УДК 81'367.511

ПРИДАТОЧНЫЕ ОПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ В СИСТЕМЕ КЛАССИФИКАЦИЙ СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

Сафаргалиева Айгуль Ыскаккызы
Казахский национальный технический университет имени К.И. Сатпаева
кандидат педагогических наук, доцент кафедры русского языка

Аннотация
Центральной проблемой статьи является изучение вопроса эволюции придаточных определительных в истории русского языкознания. Проведенное исследование различных классификаций сложноподчиненных предложений позволяет утверждать, что только структурно-семантическая классификация наиболее полно раскрывает специфику придаточных определительных предложений, так как дает детальную характеристику семантики синтаксической конструкции в тесном единстве с анализом его структуры, то есть основывается на диалектическом единстве формы и содержания.

Ключевые слова: история русского языкознания, классификации сложноподчиненных предложений, придаточные определительные, семантика, средства связи, структура


ADDITIONAL ATTRIBUTIVE IN THE SYSTEM OF COMPLEX SENTENCES’ CLASSIFICATIONS

Safargalieva Aigul Yskakkyzy
Kazakh national technical university after K.I. Satpayev
Candidate of pedagogical sciences, Assistant Professor of the Russian language chair

Abstract
The article deals with the study of additional attributives’ evolution in history of Russian linguistics. The study of different classifications of complex sentences suggests allows to assert that the only structural and semantic classification most fully reveals the specifics of the paranasal attributive sentences, as it gives a detailed description of the semantics of syntax in close unity with the analysis of its structure, that is based on the dialectical unity of form and content.

Keywords: additional attributive, classifications of complex sentences, communication means, history of Russian linguistics, semantics, structure


Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Сафаргалиева А.Ы. Придаточные определительные в системе классификаций сложноподчиненных предложений // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/10/8009 (дата обращения: 28.09.2017).

Изучение литературы показывает, что придаточные определительные в русском языке окончательно оформилась только в новое время. В середине XVII столетия допустимы были такие конструкции: которые люди всяких чиновъ учнутъ…, которыми реками суды  ходять….  Местоимение который употреблялось в значении “какой”, “какой-нибудь”, “некоторый” или фраза строилась так, что не ощущалось подчинительной связи. Следовательно, «триста лет назад, в области сложных предложений с определительными придаточными еще не наблюдалось никакой устойчивости и порядка» [1, с.300].

С середины XVIII в. до конца 20-х годов XIX в. учение о сложном предло-жении формировалось как самостоятельный раздел синтаксической науки. В этот период «у одного и того же грамматиста переплетаются логический, се-мантико-синтаксический и морфологический подходы к предложению. Учение о предложении как составная часть русского синтаксиса развивается комплексно и в значительной степени “неграмматично”» [2, с.118].

Впервые структуру сложного предложения рассмотрел М.В.Ломоносов. В “Российской грамматике” под понятием “сочинение сложное” понималось присоединение добавочного предложения к “главному предложению” [3, с.38]. Ломоносов указывает и на средства связи в “сочинении сложном”: 1) сочинение с помощью “возносительных” (относительных) местоимений “кто”, “который”, “тот”; 2) сочинение с помощью деепричастий; 3) с помощью союзов.

Первая классификация сложноподчиненных предложений, разработанная Н.И.Гречем, носила двоякий характер: грамматический и логический. Грамматическое «составление» выделяло предложения  придаточные, которые заменяли в главном предложении существительное или наречие и назывались соответственно придаточные существительные, придаточные прилагательные, придаточные обстоятельственные. Грамматический и логический аспекты в этой классификации соответствовали друг другу, так как: «главная независимая мысль должна быть выражаема предложением главным,  подчиняющим; второстепенная – предложением придаточным, подчиняемым» [4, с.38].

А.Х.Востоков в “Русской граммматике” (1831 г.) классифицировал сложноподчиненные предложения так, что в функции дополнения и определения может выступать придаточное предложение, которое бывает полное и сокращенное: «1. В полном придаточном предложении подлежащее состоит из местоимения, а сказуемое из глагола, и таковое предложение привязывается  к определяемой или дополняемой оным части главного предложения местоимением относительным или союзом изъяснительным, условным и проч.  2. В сокращенном придаточном предложении глагол с местоимением относительным сокращается в причастие … Таким образом, предложение который приходил может заменено быть причастием приходивший …» [5, с.199-200].

В исследованиях В.В.Виноградова отмечается, что грамматические труды Н.И.Греча и А.Х.Востокова «опирались на разную лингвистическую методо-логию и по-разному распределяли и освещали синтаксические явления. В то время как Н.Греч путался в сетях грамматического и логического анализа предложения, его составных частей или членов, а также сочетания предложе-ний, А.Х.Востоков представил тщательно выполненную широкую картину сочетания слов на основе управления, т.е. углубил и развил учение о формах и типах словочетаний. Кроме того, А.Х.Востоков оценил всю важность проблемы простого и составного сказуемого» [2, с.377].

И.И.Давыдов стабилизировал представление о замене придаточным пред-ложением члена предложения простого. Придаточные предложения прилага-тельные выражают определение имени: это прилагательные или причастия, возведенные в степень предложений. И.И.Давыдов ввел наименование прида-точное определительное и попытался указать основные моменты, харак-терные для классификации сложноподчиненных предложений, «т.е. какими грамматическими средствами создается грамматическая форма придаточных предложений» [6, с.86].

В “Опыте общесравнительной грамматики” И.И.Давыдовым дано опреде-ление совместно объединенного и сложного предложений и названы их виды. «Предложения, которые составляют какой-либо член другого предложения, называются придаточными, а то,  в котором придаточное служит членом, есть главное предложение» [7, с.310]. Придаточное предложение называется предложением сложным. Придаточное предложение как член может относиться к другому члену: а) как сказуемое, и выражается предложением прилагательным или существительным; б) как подлежащее и дополнение, и выражается существительным;  с) как обстоятельство – наречием; д) как определение – прилагательным, например: Мы сами вот теперь подходим к чуду, какого ты нигде, конечно, не встречал.     Располагаются придаточные также как и члены предложения: “потому что они те же члены, и в их значении употребляются” [7, с.310]. Виды сложной атрибутивной конструкции разграничиваются по относительным местоимениям, например: Мужик простак, каких не мало, нашел червонец на земле. Тот, в чьей голове родится больше идей, больше других действует. О ты, что в горести напрасно на бога ропшешь, человек!

С придаточными предложениями прилагательными сопоставляются и предложения уступительные с союзами: хотя, правда, как ни, пожалуй. Например: В выборе друзей, которые редки (как ни редки они), надобно быть осторожным. И.И.Давыдов делает вывод, что так как изменения придаточных предложений  представляют сходство с изменениями слов, то предложения прилагательные должны иметь роды и падежи.

Ф.И.Буслаев, также как и его предшественники, считал определительные придаточные эквивалентом члена простого предложения. В “Исторической грамматике русского языка” Ф.И.Буслаев отметил основной признак придаточного предложения –  его  эквивалентность с каким-нибудь членом главного предложения, кроме сказуемого. Но в составном сказуемом определительные и обстоятельственные его  части допускают замену придаточным предложением, например: Истинно благотворительный человек есть тот, который делает добро не из тщеславия. Здесь «придаточное служит определением не целому сказуемому есть тот и не глаголу есть,  а подразумеваемому слову человек при определительном тот» [8, с.280].

Значение многих синтаксических наблюдений  Ф.И.Буслаева очень велико и переходя к теоретической оценке «традиционной» классификации исследователи отмечают, что каждый из выделяемых типов предложений характеризуется либо – в большинстве случаев – своеобразием в грамматических средствах связи придаточной части с главной (придаточные определительные), либо своеобразием грамматической позиции по отношению к контактному слову главного предложения (придаточные дополнительные). «В последнем случае прослеживается крен как раз в сторону известной формалистичности, что и было одним из давних поводов для критики данной классификации» [9, с.76]. Традиционная классификация близка к категориально-грамматическому характеру, поэтому имеет свои достоинства: «она рассматривает сложноподчиненное предложение как построение, основанное на синтаксических связях, аналогичных тем, которые обнаруживаются в простом предложении, утверждая тем самым изоморфизм синтаксической системы» [10, с.217].

В теории и практике синтаксических исследований традиционная класси-фикация является одной из самых «критикуемых» и вместе с тем самой устойчивой классификацией. Она была представлена в «Грамматике русского языка» АН СССР 1954 года, 1960 года, т.II, часть первая, во многих вузовских и школьных учебниках. Эта классификация «возрождена» в школьном учебнике для V-IX классов В.В.Бабайцевой и Л.Д.Чесноковой «Русский язык. Теория». Логико-грамматическую классификацию используют такие видные русские грамматисты, как Б.А.Ильин, В.Г.Адмони, Е.А.Реферовская при изложении раздела «Сложноподчиненные предложения в английском, немецком, французском языках». В академической «Исторической грамматике русского языка» (1979г.) под редакцией В.И.Борковского традиционная классификация положена в основу описания СПП в древнерусском языке [11].

В конце XIX – начале XX в. классификации сложноподчиненных предложений создавались на основе оценки роли формальных средств связи. Значительное место в синтаксических исследованиях занимал вопрос о средствах выражения подчинительной связи, их природе и отличиях. Речь шла не только о выяснении всей совокупности союзов и союзных слов как показателей связи, но и о степени их участия в создании тех или иных видов придаточных предложений.

Сторонником формального направления в грамматике был Д.Н.Овсянико-Куликовский, который писал: «зависимость предложения обусловливается тем только, что предложение связано с другими союзами подчинительными» [12, с.95].

У Овсянико-Куликовского, таким образом, “сложность” предложения сводится к формальным признакам: к наличию или отсутствию союзов и союзных слов. Все придаточные предложения, начинающиеся с союзных наречий, он считал обстоятельственными, а те, которые начинались с союзных местоимений, делил на четыре разряда: 1) придаточное подлежащее, если союзное слово относится к подлежащему главного предложения: Человек, которого я ожидал, пришел; 2) придаточное сказуемое, если союзное слово относится к сказуемому главного: Я тот, чей взор надежду губит /Лерм./;  3) придаточное дополнение, если союзное слово относится к  дополнению главного: Я читаю книгу, которую ты мне рекомендовал; 4) придаточное приложение, если союзное слово относится к приложению главного: Приехал приятель, помещик, который считается лучшим хозяином в уезде.

Безусловно, классификация Д.Н. Овсянико-Куликовского не охватывает все виды придаточных предложений. Вместе с тем, нетрудно заметить, что так называемые придаточные подлежащее, дополнение, приложение являются, с позиции современного русского языка, придаточными определительными.

По классификации А.Б.Шапиро придаточные предложения состоят из двух групп: «К первой  группе относятся сложные предложения, имеющие в главном местоимение (чаще всего указательное), конкретное содержание которого раскрывается в придаточном… . Ко второй группе относятся те сложные предложения, у которых в главном нет местоимения, раскрываемого придаточным, но придаточное дополняет представление предметов, о которых говорится в главном, их описанием…» [13, с.16].

Как видно, А.Б.Шапиро не учел, что в главном предложении не всегда мо-гут быть соотносительные слова, а если они и есть, то часто легко могут быть опущены. Ср.: Я выбрал те книги, которые лежали  на  полке  – Я выбрал книги,  которые лежали на полке.

Несмотря на большие усилия в решении проблемы классификации слож-ноподчиненных предложений, характерной особенностью учения о их груп-пировании следует признать наличие в нем духа критицизма. Считается, что классификация, построенная на принципе соотнесения придаточных предло-жений с членами простого предложения имеет недостатки, хотя она и нашла довольно широкое распространение. «Прежде всего ясно, – замечает В.В.

Виноградов, – что некоторые типы сложноподчиненных предложений (например, сравнительные, условные, следственные, уступительные, разные формы временных и др.) не имеют прямой аналогии с соответствующими видами обстоятельства как второстепенного члена предложения. Функция так называемых дополнительных придаточных предложений может быть сравнима с дополнением лишь в том случае, если они относятся к глаголу, если же они относятся к имени существительному, то они ближе к определению» [14, с.428].

Возражение вызвала и классификация по средствам связи сложноподчи-ненного предложения. В.В.Щеулиным подчеркивалось, что если последова-тельно развивать положения этой классификации, «то должно оставить вопрос об истории сложноподчиненного предложения, сведя все исследование к истории значений союзов и союзных слов… . Союзы являются показателями тех или иных отношений подчинения не сами по себе, а в силу наличия таких отношений в грамматико-смысловой структуре сложного предложения… . Союзы, сами являясь элементами оформления придаточной части сложноподчиненного предложения, оформляют её не в качестве привнесенных для этого случая извне элементов, а в каждом данном случае конкретно, в зависимости от грамматико-смысловой структуры всего сложноподчиненного предложения, причем степень конкретности, конечно, не может быть понята вне учета степени той логической самостоятельности, которую получает каждый из союзов в процессе абстрагирующей работы человеческого мышления» [15, с.106-107].

Таким образом, представители традиционного и формального языкознания «изучали синтаксические явления в порядке визуального наблюдения и с помощью языкового чутья: они делали умозаключения об отдельном элементе языка вне учета его связей и соотношений с другими элементами языка. Этому методу должен быть противопоставлен метод системного анализа языковых фактов, который требует, чтобы об отдельных элементах языка делались умозаключения на основании изучения всех возможных связей и соотношений их друг с другом» [16, с.33-34].

Основы структурно-семантической классификации, разграничивающей придаточные предложения по тому,  к чему в главном относится придаточное, были намечены Ф.Ф.Фортунатовым и поддержаны А.А.Шахматовым, который различал «двоякое значение придаточных предложений и двоякое их отношение к главному. Во-первых, придаточное предложение по самому смыслу своему относится ко всему смыслу главного предложения… . Во-вторых, придаточное предложение относится  к одному из членов главного предложения (подлежащему, сказуемому или второстепенному члену …)» [17, с.414].

Эти мысли были развиты В.А.Богородицким, который писал: «… Я говорю к чему относится придаточное предложение, а не что заменяет. При исследовании придаточных предложений нужно иметь в виду: 1) к чему относится. 2) какие формальные слова применяются (также и другие средства – интонация и т.п.) и 3) какие смысловые оттенки в каждом случае принадлежат самим придаточным предложениям (а  не тому или другому члену главного предложения)» [18, с.230].

Рассмотрев предложения  Край, где все обильем дышит, Там, где все

обильем дышит,  Знаю, где все обильем дышит, ученый отмечает, что одно и то же придаточное где все обильем дышит получает разную характеристику при перемене слова, к которому оно относится (край, там,  знаю). В 1-м предложении придаточное определяет слово край и является определительным; во  2-м случае оно уточняет место действия главного там и является обстоятельственным;  в 3-м случае придаточное дополняет слово знаю и является дополнительным.

Исходя из смысловых различий частей сложного предложения, ученый наметил восемь типов полных придаточных предложений. Одним из первых он  выделил определительно-описательный тип, который  употребляется в том случае,  когда предметный член предложения не может быть выражен одним словом, а требует описания и придаточное предложение начинается относительным местоимением или относительным наречием, которым в главном предложении соответствуют указательные местоимения или наречия, нередко опускаемые. Относительное местоимение стоит в том падеже, какой обусловливается требованиями присоединительного придаточного  предложения. В качестве примеров приводились  предложения: Кто много посмеет, тот у них и прав… Что пройдет, то будет мило. У вас в эту минуту тысяча мыслей в голове,  из которых вы мне ни одной не поверите.

«Однако В.А.Богородицкий  чрезмерно  расширял объем этого типа слож-ноподчиненных предложений, – замечает Н.С.Поспелов, – включая в его сос-тав и те случаи, когда опорным словом для придаточного в главной части яв-ляется  не существительное, а субстантивированное местоимение, которое нуждается не в определении или описании, а в раскрытии его конкретного содержания, например: Что пройдет, то будет мило» [19, с.20].

Идеи В.А.Богородицкого о классификации сложноподчиненных предложений на основе установления структурно-семантических отношений между главной и придаточной частью нашли отражение в концепциях Н.С.Поспелова, И.Г.Чередниченко, В.А.Белошапковой, Л.Ю.Максимова и  С.Е.Крючкова, М.А.Мкртычевой, В. Фурашова,  Н.Нема  и развиваются и уточняются до настоящего времени (А.И.Леонов, И.А.Карташева, Н.С.Валгина, А.Ю. Большова, М.И.Конюшкевич и т.д.).

Следует отметить, что синтаксические исследования по классификации сложноподчиненных предложений остаются предметом изучения лингвистов. Например, в решении классификационных задач, А.К.Федоров [20] предлагает семантико-структурную классификацию, являющуюся творческой переработкой структурно-семантической классификации и последовательным использованием логико-грамматического описания придаточных предложений. В основу разбиения сложноподчиненных предложений на типы положен семантический принцип, при этом каждый тип выделяется с учетом средств связи, присущих ему. Чтобы полнее представить синтаксическую специфику типов сложноподчиненных предложений, исследователь выделяет внутри них придаточные по их синтаксическим функциям по отношению к главному предложению.

Все типы сложноподчиненных предложений делятся на две большие группы: полифункциональные, содержащие несколько видов придаточных предложений, и монофункциональные, в составе которых имеется один вид придаточного. Среди полифункциональных типов сложноподчиненных предложений выделяется:

1) определительный тип, в которых придаточное характеризует признак

предмета – существительного или конкретизирует предмет, на который указано местоимением – существительным, и связывается с главным предложением только союзными словами: который, какой, чей, где, куда, откуда, кто, что. Этот тип имеет подтипы: присубстантивно-определительный и приместоименно-определительный. В присубстантивно-определительных предложениях один вид придаточных – определительные, например: Прочностью и силой обладает та мечта, которая неразрывно связана с реальностью (В.Ермилов). В приместоименно-определительных сложноподчиненных предложений четыре вида придаточных: подлежащные, сказуемые, определительные, дополнительные, например: Узнал того, чьей волей роковой на море город основался (А.Пушкин);

2) изъяснительный тип, внутри которого выделяются придаточные подле-жащные, сказуемые, определительные, например: Значения этой примете, что будто бы медведь-озорник непременно должен быть с длинными тонкими когтями, я не придавал (Пришвин), дополнительные, обстоятельственные образа действия;

3) внутри сравнительного типа также выделяются определительные придаточные: В ушах все время стоит такой звон, точно где-то далеко поют или играют на дудке (Обручев);

4) в типе следствия выделяется несколько придаточных, среди которых определительные: Ритм прозы требует такой расстановки слов, чтобы фраза воспринималась без напряжения, вся сразу (Маршак);

5) в пространственном типе также выделяются определительные придаточные и даются пояснения: Оленин собрался ехать в крепость, где стоял полк (Л.Толстой). Ср.: Оленин собрался ехать в крепость, т.е. туда, где стоял полк. Значит, придаточное поясняет словосочетание ехать в крепость. Но: Он собрался ехать в крепость, в которой стоял полк –  определительный тип с присубстантивно-определительным придаточным, так что нельзя: он собрался ехать в крепость, т.е. туда, в которой стоял полк. Для сравнения предлагается еще пример: Комиссар со Степаном Ивановичем деятельно обсуждали то место, где этот удар будет нанесен (Б.Полевой) – присубстантивно-определительное придаточное в определительном типе и пространственных синтаксических отношений в этом примере нет;

6) определительные придаточные выделяются и во временном типе: В этот год, когда моя земля отдыхает, я не буду ничего придумывать (Пришвин);

7) в условном типе сложноподчиненных предложений также выделяются определительные: Фуфайки были приготовлены на тот случай, если бы погода переменилась (Ажаев);

8) в обобщенно-уступительном типе есть определительные придаточные:

Он читает всякую книгу, какую ни дай (И.Коньков).

Итак, для современного языкознания характерно стремление к разработке

новых методов синтаксического исследования, которые нуждаются, на наш

взгляд [21], в дальнейшем теоретическом доосмыслении.

Таким образом, в русской синтаксической науке первые две классифика-ции сложноподчиненных предложений (традиционная и формальная) рассматривали придаточные определительные предложения недостаточно полно. Их изучение основывалось либо на общности синтаксических функций членов предложения и зависимых частей сложного предложения, либо по средствам связи главной и придаточной частей. В результате грамматика, построенная на этих принципах, в первой классификации слишком преувеличивала параллелизм между определением главной части и придаточной частью, во второй  классификации утрировала значимость союзных слов, ибо «… формальная организация и значение  сложноподчиненного предложения определяются не только союзами и союзными словами, но и другими конститутивными признаками» [22, с.750].

Третья, структурно-семантическая, классификация наиболее полно раскрывает специфику придаточных определительных предложений, так как дает детальную характеристику семантики сложноподчиненного предложения в тесном единстве с анализом его структуры, то есть основывается на диалектическом единстве формы и содержания.


Библиографический список
  1. Черных П.Я. Историческая грамматика русского языка. – М., Учпедгиз, 1954.
  2. Виноградов В.В. Из истории изучения русского синтаксиса /от Ломоносова до Потебни и Фортунатова /Изд-во Московского ун-та. 1958.
  3. Щеулин В.В. О классификации сложноподчиненных предложений. – Воронеж, 1972.
  4. Греч Н.И. Практическая русская грамматика. СПб., 1827.
  5. Востоков А.Х. Русская грамматика. СПб., 1831.
  6. Абакумов С.И. О придаточных предложениях // Русский язык в школе, 1938. N2.
  7. Давыдов И.И. Опыт общесравнительной грамматики русского языка, изданный вторым отделением Имп. Академии наук.изд. 2-е, СПб., 1853.
  8. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. –М., 1959.
  9. Скобликова Е. Заметки о разных классификациях сложноподчиненных предложений // Русский язык в школе, 2001. №6.
  10. Белошапкова В.В. Современный русский язык: Синтаксис. – М., 1977.
  11. Федоров А.К. К истории классификаций сложноподчиненных предложений // Русский язык в школе, 2000. №2.
  12. Овсянико-Куликовский Д.Н. Грамматика русского языка. изд. 2-е. –СПб, 1908.
  13. Шапиро А.Б. О принципах классификации подчиненных предложений // Русский язык в школе, 1937. №2.
  14. Виноградов В.В. Основные вопросы синтаксиса предложения // Сб. «Вопросы грамматического строя». –М., АН СССР, 1955.
  15. Щеулин В.В. О принципах классификации сложноподчиненных предложений. – Ростов на Дону. 1961.
  16. Ломтев Т.П. Общее и русское языкознание. – М.: Наука, 1976.
  17. Виноградов В.В.Избранные труды. Исследования по русской грам-матике. – М.: Наука, 1975.
  18. Богородицкий В.А. Общий курс русской грамматики, изд. 5-е. – М.: Соцэкгиз, 1935.
  19. Поспелов Н.С. Сложноподчиненное предложение и его структур­ные типы // Вопросы языкознания, 1959. №2.
  20. Федоров А.К. Семантико-структурная классификация сложноподчиненных и придаточных предложений // Русский язык в школе, 2002. №5.
  21. Сафаргалиева А.Ы. Коммуникативно-речевое обучение студентов факультета казахской филологии сложноподчиненным предложениям с придаточными определительными в практическом курсе русского языка. Дис… канд. пед. наук. Алматы: КазНПУ им. Абая, 2006
  22. Современный русский язык /Под ред. Белошапковой В.А., изд-е 1-ое. – М.: Высшая школа, 1989.


Все статьи автора «Сафаргалиева Айгуль Ыскаккызы»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: