет спутанную самоидентификацию, поэтому компенсировать размытые, противоречивые представления о собственном «Я» экстремист пытается с помочью подмены личностной идентичности групповой. Групповая идентификация является для экстремиста средством самопринятия и укрепления самоуважения. Другой важной психологической функцией образа врага является его способность выступать в качестве средства сплочения. Для личности экстремиста – иметь с другими людьми общего врага – единственный способ пережить чувство единения с ними.

В эмоциональных переживаниях экстремиста доминируют вполне определенные феномены: любовь к своей идее, любовь к самому себе как носителю и исповеднику высшей истины, отвращение, презрение и ненависть к людям, страх, гнев и извращенная радость. Страх экстремиста вызван несоответствием действительности его представлениям. Страх рождает эмоции презрения и гнева по отношению к «плохой» действительности и людям, которые не разделяют его идеалов и сопротивляются им.

Однако, любая личность, в том числе экстремистски настроенная, нуждается в положительных переживаниях. Как это ни парадоксально, позитивные эмоции экстремист черпает в эмоциях негативных. Ненависть к миру приносит ему извращенную радость. Разрушительные негативные процессы в этом мире доставляют ему наслаждение. Только нанося страдания врагам и испытывая страдания в борьбе за экстремистскую идею, экстремист удовлетворяет свою потребность в положительных эмоциях.

Говоря о специфике эмоциональных переживаний экстремиста, следует отметить две их особенности. Во-первых, по сути чувства экстремиста являются безличными или бесчеловечными, поскольку они в действительности направлены не на конкретных людей как личностей, а на лиц вообще как носителей определенных социальных функций. Отсюда крайняя жесткость экстремиста, которому совершенно безразличны переживания других людей, и даже моменты своих собственных сугубо личностных переживаний он старается подавить в себе. Во-вторых, чувства экстремиста внутренне лицемерны и поэтому нарочито демонстративны. Безличность эмоциональных переживаний разрушительно действует на психику самого верующего.

В динамике эмоциональной жизни экстремиста в отличие от нормальной личности преобладает состояния эмоциональной возбужденности, а умеренное состояние и релаксация кратковременны. Большую роль в динамике эмоциональных переживаний экстремиста играют самые сильные эмоциональные переживания – аффекты. Причем в отличие от обычных аффектов, вызываемых случайными жизненными ситуациями, у экстремиста это нередко сознательно спланированные (идейные) аффекты. Как наркозависимый нуждается в систематическом принятии наркотических средств, так и экстремист нуждается в периодическом переживании сильных аффективных состояний, которые позволяют ему временно снизить напряженность эмоционального переживания [2, с. 412].

Экстремистская направленность в структуре психического склада личности сочетается со специфическими эмоциональными переживаниями и находит внешнее проявление в специфическом агрессивном поведении. Набор типичных агрессивных действий экстремиста достаточно широк, но все эти действия можно разделить на две группы: 1) действия, направленные на причинение вреда и страданий другим людям, «врагам» (результат внешней агрессии); 2) действия, направленные на причинение вреда и страданий самому себе или своим единомышленникам (результат внутренней агрессии).

К числу актов внешней агрессии относятся: ограбления, массовые беспорядки, морально-психологическое и вербальное запугивание, зомбирование, погромы, диверсии, шантаж, взятие заложников, уничтожение материальных ценностей и культурных произведений, убийства, геноцид. К числу актов внутренней агрессии относятся: различные способы социальной самоизоляции (отшельничество), различные формы самоистязаний (голодовка), ритуальные самоубийства (самосожжение, массовое самосожжение). Однако нельзя приписывать человеку экстремистские наклонности лишь на основе подобных поступков, поскольку они совершаются не только экстремистами.

Поскольку экстремистское поведение обусловлено социально-фрустрационными, иллюзорно-идеологическими мотивами, которые определяют деструктивные идеологические цели, для целеполагающей «революционной» деятельности экстремиста характерен специфический экстремистский расчет. Для этого расчета характерно парадоксальное соединение «хладнокровного технического анализа ситуации» с такими вроде бы не совместимыми с ним чертами, как близорукость, грандиозность, чрезвычайность, иллюзорность. При этом близорукость экстремистского расчета состоит в том, что этот расчет является обычно краткосрочным, на один-два хода вперед. Поэтому он не может предусмотреть все многообразие вариантов возможного развития ситуации и не планирует гибкого приспособления к этим вариантам. Иллюзорность и грандиозность экстремистского расчета выражается в том, что для достижения своих целей экстремисты обычно избирают неэффективные средства, на которые возлагают неоправданно большие надежды как на инструмент глобального преобразования общества. Причем, как правило, это весьма бедный арсенал довольно примитивных и в то же время крайних, чрезвычайных по силе воздействия средств, которому приписываются большие возможности, не соответствующие реальному потенциалу [2, с. 420].

Чаще всего признаки экстремизма проявляются в молодежной среде, что обусловлено особенностями самой молодежи – незавершенностью процессов экономической, политической и духовной социализации, мировоззренческой неустойчивостью, недостаточной социально-психологической зрелостью, поверхностным восприятием противоречивости социального бытия, склонностью к максимализму и неумеренностью в выборе средств и способов достижения жизненных целей. Поэтому определенная часть политизированных оппозиционных формирований в поисках социальной базы делают ставку именно на молодежь. Особенно это относится к группировкам правых экстремистов – скинхедам, фашистам и прочих крайних националистических формирований.

Таким образом, выделяют следующие составляющие личности экстремиста: психические расстройства (нарциссизм, склонность к аффективным состояниям), наличие установок, образа врага, противопоставление себя внешнему миру, стремление достичь цель кратчайшим путем, отрицание компромисса, использование силовых методов давления, действие по принципу «цель оправдывает средства», склонность к агрессии, жестокость, способность применить насилие ради собственных интересов, низкая значимость человеческой жизни как своей, так и окружающих.


Библиографический список
  1. Антонян Ю.М. Юрасова Е.Н. Экстремистское и террористическое поведение с позиции глубинной психологии // Актуально о глобальной угрозе. Научный портал МВД России № 2 (10). М.: ВНИИ МВД, 2010.
  2. Современный политический экстремизм: понятие, истоки, причины, идеология, организация, практика, профилактика и противодействие.  Рук. авт. колл. Дибиров А.-Н.З., Сафаралиев Г.К. Махачкала, 2009.


Все статьи автора «Липина Елена Андреевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: