УДК 94

ИЗУЧЕНИЕ ТЕХНИЧЕСКОГО ОПЫТА США КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА АМЕРИКИ В ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СРЕДЕ РОССИИ В НАЧАЛЕ XX В. (1900-1914 ГГ.)

Макурин Андрей Игоревич
ФГБОУ ВПО «Глазовский государственный педагогический институт им. В.Г. Короленко»
кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и методики преподавания истории

Аннотация
Данная статья посвящена изучению американского технического опыта российскими инженерами в начале XX в. Изучение технических достижений американской цивилизации в это время имело следствием не только заимствование и применение на российской почве технологий, использования ноу-хау и техники. Более важным результатом этого процесса стало генерирование особого подхода в оценке США под воздействием такого фактора как техницизм.

Ключевые слова: взаимные представления, национальный имидж, российско-американские отношения, техницизм, технический опыт


U.S. TECHNOLOGICAL EXPERIENCE AS A FACTOR IN SHAPING THE IMAGE OF AMERICA IN RUSSIAN INTELLECTUAL ENVIRONMENT (1900-1914)

Makurin Andrei Igorevich
Glazov State Pedagogical Institute named after V.G. Korolenko
Associate Professor of the History Department

Abstract
At the early of XX century the Russian technicians had observed of American technologies and know-how in various economic spheres to be use that experiences in Russian Empire. In this case image of America was provided by Russia's "technical intelligentsia", the kind of intellectual elite, which had borrowed the technologies from United States. More important result of this process was the generating a particular approach in assessing the US under the influence of such factor as “technicism”.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Макурин А.И. Изучение технического опыта США как фактор формирования образа Америки в интеллектуальной среде России в начале XX в. (1900-1914 гг.) // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 5. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/05/11229 (дата обращения: 05.10.2017).

Важной деталью русско-американских отношений выступает феномен рецепции технического опыта США русской интеллигенцией конца XIX – начала XX века, представляющий собой один из коммуникационных каналов в межкультурном взаимодействии Америки и Российской Империи.

Во второй половине XIX века экономика России переживала фазу интенсивного роста, стимуляторами которого стали отмена крепостного права и завершение промышленного переворота. Положительным фактором также являлась и возможность использовать достижения стран Запада, раньше России вставших на путь модернизации.

Одним из наиболее значительных источников технического и опыта как промышленного, так и аграрного, была Америка, в которой с завершением Гражданской войны стремительно разворачивались процессы индустриализации и модернизации. Для изучения успехов американской экономики в США командировались русские инженеры, агрономы и прочие специалисты технического профиля, в чьих записях можно найти не только деловую информацию, но и очерки политического и социального устройства окружавшей их страны, а также характеристики быта и нравов населения, тех или иных наблюдаемых явлений. Трансляция подобных оценочных суждений в интеллектуальную среду Российской империи на рубеже XIX – XX вв. выступает существенным фактором формирования образа Америки.

В качестве образа в данном случае выступает «стереотип национального сознания, т.е. устойчивое, эмоциональное насыщенное, обобщённо-образное представление о «чужом», сформировавшееся в конкретной социально-исторической среде» [1, c. 31].  Таким образом, невозможно изучать формирование образа в отрыве от его исторического контекста, что вызвало к жизни так называемую историческую имагологию, работающую с архивными источниками, документами и мемуарами и прослеживающую онтогенез интернациональных представлений в прошлом. Методический инструментарий исторической имагологии, а также спецификация исследования ограничивают его объект мемуарами, отчетами, и эпистолярным наследием русских промышленных специалистов, транслировавших технический опыт США в Российскую империю на рубеже XIX и XX вв.

Объект восприятия является целостным и представляет собой Соединённые Штаты Америки, как единую страну, а также американский народ в целом, как единую нацию. Субъект восприятия дифференцирован и имеет две составляющие, находящиеся в определённом соподчинении. Первичным субъектом восприятия выступает группа непосредственно наблюдавших Америку русских технических специалистов, а генерировавшийся ими образ Америки, в свою очередь, транслировался вторичному субъекту восприятия — русской интеллектуальной среде как социокультурному образованию. Если первичный субъект восприятия также носит дифференцированный характер и представляет собой совокупность представлений конкретных русских инженеров со своими индивидуальными качествами, то вторичный представляется в виде унитарной системы, обуславливающей деятельность интеллекта индивидов и локализованной в Российской Империи конца XIX — нач. XX вв.

Формирование образа страны или нации истекает из множества компонентов, а сам он, по мнению, известного политолога А.А. Громыко [2, c. 7-8], напоминает среднеарифметическое значение, которое, однако, не следует абсолютизировать. В связи с этим, в данном исследовании выделяются как все «индивидуальные» образы Америки, составленные техническими специалистами Российской Империи, так их обобщённый образ и его гипотетическое влияние на генезис представлений русской интеллектуальной среды о США.

«Локальные» образы Америки находятся в прямой зависимости от индивидуальных черт их генераторов — русских технических специалистов. Существуют три константы, через призму которых следует рассматривать имагологическую информацию: это индивидуально-психологические качества, идеологические убеждения, если таковые имеются, а также профессионально обусловленные свойства восприятия.

Первое и второе качества составляют объективную характеристику субъектов восприятия образа. Чтобы определить особенности профессионального восприятия русских специалистов, необходимо подробнее рассмотреть феномен технического мышления, так как большинство авторов, как и по роду профессиональной деятельности, так и по образованию имеют отношение к естественным наукам.

Е.В. Чащин в статье «Техническое и технологическое мышление в современном обществе» даёт ему следующую формулировку: «Используя общенаучные принципы анализа, синтеза, абстрагирования, но применённые более утилитарно, в большей взаимосвязи с результатами непосредственной сложноорганизованной человеческой практики, мы и получаем техническое мышление» [3, c. 53]. По словам Т.В. Кудрявцева «…техническое мышление, понятийно-образно-практическое по своей структуре имеет оперативно-поисковый характер в связи с особенностями своего процесса» [4, c. 48]. Что же из этого следует?

Можно выделить два основных аспекта технического мышления формирующих представление его носителей: 1). Практичность — то есть ориентация умственных операций на решение действительных реальных задач. Таким образом, даже имиджевая информация, приводимая русскими специалистами, может быть обусловленной, с их точки зрения, практической необходимостью и, следовательно, иметь умозрительную цель. 2). Логичность — предпочтение лицам с техническим складом ума рациональных начал, выражающихся в общенаучных методах познания. Из этого следует, что фигуранты нашего исследования склонны строить свои выводы на определённой фактической почве и при помощи формализованных логических операций, а не на основе эмоций.

Эти же свойства мы можем экстраполировать и на русскую интеллектуальную среду, так как читателями записей и книг побывавших в США специалистов в первую очередь становились люди технического профиля.

Основу эмпирической базы для изучения образа Америки в русской интеллектуальной среде составляют материалы командированных в США русских специалистов – монографии, статьи и сборники инженерной и технической информации, призванные установить актуальность и возможности адаптации в соответствующих технологических отраслях Российской Империи американского опыта. Но, сознательно или несознательно, и с разной степенью периодичности авторы выходят за достаточно узкие рамки своей темы и обращаются к оценочной характеристике целых сфер американской жизни, в том числе и политического устройства.

Разумеется, для составления фундаментального, целостного и многоаспектного образа Америки подобной фрагментарной информации не хватает, в силу спорадичности её приведения и известной ограниченности. Исключением здесь являются работы Н.А. Бородина [5], чьи наблюдения особенностей общественно-политической, экономической и культурной жизни в США являлись наиболее глубокими для своего времени, а также произведение бывшего русского помещика, а впоследствии известного  промышленника П.А. Тверского «Очерки Северо-Американских Соединённых Штатов» [6]. В этом произведении весьма подробно и последовательно описываются основы американской жизни (здесь же следует отметить, что эти две работы рассчитаны на широкую публику, а не только для узкой группы коллег, и также являлись достаточно популярными для своего времени). Многочисленные очерки и отчеты оставили Розен И.Б., Ляхницкий В.Е., Тимонов В.Е., Пузыревский Н.П., Шателен Н.А. и др.

Благодаря именно оценочным суждениям или «локальным» образам у русского читателя и формировался его собственный «американский образ», так как, по естественному положению вещей, он был склонен оказывать существенное доверие воспоминаниям и критике своих соотечественников, тем более, часто касавшейся уже вполне окрепших в сознании русской интеллектуальной среды культурных стереотипов американского характера (например принцип «помоги себе сам», представления о гипертрофированном прагматизме американцев, алчности и страсти к наживе и т.п.). Также влиянию вышеуказанных суждений способствовал дефицит альтернативных источников пополнения знаний об Америке.

Очерк П.А. Тверского насыщенна разнообразной инженерной информацией и подробными описаниями американской лесной и железнодорожной промышленности, особенностей американского строительства и т.д, и также издана в Санкт-Петербургском издательстве и на русском языке. Таким образом, источник принадлежит к области изучения технического опыта.

Экономическая сфера США в материалах русских технических специалистов затрагивалась гораздо чаще всех остальных, так как их профессиональные интересы, лежали в области экономической инфраструктуры Америки: железнодорожном деле, водяных сообщениях, строительстве, промышленном производстве и т.д.

Интерес к американским техническим достижениям возникал не столько благодаря их инновационному, а иногда и беспрецедентному характеру, сколько экономико-географическому сходству Российской империи и Соединённых Штатов, заключавшихся прежде всего в сопоставимых территориальных масштабах, широте размаха колонизации земель, значимости сельского хозяйства и добывающей промышленности, а также количеству известных на тот момент естественных богатствах обеих стран. Аналогичность природных условий при существенно большей эффективности экономики США мотивировала русских специалистов  выяснить причины технического отставания своей родины, и актуализировать на ней американский промышленный опыт.

Полномасштабное описание экономики США мы находим у ихтиолога Н.А. Бородина в его очерке «Северо-Американские Соединённые Штаты и Россия». Отличительная черта данного источника состоит в том, что изначальной целью его написания было знакомство читателя с США: их общественными сферами, международным положением и отношениями с Россией, а не изучение технического опыта американцев. Свои воспоминания об Америке во время поездок 1891-1892 и 1913, в отличие от своих коллег, он поместил в отдельную книгу.

Автор осознавал, что изучение американской экономической сферы  важно как само по себе, так и для создания объективной картины и концепции общественного устройства Америки. Вся книга сопровождается обильным статистическим материалом и таблицами. Иногда автор позволяет себе выделить некоторые обобщения во множестве свойств и тенденций, осознаваемые им, как наиболее значимые.

«Стремление к образованию корпораций и трестов» в оценке Бородина несёт скорее негативную окраску американской экономики для русского читателя [5, c. 235]. Отрицательное влияние монополий как на развитие рыночной экономики, так и на благосостояние общества не нуждается в особых обоснованиях, и, более того, разбиралось русскими учёными-современниками, в частности, Озеровым. И.Х. [7] Об этой черте американской экономики ещё в 1895 году писал П.А. Тверской, к которому мы обратимся ниже: «Эти trust’ы распространяются всё больше и больше, с изумительною быстротою; почти каждый день газеты приносят известия об образовании новых комбинаций во всех частях союза и по всем отраслях производства и торговли» [6, c. 36].

Подход Н.А. Бородина свидетельствует о стремлении изобразить объективную картину, обладающую и позитивной и негативной стороной исследуемого предмета, хотя описание жесткого отношения к производительности и эффективности американского рабочего часто встречается и у других русских специалистов. А.С. Ольхин пишет: «В работе американцы требуют от человека максимум того, что он может дать… В этом отношении американцы в общем беспощадны…» [8, c. 8].  Таким образом, высокая оплата труда оказывается на втором плане, – гораздо более бросается в глаза, в целом, необычная для русского менталитета и граничащая с жестокостью, требовательность американцев к качеству труда. Без всякого сомнения, схожие впечатления и эмоции возникали и у русских читателей, формируя стереотип экономической эффективности труда, обусловленной не более совершенной технологией, а личным усердием американского рабочего.

Описание Н.А. Бородина — одно из немногих масштабных и основанных на научных принципах исследований, (здесь также следует отметить глубокие работы его современников Озерова И.Х. и Хольцова Л.С.) экономической структуры США, в которой последовательно и систематично заложены основные её элементы.

Позитивная оценка  экономики и технических возможностей американского общества не останавливает автора в его критике американского духа безудержной наживы, который определяется «спекулятивным духом» [8, c. 8]. Упоминание о развитой системе спекуляций могло вызвать лишь отрицательные ассоциации в русской интеллектуальной среде, поскольку финансовые кризисы коснулись развивающейся экономики России. П.А. Тверской приводит множество примеров спекулятивной экономики в США.

Подводя итог восприятию П.А Тверского экономики США, нам следует обратить внимание на тот факт его биографии, что у себя на родине он был лишь разорившимся помещиком, а финансового успеха достиг уже иммигрировав в Америку. И хотя из его работы невозможно заключить – считает ли он основной причиной своего возвышения собственные личные и профессиональные качества или же особое «свободное» устройство американской экономики, можно предположить его склонность к позитивному восприятию не только экономической, но и остальных сфер общественной жизни США. Однако П.А. Тверской отнюдь не впадает в апологетику, и указывает негативные черты, пронизывающие всю экономическую жизнь американского общества (спекулятивный дух и торгашество), чем сглаживает картину, формирующуюся в умах русских читателей-современников.

Прочие труды об Америке, рассмотренные в нашем исследовании ограничивались лишь общей характеристикой тех принципов экономики, которые, как им казалось, являлись двигателями её духа, либо же только обращали внимание читателя на особенности ведения дел в исследуемой специалистом области.

Профессор института инженеров путей сообщения Н.И. Вознесенский отмечал характерную особенность «американского строительства», которая состояла в том, чтобы «ничего никогда не затрачивать лишнего, чего не нужно для успеха предприятия (или, по крайней мере, для рекламы)» [9, c. 13]. Здесь вниманию читателя предстаёт прагматизм выстроенной на частной инициативе хозяйственной жизни США, и экономической целесообразности — это холодный расчет, граничащий с авантюризмом при ведении дел.

Рассказы о невероятной ликвидности американских ценных бумаг в сочетании с ранее упоминавшимися сведениями о высокой заработной плате американца, представлял читателю образ походивший на мифический Эльдорадо с обилием богатств, и сравнительно лёгкими путями его обретения. Но описанная Вознесенским жертва эстетически красивого в угоду прагматизму и чисто практическому взгляду на вещи несколько оттеняет приведённую ранее информацию.

Член инженерного совета министерства путей сообщения полковник А. фон-Вендрих в своём очерке железнодорожного дела в США критикуя методы колонизации Американского Запада, «патриотично» отдавал предпочтение консервативным методам освоения новых земель. «Прибегнуть к формам крупного землевладения… совместно с православным духовенством, монастырями и земельным дворянством» ему казалось, самым эффективным методом развития края [10, c. 40]. Это позволяет констатировать идеологические воззрения полковника как традиционалистские, причём довольно механически спроецированные на американские реалии. Мы не будем разбирать здесь эффективность или неэффективность формы крупного  землевладения, если бы она применялась при освоении американского запада, однако, заметим, что появление там преобладающего православного духовенства, как и православных монастырей с земельным дворянством, было бы по меньшей степени странно. Прямолинейность и механицизм, свойственные мысли автора источника, в некоторой степени коррелируют с описанием его личностных качеств, которое оставил его современник Е.В. Корш: «полковник Вендрих пользовался репутацией человека сурового, гордого, любившего распоряжаться по военному, требовавшего немедленного, точного и беспрекословного исполнения его приказаний, не терпящего никаких возражений». [11, c. 67]

К сожалению, автор не приводит каких бы то ни было описаний увиденной им сельскохозяйственной экономической системы и, в частности, способов землепользования, но в критике А. Фон Вендриха просматривается отношение к мелкому землевладению со всеми его атрибутами: свободный труд крестьян или фермеров, небольшая площадь сельскохозяйственных угодий, общий капиталистический уклад, что, по мнению автора, является крайне неэффективными средствами освоения новых территорий и ведения сельского хозяйства вообще.

Также полковник упоминает отмеченную нами высокую трудовую требовательность американцев в отношении высшего звена американского предпринимательского класса: «в Северо-Американских Соединённых Штатах вообще требуют со стороны высших служащих весьма энергической деятельности, при которой только и возможно ожидать успеха в коммерческом предприятии» [10, c. 52]..

Здесь же можно привести анекдотичный случай, описанный управляющим административной частью отдела торговых портов И.С. Ольховым: когда он спросил у хозяина крупного фабричного производства в Чикаго — почему тот занимается в одном зале с двумя сотнями конторщиков, то получил в ответ: «У нас страна демократическая, а вдобавок при мне они все лучше работают» [8, c. 9].

Приведённые тексты перекликаются по направленности своих оценок американского опыта с техническими отчетами и очерками таких инженеров как В.Е. Тимонов, Н.П. Пузыревский, В.Е. Ляхницкий, М.А. Шателен, В.В. Салов, М.Н. Герсеванов, Н.М. Тулайков, Н.М. Кульжинский и многие др. [12]

Изучение технических достижений американской цивилизации в начале XX в. имело следствием не только заимствование и применение на российской почве технологий, использования ноу-хау и техники. Более важным результатом этого процесса стало генерирование особого подхода в оценке США под воздействием такого фактора как техницизм. А основным проводником этого подхода стала российская «техническая интеллигенция», главным образом, инженеры, агрономы и другие специалисты. Основным объектом их внимания являлись технические, технологические и экономические, если это касалось конкретики функционирования отдельных отраслей производства, достижения. Цель состояла в том, чтобы эффективно использовать и распространять американский опыт в российском хозяйстве, однако его механическое перенесение в Россию еще не гарантировало дальнейшего развития в специфических российских реалиях. Понимая это российские специалисты выявляли те черты, которые делали Америку успешной в их собственном представлении и на которых базировались экономические достижения. Таким образом, интерес к США в среде технических специалистов первоначально имел прагматический характер и впоследствии трансформировался в более глубокий интерес к отличительным чертам американского общественного и политического устройства. Знакомство технических специалистов с Америкой происходило сквозь призму их профессиональной деятельности и благодаря непосредственному пребыванию на ее территории. Таким образом, здесь можно говорить о наличии некоей корпоративной специфики в образе США, присущем российской технической интеллигенции в лице ее представителей, побывавших в Америке или подробно изучавших отдельные стороны ее экономической жизни. Следует отметить, что место интеллигенции в складывании российской модели американского образа очень значимо. Далеко не многие в России могли хоть как-то судить об Америке, и, тем более, давать адекватную оценку, основанную на собственном опыте. Таким образом, техническая интеллигенция являлась в начале XX в. уникальным носителем представлений об Америке.


Библиографический список
  1. Папилова  Е.В. Имагология как гуманитарная дисциплина // Вестник МГГУ им М.А. Шолохова. Филологические науки. №4. 2011. С 31.
  2. Громыко А.А. Образы России и Великобритании: реальность и предрассудки. М.: Ин-т Европы РАН, Русский сувенир, 2008.
  3. Чащин. Е.В. Техническое и технологическое мышление в современном обществе // Вестник Челябинского государственного университета. Философия. Социология. Культурология. Вып. 28. № 35(289). 2012.
  4. Кудрявцев Т.В. Психология технического мышления (Процессы и способы решения технических задач). М.: Педагогика, 1975.
  5. Бородин Н.А. Северо-Американские Соединённые Штаты и Россия. Пг. 1915.
  6. Тверской. П.А. Очерки Северо-Американских Соединённых Штатов. СПб. 1895.
  7. Озеров И.Х. Озеров И. Х. Куда мы идем? Итоги экономического развития XIX века. 2-е изд., знач. доп. СПб.: Вестник знания, 1911.
  8. Ольхин. А.С. Очерк административного устройства Филадельфийского порта. СПб,  1914.
  9. Вознесенский Н.И. Водяные сообщения и внутренние торговые порты Соединённых Штатов Северной Америки. СПб, 1898.
  10. Вендрих А. фон. Очерк железнодорожного дела в Соединённых Штатах Северной Америки. СПб. 1895.
  11. Корш Е.В. Двадцать лет на железных дорогах. СПб, 1910.
  12. Макурин А.И. США и Россия в начале XX в.: общество и экономика в отражении российской и американской печати. – Saarbrücken: PAP, 2013.


Все статьи автора «Макурин Андрей Игоревич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: