УДК 316.44

МИГРАНТЫ КАК КАТЕГОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Андронов Илья Сергеевич
НОУ ВПО Санкт-Петербургский университет управления и экономики

Аннотация
Вопросы социальной политики всегда были наиболее актуальными, так как касаются повседневной жизнедеятельности всех граждан страны. В первую очередь, в сознании общественности, социальная политика ассоциируется с деятельностью государства по поддержке наиболее социально уязвимых категорий населения. Новые условия глобального экономического, социального и культурного взаимодействия ставят перед социальной политикой новые задачи. Мигранты как объект социальной работы приковывают к себе пристальное внимание – помимо форм стимулирования востребованных принимающей стороной направлений миграции, необходимо учитывать ряд социокультурных и социально-психологических аспектов.

Ключевые слова: мигранты, социальная политика государства


MIGRANTS AS A CATEGORY OF SOCIAL POLICY: RUSSIAN AND FOREIGN EXPERIENCE

Andronov Ilja Sergeevich
Saint-Petersburg University of Menegement and Economics

Abstract
Social policy issues have always been the most important as concern the everyday life of all citizens. First of all, in the minds of the public, social policy associated with the activities of the state to support the most vulnerable categories of the population. New conditions of global economic, social and cultural interaction put before the social policies of the new tasks. Migrants as an object of social work attract attention - in addition to forms of stimulation popular host the migration, you must consider a number of socio-cultural and socio-psychological aspects.

Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Андронов И.С. Мигранты как категория социальной политики государства: российский и зарубежный опыт // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/10/8013 (дата обращения: 27.05.2017).

Для России остается актуальным вопрос выбора парадигмы социальной политики, ее базовых принципов и направлений. В данном контексте речь идет о том, что социальная политика не выступает результатом деятельности исключительно государства в лице его институтов.

В более широком смысле, социальная политика выступает как сфера синтезирующая в себе деятельность как государственного, так и частного и общественного секторов.

Если в предшествующие годы основным субъектом социальной политики выступало государство и его полномочные органы, то в условиях демократизации общества и переходе к рыночным отношениям наряду с государственными органами сосубъектами социальной политики становятся и социальные институты гражданского общества, причем не только номинально, но и реально. Кроме того, наличие целого ряда относительно самостоятельных субъектов и носителей социальной политики не только расширяет гамму социальных услуг на основе их взаимодополнения, но и обеспечивает большую гибкость и мобильность социальной политики, позволяет оперативнее реагировать на изменение социально-экономической ситуации в стране [3].

Существенной проблемой, акцентирующей на себя внимание субъектов социальной политики, выступает миграция.

Миграция, являясь процессом естественного движения населения, в контексте реалий современного мира, характеризующегося глобализацией, высоким уровнем научно-технического развития, создающего новые формы коммуникации, приобретает новые социокультурные и политико-правовые аспекты.

Главным образом, говоря о миграции, необходимо сделать акцент на понимании ее как важного демографического процесса.

В перспективе до 2030 г. естественная убыль населения будет постоянно возрастать и, согласно среднему варианту прогноза Росстата, за 2011–2020 гг. составит 3,4 млн. человек. Население в трудоспособном возрасте уменьшится за это десятилетие более чем на 9 млн. Таким образом, чтобы компенсировать естественные потери, масштабы приема постоянных мигрантов в течение ближайшего десятилетия должны достигать в среднем 340 тыс. человек в год. А масштабы приема временных трудовых мигрантов, если рассчитывать только на этот ресурс покрытия убыли трудового потенциала, должны ежегодно нарастать более чем на 900 тыс. человек в год, т.е. к концу периода увеличиться более чем в 5 раз по сравнению с сегодняшним уровнем [5].

Безусловно, большинством исследователей отмечается тот факт, что помимо миграции, есть и ряд других способов стимулирования воспроизводство населения. В рамках государственной социальной политики, основной вектор остается тем же – поддержка рождаемости через систему социальных трансфертов.

Важно отметить, что говоря о миграции, отмечается не только ее влияние на воспроизводство населения, так как миграция может быть временной, предполагающей ограниченное по времени пребывание в стране с целью образования или получения заработка и индивидуальные стратегии мигрантов не всегда направлены на то, чтобы остаться в стране на постоянное место жительства.

Не оставляет без внимания проблему миграции и общественное мнение.

55% россиян согласились бы с запретом принимать мигрантов на постоянное место жительство в своем населенном пункте, 48% – с запретом на временное проживание. Согласно опросам Левада-Центра в сентябре 2010 года, 37% респондентов согласились бы с ограничением проживания на территории России выходцев с Кавказа, 27% – из Средней Азии [4].

Минимизация конфликтов на национальной почве, профилактика этнической преступности мигрантов, предотвращение формирования этнических гетто в черте российских мегаполисов через содействие социальной адаптации – такими представляются задачи социальной политики по работе с мигрантами.

Отдельного внимания заслуживают примеры зарубежного опыта.

В Германии внимания заслуживает по-разному осуществляемая в разные исторические периоды времени, но постоянно проводимая политика интеграции мигрантов (хотя как отдельная законодательная позиция интеграция была закреплена только в Законе об иммиграции 2005 года). Начиная с 1950 г. она предполагает нечто среднее между вариантами компактного поселения и дисперсного размещения. Только в исключительных случаях мигрантов расселяют в несвойственный им ранее тип поселения [2].

В рамках немецкого законодательства даже предусматривается материальная помощь мигрантам, при условии, что они смогут обосновать ее необходимость (отсутствие родственников, уже проживающих и работающих в Германии, сложное материальное положение, отсутствие заработка в другой стране и т.д.) и соблюдать условия участия в программе адаптации.

С 2008 года на программы интеграции мигрантов правительством ФРГ выделяется порядка 750 млн. евро ежегодно. На сегодняшний момент, мигранты расселяются главным образом в черте больших городов, в некоторых городских районная доля мигрантов составляет до 60% населения, Франкфурт-на-Майне – 28%, Штутгарт – 24%, Мюнхен – 23%, Кёльн – 19%, Гамбург – 15%, Берлин – 13% [2].

Россия, на взгляд автора, еще не в полной мере определилась с концепцией своей миграционной политики.

Примерно 2/3 трудовых мигрантов работают в теневых условиях. По данным выборочных опросов трудовых мигрантов, проведенных Центром

миграционных исследований, немногим более 50% мигрантов имели разрешение на работу, т.е. работали легально, и только чуть более 1/3 получали белую зарплату (по ведомости с личной подписью или на карточку) [5].

Как представляется, хорошую помощь в реализации программ социальной поддержки мигрантов могли оказать организации некоммерческого сектора.

В качестве примера можно привести отделения Международной организации Красного Креста в России, в составе которых функционируют центры юридической, медико-социальной, трудовой и психолого-педагогической поддержки мигрантов.

По мнению экспертов, полноценного рынка социальных услуг в России по-прежнему не существует. НКО не могут стать полноправными участниками рынка из-за противоречивости, неустойчивости и непоследовательности политики в отношении некоммерческого сектора в целом, а также недооценки властью квалификации сотрудников НКО. Среди главных преимуществ услуг некоммерческих организаций в ходе исследований были названы гибкость некоммерческих организаций, действующих по своей доброй воле и не ограниченных бюрократическими нормами и процедурами, что дает им возможность адаптировать услугу в зависимости от изменения условий или потребностей клиента. Близость к клиенту дает возможность хорошо понимать эти потребности. Далее в рейтинге — возможность не экономить на качестве, поскольку НКО не стремится оптимизировать услугу или зарабатывать на ней. С этим утверждением в той или иной степени согласны 75% респондентов. 72% считают: преимущество НКО в том, что они решают проблемы, которые не под силу ни государству, ни бизнесу [1].

Очевидно, что при существующей на сегодняшний момент ситуации, связанной с противодействием нелегальной миграции и трафикингу (торговле людьми), помощи в адаптации мигрантов, беженцев и вынужденных переселенцев, концепции моделей политики государства в отношении миграции и мигрантов будут учитывать и фактор НКО.


Библиографический список
  1. Дроздова О.Ю. Российские НКО как поставщики общественной пользы//SPERO – 2014 – №9
  2. Карачурина Л.Б. Пространственное размещение и социальная адаптация мигрантов в современной Германии: уроки для России? // Демоскоп Weekly. 2007. № 303–304, 1–14 окт. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2007/0303/analit08.php.
  3. Маргулян Я.А. Социальная политика: учебник – СПб: Издательство СПбУУЭ, 2011
  4. Мукомель В.И. Интеграция мигрантов: вызовы, политика, социальная практика//Мир России – 2011 – №1
  5. Тюрюканова Е.В. Миграционные вызовы ближайшего будущего//SPERO – №13 – 2010


Все статьи автора «Andronow_Ilja»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: