УДК 81’25

К ВОПРОСУ ОБ ИЗМЕНЕНИИ СТЕПЕНИ ЭКСПРЕССИВНОСТИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ

Местанко Наталья Анатольевна
Севастопольский государственный университет
ассистент кафедры теории и практики перевода

Аннотация
Данная статья посвящена исследованию проблемы передачи экспрессивности при переводе с английского языка на русский. Рассматривается необходимость экспрессивной конкретизации, обуславливаемая лексическими, грамматическими, лексико-грамматическими и стилистическими факторами.

Ключевые слова: экспрессивная конкретизация, экспрессивно-прагматическая конкретизация, эмотивность


THE PROBLEM OF EXPRESSIVE SPECIFICATION IN TRANSLATION FROM ENGLISH INTO RUSSIAN

Mestanko Natalia Anatolievna
Sevastopol State University
Assistant lecturer at the Department of Translation Theory and Practice

Abstract
This article studies the matters of expressive specification in translation from English into Russian. It emphasizes the necessity of expressive specification in translation owing to the lexical, grammatical, lexical-grammatical and stylistic factors.

Keywords: emotivity, expressive specification, expressive-pragmatic specification


Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Местанко Н.А. К вопросу об изменении степени экспрессивности при переводе с английского языка на русский // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 6. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/06/11670 (дата обращения: 29.09.2017).

Одно из основных требований, предъявляемых к любому переводу – это, безусловно, его адекватность. О том, что она в себя включает, велось много споров. Большинство ученых сходится на мысли о том, что переводчик обязательно должен учитывать эмотивность оригинала, так как это понятие охватывает не только вещественно-логическую и идейно-познавательную сторону высказывания, но и его эмоциональную насыщенность, его способность воздействовать как на ум, так и на чувства читателя. Эта способность нередко бывает реализована не в вещественно-логическом значении того или иного слова, а в каком-либо стилистическом оттенке слова или в порядке расположения слов, или в характере их сочетания по смыслу. Анализируя экспрессивность отдельно взятых элементов языка и связываякспрессивность отдельно взятых.  её с общим идейно-художественным замыслом автора, переводчик может определить экспрессивно-стилистическую тональность всего произведения и передать её средствами другого языка. Изучение переводов с английского языка на русский показывает, что очень часто вместо стилистически нейтральных слов подлинника в переводе появляются экспрессивно окрашенные  русские слова. Помимо этого, наряду с более ярко выраженной экспрессивностью, русская лексика отличается и большей конкретностью, из чего следует необходимость применения приема экспрессивной конкретизации при переводе на русский язык, которая обусловлена в первую очередь обязательностью экспрессивно-стилистического согласования, одного из законов словоупотребления в русском языке.

Необходимость  экспрессивной конкретизации изучалась в работах Я.И.Рецкера, Н.Я.Галь,  А.Д.Швейцера, В.Н.Комиссарова, Л.С.Бархударова, В.Г.Гака, Р.К.Миньяр-Белоручева, Т.Р.Левицкой, А.М.Фиттерман и др. Однако, единый подход к решению данной задачи не был сформирован.

Целью данной статьи является анализ факторов, влияющих на изменение степени экспрессивности при переводе с английского языка на русский, а также основных принципов ее передачи на примере перевода текста романа А. Кронина ”Цитадель”.

Сопоставление английского и русского текста позволило выделить 4 основные аспекта: лексический, грамматический, лексико-грамматический и стилистический – которые влияют на изменение степени экспрессивности в процессе перевода.

Одним из основных грамматических (т.е. реализуемых грамматическими, в данном случае морфологическими средствами) способов передачи (повышения) экспрессивности   является применение в тексте перевода аффиксов. В представленных примерах за счет использования  суффиксов субъективной оценки передается внутреннее состояние героя, его пренебрежительное отношение к определенной ситуации.

but his small eyes still glistened and not a single  yellow plastered hair was out of its place [2, p. 250].  … но его маленькие глазки все так же  блестели, и ни один желтенький  напомаженный волосок не сдвинулся с места  [1, с. 240].

… presented in the slashing rain no more than a blurred huddle of low grey houses.                                      [2, p. 4] …казался сквозь хлеставший дождь просто беспорядочной кучей низеньких серых домишек  [1, c. 4].

Среди грамматических средств передачи степени экспрессивности при переводе важное место занимает так называемая экспрессивная модальность. Английские модальные глаголы, помимо своего основного значения, несут и экспрессивно-стилистический заряд, в русском же языке для передачи этой экспрессивно-стилистической окраски зачастую используются слова, выражающие модальность или усиливающие её. На примерах, представленных ниже, можно проследить, как степень экспрессивности высказывания повышается за счет таких лексических единиц, как «во что бы то ни стало»,  «ни на минуту».

He felt that he must speak to her [2, p. 46].  Он чувствовал, что должен, во что бы то ни стало, поговорить с ней [1, с. 45].

He could not bear her out of his sight [2, p. 107]. Он не мог ни на минуту вынести её отсутствия [1, с. 103].

Ещё одной трудностью, возникающей при передаче экспрессивности  грамматическими средствами, является компенсация элементов, которые отсутствуют в языке перевода. В частности, артикль в английском языке, помимо своей основной функции детерминатива имеет также субъективно-оценочную функцию. Например:

Freddie, I never had much time for the  Manson of yours… [2, p. 396]. Фредди, у меня до сих пор не было времени особенно заниматься этим вашим злополучным Мэнсоном…  [1, с. 374].

You know the orthodox things! [2, p. 54-55]  Знаете, всякие такие ортодоксальные истины [1, с. 54 ].

Quarrelling with the textbooks? [2, p. 258]  А вы даже с официальными учебниками воюете?                [1, с. 248]

В первом примере определенный артикль, употребленный перед именем собственным ”the Manson of yours”, намекает читателю  на негативное и несколько ироничное отношение говорящего к герою. В переводе для сохранения того же впечатления появляется две дополнительные лексические единицы ”этот” и ”злополучный”, которые и  берут на себя функции, выполняемые артиклем в оригинале. Во втором примере определенный артикль при переводе заменен словами ”всякие такие ”, и за счет этого существительное приобретает созначение чего-то  несущественного, неважного. Английский артикль может передавать и позитивное отношение говорящего к объекту высказывания. Например, в следующем текстовом фрагменте стоящий перед существительным ”textbooks” определенный артикль указывает на трепетное, благоговейное отношение говорящего. Переводчик передает эту коннотацию с помощью наречия ”даже”, сохраняя тем самым впечатление, созданное в тексте оригинала применением определенного артикля.

Разновидностью экспрессивной конкретизации является экспрессивно-прагматическая конкретизация, сочетающая в себе эмоциональную окраску с логической основой. В русском языке часто невозможно сохранить недосказанность оригинала, так как это может привести к недопониманию или абсурду. Поэтому переводчику зачастую приходится вводить в текст отсутствующие, но подразумеваемые элементы смысла. Например:

withdrew his eyes lest she should read them [2, p. 44]. …отвел глаза, боясь, чтобы она не прочла в них его мыслей [1, с. 43].

 Andrew felt his heart quicken to the day [2, p. 33]. Эндрю почувствовал, что сердце его забилось сильнее от красоты этого весеннего дня [1, с. 34].

В данных примерах переводчик конкретизирует ситуацию, вводя новые лексические единицы. По сути они являются образами, помогающими читателю точнее понять обстановку или ситуацию. В первом примере дословность перевода привела бы к непониманию. В русском языке сочетание ”читать глаза” недопустимо, поэтому переводчик счел необходимым добавить существительное ”мысли” и заполнил таким образом смысловой пробел во фразе. Неточного понимания мысли во втором примере удалось избежать благодаря тому, что  в текст перевода было добавлено существительное ”красота”. Значение этого существительного подразумевается в английском тексте и частично выражается с помощью определенного артикля. В совокупности с окружающим фразу контекстом это дает переводчику право ввести дополнительную лексическую единицу.

С лексической точки зрения существует несколько основных факторов, требующих применения приема экспрессивной конкретизации. Одним из них является соседство стилистически нейтрального слова с экспрессивно окрашенным элементом языка. Этим элементом может быть как отдельное слово, так и словосочетание, стилистический прием или эмфатическая синтаксическая конструкция.

”Harry!” she said in a heartrending voice [2, p. 355].  Гарри! – простонала она раздирающим душу голосом [1, с. 337].

”Why not?” Andrew said in burning indignation [2, p. 414]. А почему бы и нет? – отпарировал Эндрю в бурном негодовании [1, с. 390].

В этих примерах мы встречаем глагол ”to say”, переведенный как ”простонать” и ”отпарировать”. Чем же вызвана такая трансформация? Во-первых, многократное повторение глагола ”to say” в авторских ремарках является нормой для английского текста. Для русского языка такое явление не характерно, поэтому переводчик  старается избегать повторения глагола. Кроме того, семантика английского глагола ”to say” гораздо шире русского ”сказать”. Во-вторых, в этих примерах рядом с десемантизированным ”to say” стоят словосочетания с яркой экспрессивной окраской: ”heartrending voice” и ”burning indignation”.

Особый интерес представляет собой стилистический аспект передачи экспрессивности. Использование стилистических приемов автором английского текста повышает выразительность подлинника и обуславливает необходимость для переводчика добиться того же эффекта средствами родного языка. Анализируемый английский текст особенно богат сравнениями. С их помощью автору удается емко и эмоционально передать внутреннее состояние героя или описать окружающую обстановку. Метафоры, к которым прибегает автор русского текста, зачастую не только передают, но и усиливают степень экспрессивности. Например:

The thought of the long wasted evening weighed on him  like lead [2, p. 46].                                                                          Мысль об этом долгом, потерянном вечере свинцовым грузом лежала у него на душе [1, с. 45].

В данном случае сравнение ”like lead” заменено на метафору ”свинцовым грузом лежала на душе”. Здесь метафора гораздо образнее, чем сравнение, она более точно передает тяжелое душевное состояние героя, сильнее воздействует на читателя.   Хотелось бы отметить такие стилистические аспекты, как повтор и перенесенный эпитет. Менее частотный повтор, как, впрочем, и перенесенный эпитет, требуют при переводе лексических и грамматических трансформаций. А так как это очень яркие стилистические приемы, то они, естественно, нуждаются в экспрессивной конкретизации. Например:

….were rows and rows of blue-roofed workers houses [2, p. 9]. … отходили бесконечные ряды домиков с синими крышами – жилища рабочих [1, с. 9 ].      

puzzling, puzzling for some solution [2, p. 61]. … ломая голову над решением этой загадки [1, с. 60].

He stared at the letter with disbelieving eyes [2, p. 394].  Он смотрел на письмо, точно не веря своим глазам  [1, с. 372].                                                                                 

Во втором примере переводчик заменил повтор на идиому ”ломать голову”, тем самым, сохранив уровень экспрессивности подлинника. В последнем примере также появляется устойчивое словосочетание ”не верить своим глазам”. Такие преобразования вполне закономерны, так как фразеологические единицы гораздо ярче по своей экспрессивной окраске, чем любое отдельно взятое слово.

Итак, на основе приведенных данных можно сделать вывод, что необходимость экспрессивной конкретизации обуславливается лексическими, грамматическими, лексико-грамматическими, стилистическими факторами. В данном исследовании наиболее частотными являются стилистические факторы, т.к. английский текст богат стилистическими приемами. Необходимо отметить, что приведенные выше причины носят конкретный характер, то есть относятся, в основном, к данному тексту. Однако они отражают и более общие условия, из-за которых различается степень экспрессивности перевода и оригинала. Это и различия в  строе языков, и различия национального, исторического и социального плана. Перед переводчиком встает очень сложная задача: учитывая все эти аспекты, необходимо сделать текст понятным, эмоциональным оригинальным произведением.


Библиографический список
  1. Кронин А. Цитадель. М.: Правда, 1991. – 672 с.
  2. Cronin A.J. The Citadel. Australia: Pan Macmillan, 2013. – 432 p.
  3. Галь Н.Я. Слово живое и мертвое: из опыта переводчика и редактора. – М.: Международные отношения, 1978. – 112 с.
  4. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. – М.: Воениздат, 1973. – 262 с.
  5. Комиссаров В.Н. Слово о переводе. – М.: Международные отношения, 1973. – 216 с.
  6. Бархударов Л.С. Язык и перевод. – М.: Международные отношения, 1975. – 240 с.
  7. Гак В.В., Львин Ю.И. Курс перевода. Французский язык. – М.: Просвещение, 1990. – 324 с.
  8. Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. – М.: Московский лицей, 1996. – 208 с.
  9. Левицкая Т.Р., Фитерман А.М. Проблемы перевода. – М.: Международные отношения, 1976. – 206 с.


Все статьи автора «Местанко Наталья Анатольевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: