УДК 070:01

ГЕРД ШТРОМАЙЕР: МАСС-МЕДИА КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОСРЕДНИК

Сазонова Юлия Александровна
Харьковский национальный университет им. В. Н. Каразина
аспирант кафедры журналистики филологического факультета

Аннотация
В статье анализируется книга немецкого журналистиковеда Г. Штромайера «Политика и масс-медиа», в частности такие проблемы как жанровые медиа-платформы немецкой школы журналистики и их отличие от отечественной жанрологии, осуществляется обзор политической коммуникации, прослеживаются взаимосвязи между политикой и масс-медиа, репрезентируются пути оптимизации журналистких материалов, рассматриваются функции СМИ и виды воздействия СМК на аудиторию, основные приёмы работы журналиста и пресс-секретаря, проводятся паралели между немецкой и украинской школами журналистики.

Ключевые слова: воздействие масс-медиа., жанр., жанровые медиа-платформы, масс-медиа, медиа-реальность, политика, сми, факторы новизны, функции


GERD STROMEYER: MEDIA AS A POLITICAL MEDIATOR

Sazonova Julia Oleksandrovna
Kharkiv Vasyl Karazin National University
PhD student at the chair journalism philological faculty

Abstract
The article analyzes the book German media researcher G. Stromeyerа «Politics and the media», in particular issues such as genre media platform of the German School of Journalism and unlike domestic genre paradigm, includes an overview of political communication , traced the relationship between politics and the media, are represented ways to optimize materials journalist, explains the function of the media and impacts on the audience mass-media, the basics of a journalist and spokesperson, held parallels between the German and Ukrainian schools of journalism.

Keywords: function, genre, genre media platforms, media reality, novelty factor, politics, the impact of mass media.


Рубрика: Журналистика

Библиографическая ссылка на статью:
Сазонова Ю.А. Герд Штромайер: масс-медиа как политический посредник // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/04/6225 (дата обращения: 29.09.2017).

Немецкая журналистика является мировой классикой и имеет архиважное значение для украинского медиа-пространства. Во-первых, потому,  что она является древнейшей в Европе (ведёт отчёт с 1609 г.), а это значит, что она наиболее развита, поскольку имеет устоявшиеся традиции. Во-вторых, журналистика в Украине была создана по немецкому образцу в Харькове. Сегодня мы очень мало знаем о том, как развивается немецкая журналистика на современном этапе. Но следует отметить, что анализ современного функционирования немецких СМИ является чрезвычайно важной задачей, поскольку это позволит увидеть, насколько немецкий медиа-рынок контрастирует с украинским медиа-пространством, позволит посмотреть на украинскую прессу сквозь призму немецкой школы журналистики, увидеть отечественные СМК в контексте развития мировой журналистики. Пролить свет на это может книга Герда Штромайера «Политика и масс-медиа» [1], которая ярко репрезентирует в диахроническом срезе современное немецкое информационное пространство, и позволит комплексно рассмотреть немецкую журналистику.

Герд Штромайер – ведущий медиаисследователь в современной Германии. Его основные работы: «Mitmodernen Medien und ohne traditionelle Gatekeeper» (Мюнхен, 2001), «Moderne Wahlkampfewiesiegeplant, gefuhrt und gewonnenwarden» (Баден-Баден, 2002), «Politik und Massenmedien» и др. Наиболее известная его работа «Politik und Massenmedien» вышла в свет в  Баден-Бадене в 2004 г. и была переведена на многие языки. Украинский перевод этой книги осуществила А. Орган в 2008 г.  

По своему содержанию книга Г. Штромайера является достаточно основательной, объёмной, расскрывает довольно широкий круг вопросов, как в области печатных, так и аудиовизуальных и электронных (мультимедийных) СМК. Автор подробно рассматривает историю СМИ (основные этапы развития системы СМИ в ФРГ), их современное функционирование и правовое регулирование, анализирует виды масс-медиа и их значение для политической коммуникации, описывает важнейшие политические функции СМИ, благодаря которым они влияют на власть, и объясняет их на примере демократических обществ и авторитарных государств, показывает взаимосвязи между политикой и масс-медиа на различных уровнях, очерчивает характерные особенности информационных и аналитических жанров, рассматривает основные виды воздействия СМИ на аудиторию, репрезентирует этапы исследований воздействия масс-медиа, анализирует модели и концепции исследований воздействия СМИ, характеризует понятие «медиа-реальности» и деятельности СМИ, рассматривает и сравнивает основные приёмы работы журналиста и пресс-секретаря. Следует отметить, что функции и деятельность СМИ автор рассматривает сквозь призму политической коммуникации, а сами масс-медиа понимаются Г. Штромайером исключительно как политические посредники: «С тех пор (то есть сразу после своего рождения – Ю. С.) пресса в Германии – конечно, в очень разных формах, которые зависят от соответствующих стадий развития и политических режимов, – выполняет функцию политического посредника» [1, с. 25].

Учебник Г. Штромайера интересен во многих аспектах, прежде всего потому, что опровергает прежние представления о журналистике, в частности о месте её возникновения. Как известно из работ  А. Беспаловой «История мировой журналистики» [2], Е. Ахмадулина «Краткий курс теории журналистики» [3], И. Михайлина «Історія української журналістики ХІХ століття» [4], первые издания в мире появились в Германии, в Страсбурге и Аугсбурге в 1609 году. Так, в частности, Е. Ахмадулин  отмечает: «Первыми европейскими печатными периодическими изданиями считаются немецкие газеты «RelationAllerFurnetmen» (Страсбург) и «AvvisoRelation, oderZeitung» (Аугсбург), датированные 1609 г.» [3, с. 29]. Однако немецкий автор Г. Штромайер, ссылаясь на известного в Германии  исследователя В. Фаулштиша, подчёркивает: «В Германии периодическая печать существует с начала XVII в. Временем рождения считается 1609 г., когда в Вольфенбюттеле была напечатана первая периодическая еженедельная газета «AVISO» [1, c. 24] (курсив мой – Ю. С.). Итак, можем говорить говорить о несоответствии между утверждениями немецких и российских медиа-исследователей. В то же время это имеет большое значение, поскольку речь идёт о том, какой город должен быть вписан золотыми буквами в историю мировой журналистики. Так что вполне можно говорить, что мы имеем дело с исторической фальсификацией, поскольку ни в одном отечественном учебнике по истории мировой журналистики не фигурирует город Вольфенбюттель.

Таким образом, книга Г. Штромайера порождает дискуссию о том, в каком городе Германии возникает первая в мире газета – Вольфенбюттеле или Аугсбурге и Страсбурге. Мы склоняемся к мысли, что правы в этом вопросе немецкие исследователи. По данным интернет-источников, все эти три города – Вольфенбюттель, Страсбург и Аугсбург являются самыми древними городами Германии. Аугсбург, основанный в 15 в. до н. э., в 17 в. был одним из самых больших и богатых городов страны. Как значится в википедии, старинный баварский город Аугсбург, расположенный неподалёку от Мюнхена, в Средневековье был одним из крупнейших торгово-финансовых центров Европы, к тому же, со статусом свободного имперского города Священной Римской империи немецкой нации. Расцвет Аугсбурга пришёлся на первую половину XVII века –  аугсбургские купцы были одними из самых богатых в Европе, а императора Священной Римской империи Максимилиана I даже стали называть «мэром Аугсбурга» из-за его частых визитов в город. Не менее славную историю имеет и тогдашний немецкий и современный французский город Страсбург, что был основан  в I в. до н. э. и во времена Средневековья был довольно известным в Германии, прежде всего в религиозных кругах, поскольку здесь ещё в 12 в. был построен крупнейший в Германии кафедральный собор. Значимости этому городу придаёт тот факт, что в 1434-1444 гг. здесь работал изобретатель печатного станка И. Гутенберг. Однако в 16-17 вв. этот город не был столь известным. Аугсбург был в большей степени торгово-финансовым центром, Страсбург – религиозно-культурным, а  Вольфенбюттель  считался одним из крупнейших культурно-образовательных центров тогдашней Германии.  Долгое время Вольфенбюттель сохранял статус резиденции княжества Брауншвейг-Вольфенбюттель. Как отмечает Д. Гирсберг, в 1572 г. в городе была основана библиотека герцогом Юлиусом [5]. Авторы сайта library.ru отмечают:«В эпоху Просвещения панацеей от всех социальных бед считалось образование. Критерием образованности человека было его отношение к чтению, к печатному слову. Библиотеки уже не «цветники», не «сокровища», а учреждения, которые играют важнейшую роль в распространении прогрессивных идей… К концу XVII в. крупнейшей библиотекой Европы и мира становится Придворная библиотека в Вольфенбюттеле – резиденции герцогов брауншвейгских. Библиотекарем в эти времена был великий учёный и философ Готфрид Вильгельм Лейбниц. Позже – Готгольд Эфраим Лессинг» [6]. Именно поэтому вполне аргументированным является тот факт, что первая в мире печатная газета появилась именно в Вольфенбюттеле – крупнейшем культурно-образовательном центре Европы.

Фальсификация касательно места издания первой печатной газеты окончательно развенчивается в переведённой монографии И. Майер, где говорится следующее: «Когда родилась первая европейская печатная еженедельная газета? Сейчас нам известно достаточно точная дата. Ещё в начале прошлого века был найден полный комплект газеты «Aviso Relation oder Zeitung» за 1609 г., которая – как позже доказал В. Хартман, тем самым положив конец полувековому научному спору, – выходила в городе Вольфенбюттель [Hartmann 1959]» [7, с. 26]. Правда исследовательница подтверждает также тот факт, что примерно в это же время печатная газета «Relation: Aller Fürnemmen undgedenckwürdigen Historien» выходила в Страсбурге под редакцией Й. Каролуса.  Но первенство в выпуске газеты всё же по мнению большинства учёных (Хартмана, Майер и в частности Штромайера) принадлежит Вольфенбюттелю.

Ещё одним важным фактом является то, что немецкий исследователь при анализе жанров не выделяет художественно-публицистическую парадигму, в то время как в отечественном журналистиковедении эта парадигма является основной, стержневой. Г. Вартанов в частности отмечает, что факультеты журналистики должны воспитывать прежде всего публицистов [8]. На этом же акцентирует и В. Галич, которая подчёркивает, что украинской журналистике не хватает публицистов [8]. Об архиважном значении публицистики как рода журналистики свидетельствуют многие журналистиковеды, в частности И. Михайлин отмечает: «Публицистика является вершинным явлением журналистики, её сердцевиной, стержнем. Она требует особенно высокого уровня овладения профессиональным искусством, наиболее полно удовлетворяет функции и задачи журналистики: быть историей современности, влиять на практику общественно-политической жизни» [9, с. 301]. В. Марущак в пособии «Школа журналіста» подчёркивает: «Публицистика является сердцевиной журналистики, проявлением самой сути профессии. Цель публицистики – не только сообщить читателям актуальные новости, но и формировать сознание граждан, стремиться к определённым результатам, изменениям сознания и желаемым социальным поступкам… Публицисты призывают людей к действиям, влияют на них эмоционально. Ни один номер газеты не выходит без таких материалов» [10, c. 100-101]. Об этом же говорит и Й. Лось в работе «Публіцистика й тенденції розвитку світу» [11].

У немецкого автора само понятие публицистики нивелируется. Публицистика для Штромайера – это только особый стиль подачи информации, основанный на использовании юмористических и сатирических средств. Публицистика у него растворяется в информационных и аналитических жанрах. Это проявляется в том, что немецкий исследователь причисляет очерк к информационным жанрам, а фельетон – к аналитическим. Причём эта жанровая классификация представляет собой не научные открытия Г. Штромайера, а аккумулирует в себе мысль всей немецкой школы журналистики. Автор цитирует таких известных немецких медиаисследователей, как Кюрт Рейман, Вальтервон Ля Роше, а также английских и американских учёных: Д. Вайта,  Г. Лассвелла, П. Лазарсфельда, В. Липмана и др.

Жанровая концепция Г. Штромайера и в целомнемецкой науки является чрезвычайно интересной и требует тщательного изучения. К информационным жанрам автор относит: новость, сообщение, репортаж, очерк, интервью. К аналитическим – комментарий, фельетон, передовую статью. Информационные жанры он интерпретирует как такие, в которых доминируют факты, а аналитические как такие, в которых акцентируется на взглядах.

Обзор жанровой парадигмы немецкой школы журналистики, репрезентируемой Г. Штромайером.

Информационная парадигма.

Новость автор определяет как чёткую, существенную и актуальную информацию о событиях, обстоятельствах дела и аргументах. Сообщение, по Г. Штромайеру,  построено так же, как и новость, но оно более объёмное и  широкое: «Сообщение – является братом новости, но большим и зрелым. Сообщение может учесть контекстные связи, предысторию и другие важные аспекты темы». Репортаж передаёт события как пережитое лично. Он, как отмечает немецкий исследователь, опирается на факты, однако является рассказом о пережитом, которому придаётся личностная окраска. Интервью определяется исследователем как игра в вопрос-ответ, которую публикуют в таком же виде [1]. То есть для автора интервью является чисто информационным жанром, однако сегодня этот жанр в отечественном журналистиковедении понимается как полисемантический, амбивалентный, который осуществлят метаморфозы с информационной в аналитическую и художественно-публицистическую жанровые парадигмы [12, 13, 14, 15]. Таким образом, можно говорить, что в немецких медиа-студиях интервью рассматривается довольно однобоко, узко, поскольку не акцентируется на концептуальных основах этой игры в вопрос-ответ.

Привлекает внимание и тот факт, что к информационной парадигме автор причисляет один из самых популярных отечественных художественно- публицистических жанров – очерк. Немецкий исследователь подаёт такую ​​дефиницию очерка: «Очерк (с англ. «характерная черта») можно назвать беглым освещением новостей или «ярким братом» репортажа. Очерк тяготеет к репортажу. Отличие в том, что описанная ситуация в репортаже является причиной его написания, а в очерке она служит лишь поводом. По содержанию очерк выходит за пределы репортажа, поскольку в нём не только описаны впечатления, но и сделаны выводы» [1, с. 267-268]. В отечественном журналистиковедении очерк выступает стержнем публицистики. Так в частности А. Тертычный, характеризуя очерк, отмечает: «Очерк считается «королём» художественно-публицистических жанров. Сущность очерка во многом обусловлена ​​тем, что в нём сочетается репортажное (наглядно- образное) и исследовательское (аналитическое) начало. Причём «развёрнутость» репортажного начала воспринимается как преобладание художественного метода, в то время как упор автора на анализе предмета изображения, выявление его взаимосвязей выступает как доминирование исследовательского, теоретического метода» [14]. Таким образом, А. Тертычный, как и Г. Штромайер, свидетельствует о близости очерка к репортажу, однако определяет особенность и архиважное значение этого жанра в журналистике, называя его королём публицистики. Достаточно точно уникальность очерка и его отличие от репортажа подмечает З. Смелкова: «Основное отличие очерка как художественно-публицистического жанра от жанров информационных и аналитических заключается в следующем: он вбирает в себя определённые черты двух сфер – публицистики и художественного языка. Как на  жанрообразующие признаки очерка следует указать и на публицистические, и на художественные элементы» [12, c. 224]. В разряд конституционных черт очерка З. Смелкова причисляет такие, как: авторское «я», интимизация, эскизность, документальность, злободневность, типизация героя, образность, ассоциативность, определённая доля вымысла [12]. У Г. Штромайера эти признаки нивелируются, а причисление очерка к информационной жанровой медиа-платформе становится возможным за счёт уподобления путевого очерка и репортажа, которые имеют такие общие черты, как хронологическая последовательность и документальность.

Аналитический род немецкого автора выглядит довольно бледно, будучи представлен лишь тремя жанрами: комментарием, передовой статьей и фельетоном. Как отмечает Г. Штромайер , комментарий подаёт взгляд на тему, которая была уже подробно и нейтрально освещена в новости или сообщении. Жанр интерпретирует и оценивает актуальные события и высказанные мысли, поэтому не подаёт никакой новой информации. Он наоборот ссылается на информацию, которая передаётся в другой форме (новость, сообщение). Комментарий показывает и интерпретирует предысторию (бэкграунд) и контекстные связи. Передовая статья, по Г. Штромайеру, выражает редакционную политику СМИ. Передовая статья является квинтэссенцией или флагом газеты (журнала), демонстрацией взглядов редакции. В отличие от комментария и фельетона, передовая статья репрезентирует не взгляды отдельного члена редакции, а мнение всей редакции. Она всегда размещается на первой странице, на некоем почётном месте, в основном даже выделена с помощью размера шрифта, букв или наборной кассы [1].

Фельетон, который в отечественной традиции является одним из самых ярких художественно-публицистических жанров, в немецкой школе журналистики трактуется в пределах аналитической парадигмы. Г. Штромайер подаёт такую ​​дефиницию этого жанра: «Фельетон – это комментарий, в котором используется особый язык и оформление: фельетон – это опрыскиватель краской, «мягкий свет» или «укус комара» среди аналитических жанров. Фельетон, так же, как и комментарий, имеет содержание, которое опирается на авторские оценки. Правда, он передаёт это содержание по-другому, а именно «относительно-недвусмысленным литературным языком, с эпиграмматической изысканностью формулировки». Аргументация фельетона сильно заострена и заканчивается остроумным выражением. Фельетон труднее понять, чем комментарий. Кто читает его поверхностно, наверное, неправильно поймёт его» [1, с. 270].

Определение фельетона, предложенное Г. Штромайером, мало чем отличается от толкования этого жанра российскими учёными. Примерно такую же ​​дефиницию фельетона подают А. Тертычный [14] и З. Смелкова [12]. Но важной особенностью, которая отличает фельетон в трактовке немецкой и  украинской школ журналистики, является художественный образ. Так, в частности И. Михайлин отмечает: «Фельетон – это сатирический жанр публицистики, который обнаруживает комическую сущность негативных фактов и явлений действительности. Главным средством фельетониста является художественный образ.  Автор обязательно должен создать образ негативного явления, события, героя, в осмыслении которых выявить две важные особенности: показать их социальную вредность, с одной стороны, и раскрыть их комическую сущность, с другой стороны» [9, c. 342] (курсив мой – Ю. С.).Вот это понятие «художественного образа» не учитывается Г. Штромайером. В немецкой школе журналистики фельетон классифицируется как аналитический жанр только потому, что он близок к комментарию, и мерилом, которое отличает его от комментария, выступает талант автора писать эзоповым языком. И это абсолютно неправомерно. Классификация немецкого учёного вызывает множество замечаний, хотя бы потому, что он понимает СМИ в функции политического посредника, а для политической журналистики особую роль играют такие жанры, как фельетон, памфлет, очерк, пародия именно как репрезентанты художественно-публицистической жанровой парадигмы.

В своей работе автор подробно анализирует не только специфику каждого жанра, но и определяет его структуру, стиль изложения информации, делает компаративный анализ с родственными жанрами, подаёт пример каждого из очерченых жанров. Существенным недостатком предложенной автором жанровой парадигмы является нивелирование художественно- публицистической медиа-платформы, но это нельзя определить как погрешность, поскольку данная работа репрезентирует общее мнение немецкой школы журналистики, представляет собой формализм, синтез мыслей многих немецких медиа-исследователей. Таким образом, автор данной работы выступает как прекрасный автор-систематик.

Г. Штромайер значительно упрощает, сужает жанровую медиа-платформу, выделяя всего восемь жанров журналистики; в то время как А. Тертычный только в аналитическом роде выделяет 22 жанра [14]. И это вызывает много вопросов, хотя бы потому, что, упрощая, Штромайер одновременно расширяет. Это проявляется в том, что новость и сообщение у него являются отдельными, обособленными информационными жанрами. В то время как в отечественном журналистиковедении эти жанры выступают аналогом заметки, в частности таких её модификаций как хроникальная и развёрнутая. Новость выступает прототипом хроникальной, а сообщение – развёрнутой заметки.

Как мы отмечали выше, автор понимает СМИ исключительно как политического посредника, следовательно масс-медиа по Г. Штромайеру – это органы массовой пропаганды, органы манипуляции массовым сознанием. Свою точку зрения учёный аргументирует ярким примером – ходом президентских выборов в США в 1960 г.: «С Никсоном намеренно плохо работали гримёры и осветители телевидения. Кеннеди победил в предвыборной борьбе только благодаря телевидению. Телевидение больше, чем что-либо другое, изменило ход событий» [1, c. 31]. Именно поэтому большая часть книги немецкого учёного посвящена рассмотрению СМИ сквозь призму политики.

Основным концептом этой книги является понятие «влияние», которое автор рассматривает в двух формах: как суггестию и манипуляцию. Немецкий исследователь отмечает, что влияние печатных СМИ не такое изящное и суггестивное, как влияние радио и телевидения. На взгляд автора, это обусловлено тем, что: 1) индивидуальные возможности выбора и использования усиливают самоопределение читателя и одновременно иммунизируют его против манипуляций и внушения; 2) использование печатных знаков способствует детальным операциям при когнитивной обработке и критически отграниченном процессе восприятия. То есть, по Г. Штромайеру получается, что печатные СМИ способствуют рациональному политическому дискурсу, ведь их предложения адресованы только тем, кто интересуется политикой, а другие реципиенты просто переворачивают страницу с рубрикой «Политика». По мнению немецкого автора, радио непосредственно сталкивает реципиентов с политикой, знакомит с политикой даже тех, кто ей не интересуется и включил радио для развлечения. Однако исследователь отмечает, что радио сообщает о политике лишь поверхностно и ксилографически. Телевидение, по Г. Штромайеру, эмоционально передаёт информацию о политике, используя симплификацию, ритуализацию, визуализацию и персонализацию события, тем самым способствуя эффективной политизации аполитичных зрителей. То есть телевидение насильно добивается внимания тех, кто не интересуется политикой.

Достаточно важным является мнение немецкого автора по поводу интернета. Автор отмечает: «Интернет ни в коем случае нельзя чётко определять средством массовой информации. Интернет можно назвать средством массовой информации только если, во-первых, определяющим свойством считать возможность доступа, а не фактическое использование, и если, во-вторых, отличать различные формы его использования» [1, с. 39]. Г. Штромайер акцентирует на том, что интернет не является исключительно СМК, поскольку он даёт не только непосредственные, односторонние и коммуникационные предложения в большом количестве или коммуникацию типа «один ко многим», но и приобретает форму прямой интерактивной, а также личностной коммуникации вроде «один с другим».Такая коммуникация не является массовой, она интерперсональна (межличностная), а следовательно Интернет лишь частично является СМК. Таким образом, автор подчёркивает, что влияние интернета трудно описать, поскольку его сложно установить. Интернет не только способствует изящным и сугестивным механизмам влияния, но и одновременно ослабляет их. По Г. Штромайеру, интернет способствует политизации своих пользователей так же, как их деполитизации, поскольку с одной стороны, через интернет сообщается разнообразная политическая информация , с другой стороны , реципиент может благодаря высокому уровню избирательности, так же, как и в газете, полностью избегать политической информации, отсеивать ее, т. е. осуществлять селекцию материалов. Итак, по немецкому автору, вполне правомерно интернет предстаёт в двух ипостасях: как информационное и как развлекательное средство.

Особое внимание Г. Штромайер уделяет функциям СМИ как одному из важнейших вопросов теории массовой коммуникации, правда автор описывает их только в том контексте, когда они позволяют СМИ непосредственно выполнять роль политического посредника. Итак, исследователь рассматривает лишь функции политического сегмента медиа-рынка, разделяя их на первичные, вторичные и функции третьего уровня. Первичные функции заключаются в обеспечении открытости и формировании общедоступного пространства; вторичные – (это информация и контроль) – должны информировать общественность и контролировать политиков. Функциями третьего уровня автор считает такие как: политическая социализация и интеграция, политическое обучения и воспитания, формирование общественного мнения и политической воли. Политические функции СМИ выполняет благодаря общественности, которую автор определяет как коммуникационную систему. Г. Штромайер выделяет следующие уровни общественности: случайная общественность, интегрированная (тематическая), медиа-общественность.

Немецкий исследователь строит свою «пирамиду общественности», и на её высшую ступеньку ставит медиа-общественность, которая отличается наибольшим количеством участников и наибольшей степенью структурного закрепления, и количеством выполняемых ролей. По автору, именно медиа-общественность может осуществлять наибольшее влияние на политическую власть. Медиа-общественность определяется исследователем как важнейший уровень общественности в современных демократических государствах.

От понятия «медиа-общественность» автор переходит к рассмотрению  «медиа-реальности». По Г. Штромайеру, существуют три вида реальности: объективная реальность, медиа-реальность и реальность аудитории, между которыми исследователь находит различия и определяет точки пересечения. Ярким примером, который иллюстрирует формирования в СМИ медиа-реальности, автор считает события 1969 г. в США, когда масс-медиа совершили фальсификацию, показав фото Н. Армстронга, который первым, по свидетельству многих СМК, ступил на Луну. Однако на самом деле Н. Армстронг высадился не на Луне, а в подземной студии в пустыне штата Невада. Таким образом, произошла инсценировка высадки на Луну, которой на самом деле не было. Однако благодаря СМИ, которые распространили фотографии NASA, все поверили, что Армстронг действительно совершил первую в мире посадку на Луну.

Итак, немецкий автор отмечает, что СМИ передают такую ​​реальность, которая не соответствует настоящей реальности (медиа-реальность), однако она является единственной реальностью, доступной пользователям информационных средств, и аудитория верит этой медиа-реальности в любом случае. СМИ создают виртуальное пространство, и это пространство становится реальным и единственным для реципиента. Но, по Г. Штромайеру, создавая такую ​​медиа-реальность, СМИ сами этого не подозревают, считая, что это настоящая реальность, то есть СМИ, влияя на аудиторию, сами испытывают манипулятивное воздействие на себя. Своё мнение автор аргументирует тем, что в 1969 г. ни телеканалы, ни радиостанции, ни газеты не знали, были ли  настоящими предоставленные им доказательства первой высадки на Луну.

Таким образом, немецкий автор акцентирует на том, что не только СМИ манипулируют аудиторией, но и сами они становятся объектом суггестии и манипуляции со стороны различных структур, и причём не обязательно политических. И в этом смысле СМИ выступают не только средством информации, а, скорее, средством пропаганды определённой информации. Можно сказать, что в тех случаях, когда СМИ влияют на аудиторию, они выступают как орган (пропаганды) массовой информации, а когда они подвергаются манипуляции со стороны других структур, то выступают средством (пропаганды) массовой информации.

Журналистика, по автору, предстаёт как пиарналистика, но не в том смысле, в котором её понимает А. Короченский [16]. У Г. Штромайера это проявляется в том, что СМИ популяризируют сенсации. Этот процесс осуществляется через посредничество пиар-консультантов. СМИ живут по принципу Д. Богарта: «Если собака укусила человека, это не является новостью, но если человек укусит собаку – это уже новость», т. е. происходит таблоидизация прессы, её пожелтение. Г. Штромайер отмечает: «Пиар-консультанты пытаются представить людям такие темы, в которых люди кусают собак. Опытные пиар-консультанты к тому же делают так, чтобы подтасовать СМИ темы, в которых собаки кусают людей.Особенно хорошим пиар-консультантам удаётся даже убедить СМИ в том, что не собака укусила человека, а человек – собаку, хотя всё произошло наоборот. Таких пиар-консультантов часто называют спиндокторами» [1, с. 92].

Очень тщательно, с высоким профессионализмом, немецкий автор анализирует механизмы отбора и трансформации сообщений в СМИ, выделяя объективные (факторы новизны, форматы подачи информации и журналистские нормы) и субъективные (целевая группа, редакционная политика, журналистские мотивы, журналистское восприятие) факторы селекции материалов. Особое внимание стоит обратить на предложенную автором классификацию факторов новизны.

По Г. Штромайеру, фактор новизны – это признаки лиц или событий, которые определяют их ценность и релевантность в соответствии с требованиями СМИ, обусловливая вероятность их отбора. Автор выделяет следующие критерии, по которым события достойны того, чтобы быть обнародованным в СМИ (факторы новизны): 1) статус (элитная нация, элитное учреждение, элитное лицо); 2) валентность (агрессия, спор, ценности, (не) удача); 3) релевантность (масштабность, заинтересованность); 4) идентификация (близость, этноцентризм, эмоциональная окраска события);  5) консонанс (тематизация, стереотипия, предвидение); 6) динамика (частота, загадочность, неожиданность) [1].

Факторы новизны, выделенные немецким исследователем, во многом похожи на шесть правил приближения интересов, внедрённых Французским Центром по подготовке и совершенствованию журналистов: 1) правило географического приближения, или «убийственных» километров; 2) правило хронологического приближения;  3) правило эмоционального приближения; 4) правило приближения по специфическим интересам; 5) правило приближения по принципу популярности; 6) правило приближения по принципу редкости [17]. Например, фактор статуса соответствует правилу по принципу популярности, факторы валентности и идентификации – правилу эмоционального приближения, фактор консонанса – правилу приближения по специфическим интересам, фактор динамики – правилу приближения по принципу редкости. В целом же факторы новизны Г. Штромайера можно рассматривать как пути оптимизации журналистских материалов.

Как отмечает немецкий ученый, эти факторы новизны определяют политическую коммуникацию. Политика и политическая коммуникация –  это главные концепты этой книги, ведущие доминанты, которыми оперирует Г. Штромайер и через которые анализирует массовую коммуникацию. Он не воспринимает СМИ вне политики. По мнению Г. Штромайера, события происходит не сами по себе, а их целенаправленно, учитывая дальнейшее обнародование в СМИ, инициируют политические деятели [1, с. 104]. По словам немецкого учёного, политики пытаются использовать СМИ как инструмент в своих целях, а СМИ пытаются использовать политиков как инструмент в своих целях. Таким образом, происходит непрерывный процесс кругооборота политики и СМИ.

Связь между политикой и масс-медиа автор рассматривает на трёх уровнях: макро-, мезо- и микроуровне. Отечественные учёные преимущественно говорят о том, что СМИ зависят от политических деятелей. Однако Г. Штромайер наиболее близок к истине. Он вырабатывает три концепции симбиоза политики и масс-медиа: 1) концепцию инструментализации (когда масс-медиа становятся инструментом политики); 2) концепцию зависимости (когда политические структуры зависят от масс-медиа); 3) концепцию взаимозависимости (взаимозависимость между политикой и масс-медиа, то есть их одновременное воздействие друг на друга). Причём речь идет исключительно о журналистике социальной ответственности, то есть прессе в демократических странах.

По мнению Г. Штромайера, лучше всего иллюстрирует процесс политической коммуникации система массовой коммуникации Г. Ласуелла, которая подробно показывает весь диапазон политической коммуникации. Стоит отметить, что Г. Штромайер не единственный, кто рассматривает журналистику сквозь призму политики. О симбиозе политики и журналистики говорят П. Бурдье «Послесловие. Журналистика и политика» [18], Б. Багиров «Журналистика и политика» [19], Д. Стровский «Журналистика и политическая культура: к вопросу о взаимодействии» [20], И. Дзялошинский «Политическая журналистика» [21],R. Mesa «Сomunicación politica y periodismo» (с испан. «Политические коммуникации и журналистика» [22]). Некоторые учёные рассматривают политику как один из сегментов системы журналистики, в частности И. Дзялошинский, некоторые –  определяют политику как важное, необходимое условие функционирования журналистики, в частности R. Mesa и собственно Г. Штромайер.

Ссылаясь на В. Геллнера, немецкий автор описывает пять основных типов политической коммуникации в современном мире: бюджетно-бюрократический (когда слабым СМИ противостоят слабые партии); патерналистско-иерархический (когда слабые СМИ противостоят сильным партиям); представительно-демократический (когда сильные СМИ противостоят сильным партиям); популистско-медиакратический (когда сильные СМИ противостоят слабым партиям); индивидуалистско-анархический (ни СМИ, ни партии не имеют доминирующей позиции).

В целом можно сказать, что эти типы политической коммуникации, выделенные немецким автором, представляют собой модификацию или даже авторскую интерпретацию работы У. Шрамма, Т. Питерсона, Ф. Сиберта «Четыре теории прессы» [23], правда в отношении лишь к политическому сегменту медиа-рынка, и являются образцовым примером для понимания отношений СМИ и политических структур. Особенно тесно политика и СМИ переплетаются во время предвыборной кампании. Именно поэтому особое внимание в своёй работе исследователь отводит рассмотрению явления «символической политики», анализа типов избирателей и подробному обзору уровней политической коммуникации в предвыборной борьбе. Автор подчёркивает, что на современную политическую коммуникацию в Германии значительно влияет американизация, поскольку наблюдается засилье «импорта» американских стратегий.

Особое внимание Г. Штромайер уделяет вопросу влияния СМИ на реципиентов, который он считает наиболее актуальным для современного журналистиковедения. Актуализация этого вопроса происходит за счёт подробного рассказа о радиопостановке произведения «Война миров» Г. Уэллса, в результате чего началась массовая истерия, поскольку слушатели передачи подумали, что марсиане накрыли Нью-Йорк, а потому все массово пытались покинуть город и спасти свою жизнь. Немецкий учёный в своей работе рассматривает такие виды воздействия на реципиента со стороны масс- медиа: 1) СМИ могут вызывать изменения в поведении; 2) СМИ могут вызывать изменения в установках; 3) СМИ могут вызывать изменения в знаниях вследствие широкой поинформированности.

В этой типологии воздействий, на наш взгляд, наблюдается погрешность автора, поскольку это, скорее, не виды воздействия и не сферы, где он осуществляется, а в большей степени последствия (гипотетические или непосредственные), вызывающие заражение, суггестию и манипуляцию как виды воздействия. И тут аболютно прав В. Ризун, который выделяет такие виды воздействия, как: (массовое) заражение, (массовую) суггестию и (массовую) манипуляцию [24]. Для Г. Штромайера таких видов воздействия не существует, хотя он и не ставит перед собой задачу исследовать виды воздействия и их последствия, а историю исследований влияния СМИ в мировом журналистиковедении. Немецкий автор детально рассматривает все имеющиеся подходы, модели, концепции, парадигмы влияния масс-медиа, такие как: 1) модель «стимул-реакция» (собственное открытие Г. Штромайера); 2) теория двухступенчатого потока коммуникации (анализ исследования Лазарсфельда, Берельсона и Годе «Выбор людей», где авторы высказывают мнение о минимальном влиянии СМИ на реципиентов); 3) модель поинформированости (по Марчинковски); 4) модель важности (по Маккомбсу); 5) модель приоритетов; 6) модель «спирали молчания» (по Э. Ноэль-Нойманн); 7) теория «использования и удовлетворения» (по Е. Катцу). Причём все эти модели, теории и концепции автор рассматривает не фрагментарно, а подробно анализирует их специфику, особенности функционирования. Немецкий исследователь тщательно подошёл косвещению концепций влияния, проработал много литературы, которую некоторые учёные совершенно безосновательно считают вторичной и не достойной внимания, что обусловлено, по мнению Г. Штромайера, тем, что рассматриваемые им модели подаются их изобретателями весьма упрощенно, но несмотря на это их нужно анализировать, изучать, ведь в комплексе все эти парадигмы позволяют сформулировать общую теорию влияния СМИ на массовую аудиторию, определить наиболее эффективные пути массификации. Стоит отметить, что сегодня вопрос медиавлияния в украинском журналистиковедении становится как никогда актуальным. И труд Г. Штромайера представляется весьма важным в контексте изучения этого вопроса в проекции на украинских реципиентов.

Особую ценность для украинского читателя представляет комплексный анализ Г. Штромайером системы журналистики в ФРГ от её зарождения до современного функционирования. К сожалению, в современном отечественном журналистиковедении очень мало исследований, где был бы представлен анализ современной журналистики Германии.

Г. Штромайер в своей работе определяет характерные черты современного восточнонемецкого газетного и журнального рынка (одной из которых является его американизация, существование транснациональных американских изданий на немецком рынке, в частности автор приводит журнал «Зупер-Иллу», весьма яркий, рассчитаный на внешний эффект, который является аналогом американского журнала «Нешнлинкуайрер»), называет общее число изданий, выходящих в Германии, – 1600 (интересно, что в Украине выходит 3200 изданий, а в России – более 40 000 печатных СМИ, что позволяет говорить об относительной бедности немецкого медиа-рынка), подаёт типологию журналов (при этом Г. Штромайер приходит к выводу, что в Германии превалируют политические и общественно-политические издания). Среди главных признаков, характеризующих структуру прессы в ФРГ, немецкий исследователь определяет следующие: частная собственность; большое количество названий газет; локальная привязка многих ежедневных газет; прочные позиции региональных газет и журналов; незначительное количество надрегиональных газет и журналов; большое количество изданий журнального типа; слабо развитая партийная пресса; зависимость от рекламных объявлений; концентрация. Все эти черты подвергаются детальному анализу с репрезентацией примеров, которые ярко иллюстрируют тот или иной признак структуры прессы.

Отдельный раздел Г. Штромайер посвящает аудиовизуальным СМК в Германии, производит детальный обзор телеканалов, телерадиокомпаний и радиостанций, излагая свои исследования в таблицах и диаграммах. Автор представляет типологию телевидения ФРГ, выделяя такие его виды, как публично-правовое, частное, бесплатное («Free-TV» ) и платное («Pay-TV»), изучает их историю, анализирует специфику (общие и отличительные черты) и контент (программное наполнение, в частности формы и жанры передач с программными разделами, их хронометраж). Стоит отметить, что автор провёл основательную работу: подал диахронический анализ немецких телерадиоорганизаций, определил способы их существования (доходы от рекламы, абонентской платы, возможности слияния малых телерадиокомпаний с большими), исследовал работу телерадиовещательных иадминистративных советов. Особое внимание уделено рассмотрению решений конституционного суда касательно телерадиовещания в историческом и современном срезах, анализу медийного законодательства в федеральных землях, а также обзору документов, регламентирующих правовое регулирование СМИ в Германии.

Чрезвычайно важным является последний раздел труда немецкого исследователя «Практика СМИ: журналистская деятельность», который отличается своим содержательным наполнением и представляет интерес в том плане, что являет собой полезные советы журналистам. Автор рассматривает важные приёмы работы журналиста, подробно анализирует источники журналистских тем, среди которых выделяет: события и сообщения в прессе, информационные агентства, личные контакты, конкурирующие СМИ. Привлекает внимание тот факт, что источником темы материала автор считает и журналистское расследование. В то время как в отечественных медиа-студиях журналистское расследование трактуется больше как жанр, нежели как метод.

Уникальность данной работы проявляется в её интердисциплинарном характере, поскольку, кроме журналистики, автор освещает вопросы такой научной области социальных коммуникаций, как «связи с общественностью». Так, в частности, здесь представлен раздел «Приёмы работы пресс-секретаря», где рассматривается достаточно широкий круг вопросов: цель и адресаты работы с прессой, важные инструменты работы с масс-медиа, особые случаи отношений работы с прессой, меры против сообщений в СМИ и т. д., то есть всё то, что нужно знать специалисту по связям с общественностью.

Работа Г. Штромайера производит очень хорошее впечатление. Питер Ван Хутен, профессор Кембриджского университета, как-то сказал: «Легко написать учебник. Но трудно написать хороший учебник» (курсив П. Ван Хутена). И эти слова вполне могут касаться учебника Г. Штромайера. В актив немецкому автору можно занести то, что материал его книги легко воспринимается, написан понятным языком, к тому же восприятие текста облегчается благодаря большому количеству иллюстраций – таблиц, схем, диаграмм, графиков, который делают наглядным текстовый материал, способствуют его запоминанию и глубокому пониманию. Важным моментом работы немецкого исследователя является то, что здесь каждый материал иллюстрируется большим количеством примеров из немецких газет и интернет- сайтов. Автор анализирует приведённые примеры, прибегает к историческим ракурсам, которые играют чрезвычайно важную роль, привлекая внимание к разделу в целом.

Книга является образцом, прежде всего по своей композиции, поскольку: 1) каждый раздел в ней начинается с «маленькой истории», которая привлекает внимание, актуализирует проблему, подводит к соответствующей теме и позволяет глубже осознать проблему; 2) каждый раздел состоит из нескольких меньших разделов, которые способствуют более наглядному представлению материала; 3) концептуально важные места в тексте автор выделяет курсивом и таким образом фокусирует внимание читателя лишь на основных моментах; 4) каждый раздел завершается списком литературы по рассматриваемой проблеме и ссылками на веб-страницы в интернете; 5) последний раздел – это практический раздел, который является уникальным, поскольку, по замыслу автора, он делает то, чего не делают многие учебники, –  показывает основные подходы к профессиональной практике и с помощью этих подходов подводит к ней.

Таким образом, работа немецкого автора Г. Штромайера является, с одной стороны, основательным исследованием системы немецкой журналистики, поскольку содержит ряд открытий автора, имеющих безусловную научную ценность и актуальность, а, с другой стороны, представляет собой симбиоз, компиляцию достижений немецкого журналистиковедения.

Важность  этой работы заключается в том, что именно благодаря ей мы убеждаемся в том, что немецкая журналистика появилась в Вольфенбюттеле (хотя отечественные медиа-исследователи местом дислокации первого печатного издания в мире называют Аугсбург и Страсбург), и узнаём, что древнейшая журналистика мира функционирует на современном этапе без художественно-публицистической жаровой парадигмы, что, на наш взгляд, можно объяснить тем, что немецкая журналистика более прагматичная, серьезная, а отечественная – в большей степени романтизированная, насыщена символическими стилесистемами и образами, характеризуется большим количеством сатирических и юмористических средств.

Эта работа даёт возможность увидеть, каким образом СМИ выполняют в Германии функции политического посредника,  рассмотреть современные немецкие СМИ именно в аспекте политического дискурса, детально проследить, как реализуются в этой стране концепции и технологии влияния масс-медиа. Благодаря этому исследованию мы имеем возможность увидеть некоторые технологии оптимизации газетного текста благодаря факторам новизны, которые выделяет Г. Штромайер и которые, безусловно, значительно модернизируют любой текст, приблизят его к читателю, вкраплят в текст те изюминки, которые привлекут внимание реципиента и заставят употребить журналистский материал как оригинальный информационный продукт.

Труд немецкого автора является бесценным для украинской журналистики и как науки, и как практической деятельности. Это исследование обогащает зарубежное журналистиковедение, и, главное, – позволяет увидеть украинскую журналистику в контексте мировой, проследить общие и отличительные тенденции развития двух школ европейской журналистики на современном этапе. Благодаря Г. Шромайеру мы можем детально изучить, проанализировать немецкую журналистику, перенять её положительный опыт, ведь немецкая журналистика может служить объектом подражания для отечественных общественно-политических СМИ в некоторых аспектах. Работа Г. Штромайера комплексно, всесторонне репрезентирует систему немецкой журналистики, её недостатки и достижения, а потому она имеет незаурядное значение для украинской журналистики и должна способствовать появлению новых глубоко аналитических работ в аспекте компаративного анализа немецкой и украинской журналистики, украинских и мировых медиа в целом.


Библиографический список
  1. Штромайєр Г. Політика і мас-медіа / пер. з англ. А. Орган. К., 2008.
  2. Беспалова А. История мировой журналистики.  М. – Ростов-на-Дону,  2003.
  3. Ахмадулин Е. Краткий курс теории журналистики. М. – Ростов-на-Дону,  2006.
  4. Михайлин І. Історія української журналістики XIX ст.  К., 2003.
  5. Гирсберг Д. Библиотека им. Герцога Августа в Вольфенбюттеле. URL: http: // http://www.goethe.de/ins/ru/pet/bib/bw/ru41738.htm.
  6. Библиотеки ХVІІІ века. URL: http: // http://www.library.ru/3/event/history/XV.php.
  7. Майер И. Вести-Куранты. 1656 г., 1660-1662 гг., 1664-1670 гг. Часть 2. Иностранные оригиналы к русским текстам. М., 2008.
  8. Галич В. Інформаційний простір Луганщини: стан і перспективи розвитку // Вісник Луганського національного педагогічного університету ім. Т. Шевченка. 2008. № 3.
  9. Сучасний словник літератури і журналістики / под ред. М. Гетманца, И. Михайлина. Х., 2009.
  10. Марущак В. Школа журналіста: навч. посіб. Тернопіль, 2009.
  11. Лось Й. Публіцистика й тенденції розвитку світу: навч. посіб. Львів, 2007.
  12. Смелкова З. Риторические основы журналистики. Работа над жанрами газеты: уч. пособ. М., 2006.
  13. Сыченков В. Интервью-портрет как тип коммуникации (на материале российских печатных еженедельников 1985–1996 гг.): автореф. дис. канд. филол. наук: спец. 10.01.10. Казань, 2007.
  14. Тертычный А. Жанры периодической печати: уч. пособ. URL: http: // http://evartist.narod.ru/text2/01.htm.
  15. Сазонова Ю. Внутрішньожанрові типи інтерв’ю в спортивній клубній пресі (на прикладі журналу «Шахтёр») // «Держава і регіони. Серія “Соціальні комунікації”». 2013.  № 2 (14). С. 106-112.
  16. Короченский  А. Пиарналистика как гибрид журналистики и PR: аномалия или новый профессиональный норматив? // Коммуникация в современном мире. 2004.
  17. Ярошенко Л. Журналістика як соціальний інститут. URL: http: //http://irpin-fd.org.ua/files/Info_Yaroshenko.doc.
  18. Бурдьё П. Послесловие. Журналистика и политика. URL: http://  http://bourdieu.name/content/burde-o-televidenii-i-zhurnalistike.
  19. Багиров Б., Ковалёва М. Журналистика и политика. URL: http:// http://ecsocman.hse.ru/data/927/896/1217/010Bagirov.pdf.
  20. Стровский Д. Журналистика и политическая культура: к вопросу о взаимодействии. URL: http: // http://www.academia.edu/222627.
  21. Дзялошинский И. Политическая журналистика: уч.-метод. пособ. URL: http:// http://www. do.gendocs.ru/docs/index-124942.html. ‎
  22. Mesa R. Сomunicación politica y periodismo. Fragua, 2009.
  23. Сиберт Ф., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. М.,1998.
  24. Різун В. Теорія масової комунікації. К., 2008.


Все статьи автора «Sazonova»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: