УДК 37.013.73

СПЕЦИФИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ФИЛОСОФИИ В СОВРЕМЕННОМ ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ: ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ПРАГМАТИЗМА (НА ПРИМЕРЕ УЧЕБНОЙ ТЕМЫ «МИРОВОЗЗРЕНИЕ: ВИДЫ, СПЕЦИФИКА, ФУНКЦИИ»)

Пятилетова Людмила Владимировна1, Мыльников Максим Михайлович2
1Уральский государственный университет путей сообщения, кандидат философских наук; доцент кафедры философии и истории
2Уральский государственный университет путей сообщения, студент

Аннотация
Статья посвящена особенностям преподавания философии в современном техническом вузе. На примере (некоторых аспектов) темы «Мировоззрение: виды, специфика, функции» раскрываются преимущества прагматизма как философской методологии в педагогической практике: находя надежную опору в способности слушателей курса к здравому смыслу, прагматизм дает возможность достичь более высокой стадии мышления – критической (критическая философия). При изучении (метафизических) философских проблем в результате использования прагматического метода самодвижение истины (от «простой» – сквозь серию принимаемых истин – к истине более высокого порядка) совершается естественно и гармонично, чем и достигается желаемый педагогический эффект, выраженный в ОК-1.

Ключевые слова: метод, мировоззрение, наука, прагматизм, религия, современный технический вуз, У. Джеймс, философия


THE SPECIFICITY OF THE TEACHING OF PHILOSOPHY IN THE MODERN TECHNICAL UNIVERSITY: PEDAGOGICAL EFFECTS OF PRAGMATISM (IN THE EXAMPLE THE TRAINING THEME "WORLD VIEW: SPECIES SPECIFICITY, FUNCTION)

Pуаtiletova Lyudmila Vladimirovna1, Mylnikov Maxim Mykhailovych2
1Ural State University of Railway Transport, PhD Associate Professor, Department of philosophy and history
2Ural State University of Railway Transport, student

Abstract
Article is devoted to the peculiarities of teaching philosophy in the modern technical University. For example (some aspects of) the topic "world view: species specificity, function," reveals the advantages of pragmatism as a philosophical methodology in teaching practice: finding reliable support in the ability of trainees to common sense, pragmatism offers the opportunity to reach a higher stage of thinking-critical (critical philosophy). When studying (metaphysical) philosophical problems as a result of the use of a pragmatic method for self-motion of truth (from "simple"-through a series of truths is a higher order of truth) is naturally and harmoniously, and achieves the desired educational effect in CA-1.

Keywords: ideology, method, modern technical college, philosophy, pragmatism, religion, research, science, W. James


Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Пятилетова Л.В., Мыльников М.М. Специфика преподавания философии в современном техническом вузе: педагогические эффекты прагматизма (на примере учебной темы «Мировоззрение: виды, специфика, функции») // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/08/7574 (дата обращения: 29.09.2017).

Одной из сложнейших для студента технического вуза тем (как это ни странно для гуманитария, поскольку последний живет в мире равнозначных взаимоисключающих «успешных» конструктов, не видя в этом даже налета парадоксальности, хотя «объективный наблюдатель» может быть до глубины души ошеломлен и даже (по наивности) потрясен, например, когда видит в техническом вузе профессора (человека «от науки») с браслетом из ниточки – «от сглаза») является самая первая  – во многом принципиальная тема «Понятие мировоззрения: виды, специфика, функции».

От того, насколько успешно будет понимание студентом вводных основополагающих вещей, зависит общий результат усвоения им философских тем в целом в соответствии с программой по философии для студентов вузов технических специальностей, чем в свою очередь достигается общий (пролонгированный) эффект ОК-1 (способность использовать основы философских знаний для формирования мировоззренческой позиции) («ФГОС ВО 3+»).

Основной для студента технического вуза вопрос в этой теме, как и почему не только неконфликтно сосуществуют, но и дополняют друг друга взаимоисключающие виды мировоззрений; особенно остро стоит (под)вопрос о взаимоотношениях науки и религии (и тем более сводит с ума феномен «глубоко верующего ученого»): по драматизму изучение этих аспектов темы также насыщенно, как и разворачивающиеся дискуссии, ожесточенные споры на страницах авторитетных изданий о статусе науки и религии в современном мире [1].

Почему «спор» науки и религии в первую очередь приковывает взгляд студента – «технаря»?

Студент технического вуза, как правило, – носитель научного типа мировоззрения: вера в науку является исходной матрицей-фильтром для восприятия других способов видения мира. Этот факт усиливается еще и тем, что в последние два века в обществе доминирует преимущественно позитивистский взгляд на вещи, что обусловлено бурным развитием науки и техники (еще в начале ХХ века философ-прагматик У. Джеймс, «социализировавший» прагматизм, писал: «никогда не было такой массы людей с резко выраженным эмпирическим складом мысли, как в настоящее время» [2, c. 213]). Позитивистские настроения в техническом вузе всегда были особенно сильны, а в последнее время, если говорить о мироощущении студента, ситуация усугубилась. Таким образом, преподаватель философии в современном техническом вузе имеет дело позитивистски настроенным, доверяющим науке слушателем, которому необходимо определенным образом занять метафизическую позицию по отношению с собственным взглядам и в конечном итоге понять (признать) ряд частных моментов, до сих пор не укладывавшихся у него в голове (например, уже упомянутые феномены глубоко верующего ученого, «браслета» на руке профессора и т.д.).

Между тем, духом позитивизма необходимо грамотно воспользоваться, сократив разрыв между теорией (множеством идей, в которые студент «не верит» изначально, поскольку они мелькают в его сознании, не задерживаясь, «со скоростью света» (да и содержание понятия «идея» давным-давно девальвировано [3]):  сегодня человек живет в ситуации информационного общества, проблемой которого является уже не столько избыточность информации, сколько усталость от нее; онтологически, в целях самосохранения», человек «закрывается» и  перестает вообще «реагировать» на идеи) и практикой, жизнью – «действительным опытом»: «…человек, переступая порог философской аудитории, завязывает отношения с миром, совсем отличным от того, который он оставляет за собой на улице. Два эти мира… имеют так мало общего между собою, что невозможно одновременно думать об обоих. Мир конкретного, личного опыта, к которому принадлежит улица, представляет собой невообразимое многообразие; он суров, запутан… сложен… Мир же, в который вводит вас профессор философии, прост, чист и благороден. В нем отсутствуют противоречия реальной жизни…» [2, с. 216].

Для подавляющего большинства студентов технического вуза при выборе привычных методик обучения философии (нельзя забывать, что философия по своей природе – нечто большее, чем образовательная дисциплина, и выбор метода обучения является действительно решающим) эти «миры» так и остаются инородными друг другу, и ответом на вопрос о необходимости философии зачастую является отрицание.

Таким образом, остро встает вопрос об эффективных и неэффективных способах обучения философии в современном техническом вузе.

Выбор метода обучения философии обусловлен главным образом спецификой вуза – предрасположенностью студента к тем или иным способам восприятия материала.

Активное применение прагматизма как методологии (а прагматизм и есть исключительно философский метод) (надо заметить, уже в начале ХХ века он приобрел всеобщий характер) в процессе преподавания философии позволяет по-новому взглянуть на принципы обучения.

Прагматизм имеет ряд очевидных преимуществ, позволяющих делать философские абстракции самоочевидными. Некоторые аспекты прагматического метода являются буквально бесценными в рассмотрении ряда «парадоксальных» для сознания студента – «технаря» философских сюжетов. Одним из таковых и является вопрос о взаимоотношении науки и религии.

«Чем обусловлена эффективность прагматизма?» – первое, с чего необходимо начать. Секрет состоит в его аутентичности, проистекающей из спонтанности его использования в бытовой (повседневной) практике рефлексии (описываемый У. Джеймсом феномен здравого смысла): «обыкновенный непрофессионал в философии отнюдь не радикал, он не заботится о последовательности своей системы, он использует то одну ее часть, то другую, как этого требуют меняющиеся запросы времени» [2, с. 213], то есть если обычный человек видит, что, например, наука не помогает в решении какого-либо вопроса, он обращается (невольно) к другим – наиболее эффективным – методам решения проблемы (так, например, когда мы теряем близких, ища утешения, прибегаем, скорее, к религии, чем к науке, нисколько не упрекая себя в «парадоксальности» (непоследовательности) поведения). Напротив, подобная «логичность», реализующаяся в «последовательности взглядов», кажется нам «твердолобой упертостью», противоречащей здравому смыслу (приведем «альтернативный пример»: «В Висконсине супругов приговорили к тюремному заключению за то, что их 11-летняя дочь умерла от диабета. Родители, узнав о болезни дочери, решили не обращаться к врачам, а положиться на Бога. Они решили лечить болезнь своей дочери молитвами, в результате чего девочка не смогла побороть недуг и умерла в окружении родственников, молящихся об её выздоровлении» [4]).

Здравый смысл, по мнению У. Джеймса, представляет собой древнейшие способы мышления («оперирование известными логическими формами, известными умственными категориями» [2, с. 273]), которые делали существование человека надежным, гарантированным. Здравый смысл «естественен», всеобъемлющ и вездесущ. Рудиментарность его глубоко функциональна: «здравый смысл является нам… как вполне определенная стадия в развитии нашего понимания вещей, как стадия, необычайно успешно удовлетворяющая целям нашего мышления… Она вполне достаточна для всех практических целей» [2, с. 277 – 278].

Здравый смысл позволяет различать то, что логично и что нелогично в поведении. «Не пойти к врачу, лечась молитвой», – это действие обладает характеристикой последовательности во взглядах, но оно глубоко нелогично и противоестественно с точки зрения здравомыслящего человека (равно и наоборот: поиск утешения у науки (врача) потерявшему духовную опору человеку обречен на провал).

Таким образом, можно утверждать, что прагматизм, не просто аутентичен сознанию слушателей курса философии, но и нечто более фундаментальное: генезис прагматизма напрямую связан с интеллектуальной потребностью человечества в соединении «несоединимых» эффективных способов решения жизненных проблем: органичность в практическом употреблении альтернативных способов решения жизненных проблем подразумевает необходимость теоретического обоснования. (Так, по всей видимости, и так родился прагматизм: «наша интеллектуальная совесть не может быть спокойной, пока мы придерживаемся несоединимых между собою противоположных взглядов» [2, с. 213].)

Таким образом, найдя аутентичную гносеологическую «опору» в сознании слушателей, можно запускать «маховик прагматизма» в обсуждении темы «Мировоззрение: виды, специфика, функции».

Понимание центрального положения прагматизма – теории истины – служит большим подспорьем в преподавании философии в техническом вузе.

Истина мыслится в прагматизме как процесс органичного перетекания одного опыта в другой – при условии, что «старый» опыт резко не отрицается (резкое отрицание (смена парадигмы) ведет к агрессивному отторжению/неприятию, (вспомним непростую судьбу приятия человечеством изобретенных истин Дж. Бруно, И. Канта или Ч. Дарвина), а «мягко» интегрируется в новую истину – знание.

В этом смысле истина – это случившееся прежде всего в «субъективном опыте» событие. Способность субъекта познания к здравомыслию – первичный пункт на пути к самодвижению истины, она означает процесс «выгодного вожделения» (У. Джеймс): «когда какой-нибудь элемент опыта – какого бы рода он ни был – внушает нам истинную мысль, то это означает лишь, что мы позже или раньше сумеем с помощью этой мысли войти в конкретную обстановку опыта и завязать с ней выгодные связи» [2, с. 286].

Наличием этой познавательной способности человек обязан движению по направлению к большей абстракции (выявлению существенных характеристик и закономерностей в существующей действительности).

Осознание преподавателем наличия способности к здравому мышлению у слушателя курсов и соответствующих педагогических эффектов ее использования открывает продуктивный путь к постижению слушателем «высоких» философских абстракций. Учитывая предельный характер философского знания, другими словами, метафизический (невероятно оторванный от житейского опыта) характер философии, познавательный ресурс здравого смысла – практическая единственная надежная методологическая опора для овладения содержанием учебного курса философии.

Безусловно, надо отдавать себе отчет, что возможности здравого смысла не безграничны («Все категории здравого смысла… не затрагивают реальности; они только дивные уловки человеческой мысли, только способы избавиться от той путаницы и замешательства, в которые нас ввергает неудержимый поток ощущений» [2, 279]).

Учебный курс философии как раз-таки предполагает мощный интеллектуальный рывок от здравого смысла как способности судить о вещах, составляющих сферу философской мысли, к способности мыслить критически (критическая философия): «наука и критическая философия разрывают рамки здравого смысла. Вместе с появлением точного знания прекращается владычество наивного реализма: «вторичные» качества признаются нереальными; сохраняются только первичные качества. Критическая же философия устраняет и эти последствия» [2, с. 279].

На наш взгляд, прагматизм обладает серьезными методологическими ресурсами, позволяющими наиболее гармонично перейти на стадию критического мышления.

Так, У. Джеймс в своих популярных лекциях по философии приводит многочисленные опирающиеся на здравый смысл «схватывающие» опыт слушателей примеры, посредством которых интегрируются философские идеи довольно сложного содержания.

В частности, в контексте данной статьи приведем в качестве иллюстрирующего примера размышление (выделено курсивом) на тему «науки и религии» – что важнее и как соотносятся эти виды мировоззрения (тезис: «наука и религия одинаково важны: каждая из них выполняет свои функции, поэтому незаменимы альтернативными типами мировоззрений».)

Зачастую люди с научным типом мировоззрения (а современная (светская) школа формирует у обучающихся детей преимущественно научный тип мышления) настроены атеистично, непримиримо по отношению к носителям религиозного типа мировоззрения.

Онтологически (в зеркале философской проблематики) это выглядит как противостояние двух тезисов: «первична материя, дух вторичен» (материализм) и «первичен дух (Бог), материя вторична» (идеализм (объективный)(теизм)).

Возможно ли примирение? Без сомнения, нет и, без сомнения, да. Все зависит от точки зрения или, говоря языком прагматизма, от выбранного ракурса в постановке вопроса.

В данном случае эту разницу в ракурсах можно показать следующим образом.

Представим, что мир подошел к своему концу, и мы находимся в этой крайней временной точке существования мира. «Допустите… что в данный момент этот процесс заканчивается, не имея перед собой больше будущего. И пусть материалист и теист попытаются объяснить его со своих противоположных точек зрения. Теист показывает нам, как Бог сделал историю мира; материалист же со своей стороны и, допустим, с равным успехом показывает, как эта история явилась результатом действия слепых физических сил» [2, с. 244].

Из этих теорий нужно выбрать одну, мысля всю эту проблематику уже принципиально вне рамок опыта, поскольку он невозможен. Прагматизм же всегда ищет ответ в рамках опыта, имеющего практическое значение, поэтому «конкурирующие теории имеют различные – хотя бы и очень незаметные и отдаленные – практические результаты…  Словом, каждый серьезный философский спор должен содержать в себе какое-нибудь практическое следствие, хотя бы только вероятное и далекое» [2, с. 246].

В ситуации «конца мира» (света) с точки зрения прагматизма обе эти теории в свете практических следствий означают одно и то же, вся разница заключается лишь в словах: «в том и в другом случае мы имеем Бога или атомы именно этого, а не какого-либо другого мира. Бог, если это дело рук его, сделал – приняв, так сказать, обличье атомов – ровно столько, сколько сделали бы атомы, и мы обязаны ему такой же точно благодарностью, что и атомам, но не больше. Ели его присутствие не ведет к иному обороту, кроме разыгрывающегося на мировой сцене действия, то оно, наверное, не делает зрелища более величественным. Но зрелище это не станет и менее величественным, если при нем не будет Бога и если на сцене в качестве единственных актеров останутся атомы» [2, 245].

Совсем иначе обстоит дело, если вопрос о соотношении науки и религии (материализма и теизма) рассматривать не ретроспективно, а в перспективе будущего. Если взять действительный мир, в котором мы здесь-и-сейчас существуем, то есть мир, имеющий будущее, то вопрос о соотношении науки и религии (материализма и теизма) приводит к совершенно различным концепциям опыта.

Если в вопросе о будущем довериться науке, то мы получаем здесь печальный ответ: «согласно теории механической эволюции, законы перераспределения материи и движения, которым мы обязаны всеми теми минутами счастья, что нам дала наша организация, и всеми идеалами, формируемыми нашим духом, фатально должны будут уничтожить собственное свое дело: разрушение является неизбежным концом всякой эволюции» [2, с. 247].

Однако атрибутами человеческого бытия (согласно данным философской антропологии) являются вера и надежда, сущностно укореняющие его в будущем, поэтому научный ответ на вопрос о будущем (индивидуальном и коллективном) столь мучителен и ужасен: человек, по сути, лишается будущего. – «Мы… жалуемся на материализм за то, что… он не дает нам постоянной гарантии для наших идеальнейших интересов, что он не в состоянии исполнить наших последних чаяний» [2, с. 248].

Если рассматривать понятие религии более широко и вольно – как спиритуалистическую веру – то именно религия профессионально решает вопрос о будущем: вера в абсолютное дает определенный духовный (включая нравственный порядок) опыт и утешение; «доказательства в пользу признания Бога коренятся прежде всего в нашем внутреннем, личном опыте» [2, с. 249].

Таким образом, У. Джеймс в ходе своих рассуждений последовательно проводит слушателя сквозь строй принимаемых им (слушателем) истин к мысли об онтологической исключительности религии, что выявляется в решении ею особых насущных антропологических проблем (в данном случае показан только методологический «ключ» рассуждений, в ходе же аудиторных занятий со слушателями курса философии в техническом вузе материал дается более широко, подводя студента к пониманию сущности и главных функций (традиционно понимаемой) религии: социальной и экзистенциальной).

Практика подобного рода рассуждений приводит к овладению прагматическим стилем мышления, делает его гибким, приспособленным  к аутентичным суждениям более «острого» плана (например, студент самостоятельно адекватно может ответить на вопрос о соотношении науки и лженауки: лженаука также необходима, как и феномен научного знания, поскольку она выполняет важные функции, связанные с «подстегиванием» креативной деятельности ученого [5]).


Библиографический список
  1. Любутин К., Коряковцев А. Научный исход. URL: http://lgz.ru/article/N30–6234—2009-07-22-/Nauchn%D1%8By-ishod9609/?sphrase_id=46510 (дата обращения: 05.08.2014).
  2. Джеймс У. Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. Популярные лекции по философии // Воля к вере. М: Республика, 1997. 431 с.
  3. Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? // Что такое философия? М.: Наука, 1991.408 с.
  4. В США родители лечили 11-летнюю дочь молитвами. URL: http://www.talks.su/news/V_SCHA_roditeli_11lechili_doch_molitvami/ (дата обращения: 08.08.2014).
  5. Тихонова С. Трансгуманизм как философия современной эпохи: от науки к лженауке и обратно. URL: http://www.youtube.com/watch?v=yauCdrhXlyg (дата обращения: 11.08.2014).


Все статьи автора «Пятилетова Людмила Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: