УДК 94(47)"1812/14"

СОДЕРЖАНИЕ ВОЕННОПЛЕННЫХ ВЕЛИКОЙ АРМИИ НАПОЛЕОНА В ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1812-1814 ГГ.

Цеглеев Эдуард Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье исследуется проблема содержания военнопленных Великой армии Наполеона в Вятской губернии в 1812-1814 гг. В соответствии с установками столичных и военных властей вятские губернские власти привлекали военнопленных к труду. Мастеровые направлялись на заводы и фабрики, учителя, художники и музыканты – в сферу культуры и образования, прочие – на общественные работы. В итоге отчасти покрывались издержки на их содержание. Многие из военнопленных смогли улучшить свое материальное положение и психологическое самочувствие.

Ключевые слова: Великая армия Наполеона, военнопленные, Вятская губерния, городовые работы, завод, распоряжение, содержание пленных, фабрика


THE MAINTENANCE OF THE PRISONERS OR WAR FROM THE GREAT ARMY OF NAPOLEON IN THE VYATKA PROVINCE IN 1812-1814

Zegleev Eduard Alexandrovich
Vyatka State Agricultural Academy
Candidate of historical sciences, Associate professor of History and Philosophy chair

Abstract
The article considers the problem of stay of prisoners or war from the Great Army of Napoleon in the Vyatka province in 1812-1814. According to orders of central and military power local authorities the prisoners were engaged in work. Craftsmen were directed to factories, teachers, artists and musicians – to cultural sphere and other – to public works. As a result expends for their maintenance were covered. Many of the prisoners of war could improve their financial position and mental health.

Keywords: factory, Great Army of Napoleon, maintenance of prisoners, order, plant, prisoners or war, public works, Vyatka province


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Цеглеев Э.А. Содержание военнопленных Великой армии Наполеона в Вятской губернии в 1812-1814 гг. // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/02/6097 (дата обращения: 01.10.2017).

Содержание многочисленных военнопленных Великой армии Наполеона в тыловых губерниях Российской империи требовало серьёзных казённых издержек. Чтобы извлечь из этого какую-нибудь пользу, в ноябре 1812 г. комитет министров предложил императору использовать их в четырёх направлениях. Во-первых, направить пленных поляков на укомплектование полков на Кавказе, в Грузии и в Сибири. Во-вторых, среди пленных обязательно «найдётся великое множество художников, мастеровых и работников, которые с пользою могут быть употреблены на фабриках и заводах наших». В-третьих, пленным земледельцам «предложить поселение между колонистами Саратовской и Екатеринбургской губерний». В-четвёртых, пленные могут быть употреблены на городские и строительные работы [1, л. 1-2]. Реализация этого положения оказала определённое влияние на экономическую, общественную и культурную жизнь Вятской губернии.

Проект был одобрен Александром I и всем начальникам тех губерний, где находились военнопленные, были направлены соответствующие распоряжения. 27 ноября 1812 г. вятскому губернатору Ф.И. фон-Брадке было направлено очередное распоряжение С.К. Вязмитинова, в котором ему предписывалось поступивших в Вятскую губернию пленных испанцев, португальцев и ганноверцев отправлять в Санкт-Петербург [2, л. 9]. Вскоре поступило распоряжение отправить часть поляков в Георгиевск к генерал-майору Портнягину. Прибывшие из Вятской губернии на Кавказскую линию поляки распределялись в полки 19-й и 20-й дивизий. Другая часть поляков направлялась в Сибирь, в город Ишим, где отличилась буйным поведением. В августе 1813 г. сибирский генерал-губернатор доносил С.К. Вязмитинову, что «прибывшие из Вятской губернии поляки по свойству духа их устраивают с местными крестьянами драки». Поэтому власти Ишима вынуждены были часть их разместить по окрестностям, а в городе учредить караулы и ночные обходы [3, л. 3].

В январе 1813 г. Ф.И. фон-Брадке получил новое распоряжение П.П. Коновницына, в котором передавалось Высочайшее повеление предлагать всем остальным военнопленным, в том числе французам, поступить на русскую службу. Предложение было сделано, но практически все военнопленные ответили на него отказом. Так, в рапорте от 18 января 1813 г. глазовский земский исправник сообщал вятскому губернатору, что он объявил пленным «Высочайшее Его Величества повеление о приглашении их в нашу военную службу, но они приняли сие с надменностью, отозвались презрительно, что российская служба по дисциплине и числу жалованья им не нравится и потому никто желания вступить в оную не изъявил» [4, л. 199]. В условиях гуманного содержания в Вятской губернии одних военнопленных вполне устраивало сложившееся положение дел, для других отказ от службы в русской армии был делом чести.

Использование размещённых в провинции (в том числе в Вятской губернии) военнопленных при комплектовании гарнизонных и тыловых частей не всегда оказывалось оправданным. Части, сформированные из пленных поляков, были ненадёжными. В гарнизонах Сибири поляки устраивали заговоры, из закавказских частей часто бежали в Персию и Турцию.

После этого губернские власти начали активно выявлять всех «мастеровых и работников» и отправлять их на заводы и фабрики Вятской губернии. В феврале 1813 г. 18 пленных было отправлено на Чернохолуницкий железоделательный завод надворного советника Яковлева. А 21 марта того же года к губернатору был доставлен рапорт из Холуницкой заводской конторы, в котором говорилось, что пленные, «находящиеся на Чернохолуницком заводе, возложенную на них работу исправляют напорядке и потому Холуницкая заводская контора согласится принять из таковых еще до 250-ти человек к рубке дров и стопке руды». Запрошенные работники были высланы на завод двумя партиями: 128 человек из Вятки и 121 – из Слободского [5, л. 2-31]. В 1813 г. заполученные Яковлевым военнопленные трудились на рудниках и на выжиге угля. А на Холуницком пруду они углубляли и спрямляли русло реки для улучшения проходимости барок. В 1814 г. они участвовали в строительстве Богородского железоделательного завода на реке Холунице [6, л. 6]. Всего с февраля 1813 по июль 1814 г. на холуницкие заводы было направлено около 900 военнопленных.

Группа военнопленных была направлена на Кирсинский железоделательный завод, где они приняли участие в проектировании гидросооружений и строительстве плотин Среднего и Нижнего Кирсинских прудов [7, л. 14]. Первое водохранилище было готово в 1814 г., а второе – в 1817 г. Воздвигнутая ещё в 1730 г. земляная плотина Большого водохранилища была подковообразной формы. Возведённая с участием военнопленных плотина Среднего и часть насыпей Нижнего имели строго прямолинейную форму. Часть сооружений Нижнего водохранилища, отгораживающих его от большого болота, была обсажена соснами и в наши дни представляет собой продолжение парковой аллеи.

Труд военнопленных использовался также на казённых винокуренных заводах Вятской губернии. В течение февраля 1813 – апреля 1814 гг. на Павловский винокуренный завод в Слободском уезде было отправлено 64 человека, на Аштранский завод в Яранском уезде – 60 человек, на Чернореченский завод в Орловском уезде – 15 человек [8, л. 3, 7, 11]. Посылались военнопленные и на частные винокуренные заводы. Так, на завод Юшкова было отправлено 6 человек, а на Никулинский завод Наумовых – 36 человек [9, л. 2, 5]. Привлечение специалистов – иностранцев носило точечный характер. Их направляли на те заводы, где были востребованы соответствующие работники.

С февраля 1813 г. начался обмен пленными между губерниями. Губернаторы рассылали по соседним губерниям списки мастеровых с предложением взять их на свои заводы и фабрики. Заводчики принимали нужных им работников. Так, из Вятской губернии на Бормизский винокуренный завод коллежского советника Злобина, расположенный в Осинском уезде Пермской губернии, было отправлено 109 человек, на винокуренный завод майорши Обуховой, расположенный в Бирском уезде Оренбургской губернии, – 50 человек, на Пожвинский завод Всеволожского в Пермской губернии – 19 человек [10, л. 1-9]. В свою очередь на вятские заводы принимались пленные из других губерний. Так, на Чернохолуницкий завод было принято 55 человек из Тамбова, 11 человек из Вологды и 1 человек из Казани [11, л. 2, 4]. Проведение этих акций показало грамотное взаимодействие между различными губерниями Российской империи в обмене нужными им специалистами и работниками из военнопленных.

13 июня 1813 г. С.К. Вязмитинов направил предписание вятскому губернатору употреблять «французских военнопленных в городовую работу» [12, л. 2]. 18 июля этот вопрос обсуждался на заседании Вятского губернского правления. В итоге было принято следующее постановление:

«В Правлении сём по предложению г. здешняго гражданскаго губернатора и кавалера, в коем изъясняя, что как имеющиеся против перваго корпуса присутственных мест в большом бугре лежащия известка с давних времен тут находящаяся, совершенное местоположение делает безобразие, кроме того на рынках и базарах принадлежащия обществу и публичныя места, будучи не уравнены надлежащим порядком, требуют приведения в примерное положение против Высочайше конфирмованного плана, и как поправление таковых принадлежит единственно на счёт городских обществ, которыя о исполнении того весьма мало озабочиваются, Г. главнокомандующий в С Петербурге от 13 прошедшаго июня, на представление его их изволил предписать пленных французов, находящихся здесь, дозволить употреблять в городовые работы, с произведением им за сие из городских доходов платы на содержание их, почему, дабы с одной стороны успешнее привесть против Высочайше конфирмованного на здешний город плана все те места, которыя требуют уравнения, а с другой, чтобы находящиеся здесь военнопленные французские не могли проживать праздно, в единственное отягощение казны нужным и ближайшим находит он средством исправить оныя посредством означенных пленных… где же окажутся казённыя места, то исправить, оныя подобно сему, не производя за то им никакой платы, потому что они получают из казны на содержание ассигнованное им жалованье, а есть ли градския общества будут от того какими либо случаями отказываться, то исполнение онаго произвесть на счёт их с платою пленным за работу, кроме производимаго из казны содержания с некоторою прибавкою из общественных доходов…» [13, с. 93-94].

Руководство и надзор за всеми работами возлагались на губернского архитектора, уездных землемеров и городскую полицию.

В Вятке к городским работам было привлечено около 300 человек. Они выравнивали площадь возле присутственных корпусов, убирали мусор и лом около губернаторского дома, очищали канавы, по улицам Вознесенской, Здерихинской и Пятницкой раскапывали земляной вал и отвозили землю для засыпки ближайших оврагов и лощин [14, л. 13]. В Сарапуле пленные занимались земляными работами при сооружении каменной ограды вокруг Вознесенского собора и при постройке колокольни Покровской церкви [15, л. 2]. Труд военнопленных использовался в строительстве и благоустройстве городов Вятской губернии.

Пленных отдавали также в услужение частным лицам. Так, в Вятке портному мастеру Хануа были отданы 3 человека. По одному пленному находилось у портного мастера Гаврилы Сверяева, часового мастера Игнатия Коршунова, аптекаря Рана, в доме купеческих детей Машковцевых и у учителя Лорана, который в 1812 – 1814 гг. преподавал французский язык в Вятской гимназии.

Среди пленных встречались музыканты, танцмейстеры, живописцы, лекари, гувернёры. Им тоже было найдено применение. Так, в Слободской лазарет был принят французский штабс-лекарь. В Котельниче проживал живописец Ипполит Дромерт, а в Слободском – 2 музыканта – Жак Розеф и Пьер Баноль. В Сарапуле городничий А.В. Дуров составил реестр военнопленных, обладающих какими либо способностями. В результате один из них был переведен в музыканты, другой – в художники, третий – в учителя танцев, четвёртый – в гувернёры [16, с. 11].

Таким образом, одним из способов социально-психологической адаптации военнопленных на территории Вятской губернии было привлечение их к общественно-полезному труду. Экономической эффективности от этого мероприятия региональные власти пытались достичь путем трудоустройства военнопленных по специальности. В итоге многие из них смогли улучшить свое материальное положение и психологическое самочувствие. У этих военнопленных устанавливались толерантные отношения с местным населением.


Библиографический список
  1. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 582. Оп. 7. Д. 1.
  2. ГАКО. Ф. 582. Оп. 7. Д. 7.
  3. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 1. Оп. 1. Д. 2995.
  4. ГАКО. Ф. 582. Оп. 7. Д. 21.
  5. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 567.
  6. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 508.
  7. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 512.
  8. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 534.
  9. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 528.
  10. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 529.
  11. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 530.
  12. ГАКО. Ф. 582. Оп. 7. Д. 41.
  13. Труды Вятской учёной архивной комиссии. – 1912. Вып. 3. Отд. 3.
  14. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 538.
  15. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 541.
  16. Шинкарев М.А. «Пленные французские» на Вятке // Выбор. – Киров, 1993. № 22.

 



Все статьи автора «Цеглеев Эдуард Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: