УДК 10.02.20

СОПОСТАВЛЕНИЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ КАРТИНЫ МИРА АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА С ПОНЯТИЯМИ ДРУГИХ ЯЗЫКОВЫХ СООБЩНОСТЕЙ В ПРОЦЕССЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Адзиева Эльвира Серажединовна
Дагестанский государственный университет
аспирантка

Аннотация
Для каждого отдельного языка и даже варианта языка характерно свое собственное видение, понимание, охват мира, от чего концептуальные картины мира, представленные в разных языках, значительно отличаются. Поэтому возникают трудности и даже невозможность передать конкретное видение мира, представленное тем или иным понятием, требующим свое обозначение и в концептуальной картине другого языка, ориентированного на свои специфические культурные ценности и отражающего особенности жизни и мировосприятия на данной территории.

Ключевые слова: дискурсный подход, заимствования, когнитивный подход, концепт, лингвокультурологический подход, межкультурная коммуникация, семантическая природа слов


COMPARISON OF THE CONCEPTUAL PICTURE OF THE WORLD OF THE ENGLISH LANGUAGE WITH CONCEPTS OTHER LANGUAGE SOOBSCHNOSTEY IN INTERCULTURAL COMMUNICATION

Adzieva Elvira Serazhedinovna
Dagestan State University
graduate student

Abstract
For each language, and even the language variant is characterized by its own vision, understanding the scope of the world, from which a conceptual picture of the world presented in different languages differ significantly. Therefore, there are difficulties, and even the inability to pass a particular vision of the world, represented one or another concept, requiring their designation and conceptual picture of another language, focus on their specific cultural values and reflect the peculiarities of life and perception of the world in the area.

Keywords: borrowings, cognitive approach, concept, cultural linguistics approach, discursive approach, intercultural communication, semantic nature of words


Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Адзиева Э.С. Сопоставление концептуальной картины мира английского языка с понятиями других языковых сообщностей в процессе межкультурной коммуникации // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 7. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/07/12063 (дата обращения: 30.09.2017).

Концептуальная картина мира во многом обусловлена термином «концепт», лежащим в основе ее определения. В настоящее время в отдельных публикациях появилось не менее десятка определений концепта, некоторые из которых противоречат друг другу.

Впервые в российской лингвистике данный термин использует С.А. Аскольдов-Алексеев, трактуя его как «мысленное образование, знаменующее в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода» [8 с. 4].

Следует отметить, прежде всего, что концепт и лексико-семантическое значение (ЛСЗ) – не тождественные понятия. Концепт является относительно стабильным и устойчивым когнитивным отражением воспринимаемой и воображаемой человеком действительности, с которой он связан более тесно, чем ЛСЗ, через само слово, контекст, и дискурс (например, естественно-научный, политический, экономический, религиозный и т.д.), в рамках которого он используется [10 с. 25].

По словам Е.С. Кубряковой, ЛСЗ становится «концепт, схваченный знаком» [6 с. 13]. Поэтому соотношение между ЛСЗ и концептом имеет сложный характер. Например, все люди знают, что приятные события у человека вызывают чувство радости. Однако значения соответствующих слов (joy, gladness, exultation, triumph, rejoicing и т. д.) отражают лишь определенную часть содержания данного концепта.

Формирование концепта, по мнению многих лингвистов, происходит ступенчато и основывается на обработке каждой отдельной языковой личностью информации, сфокусированной на отдельных сторонах воспринимаемого феномена и связанной с теми или иными культурными, психологическими и языковыми факторами. Комплекс факторов, приводящих в движение точку фокуса интенциональности вербализации, по мнению В.И. Карасика, представляет собой макростратегию производства конкретного высказывания, в котором связанная с концептом информация получает актуализацию посредством ЛСЗ, окказиональных и глобальных смыслов элементов дискурса, в рамках которого лексема, связанная с вербализацией данного концепта используется [5 с. 176].

Сторонники когнитивного подхода придерживаются мнения, что концепт представляет собой единицу сознания, отражает человеческий опыт восприятия мира и может быть структурирован путем выделения концептосфер (например, «медицина»), фреймов (например, «заболевание») и слотов (например, «заболевание нервной системы»).

Соотнося семантическую природу слов с когнитивными операциями категоризации и концептуализации, систематизации и организации знаний эти исследователи фокусируют свое внимание синонимии, антонимии, метафоре, метонимии, гиперонимии, гипонимии, специфике выражения явлений, существующих на ментальном уровне, с различными форматами знания.

Когнитивисты рассматривают концепт как «термин, служащий объяснению единиц ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека; оперативную единицу памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [7 с. 90].

Лингвокультурологический подход обусловлен интересом лингвистов к взаимосвязи между культурным концептом и ЛСЗ, отражению и влиянию культуры на особенности выбора лексических и фразеологических средств, особенностям речевого поведения, обусловленным менталитетом языковой личности [3 с. 176].

В лингвокультурологических исследованиях при описании содержания концепта обычно используются сведения из мифологии, фольклора, этнографии, философии и т.п.

Н.Н. Болдырев подчеркивает свойство концепта подвергаться определенной стандартизации на общенациональном или коллективном уровне. Соответственно в структуре концепта выделяются общенациональный компонент, а также групповые, региональные и индивидуальные компоненты [2 с. 30]. Основным же путем установления национальной специфики концептуализации действительности и структуры отдельных концептов в разных языках, как подчеркивают синкретики, является сопоставительный, контрастивный анализ структуры концепта в разных языках, которого мы будем придерживаться при анализе специфики концепта «солнце» в английской, французской и русской языковых картинах мира.

Сторонники синкретического подхода уделяют внимание особенностям семантической деривации, обусловленной теми или иными имплицитными смыслами, обусловленными семантикой слова и существующими культурными стереотипами. Имплицитные приращения смысла, по их мнению, могут в значительной степени превосходить кодифицированные эксплицитные значения в общем объеме информации, извлекаемой из лингвистического и экстралингвистического контекста [1с. 9].

Сторонники дискурсного подхода обращают внимание на специфику использования не только лексических, но и морфологических заимствований в рамках каждого отдельного дискурса, подчеркивая, например, что в английской, французской, немецкой, русской и многих других специальных научных терминологий большую роль играют заимствования из других западно-европейских языков, а также интернациональная лексика, использующая морфологические элементы, заимствованные из латинского и древнегреческого языков [4 с. 39].

Семантика латинской приставки audio- (от лат. audire – hear) во многом определяет использование образованных с ее помощью слов в физическом, телекоммуникационном, политехническом и других дискурсах, ориентированных на функционирование и восприятие звука: audio input «речевой ввод информации»; audio response «речевой ответ»; audioconference «конференц-связь» [9 с. 35].

Латинская приставка video- (от лат. video – I see) в основном ориентирована на физику, сферу телекоммуникаций, высоких технологий, киноиндустрию: video animation «видеомультипликация»; videoconference «видеоконференция» [9 с. 579].

Однако, это латинское заимствование все чаще и чаще используется само по себе как самостоятельное существительное и прилагательное – результат конверсии: video 1) а) «видео, видеофильм»; б) «видео, видеозапись (чего-л.)»; в) «видеоклип»; 2) «видео, видеосъёмка»; 3) «видео» (видеокассета); 4) «видеомагнитофон»; 2. 1) «телевизионный, связанный с телевидением»; 2) «видео» (изображение на экране лучевой трубки); «видео» (запись изображения и звука на магнитную ленту) [9 с. 580].

Как наглядно показывают данные примеры, латинские морфологические заимствования являются важным источником пополнения языка новыми терминами, причем некоторые из них в силу своей семантики оказываются связанными с конкретным научным дискурсом, другие находят применение в широком ряде самых различных отраслей знания.

Возможность использования этих морфологических заимствований, в качестве самостоятельного слова, варианты их написания отдельно, слитно, через дефис указывают на правомерность их рассмотрения в качестве не префикса, а самостоятельного слова, заимствованного латинского языка, но получившего в современном английском языке свое новое концептуальное содержание. Таким образом, заимствование понятий, использующихся другими языковыми сообщностями, в процессе межкультурной коммуникации мотивируется необходимостью более точно и детально понять другого человека, другой этнос, другую культуру. Оно гарантирует возможность проникнуть в культурное самосознание представителя другого языка, использовать систему национально-культурных ценностей других народов для совершенствования понимания действительности, находящего свое выражение в постоянно меняющейся и совершенствующейся концептуальной картине мира.


Библиографический список
  1. Бакланова Е.А. Слово и имплицитный смысл в ранних рассказах В.В. Набокова: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. – Томск, 2006. – 17 с.
  2. Болдырев Н.Н. Концепт и значение слова.// Методологические проблемы когнитивной лингвистики. – Воронеж: ВГУ, 2001. – С. 25 – 36.
  3. Воркачев С.Г. Любовь как лингвокультурный концепт. – Москва: Гнозис, 2007. – 284 с.
  4. Гак В.Г. Сопоставительная лексикология: на материале французского и русского языков. – М.: Либроком, 2010. – 264 с.
  5. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград, Перемена, 2002. – 477 с.
  6. Кубрякова Е.С. Человеческий фактор в языке: язык и порождение речи. – М.: Наука, 1991. – 239 с.
  7. Кубрякова Е.С. Концепт // Кубрякова Е.С., Демьянков В.3., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. – М., 1996. – С. 90 – 93.
  8. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Известия РАН. Серия литературы и языка. Т. 52. 1993. № 1. – С. 3 – 9.
  9. Мюллер В.К. Англо-русский словарь. – М.: Советская энциклопедия, 2000. – 672 с.
  10.  Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. – М.: АСТ: Восток – Запад, 2007. – 314 с.


Все статьи автора «Адзиева Эльвира Серажединовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: