УДК 159.9:316.6

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОТНОШЕНИЙ К ДРУГИМ ЛЮДЯМ И МЕСТУ ПРОЖИВАНИЯ ЖИТЕЛЕЙ РОССИЙСКОЙ ГЛУБИНКИ

Никитенко Ирина Сергеевна
Южный Федеральный университет
магистрант кафедры социальной психологии

Аннотация
В данной статье представлены результаты исследования отношения к другим людям и месту своего проживания жителей российской глубинки. Показано, что территориально-пространственная организация населенного пункта обуславливает различия в социально-психологических потребностях и модальностях отношений к другим людям, а также в когнитивном и эмоциональном компонентах отношения к месту своего проживания.

Ключевые слова: глубинка, идентификация с местом проживания, компоненты отношения к месту проживания, малый город, модальность отношений, населенный пункт, отношение к «другому», социально-психологические потребности, территориально-пространственные факторы отношений личности


SOCIO-PSYCHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF RELATIONS TO OTHER PEOPLE AND RESIDENTS OF THE PLACE OF RESIDENCE OF THE RUSSIAN PROVINCE

Nikitenko Irina Sergeevna
Southern Federal University
master student of the Social Psychology Department

Abstract
This article presents the results of research related to other people and their place of residence of the Russian province residents . It is shown that spatial organization of the village causes the differences in the social and psychological needs and modalities of relations to other people, as well as cognitive and emotional components related to their place of residence .

Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Никитенко И.С. Социально-психологические особенности отношений к другим людям и месту проживания жителей российской глубинки // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 4. Ч. 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/04/10844 (дата обращения: 27.05.2017).

В силу своей территориальной протяженности в России,  как ни в какой другой стране, остро чувствуется деление государства на центр и провинцию. Это деление происходит не только по географическим, но и по экономическим, социокультурным, социально-психологическим параметрам. В связи с этим многие исследователи рассматривают в качестве важнейшего фактора формирования отношений субъекта территориально-пространственную организацию окружающей его среды [1-6]. Большинство ученых отмечают сложный механизм влияния территориально-пространственных факторов на формирование личности, подчеркивая, что влияние физических характеристик среды на поведение и взаимодействие людей невозможно рассматривать изолированно от социальных смыслов и значений. В нашем исследовании в качестве территориально-пространственного фактора, опосредующего формирование отношений к другим людям выступает тип поселения (сельское/городское пространство).

В немногочисленных работах проводится сравнительный анализ отдельных социально-психологических характеристик жителей городов разного типа, позволяющий выявить влияние типа города на социализацию личности [7-8].  Имеются исследования, в которых анализируется влияние территориально-пространственной организации городов разного типа на систему отношений жителя к другим людям [4-6].  Анализ имеющихся публикаций по социальной психологии показывает, что, как правило, социально-психологические особенностей отношений жителей села остаются за пределами научных исследований. При этом, в современных исследованиях показано, что социально-психологические особенности жителей села обусловлены социально-экономическими и социокультурными факторами, которые не могут быть рассмотрены в отрыве от территориально-пространственных факторов. Так, Н.В. Гаврилова, Ж.Б. Есмурзаева рассматривают жителей села как определенную социально-демографическую группу с «характерными для нее возрастными, социально-психологическими особенностями и социальными ценностями, которые обусловлены уровнем социально-экономического и культурного развития конкретного социума» [9, стр. 3]. На настоящий момент в отечественной психологии недостаточно представлены работы, где проводился бы сравнительный анализ влияния типа поселения: городское или сельское, на особенности системы отношений его жителя. Также практически нет работ, где в качестве объекта исследования выступали бы жители российской глубинки.

В толковых словарях русского языка понятию «глубинка»  даются следующие определения: «глубинный, далёкий от центра пункт, район» [10; с.119]; место, находящееся далеко от административного,  культурного и т.п. центра [11; с 629]; «место или населённый пункт, расположенные вдали от столицы государства или других больших городов» [12; с.211]. Часто в качестве синонима «глубинки» многие исследователи используют следующие обозначения:  глушь, захолустье, периферия, провинция [13-15].  Несмотря на то, что все определения опираются на  «георгафичность» понятия, в настоящее время становится очевидным, что трактовать глубинку исключительно в аспекте транспортной оторванности от центров страны уже абсолютно недостаточно. На уровне видимости глубинка характеризуется удаленностью от
центров – столицы и областных городов. Видимость – это удаленность географическая, но гораздо существеннее удаленность (дистанция) социальная, культурная, административная и политическая [16]. Ильин В.И. определяет «глубинку», как «часть социокультурного пространства, относительно изолированная от основных его потоков, характеризующаяся их относительно низкой интенсивностью и плотностью,  ограниченным объемом ресурсов, удаленная от центров политической, экономической и культурной активности» [17, стр. 27].

Целью нашего исследования стало изучение социально-психологических особенностей отношения жителей российской глубинки к другим людям и к  месту своего проживания.

В данной статье будет представлено доказательство основной гипотезы исследования, а именно: выраженность социально-психологических потребностей и модальностей отношений к другим людям, компонентов отношения к месту своего проживания у жителей города и села могут различаться.

Эмпирические задачи исследования: 1) выявить выраженность соци­ально-психологических потребностей и модальностей отношений к другим людям  жителей российской глубинки; 2) изучить когнитивный и эмоциональный  компоненты отношения к месту своего проживания  жителей российской глубинки; 3) провести сравнительный анализ выраженности социально-психологических потребностей, модальностей отношений к другим людям, компонентов отношения к месту своего проживания у жителей города и села.

Эмпирическим объектом исследования выступили: 95 жителей п. Краснопартизанский (Ростовская область) и  94 жителя  г. Крымск (Краснодарский край). Данные по малому городу, которые были получены в рамках изучения отношений к другим людям жителей городов разного типа, предоставлены нам Т.А. Шкурко, А.А. Балакиной [4-6]. Всего в исследовании приняли участие 189 человек.  Выбор данного объекта исследования обусловлен тем, что жители п.Краснопартизанский находятся в непростых условиях для существования (например, отсутствие жизненно важных благ таких как аптека и скорая помощь, при том, что большая часть населения пенсионеры), что  возможно откладывает отпечаток на особенности отношений к другим людям и месту своего проживания. Из-за отсутствия рабочих мест, глубинка становится тем местом, которое стремительно покидает молодежь в поисках «лучшей жизни». Таким образом, поселок становится зоной ограниченного межличностного общения: там низка плотность населения, которая особенно низка в рамках однородных категорий, объединяющих людей с относительно схожим уровнем образования, совпадающими интересами и т. д. Это обусловливает наш огромный интерес к изучению социально-психологических причин и последствий данных процессов.

Методический инструментарий исследования составили: 1) Опросник межличностных отношений В. Шутца, адаптированный А.А. Рукавишниковым [18], направлен на диагностику выраженности социально-психо­логических потребностей жителя российской глубинки: «включения», «контроля» и «аффекта». 2) Блок методик, диагностирующих интенсивность и модальность отно­шений жителей глубинки к другим людям, адаптированный Ю. А. Менджерицкой [19]:  «Шкала принятия других» Фейя определяет уровень интенсивности отношений принятия других людей;  «Шкала враждебности» Кука-Медлей направлена на изучение степени интенсивности отношений враждебности, агрессивности и цинизма; «Шкала доброжелательности» Кэмпбелла разработана для изучения уровня интенсивности отношений доброжелательности к другим людям; «Шкала доверия» Розенберга диагностирует степень интенсивности доверия к другим людям; «Шкала манипулятивного отношения» Банта направленна на определение выраженности манипулятивного отношения к другим. 3) Методика семантического дифференциала Ч. Осгуда, направленная на изучение  эмоционального и когнитивного компонентов отношения к месту своего проживания. В нашем исследовании данная методика применялась с целью определения структурно-содержательных характеристик глубинки [20].

На первом этапе анализа полученных данных мы обратились к сравнительному анализу выраженности социально-психологических потребностей и модальностей отношений к другим людям  жителей российской глубинки и малого города. Для проверки выдвинутой гипотезы мы применили к полученным данным сравнение двух выборок по критерию Манна-Уитни, что позволило нам сделать ряд выводов. Во-первых, выраженность социально-психологических потребностей  у жителей села и малого города различается: у жителей поселка Краснопартизанский менее интенсивно выражена, по сравнению с городскими жителями, потребность во включении в различные социальные группы, в поиске новых контактов (ср. ранг 1 гр.= 76,1; ср. ранг 2 гр.= 114,1; U=2669,5; р=0,000); социально-психологическая потребность в контроле над другими наиболее интенсивно проявляется среди жителей малого города, в наименьшей степени она выражена среди жителей глубинки (ср. ранг 1 гр.= 81,38; ср. ранг 2 гр.= 108,76; U=3171,500; р=0,001); потребность в любви со стороны других людей (потребность быть любимым) у жителей поселка Краснопартизанский выражена гораздо в большей мере, по сравнению с жителями города Крымск (ср. ранг 1 гр.= 113,12; ср. ранг 2 гр.= 76,69; U=2743,500; р=0,000 ).

Во-вторых, выраженность изученных модальностей отношений к другим людям у жителей села и малого города также различаются: цинизм (ср. ранг 1 гр.= 80,21;  ср. ранг 2 гр.= 109,95;  U=3059,500; р=0,000) в меньшей степени, по сравнению с жителями малого города, выражены среди жителей поселка Краснопартизанский; при этом, у жителей села обнаружен более низкий уровень принятия других людей, чем у жителей малого города (ср. ранг 1 гр.= 81,46;  ср. ранг 2 гр.= 108,69;  U=3178,500; р=0,001).

Таким образом, анализ выраженности социально-психологических потребностей, модальностей отношений к другим людям среди жителей населенных пунктов разного уровня показал, что тип населенного пункта обусловливает различия во всех 3-х сферах социально-психологических потребностей жителей глубинки и малого города (включении, контроле, любви), в выраженности отношения к другим позитивных и негативных модальностей (принятие и цинизм).

На втором этапе исследования нами были изучены особенности выраженности когнитивного и эмоционального компонентов отношения к месту проживания жителей глубинки. При помощи частотного анализа были выявлены наиболее значимые структурно-содержательные характеристики образа места своего проживания у жителей поселка Краснопартизанский. На основе полученных данных мы можем говорить о том, что в качестве ядерных респондентами были выделены следующие характеристики: маленький (75%), родной (70%), любимый (65%), умный (62,5%), радостный (60%), упорядоченный (60%), сухой (60%). К периферийным были отнесены такие характеристики как свежий (57,5%), приятный (57,5%), хороший (55%), добрый (50%), легкий (50%). Необходимо заметить, что эмоционально значимые характеристики представлены в гораздо большей степени, чем характеристики, которые относятся к факторам «силы» и «активности». Опираясь на исследование Т.А. Шкурко, А.А. Балакиной [4-6] можно заключить, что с уменьшением размера населенного пункта снижается количество характеристик по факторам «силы» и «активности» и увеличиваются характеристики по фактору «оценки», относящихся к центральным.

С целью определения наличия/отсутствия идентификации с местом проживания у участников исследования, им предлагалось ответить на вопрос, кем они себя считают в первую очередь: жителями данного населенного пункта, жителями России, европейцами; в том числе они могли предложить свой вариант ответа. В результате частотного анализа было выявлено, что среди жителей п. Краснопартизанского 37,5 % респондентов идентифицируют себя с данным поселком, а 62,5 % – ощущают себя «россиянами». Среди жителей Крымска только 13% идентифицируют себя с данным городом, а большая часть участников исследования (77%) считают себя «россиянами», 10% не выделяют свою территориальную принадлежность. Следовательно, тип населенного пункта обусловливает различия в наличии/отсутствии идентификации с городом проживания. Обнаружено, что жителей глубинки, идентифицирующих себя с местом своего проживания, значительно больше (на 24,5 %), чем аналогичных жителей малого города.

Подводя итоги исследования, можно заключить, что тип территориально-пространственная организация населенного пункта (село/малый город) обусловливает различия в социально-психологических потребностях, модальностях отношений к другим людям, а также в когнитивном и эмоциональном компонентах отношения к месту своего проживания. Полученные данные позволяют объяснить социальное самочувствие жителей глубинки и определенные миграционные «тренды».


Библиографический список
  1. Панов В.И. Экопсихологические взаимодействия: виды и типология // Социальная психология и общество. 2013. №3. С.13–28.
  2. Панов В.И. Экологическая психология, экопсихология развития, экопсихологические взаимодействия // Экопсихологические исследования – 2: к 15-летию лаборатории экопсихологии развития / Под ред. В.И. Панова. М.; СПб., 2011.
  3. Шамионов Р.М. Соотношение ценностей и характеристик самоопределения студентов столичных и провинциальных вузов // Известия Саратовского университета. 2009. Т. 9. Серия Философия. Психология. Педагогика. Вып. 3.
  4. Шкурко Т.А. Отношения к «своим/чужим», «близким/далеким» жителей городов разного типа» // Международный журнал «Социальная психология и общество», 2013, № 4. С. 81-94.
  5. Шкурко Т.А., Балакина А.А. Социально-психологические особенности отношений к другим людям жителей мегаполиса, большого и малого городов // Северо-Кавказский психологический вестник. 2012. Т. 10, № 3. С. 36-40.
  6. Балакина А.А., Шкурко Т.А.Образ города и особенности отношения к другому жителей мегаполиса и крупного города (на примере г. Москвы и г. Ростова-на-Дону) //  Северо-Кавказский психологический вестник. 2011. Т. 9, № 3. С. 5-9.
  7.  Семёнова Т.В. Теоретические и прикладные аспекты социально-психологического исследования городской ментальности: Автореф. дис…. докт. психол. наук. Казань, 2007.
  8. Слепнёва О.Ю. Гендерные трансформации в структуре ментальности у населения малых городов России: Автореф. дис…. канд. психол. наук. Кострома, 2008.
  9. Гаврилова Н.В., Есмурзаева Ж.Б. Психологические особенности жителей села: анализ и практика исследования // Концепт.- 2012.-№ 10 (октябрь). – ART 12129. – 0,6 п.л. – URL: http://www.covenok.ru/koncept/2012/12129.htm. – Гос. рег. Эл № ФС  77-49965.- ISSN 2304-12OX.
  10. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1982.
  11. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. — М.: Русский язык, 2000.
  12. Толковый словарь русского языка Д.В. Дмитриева. Дмитриев. 2003.
  13. Хагуров А.А. Русский хутор (опыт этносоциологического исследования сельской глубинки). – М.-Краснодар: Институт социологии РАН, Куб ГУ, 2004.
  14. Рассадина Т.А. Нравственные ориентации жителей российской  провинции  //  Социологические исследования. 2004. № 7. С. 61.
  15. Нефедова Т.Г. Российская глубинка глазами ее обитателей //Угорский проект: экология и люди ближнего Севера”/ ред. Н.Е.Покровского, М.: Сообщество профессиональных социологов, 2008, с.98-120.
  16. Ильин В.И.  Российская глубинка между тупиком и модернизацией. // Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие: Материалы IV Очередного Всероссийского социологического конгресса / РОС, ИС РАН, АН РБ, ИСППИ. — М.: РОС, 2012.
  17. Ильин В.И. Российская глубинка в социальной структуре России // Журнал социологии и социальной антропологии. 2010.  Т. 13. № 4. С. 25-47.
  18. Рукавишников А.А. Опросник межличностных отношений. Ярославль, 1992
  19. Лабунская В.А., Менджерицкая Ю.А., Бреус Е.Д. Психология затрудненного общения: Теория. Методы. Диагностика. Коррекция. М., 2001.
  20. Глухов В.П. Основы психолингвистики: учеб. пособие для студентов педвузов. —— М.: ACT: Астрель, 2005. — 351,[1] с, — (Высшая школа).


Все статьи автора «Никитенко Ирина Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: