УДК 001

НА ПУТИ ИЗ «ВЕКА БИОЛОГИИ» В «ВЕК АНТРОПОЛОГИИ»

Агеева Наталия Алексеевна
Ростовский государственный медицинский университет
кандидат философских наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье рассматриваются социально-философские проблемы комплексного подхода к изучению человека. По мнению автора, биоэтика способна в дальнейшем воплотить в жизнь идею И.Т. Фролова о единой науке о человеке, аккумулирующей в себе естественнонаучное и гуманитарное познание, тем самым дав толчок к переходу из «века биологии» в «век антропологии».

Ключевые слова: биомедицинские исследования, биоэтика, гуманизм, гуманитарная экспертиза, многомерный подход, наука, общая антропология, социальная ответственность, целевой подход, экологическая парадигма


ON THE WAY FROM THE “BIOLOGY AGE” TO THE “ANTHROPOLOGY AGE”

Ageeva Nataliya Alekseevna
Rostov State Medical University
Candidate of philosophical science, associate professor of History and Philosophy Department

Abstract
The author studies socio-philosophical matters of a complex approach to human researches. The author believes that bioethics is able to bring to life the idea by I.T. Frolov of an integrated science about a human which accumulates natural and humanitarian knowledge giving a stimulus to transition from the “biology age” to the “anthropology age”.
Key words: science, humanism, target approach, multivariate approach, ecological paradigm, social responsibility, humanitarian expertise, biomedical researchers, “general anthropology”, bioethics.

Рубрика: Науковедение

Библиографическая ссылка на статью:
Агеева Н.А. На пути из «века биологии» в «век антропологии» // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 12. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/12/8951 (дата обращения: 30.09.2017).

Абсолютизация культурно-мировоззренческих возможностей науки, явившая себя в различных формах: просветительства XVIII в., позитивизма XIX в., технократизма XX в. – привела к возникновению этических проблем науки. Прогресс науки и техники и, как следствие, усиление процессов отчуждения постепенно превратили науку в социальную силу, с которой человек и общество не могут справиться, что указывало на необходимость пересмотра традиционных представлений о соотношении когнитивных и ценностных аспектов познания.

В 70-80 годах XX века в проблемном поле советских ученых появилась актуальная тема исследования «Наука и этика», которая в дальнейшем стала предметом острых дискуссий вокруг проблемы включения этической компоненты в процесс познания. В рамках нашего исследования интересными представляются подходы и традиции в изучении этической проблематики науки, сложившиеся в 60-80 гг. XX в., и аспекты изучения взаимоотношений науки и морали, доминирующие в начале XXI века, которые выявил М.Г. Лазар [1, 2, 3]. Проблематика этики науки, вызвавшая полемику среди советских ученых, со временем выработала определенные тенденции и подходы в раскрытии темы исследования:

1) общефилософский подход (И.Т. Фролов, Б.Г. Юдин и др.) – идея становления нового типа науки, включающего в себя этический и гражданский самоконтроль, а также возможность самостоятельной приостановки ученым исследования;

2) научно-технический подход (Г.И. Полушина, Ю.Н. Тундыкова и др.) – идея правомерности существования профессиональной морали ученого в контексте соотношения научно-технического и нравственного прогресса;

3) науковедческий, этико-социологический подход (М.М. Карпов, М.Г. Лазар, Е.З. Мирская и др.) – идея необходимости существования у ученого нравственного выбора как важного условия проявления свободы и ответственности в его научной деятельности, закрепленных в профессионально-этических кодексах;

4) позитивистский, сциентистский подход (Е.А. Мамчур, А.П. Огурцов и др.) – идея этической нейтральности научного познания, характеризующая познавательную и социальную деятельность ученого как два различных вида деятельности.

Характеризуя научную и политическую ситуацию, сложившуюся в последние десятилетия XX века, М.Г. Лазар отмечает, что «некоторые видные ученые-соотечественники обвинили тогда И.Т. Фролова в обскурантизме: как же так, ведь запрет на исследования, приостановка исследований остановят прогресс науки. Суть, однако, в другом: идеологизированное сознание многих советских ученых не допускало мысль о возможности этического и гражданского самоконтроля, самостоятельной приостановки самими учеными своих исследований. Эта прерогатива принадлежала в их сознании, видимо, только партийным властям» [4, с. 36].

Недопонимание в научном сообществе было связано и с идеей необходимости прохождения этической экспертизы для каждого исследования, то есть этическая обоснованность и этическая приемлемость априори должны были предшествовать исследовательскому проекту. Б.Г. Юдин по этому поводу резюмирует: «Иначе говоря, сам замысел намечаемого исследования, его идея должна быть такой, чтобы оно было реализуемо не только методологически, не только технически и технологически, но и этически» [5, с. 39-40].

В книге «Этика науки» И.Т. Фролов и Б.Г. Юдин подчеркивают, что наука «представляет собой деятельность, которую может осуществлять только человек», сущность которого заключается в предметно-преобразующей деятельности [6, с. 60]. Целевой подход, по Фролову, основан на том, что «деятельность человека имеет целенаправленный характер, она обладает и аксиологическими свойствами. Благодаря ей осуществляется то, что еще должно стать соответствующим цели. Оценка становящегося явления через цель (отношение целесообразности) свидетельствует о единстве ценностного и научного подхода, поскольку целевой подход является одним из эффективных методов научного познания» [7, с. 68].

Исходя из понимания истины в науке как величайшей ценности, каждому ученому важно учитывать в своей познавательной деятельности «относительность и конкретность самой истины, необходимость ее практической верификации» [7, с. 34]. Выбор ученым объекта познания является выражением его ценностной ориентации, он встроен в канву научного исследования, подвергаясь при этом аксиологическому измерению на протяжении всего процесса познания.

Рассуждая о ценностной ориентации научного познания, И.Т. Фролов подчеркивал, что, если в центре внимания науки оказывается человек, воздей­ствие на такой объект заведомо не может игнорировать социально-этическую сторону дела. Универсальные ценности в процессе познания работают как регуляти­вы, наполняя его конкретно-историческим содержанием, отражающим настоящее и перспективное состояние предметно-преобразующей деятельности человечества на данном этапе его развития.

По мнению И.Т. Фролова, каждый ученый должен стремиться к гуманизации социальных условий приме­нения результатов научного познания и осознавать необходимость «постоянного внесения гумани­стической проблематики в основания науки» [8, с. 138]. Истинный гуманизм, по мнению ученого, закономерно выводится из науки лишь в том случае, если последняя понимается не узко, как «чистый» по­иск истины, а как социальный институт современного общества.

Согласно И.Т. Фролову, именно социализация и гуманизация являются новыми тенденциями современной науки, позволяющими справиться с новыми вызовами и угрозами, возникающими в условиях развития инновационного общества. В свое время Гегель утверждал, что «метод – не внешняя форма, а душа и понятие содержания», тем самым подчеркивая отказ от картезианского понимания метода познания, постулирующего объективность вынесения человека «за скобки».

Одной из базисных ценностей современного общества является обновление и новаторство, что влечет за собой постоянное изменение  социальных и культурных подсистем. На сегодняшний день культура перестает быть охранительницей устоев и традиций, она ориентируется на ценности инновационного развития. В век научно-технического прогресса господствующее положение человека в мире проявляется столь явно, что ко многому его обязывает и вынуждает брать на себя общие регулирующие функции, предполагающие уважение к сложным системам, в которых тесно переплетаются интересы самого индивида, окружающей его природы и общества [9, с. 5].

М.Г. Лазар обращает внимание на то, что «в конце XX столетия начала утверждаться альтернативная антропоцентризму и экономически-утилитарному подходу к природе парадигма, получившая название экологической, экоцентристской парадигмы» [10, с. 184]. О.Н. Яницкий подчеркивал, что новая экологическая парадигма – «это прежде всего социокультурная парадигма, поскольку говорит о равенстве всех живых существ и ограничении их жизнедеятельности биофизической средой, о фундаментальном праве всех на существование» [11, с. 85-86]. Последние два десятилетия XX века для отечественных ученых и педагогов прошли под эгидой решения проблем гуманизации и гуманитаризации науки и образования. В рамках новой экологической парадигмы начинается поиск наиболее эффективных методов образования, разрабатываются технологии обучения и воспитания детей и молодежи.

Говоря о гуманизации и гуманитаризации науки, И.Т. Фролов делал акцент на необходимость формирования посредством воспитания у членов научного сообщества мировоззренческой стойкости с целью противостояния самодовольству и самодостаточности узкого, а, следовательно, «варварского» научно-технического ума. Ученый подчеркивал, что истина о целостном человеке доступна только «доброму разуму», а негуманное познание такого объекта, как человек, способно не только исказить истину, но и привести человечество на грань катастрофы. Ускорение научно-технического прогресса способствовало появлению – в проблемном поле этики науки – вопроса о гуманистическом предназначении науки, что указывало на необходимость демократического контроля со стороны общественности за принятием политических решений в сфере науки и научного производства.

И.Т. Фролов был не только выдающимся ученым и организатором науки, но и общественным деятелем, стремящимся к гуманизации социальных условий применения научного познания. Он добивался открытости при согласовании и утверждении инновационных проектов, чтобы факты вредоносного применения новейших достижений науки и техники, угрожающие человеку, природе и обществу, «стали достоянием широкой общественности» [12, с. 155-156].

В 1982-1984 гг. И.Т. Фролов принимал активное участие в работе Экспертной комиссии Госплана СССР по рассмотрению технико-экономического обоснования проекта переброски части стока северных рек в бассейн Волги и Каспийского моря. А.Л. Яншин, И.Т. Фролов и другие члены Экспертной комиссии пытались оказать противодействие технократическим перекосам в развитии страны, добивались выявления соотношения экологических требований и рыночных отношений в экономике, уделяли серьезное внимание проблеме экологического воспитания и обучения. А.Л. Яншин, И.Т. Фролов, С.Н. Чернышев, Д.С. Лихачев многое сделали для того, чтобы в СССР и России при осуществлении народнохозяйственных, научно-технических и инженерно-технологических проектов учитывались: человеческий фактор и историко-культурный потенциал. Несомненно, И.Т. Фролов заложил философские основания практики гуманитарной экспертизы, тем самым указав научному сообществу путь к преодолению «человеческого разрыва», сформировавшегося в лоне технологической цивилизации.

М.Г. Лазар, характеризуя необходимость расширения сферы этического регулирования и контроля в инновационном обществе, подчеркивает: «С учетом того, что в современной техногенной, информационной цивилизации исчезает грань между наукой и передовыми технологиями, а результаты науки внедряются ускоренными темпами в массовое производство новых товаров и услуг, главная задача этического регулирования в науке, научных исследованиях – оградить по возможности человека от сопряженного с ними риска для его жизни и здоровья» [13, c. 235].

Современный научно-технический прогресс актуализирует идею «социологизации» науки, утверждая ее как социальный институт общества, а не чистый изолированный инструмент познания: «Наука и ученые все больше вынуждены сегодня видеть общественные последствия результатов своей деятельности, остро осознавать свою социальную ответственность, не считая, что их дело – производить знания, а то, как они будут использованы, – безразлично… Существенное назначение науки – служить человеку, его всестороннему и свободному развитию. Наука все больше обращается к человеку, и ее результаты имеют влияние на его жизнь» [14, с. 87].

Становление нового типа науки, по мнению И.Т. Фролова, обеспечит синтез науки и гуманизма: «Есть основания полагать, что сейчас формируется новый тип науки, все активнее обращающейся непосредственно к человеку, тесно соединяющейся с практикой, социально-этическими нормами, культурой как целым» [8, с. 132]. В целом, процесс гуманизации и гуманитаризации науки и образования осуществляется на концептуальной основе, суть которой заключается в переходе к новой человекоориентированной модели образования. Социализация молодежи невозможна без активного включения каждой отдельной личности и всего студенческого сообщества в различные виды духовно-нравственной и творчески-созидательной деятельности. На современном этапе развития государству необходимо учитывать роль регионализации системы образования и степень ее соотношения с федеральными основами для обеспечения стабильности многонационального, поликультурного и поликонфессионального российского общества. От успехов этой стратегии во многом зависит не только будущее нашей страны как федеративного государства, но и уровень духовно-нравственного развития граждан, степень мастерства и профессионализма россиян [15, с. 37].

В условиях современного инновационного общества ученые, выбирая пути научного познания, одновременно определяют как перспективы самого человека, так и будущее всего человечества. Осмысление последствий научно-технического прогресса актуализирует проблемы исследования регулятивных возможностей профессиональной этики ученого на уровне биоэтического измерения новых научных и технологических направлений биомедицинских исследований. По мнению И.Т. Фролова, любое искажение «образа человека» может принести ему вред в будущем, поскольку современные достижения психохирургии, генной инженерии и биотехнологий способны оборачиваться «и на горе, и на радость» человечеству.

Ценность общественного строя измеряется теми условиями, которые государство создает для борьбы со Злом и преодоления наиболее опасных его проявлений. Вечны не Добро и Зло сами по себе, но вечно их противоборство. В Добре воплощается прогрессивная линия развития общества, Зло же является тупиковой ветвью, ведущей к регрессу [16]. В свое время Ф. Бэкон обличал идолы рассудка: 1) «идолы рода», 2) «идолы пещеры», 3) «идолы театра или теории», 4) «идолы рынка». Подобно этому во второй половине XX века Ю.А. Жданов вел борьбу с идолами антисциентизма, которые «сидят уже в теле самой науки и научного познания»: 1) заигрывание с антирационализмом и антисциентизмом, 2) научное ремесленничество и ставка на прикладную науку, 3) апология научного профессионализма на основе узкой специализации, 4) неоправданный скептицизм, нигилизм и самоограничение в научном познании. В рамках нашего исследования хотелось бы остановиться на пунктах 2) и 3).

Как верный марксист, Ю.А. Жданов акцентировал внимание коллег на науке как форме всеобщего труда, не подлежащего приватизации, а потому выступал против научного ремесленничества и ставки на прикладную науку, где нет еще фундаментальных заделов. Ученый утверждал, что развитие науки в отчужденных формах в определенных социальных условиях может привести к катастрофическим последствиям для всего человечества, а посему: «Долг каждого честного деятеля науки решительно восстать против опасного злоупотребления достижениями науки» [17, с. 128].

Ю.А. Жданов подчеркивал: «современные пути и методы овладения наукой таят в себе опасности, связанные с узкой специализацией…» [17, с. 129], что порождает возможность принятия легкомысленных и безответственных решений, особенно в тех случаях, когда естественнонаучная или инженерная проблема при выходе за свои рамки соприкасается с другими сферами человеческой деятельности. Размышляя о новых «идолах» в современном мышлении, проектируя образ Науки и Образования будущего, Ю.А. Жданов утверждал необходимость: 1) саморазвития науки и образования, 2) поиска своего места в глобальном сообществе, 3) защиты от угроз со стороны новых «инженеров Гариных», 4) разработки путей гармонизации отношений высокого интеллекта и инновационной деятельности с повседневностью. Действенным «лекарством» от чрезмерно узкой специализации Ю.А. Жданов считал: широкое фундаментальное образование будущих ученых, взаимодействие естественных и гуманитарных наук, развитие междисциплинарных связей.

Современные нано-, био-, инфо-, когнотехнологии стали настолько наукоемкими, сложными и многогранными, что узкие специалисты их не в состоянии осмыслить, так как им не хватает знаний из области светского и религиозного гуманизма. В то же время – при обсуждении глубинных философских, социальных, эпистемологических и пр. вопросов внедрения конвергентных технологий – ученым-гуманитариям не хватает элементарных естественнонаучных и технических знаний для понимания механизмов развития данных технологий.

Попыткой преодоления этого диссонанса явилось введение учебного курса «История и философия науки» для всех аспирантов без исключения. Однако, это в корне не изменило проблему, сложившуюся в лоне техногенной цивилизации. В современном инновационном обществе назрела потребность создания новой науки, которая будет представлять собой некий сплав знаний: естественнонаучного, технического и гуманитарного, теоретического и практического, фундаментального и прикладного. На наш взгляд, это под силу биоэтике – новой науке о человеке.

Инновационные технологии в медицине требуют пересмотра тра­диционных представлений о соотношении когнитивных и цен­ностных аспектов процесса познания, включения этической компоненты в деятельность ученого и понимание им всей полноты ответственности за использование социумом результатов его исследования. Это доказывает необходимость становления практики гуманитарной экспертизы как одного из обязательных видов измерений предметно-преобразующей деятельности человека. В процессе социализации личности студентов-медиков с целью формирования врачебного менталитета возникает необходимость выработки у них нравственного императива врачебной деятельности [18]. Это вполне обосновано, так как в условиях инновационного общества внутренний самоконтроль участников инновационной деятельности приобретает первостепенную роль [19].

В статье «Современная наука и гуманизм» И.Т. Фролов обращает внимание научной общественности на необходимость осмысления научно-технического прогресса в контексте его человеческого предназначения. В частности, лидирующее положение биологии ко многому ее обязывает, поскольку она преобразует не только природу, но и самого человека, воздействуя на его физиологию и образ жизни [20].

Идея «общей антропологии» (идея о человековедении), выдвинутая ученым, являла собой синтез науки и гуманизма; предназначением ее было преодоление существующего дуализма философской антропологии и изучения человека конкретными науками. Сформированные философией мировоззренческие и методологические принципы изучения человека начнут работать и в отдельных науках при условии учета их особенностей «в решении специфических проблем гуманизма: соотношения социальных и биологических факторов развития человека в «век биологии», возможностей и пределов медицинской и генетической инженерии, экологии человека и т.п.» [20, с. 14-15].

Последовательное продвижение по пути синтеза философии, науки и практики всецело зависит от скоординированных действий системы, сочетающей в себе естественнонаучное познание, гуманитарные исследования и политические решения. И.Т. Фролов неоднократно подчеркивал необходимость создания единой науки о человеке, при этом ученый не сводил интеграцию лишь к философской антропологии: «Философия и социология человека только тогда чего-нибудь стоят, когда они развиваются со специальными исследованиями (медицинскими, генетическими, психофизиологическими, демографическими, этическими и другими), как часть общей науки о человеке» [20, с.11].

Человек многомерен – он и личность, и социальный субъект, и триединое существо: телесное, биологическое, духовное. Свою многомерность человек реализует в различных отношениях друг с другом (управления, подчинения, поддержки, конфликта, симбиотического сосуществования и т.п.). Действовать относительно человека мы тоже должны с учетом его сложной природы. Однако, на практике распространен одномерный подход к изучению человека, где сам индивид понимается в одной ипостаси и действие относительно него разворачивается одномерное.

В онтологии естествознания человек понимается, прежде всего, как биологическое существо, и действия относительно его разворачиваются в двух измерениях: психика и соматика. Время показало, что одномерный подход к человеку неверен теоретически и неудовлетворителен в плане последствий практических действий. Многомерный подход к изучению человека позволяет решать гораздо больше современных проблем и является на практике более эффективным. Биоэтика изучает человека во всей его многомерности – как телесное, биологическое и духовное существо, автономную личность и субъект социума [21, с. 36–41].

Биоэтика как новое синтетическое направление современной науки [22] способна в дальнейшем воплотить в жизнь идею И.Т. Фролова о единой науке о человеке, аккумулирующей в себе естественнонаучное и гуманитарное познание, тем самым дав толчок к переходу из «века биологии» в «век антропологии». Хотелось бы отметить, что идея гуманитарной экспертизы, выдвинутая И.Т. Фроловым в конце XX в., увидела свет в начале XXI в. В 1991 году академик И.Т. Фролов возглавил Институт человека РАН, после расформирования которого в 2005 году на базе Института философии РАН был создан Сектор гуманитарных экспертиз и биоэтики. Современным ученым – последователям идей И.Т. Фролова – необходимо довести начатое им дело до конца, объединив усилия в философском осмыслении становления и развития биоэтики как единой науки о человеке.

Исходя из вышеизложенного, можно заключить: тотальное проникновение науки в жизнь человека, природы и общества определило характер постановки этических проблем. Наука, освобожденная от философии и этики, от религии и культуры, может привести человечество на край гибели. Возникновение новых направлений «неклассической» философии в конце XX – начале XXI вв. связано с попытками минимизировать негативные последствия развития техногенной цивилизации, тем самым дав человечеству вновь обрести жизнеутверждающее мировосприятие, состоящее из ценностных параметров самоидентификации человека. Агрессивное техногенное воздействие на биосферу и негативное влияние на генотип человека актуализировали человечество на поиск нового способа существования, которому необходима новая парадигма мировосприятия, состоящего из маркеров  ценности жизни, проявляющихся, прежде всего, на уровне субъектности и выраженных в отношении человека к самому себе, другим людям, природе, обществу и всему человечеству.

Формирование в сфере научного познания особой пограничной системы знаний вполне оправдано: «Возникновение биоэтики и ее социокультурная значимость сопоставима с появлением гиппократовской модели медицины и философии как нового способа рационально-теоретического мышления. Биоэтика выражает изначальное взаимное тяготение и дополнительность философии и медицины. В таком историческом контексте биоэтику можно рассматривать как новую форму практической философии, а в условиях агрессивного вторжения биомедицинских технологий в природу человека биоэтика начинает выступать как философия жизни и человеческого достоинства» [23].

Рождение и эволюция биоэтики как системы родственного знания напоминает процесс становления научных новаций XX века (кибернетика, синергетика, системология, экология и др.) с постепенной кристаллизацией в каждой из них обобщенного концептуального ядра, подробно описывающего и объясняющего то, что можно идентифицировать как в органических и социальных объектах, так и в объектах неорганического мира.

Во время становления и развития любой междисциплинарной системы знания важно упорядочить работу различных «когнитивных центров» (отдельные исследователи, авторитетные специалисты, специализированные учреждения и др.), ориентировав их на рассмотрение в своих научных работах семиотических проблем, тем самым способствуя раскрытию понятийно-терминологического характера номенклатуры профессионального языка. Это позволит в момент согласования усилий отдельных исследователей и специальных организаций, изучающих конкретную предметную область, избавиться от груза множественного параллелизма, синонимии и омонимии ключевых терминов, множественной неоднозначности других понятий.

Биоэтика – междисциплинарная система научного и вненаучного знания о главенстве общечеловеческих ценностей в деле сохранения жизни на Земле, о закономерностях и свойствах взаимодействия человека с окружающей средой, проявляющихся в аксиологическом измерении его отношения к самому себе, другим людям, природе, обществу и миру в целом. Экзистенциальные права человека, его автономия и биосоциальная целостность, свободное развитие личности – все это составляет уникальную природу человека и нуждается в защите от агрессивного биотехнологического вторжения в бытийные основания его жизни. Уникальность личности, ее право на жизнь и свободу выбора подвергается угрозе ввиду необоснованного внедрения новых достижений биологии в практическую медицину. Безопасность биосоциальной природы человека может быть обеспечена посредством воспитания социальной ответственности у индивидов и создания этико-правовых барьеров в практической деятельности, разработанных и объединенных в биоэтике как интегральной дисциплине, социальном институте и новой идеологии, утверждающей ценности жизни на Земле.


Библиографический список
  1. Лазар М.Г. Этика науки в СССР – России: очерк истории становления // Социологический журнал. – 2010. – № 1. – С. 63-77.
  2. Лазар М.Г. Этика науки конца XX – начала XXI вв. и ее проблемы // Ученые записки РГГМУ. – 2012. – № 25. – С. 177-190.
  3. Лазар М.Г. Этика науки как новое направление в социологии науки // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2001. – Т. IV, № 3. – С. 147-158.
  4. Лазар М.Г. К истории развития этики науки в СССР – России // Социология науки и технологий. – 2010. – Т. I, № 1. – С. 32-39.
  5. Юдин Б.Г. Этика науки: 30 лет спустя // Наука. Общество. Человек. М.: Наука, 2004. – С. 35-41.
  6. Фролов И.Т., Юдин Б.Г. Этика науки. – М.: Политиздат, 1986. – 399 с.
  7. Фролов И.Т. Выступление на VIII Всесоюзных чтениях молодых философов (Москва, 27 мая 1988 г.) // Информационные материалы Философского общества СССР. – 1988. – № 5. – С. 24-35.
  8. Фролов И.Т. О человеке и гуманизме: Работы разных лет. – М.: Политиздат, 1989. – 559 с.
  9. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение проблем жизни и смерти человека в условиях инновационного общества // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – № 9-2 (41). – С. 5-10.
  10. Лазар М.Г. Экологическая парадигма современной культуры: миф или реальность? // Ученые записки РГГМУ. – 2008. – № 8. – С. 184-193.
  11. Яницкий О.Н. Экологическая парадигма как элемент культуры // Социологические исследования. – 2006. – № 7. – С. 83-92.
  12. Фролов И.Т. Социально-этические и гуманистические проблемы современной науки // Диалектика в науках о природе и человеке. Человек, общество и природа в век НТР. – М. 1983. – С. 155-156.
  13. Лазар М.Г. Социология и этика науки в России: прошлое и настоящее. – СПб.: изд-во РГГМУ, 2012. – 262 с.
  14. Белкина Г.Л., Корсаков С.Н. И.Т. Фролов о философских основаниях гуманитарной экспертизы // Биоэтика и гуманитарная экспертиза. – М.: ИФ РАН, 2009. – Вып. № 3. – С. 86-108.
  15. Агеева Н.А. Региональный компонент образования как эффективное средство социализации личности студентов российских вузов // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история. – 2014. – № 38. – С. 37–42.
  16. Шаповал Г.Н. Образы зла в художественной культуре: дис. канд. филос. наук: Ростов-на-Дону, 2002. – 166 с.
  17. Жданов Ю.А. Избранное: в 3 т. Ростов-на-Дону, 2009. – Т. 1. – 400 с.
  18. Агеева Н.А. Менталитет врача в контексте гуманизации высшего образования // Universum: Медицина и фармакология. – 2014. – № 4 (5). – С. 5.
  19. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение инновационной деятельности //  Инновации в науке. – 2013. – №  28. – С. 199–203.
  20. Фролов И.Т. Современная наука и гуманизм // Вопросы философии. – 1973. – № 3. – С. 3-15.
  21. Агеева Н.А. Теоретическое обоснование биоэтики в контексте гуманизма // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2014. – № 4. – С. 36–41.
  22. Агеева Н.А. Биоэтика как новое синтетическое направление современной науки // Гуманитарные и социальные науки. – 2012. – № 6. – С. 100–108.
  23. Кашапов Ф.А. Философские основания биоэтики: дис. д-ра филос. наук: Челябинск, 2005. – 388 с.


Все статьи автора «Агеева Наталия Алексеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: